<<
>>

§ 2. Общие положения тактикидопроса, предшествующего предъявлению для опознания, и виды опознания, влияющие на его тактику

Подготовка к предъявлению для опознания, включает в себя выполнение некоторых процессуальных и иных действий, которые обеспечивают правильность производства указанного следственного действия.[38] Согласно сложившейся следственной практике, а также выработанным рекомендациям, в процесс подготовки входит: предварительный допрос о признаках опознаваемого объекта; оценка полученных показаний и принятие решения о проведении опознания; создание условий и обстановки для производства опознания и др.

Принимая решение о проведении опознания, следователь, помимо изучения материалов уголовного дела и оперативной информации, руководствуется, прежде всего, результатами допроса опознающего, который предшествует предъявлению для опознания. Согласимся в данном случае с Е. П. Ищенко, который указывает на то обстоятельство, что предварительный допрос опознающего является обеспечением достоверности собственно результатов опознания1.

Несмотря на всю значимость допроса, предшествующего предъявлению для опознания, при изучении материалов уголовных дел, нами были выявлены ситуации, когда опознающее лицо не допрашивалось не только об условиях восприятия объекта, но даже о его приметах (выявлены 2 таких случая). Как правило, такое нарушение связано не с трудностями описания объекта, подлежащего опознанию, а с элементарным несоблюдением требований УПК РФ.

Так, по обвинению Д. в краже чужого имущества, в уголовном деле отсутствуют показания опознающего с указанием внешности опознаваемого им обвиняемого, имеется только протокол предъявления его для опознания. В показаниях свидетеля описаны только действия обвиняемого, никаких данных о признаках его внешности в протоколе не было. Между тем обвиняемый Д. по данному факту был опознан именно «по внешности». Соответственно, о допустимости такого доказательства говорить не приходится[39] [40] [41].

Как справедливо пишет М. А. Петуховский, «для признания необходимости производства предъявления для опознания лица, следователь всякий раз должен предварительно убедиться в том, что лицо, которое предполагается использовать в качестве опознающего, в состоянии с определенной степенью точности узнать ранее воспринимавшегося человека и положительно относится к основной задаче его предстоящего предъявления для опозна-

ния» . Представляется, что подобное убеждение может сформироваться только в результате всесторонней оценки фактических данных, основным процессуальным способом получения которых является допрос опознающего лица.

Значение рассматриваемого вида допроса не ограничивается тем, что он позволяет получить сведения для наиболее правильной оценки результатов опознания. На наш взгляд, информация, полученная в результате такого допроса, позволяет следователю принять правильное решение о необходимости (тактической целесообразности или нецелесообразности) проведения опознания, основанное на выяснении субъективной способности и желания конкретного лица узнать объект, который ему может быть предъявлен для опознания. Эта информация также имеет и исходное значение для правильного выбора и создания наиболее благоприятных организационно - тактических условий предстоящего опознания, способствующих достижению достоверных результатов при проведении этого следственного действия. Кроме того, при выяснении негативного отношения допрашиваемого к предстоящему опознанию допрос позволяет установить мотивы, которыми он при этом руководствуется. Соответственно, как в процессе самого допроса, так и на основе полученных в результате его проведения данных появляется реальная возможность успешного тактического преодоления отрицательного отношения опознающего к предстоящему опознанию. Подобная установка на сотрудничество, по мнению большинства опрошенных нами следователей (более 81%), достигается за счет установления психологического контакта и разъяснения допрашиваемому важности его показаний.

Допрос опознающего - это обязательное условие производства предъявления для опознания (ч. 2 ст. 193 УПК РФ). В юридической литературе допрос, предшествующий опознанию зачастую называют предварительным[42]. Однако термин «предварительный» не дает оснований для сужения цели и объема допроса опознающего. Как правило, он представляет собой часть общего допроса данного лица, и его тактика сообразуется главным образом с процессуальным положением допрашиваемого и занятой им позицией. Установление же того факта, что допрашиваемый может быть опознающим, лишь придает этому следственному действию специфику. Допрос опознающего отличается еще и своим предметом - он ограничен и связан с предстоящим опознанием.

На обязательность и огромное значение допроса, предшествующего предъявлению для опознания, неоднократно указывали процессуалисты и криминалисты1. Весьма важное значение придает допросу опознающего и Верховный Суд РФ, который считает отсутствие допроса, предшествующего предъявлению для опознания (если опознание является основным доказательством), одним из оснований отмены приговора.

Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам по делу В. сказано: «Органы предварительного следствия перед предъявлением для опознания обвиняемых В. и привлеченного вместе с ним к уголовной ответственности С. не произвели подробного допроса потерпевшего И. о замеченных приметах лиц, совершивших ограбление... Поскольку в деле нет никаких других данных, уличающих В. в ограблении И., кроме противоречивых показаний потерпевшего, следует признать, что обвинительный приговор в отношении В. является необоснованным»[43] [44].

Производство допроса, предшествующего предъявлению для опознания, требует соблюдения общих положений тактики проведения следственных действий. На результативность допроса также влияет соблюдение тактических условий, связанных с данным следственным действием. Они опреде-

ляются учеными и практиками как : 1) законность; 2) активность; 3) целеустремленность; 4) объективность; 5) полнота.

Целесообразно подробно рассмотреть перечисленные условия.

1. Законность допроса - это, прежде всего, обоснованное его проведение. Перед предъявлением для опознания следователь вправе допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого.

Кроме того, законность допроса - это строгое выполнение должностным лицом всех требований уголовно-процессуального закона, которые регламентируют его проведение. К указанным требованиям законодатель, например, относит участие переводчика, запрет производства допроса в ночное время и др.

Так, по делу о разбойном нападении был допрошен в качестве свидетеля гражданин Узбекистана без участия переводчика, несмотря на соответствующее ходатайство. Впоследствии полученные в ходе данного следственного действия доказательства, в том числе описание преступника, были признаны судом недопустимыми1.

2. Активность допроса - это, прежде всего умелое использование всех тактических приемов с учетом требований закона, а также прочное удержание следователем инициативы при производстве этого следственного действия.

Активность допроса зависит от психологических качеств следователя, которые обеспечивают ему создание коммуникативных связей: общительность, умение разговаривать с людьми, правильно понимать их положение, душевное равновесие, эмоциональная устойчивость, умение эффективно говорить и внимательно слушать. Указанные качества ставят следователя в положение активного участника допроса, в ходе которого тот способен вести диалог в строго определенном направлении, получая при этом необходимые сведения о событии расследуемого преступления, его участниках, в том числе о внешних признаках опознаваемого объекта, а не быть пассивным фиксатором сведений, сообщенных допрашиваемым. Такие качества следователя напрямую зависят от его опыта практической работы. Так, согласно нашему опросу, стаж работы более 5 лет имеют только 38,9% следователей, что, несомненно, недостаточно для качественного производства допроса, предшествующего предъявлению для опознания.

3. Под целеустремленностью допроса необходимо понимать его производство с заранее продуманной целью для получения правдивых сведений, которая обеспечивается наличием у следователя представления о предмете допроса, а также желанием достичь поставленной цели, умением применить те или иные средства и приемы допроса.

Следователь для получения объективного результата должен четко знать, какие вопросы, и в какой последовательности необходимо задавать, какие доказательства и в какой момент предъявлять.

Применительно к допросу, предшествующему предъявлению для опознания, следователем преследуется также цель наиболее полно установить признаки объекта, который может быть предъявлен и опознан опознающим лицом.

Для постановки конкретной цели допроса служит план данного следственного действия. При этом, согласно нашему исследованию, только 16,4% следователей составляют план допроса в письменной форме.

4. Объективность допроса обеспечивается, прежде всего, непредвзятой, беспристрастной позицией должностного лица, отсутствием заинтересованности по своему усмотрению сокращать полученные показания, вносить изменения в их содержание на основании собственных убеждений или представлений о расследуемом преступлении, поведении участников и др. Следователь, в целях объективности получения показаний, не имеет права навязывать допрашиваемому свою собственную позицию, а также задавать наводящие вопросы.

5. Полнота допроса заключается в том, что следователь по возможности дословно, насыщенно, со всеми возможными деталями (при этом, применяя технические средства фиксации) воспроизводит сведения сообщенные допрашиваемым. От полноты допроса зависит результативность последующего предъявления для опознания. На практике только в 22,7% случаев описание признаков опознаваемого объекта можно назвать более или менее полным.

К другим общим положениям тактики допроса, влияющим на результаты допроса, предшествующего опознанию, относятся:

- учет личностных свойств допрашиваемого и его процессуального положения;

- стадийность;

- участие в допросе иных лиц;

- техническое обеспечение допроса.

На наш взгляд, тактика допроса, предшествующего предъявлению для опознания, достаточно серьезно зависит от процессуального положения допрашиваемого, а также личностных свойств допрашиваемого. Как отмечалось ранее, в качестве субъектов допроса, предшествующего опознанию, назывались: свидетели - в 43,5% случаев, потерпевшие - в 52%, подозреваемые - в 3,5%, обвиняемые - в 1% случаев.

Тактика допроса потерпевшего перед предъявлением для опознания, в целом практически не отличается от тактики допроса свидетеля. Однако в отличии от опознающего-свидетеля, который является в данном отношении процессуально нейтральным, опознающий-потерпевший практически всегда выступает как лицо, заинтересованное в определенном, благоприятном для него исходе дела. Непосредственно от него, как правило, поступает заявление в правоохранительные органы с просьбой о защите нарушенных преступлением прав и законных интересов. В связи с этим следует учитывать, что подобная заинтересованность может продиктовать формирование у потерпевшего определенной установки на опознание во что бы то ни стало, таким образом оказать на некоторые психические процессы как положительное влияние (сознательные усилия на удержание в памяти воспринятых признаков и обстановки наблюдения), так и отрицательное (восполнение пробелов восприятия сведениями из постороннего источника или путем домыслива

ния). Важное значение имеет наличие информации, о том, не обменивался ли потерпевший сведениями о внешности лица, подлежащего опознанию, с другими потерпевшими или свидетелями. Если складывается ситуация, при которой у следователя есть в наличии опознающий-свидетель, то его стоит допросить раньше, чем потерпевшего, чтобы получить, в том числе сведения о психологическом состоянии потерпевшего в момент восприятия: это даст возможность критически оценить его показания в ходе последующего допроса. Кроме того, необходимо выяснить и у самого потерпевшего, какое у него было состояние в момент совершения преступления и во время допроса, с тем чтобы избежать преждевременного решения о проведении опознания.

Так, по делу об открытом хищении имущества у несовершеннолетней Т., которой через два дня после совершения преступления предъявили для познания подозреваемого В., в протоколе следственного действия указано: «...встревожена, не успокоилась после событий 19 июня 2009 г., в связи с чем не может сосредоточиться и опознать мужчину, совершившего преступле- ние»1. В данном случае отрицательного результата опознания можно было избежать, если бы следователь на допросе, предшествующем предъявлению для опознания, выяснил состояние потерпевшей и перенес данное следственное действие на более поздний срок.

Нужно отметить, что влияние фактора, нарушающего психическое равновесие потерпевшего, на опознающих свидетелей-очевидцев оказывается намного ослабленным. Даже в тех случаях, когда свидетель активно вмешивался в происходящее, его показания всегда более точны, хотя и могут оказаться такими же неполными по объему, как и показания потерпевшего. Концентрация внимания, направленность сознания на осмысление происходящего, особенно в благоприятной для наблюдения и безопасной обстановке, могут позволить свидетелю наиболее полно воспринять, запомнить и воспроизвести на допросе не только обстановку происшествия, но и признаки участвовавших в нем лиц и других объектов.

Опознающие - подозреваемый и обвиняемый - это прежде всего лица, процессуальное положение которых в процессе обусловлено принятыми в отношении их процессуальными решениями (возбуждение уголовного дела, задержание, избрание меры пресечения, привлечение в качестве обвиняемого и др.). В то же время, как справедливо отмечает А. Р. Ратинов, «психология лица, совершившего преступление, характеризуется господством оборонительной доминанты - максимального очага нервного возбуждения, через призму которого преломляются восприятие и оценка обстановки, совершается регуляция поведения правонарушителя»1. Действительно, практически все действия следователя по собиранию и исследованию доказательств направлены на преодоление, нейтрализацию этого очага возбуждения; применительно к нему, с учетом установленных фактических обстоятельств, продумываются тактические приемы допроса подозреваемого и обвиняемого.

Именно из-за своего процессуального положения и подозреваемый, и обвиняемый могут быть опознающими только с их согласия. Обычно это имеет место после признания факта совершения преступления, осознания своей вины, в силу желания оказать содействие следствию[45] [46].

Допрос подозреваемого и обвиняемого в качестве потенциальных опознающих фактически проводится в рамках первичного или повторного допроса этих лиц. Лицо, проводящее расследование, как правило всегда максимально использует благоприятную психологическую обстановку для получения подробных показаний обо всех обстоятельствах расследуемого преступления, его участниках и объектах предъявления для опознания. С этой точки зрения допрос опознающих не приобретает какой-либо специфики. В качестве опознаваемых в этих случаях могут быть потерпевшие, соучастники обвиняемого, свидетели и другие объекты (например, орудия преступления).

Однако, на наш взгляд, следует учитывать, что опознающими могут выступать обвиняемый или подозреваемый только в том случае, когда потерпевший (свидетель) не воспринимал их; воспринимал, но не описывает признаки или описывает, но не выражает уверенности в том, что может или вообще не может опознать. При этом необходимо учитывать, что основным условием привлечения в качестве опознающего подозреваемого (обвиняемого) будет его согласие на участие в опознании в качестве опознающего. Если же потерпевший (свидетель) подробно описывает признаки внешности подозреваемого или обвиняемого, то, считаем, он и должен выступать опознающим, ибо последние при предъявлении для опознания могут умышленно заявить: «Не опознаю». Хотя в зависимости от следственной ситуации возможно и целесообразно производство встречного опознания.

Поскольку в своем большинстве, согласно нашему исследованию (95,5% случаев), сторонами в опознавательном процессе являются потерпевший - обвиняемый (подозреваемый) и свидетель - обвиняемый (подозреваемый), необходимо проанализировать отличие процессов формирования показаний обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего и свидетеля как опознающих.

Нет сомнений в том, что объективные условия восприятия одинаковы для обеих сторон. Исключение составляют случаи, когда обвиняемый (подозреваемый) скрытно изучает потерпевшего еще в период подготовки к совершению преступления или после него.

Так, обвиняемый Б., признав себя виновным в совершении преступления, дал показания о преступлениях, не известных следователю. В их числе было и изнасилование Г., к которой он затем проявил интерес: случайно уви-

дев в городе, проследил, где она живет, узнал ее имя. Б. дал согласие на опознание и уверенно ее опознал1.

Содержание действий обвиняемого (подозреваемого) и их направленность обусловливаются психическими особенностями данной личности, их влиянием на качество восприятия. В отдельных случаях следует учитывать и некоторые особые состояния (например, алкогольное опьянение). Рассмотрим влияние этих факторов.

При совершении некоторых преступлений (например, мошенничество, получение ценностей по подложным документам) характер действий в целом или, по меньшей мере, их начальный этап предполагает личное общение обвиняемого и потерпевшего, причем в обычных, нормальных условиях восприятия. Возможность последующего опознания обвиняемым потерпевшего в этих случаях едва ли может быть поставлена под сомнение. Если, конечно со стороны преступника не были приняты меры по изменению внешности.

Иная направленность действий преступника, например, при совершении грабежей, разбойных нападений, делает потерпевшего второстепенным объектом восприятия. Обстановка совершения этих преступлений (вечернее, ночное время), безразличие к потерпевшему как объекту восприятия дают основание верить заявлению обвиняемого о невозможности опознания.

Свидетели попадают в поле зрения обвиняемого обычно непосредственно перед совершением преступления, когда они оказываются неожиданной помехой на пути осуществления преступного намерения. Это вынуждает обвиняемого (подозреваемого) вступать со свидетелем в контакт, чтобы отвести возможные подозрения или убедиться в том, что нет реальных препятствий для совершения преступления. Дефицит времени, а также понятная психологическая установка быстрее удалиться с места преступления обычно не побуждают обвиняемого (подозреваемого) фиксировать внимание на других лицах (кроме потерпевших), если они не представляются ему препят-

ствием, подлежащим устранению. Полагаем, что именно поэтому в следственной практике редки случаи опознания обвиняемым (подозреваемым) свидетелей-очевидцев и свидетелей, которых он встретил, удаляясь с места происшествия. В ходе настоящего исследования выявлен только один подобный случай.

Еще одним общим положением тактики допроса, предшествующего предъявлению для опознания, выступает стадийность, т. е. соблюдение определенной последовательности действий при его проведении.

Тактика рассматриваемого следственного действия делится на три основных этапа, или стадии: 1) подготовку к допросу; 2) проведение допроса; 3) фиксацию хода допроса и его результатов. Остановимся на них подробнее. Кроме того, можно выделить и этап проверки и оценки полученных в ходе допроса показаний (об этом речь пойдет в третьей главе исследования).

Подготовка к данному виду допроса необходима и является одним из важнейших условий получения от допрашиваемого полных и достоверных сведений. Она начинается собиранием исходных данных, относящихся к предмету допроса, таких как имеющиеся приметы лица, трупа, подлежащего предъявлению для опознания; особенности признаков похищенного имущества, орудий преступлений и др. С этой целью анализируются документы, имеющиеся в деле, изучаются материалы, которыми располагают органы дознания, имеющиеся вещественные доказательства, специальная литература, призываются на помощь специалисты.

Следующим важным элементом подготовки является изучение личности допрашиваемого. Данные о личности допрашиваемого служат основой для прогнозирования его поведения, реакции на поставленные вопросы и предъявляемые доказательства и в конечном счете для определения тактики допроса.

Изучение личности допрашиваемого может осуществляться с помощью методов, которые разработаны и применяются в психологии и педагогике: наблюдения, беседы, эксперимента, метода независимых характеристик, биографического метод[47]. Кроме того, следователь может предварительно допросить знакомых допрашиваемого в целях составления психологического портрета.

Определение времени допроса. Допрос, как и любое другое следственное действие, нельзя проводить в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Кроме того, при определении времени допроса следует учитывать требования закона, связанные с процессуальным положением лица, например задержанный в порядке ст. 91 УПК РФ, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. В остальных случаях во внимание принимается тактическое значение фактора времени, связанное с реализацией имеющейся в распоряжении следователя информации. Необходимо определить календарное время проведения, спрогнозировать длительность допроса, спланировать производство в тот момент, когда это тактически выгодно, определить возможность производства в ночное время, в случаях нетерпящих отлагательства. Так, согласно нашему исследованию, допрос, предшествующий предъявлению для опознания, проводился в ночное время по 14,5% изученных уголовных дел.

Определение очередности допросов. Очередность допросов определяется в зависимости от объема сведений, которыми может располагать лицо; его отношения к предмету допроса; его взаимоотношений с участниками процесса; обстановки допроса; отношения допрашиваемого к правоохранительным органам и т. п.2 Указанные и некоторые другие обстоятельства влияют и на выбор способа вызова лица на допрос.

Последовательность допроса, предшествующего предъявлению для опознания может определяться с учетом следующих рекомендаций:

- допрашивать в первую очередь тех, от кого можно ожидать правдивых показаний;

- допрашивать в первую очередь тех, кто мог лучше воспринимать событие, запомнить его и рассказать о нем;

- прежде всего, допрашивать свидетелей, которые могут сообщить важные сведения о внешних признаках опознаваемого объекта;

- при прочих равных условиях раньше допрашиваются лица, способные рассказать об обстоятельствах, более ранних по ходу исследуемого события;

- не торопиться допрашивать тех, кто может передать другим то, чем интересуется следователь[48].

Полагаем, что приведенный перечень рекомендаций можно дополнить еще двумя:

- в первую очередь допросить лиц, которые, в силу объективных и субъективных факторов, по истечении времени могут забыть обстоятельства, имеющие значение для дела (несовершеннолетние, больные, престарелые). Так, по делу о причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть лица, был допрошен потерпевший К. о признаках лица, напавшего на него, сразу, по «горячим следам» был опознан обвиняемый Т.; на следующий день потерпевший скончался. Если бы следователь в данном случае промедлил с производством допроса и опознания, обвиняемый мог бы уйти от от- ветственности2;

- допрашивать в первую очередь тех, кто сможет опознать подозреваемого, обвиняемого и кому можно предъявить для опознания этих лиц.

Определение способа вызова на допрос. В соответствии со ст. 188 УПК РФ, свидетель, потерпевший вызываются повесткой. Если лицо, вызываемое на допрос, временно отсутствует, повестка вручается через совершеннолетнего члена его семьи либо передается через администрацию по месту его учебы или работы.

Лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается через его законных представителей либо через администрацию по месту его учебы или работы.

Военнослужащий вызывается через командование воинской части.

Определение и подготовка места допроса. В соответствии с действующим законодательством допрос проводится по месту производства предварительного расследования. Следователь в случае необходимости, вправе провести допрос и в ином месте.

К месту производства предварительного расследования можно отнести как место расположения органа предварительного расследования, так и место преступления. Местом нахождения допрашиваемого можно считать место его жительства, работы, лечения, а также исполнения меры пресечения. Так, согласно опросу следователей, допросы по месту производства расследования проводятся в 72,4% случаев. Другим, наиболее часто встречаемым местом допроса, является место происшествия - 14,7% случаев.

Вне зависимости от места допроса особое внимание, на наш взгляд, должно быть уделено уединению при допросе, что является важным психологическим условием производства успешного допроса, кроме случаев, когда законом предписано участие третьих лиц.

Допрос рекомендуется проводить в незнакомой для допрашиваемого обстановке, поскольку большинство людей психологически чувствуют себя увереннее в знакомой для них среде.

Определение круга других участников допроса относится также к общим положениям допроса.

В случае если допрашиваемый не владеет или недостаточно владеет языком судопроизводства, то участие переводчика обязательно (ч. 2 ст. 18 и ст. 169 УПК РФ).

Защитник вправе присутствовать при допросе, если он производится по его ходатайству или ходатайству обвиняемого (подозреваемого) или с их участием. Неуведомление защитника о следственном действии, о проведении которого он ходатайствовал, является существенным нарушением уголовнопроцессуального закона, влекущим в настоящее время недопустимость полученных при этом доказательств[49]. В ходе допроса свидетеля вправе присутствовать адвокат (ч. 5 ст. 189 УПК РФ). При допросе несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего вправе присутствовать его законный представитель (ч. 1 ст. 191 УПК РФ).

Следователь вправе привлечь для участия в допросе специалиста (ч. 1 ст. 58 и ст. 168 УПК РФ). Для производства допроса, предшествующего предъявлению для опознания, на наш взгляд, целесообразно пригласить специалиста в области габитологии.

Законом предусмотрено обязательное участие педагога или психолога при допросе (ч. 1 ст. 191, ч. 3 ст. 425 УПК РФ).

Техническое обеспечение допроса предполагает подготовку материалов уголовного дела (закладки), вещественных доказательств (их копий и муляжей) и технических средств.

Все технические средства, на наш взгляд, можно условно разделить на три группы: технические средства подготовки к допросу (видеоаппаратура, с помощью которой просматриваются видеозаписи ранее проведенных следственных действий, например в целях изучения личности допрашиваемого); технические средства, применяемые при допросе (например, видео-, аудиоаппаратура, с помощью которой допрашиваемому демонстрируются показания другого лица); технические средства фиксации хода и результатов допроса (видео-, аудиоаппаратура, а также компьютерная техника).

Любая форма применения технических средств в процессе допроса, по нашему мнению, кроме того, что является косвенным препятствием для противодействия расследованию, способствует также более качественному закреплению доказательств, придает им наглядность и убедительность, существенно дополняя протокол данного следственного действия[50]. К сожалению, на практике технические средства в ходе допроса, предшествующего опознанию, применяются крайне редко (лишь по 2 изученным уголовным делам применялась видеозапись, а по 5 - аудиозапись). А ведь техническая запись данного вида допроса, позволяет более точно зафиксировать внешние признаки объекта, подлежащего опознанию, которые могут иметь существенное значение в ходе расследования, и которые иногда невозможно в полной мере отразить в письменных протоколах.

Следует отметить, что в последнее время часто встречаются предложения о целесообразности использования технических средств, не только в качестве вспомогательных, но и основных средств фиксации следственных действий. Так, A. A. Баранов и E. H. Быстряков2 предлагают закрепить в качестве средства документирования процессуальных действий видеозапись. Они считают, что в таком варианте протоколирования гармонично сочетались бы действия участников следственного действия с их комментариями. Кроме того, информационная возможность видеозаписи существенно выше фиксации допроса, предшествующего предъявлению для опознания, рукописным способом, поскольку достаточно сложно воспроизвести в протоколе точное, с мельчайшими подробностями, описание опознаваемого объекта, а во многих случаях это просто необходимо.

В данном контексте можно согласиться с А. Е. Федюниным, который предлагает новую редакцию ч. 2 ст. 166 УПК РФ:

«2. Протокол может быть как письменным, так и в форме аудиовизуального документирования всего хода следственного действия (аудиовизуальный протокол).

Письменный протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств, в частности компьютерной техники, которую современное общество воспринимает как само собой разумеющееся1. При производстве следственного действия с письменным протоколированием могут также применяться стенографирование, аудиальная и визуальная фиксация информации. Стенограмма и стенографическая запись, носители аудиальной и визуальной информации являются частью протокола следственного действия и хранятся при уголовном деле.

Аудиовизуальный протокол изготавливается с использованием технических средств аудиовизуальной фиксации информации и приобщается к уголовному делу на носителе информации, хранение и просмотр с которого могут быть обеспечены при производстве по уголовному делу. К аудиовизуальному протоколу прилагается справка, в которой содержатся сведения о примененных технических средствах, их характеристиках, времени начала и завершения следственного действия, а также перерывах в ходе аудиовизуального протоколирования и их причинах»[51] [52].

На наш взгляд, такое предложение является обоснованным и отвечает нуждам уголовного процесса, в рамках которого требуется наиболее объективная и подробная фиксация всех происходящих событий с возможностью их многократного воспроизведения и исследования. В частности, следователь после допроса, при подготовке к опознанию может прослушать аудиозапись или просмотреть видеозапись допроса, выявить мелкие детали показаний, которые могут повлиять на ход и результаты опознания, и, например, принять решение о проведении дополнительного допроса в целях уточнения показаний.

Рассматривая вопрос об использовании технических средств в ходе допроса, предшествующего предъявлению для опознания, нельзя не остано- виться на использовании перспективных средств, которые пока не нашли детальной регламентации в действующем уголовно-процессуальном законе.

Кроме того, мы рассматриваем возможность закрепления и оформления результатов следственных действий в электронном протоколе, как одного из вариантов внедрения информационных технологий в процесс расследования уголовных дел. Так как именно протокол является в настоящее время основным и самым распространенным процессуальным источником доказательств по уголовному делу. Это подтверждает и следственная практика - 70-90% доказательств по уголовным делам составляют сведения, которые содержатся в протоколах допросов1, в частности в протоколах допросов, предшествующих предъявлению для опознания.

Нашу точку зрения поддерживают 65,5% опрошенных работников правоохранительных органов. Электронные протоколы, закрепленные электронной цифровой подписью, могли бы, например, оформляться при производстве допроса лиц, в силу определенных обстоятельств отсутствующих в месте производства предварительного расследования. Такое производство допроса возможно в виртуальном режиме при помощи использования видеоконференцсвязи, допустимость применения которых закреплена в ст. 2781, ч. 3 ст. 376 УПК РФ. Есть мнение, что применять видеоконференцсвязь можно при возникновении необходимости допроса лиц, подлежащих защите от посткриминального воздействия, а также в случае, если лица, которые могут сообщить сведения, имеющие значение для уголовного дела, находятся за границей, а их явка к месту допроса невозможна или нежела- тельна[53] [54].

Более того, В. А. Терехин и А. Е. Федюнин считают, что «применение видеоконференцсвязи в уголовном судопроизводстве не должно ограничиваться только теми областями, которые определены уголовнопроцессуальным законодательством»1. Согласно их мнению, в перспективе сфера ее применения должна быть расширена, возможность использования видеоконференцсвязи для получения любых показаний по уголовному делу необходимо закрепить юридически[55] [56].

Использование системы видеоконференцсвязи в ходе производства допроса, предшествующего предъявлению для опознания, существенно сократит сроки и увеличит качество производства указанного следственного действия, что положительно скажется и на его результате. С учетом обширной территории нашей страны применение этой системы видится обоснованной необходимостью, ведь предварительное расследование может проводиться, например, на востоке страны, а лица, которые могут дать показания проживать на ее западе или в зарубежных странах.

Таким образом, мы считаем, что необходимо изменить настоящую правовую регламентацию видеоконференцсвязи, для возможности её применения в ходе допроса на стадии предварительного расследования, так как, в соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК РФ, «допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого». Поэтому применение видеоконференцсвязи в ходе проведения допроса в тех случаях, когда следователь и допрашиваемый находятся в разных городах, приведет к недопустимости использования показаний, полученных в ходе такого следственного действия, в качестве доказательств. По нашему мнению, нужно изменить ст. 187 УПК РФ, предусмотрев возможность производства допроса посредством видеоконференцсвязи в случаях, когда у допрашиваемого отсутствует возможность присутствовать в месте производства предварительного расследования.

Заключительный этап подготовки к допросу - составление плана допроса и проверка готовности к его проведению. План можно составить развернуто или кратко, письменно или зафиксировать только мысленно, но в любом случае он должен содержать определенную систему вопросов, которые обусловлены общими задачами уголовного судопроизводства. Как уже отмечалось выше, согласно проведенному опросу, план проведения допроса в письменной форме, составляют 16,4% следователей.

В случаях, когда возможна конфликтная ситуация следователь должен стараться прогнозировать несколько вариантов поведения допрашиваемого лица. На это ранее уже обращали внимание Н.И. Кулагин и Н.И. Порубов, отмечая, что при определении вариантов поведения учитываются: процессуальное положение допрашиваемого и его личные качества; отношения с другими участниками процесса; обстановка и условия, в которых будет проведен допрос; предшествующее поведение лица в аналогичных ситуациях; его заинтересованность в исходе дела. На данном этапе следователь еще не в состоянии окончательно определить тактику следственного действия, так как не может знать, как допрашиваемый поведет себя. Однако перечень, содержание и последовательность основных вопросов, очередность и возможность предъявления доказательств при допросе должны быть определены следователем до начала следственного действия[57].

Нельзя не согласиться с тем, что полный перечень вопросов, которые могут быть заданы во время допроса, заранее предусмотреть невозможно. Однако уже на стадии подготовки к допросу можно определить типичный перечень вопросов о событии преступления, лице или лицах, его совершивших, их внешних признаках, похищенном имуществе и его характерных приметах.

Мы в основном поддерживаем мнение А.А. Закатова о том, что составление хотя бы общего плана целесообразно во всех случаях проведения допроса, так как тот «обычно содержит не только перечисление уже известных обстоятельств, но также их последовательность, данные на которых строятся вопросы, перечень материалов уголовного дела и др.»1.

Вместе с тем полагаем, что составление плана допроса необходимо не «в большинстве случаев», а при подготовке к каждому допросу, поскольку следователь, работая над ним, уже психологически готовится к допросу, выделяя и анализируя необходимую для допроса информацию.

Определившись с подготовкой к проведению допроса, предшествующего предъявлению для опознания, перейдем, собственно, к этапу его проведения.

Основная задача допроса опознающего - получение правдивых и полных показаний по кругу вопросов, относящихся к обстоятельствам, при которых он воспринимал объект, который будет предъявлен для опознания, а также о его приметах и особенностях. С учетом этого представляется, что при допросе опознающего необходимо установить следующие обстоятельства, имеющие значение для последующего опознания.

1. Объективные факторы наблюдения:

- в какое время суток, в каких условиях происходило наблюдение, в том числе погодные условия и сопутствующая им видимость (на указанный фактор обращают внимание 75% опрошенных нами следователей);

- каковы были условия освещения (68,1% следователей);

- в связи с чем и на протяжении какого времени происходило восприя-

л

тие (82,8% следователей);

- место, из которого осуществлялось наблюдение, связанный с ним сектор обзора, а также наличие дополнительных источников света (54,3% следователей);

- наличие каких-либо помех, которые могли повлиять на процесс наблюдения1 (46,6% следователей); [58] [59]

- видел ли допрашиваемый объект, интересующий следствие ранее, если да, то где, когда и в связи с какими событиями (88,8% следователей);

- кто еще воспринимал или мог воспринимать объект, подлежащий

л

опознанию (81,9% следователей).

2. Субъективные факторы, которые относятся к личным качествам опознающего и влияют на правильность и полноту восприятия:

- общее физическое и психическое состояние потенциального опознаЛ

ющего (49,1% следователей);

- физическое и психическое состояние, которые были в момент восприятия (56% следователей);

- состояние органов зрения и слуха в момент восприятия[60] [61] [62] [63] (48,3% следователей);

- свойства памяти опознающего, его способность к запоминанию, сохранению в памяти объекта, возможность воспроизведения его для сравнения (40,5% следователей);

- хорошо ли он запомнил объект, в том числе индивидуальные идентификационные признаки объекта, сможет ли их описать[64] (87,9% следователей);

- его способность к воображению, возбудимость (29,3% следователей). Проанализировав приведенную статистику, можно сделать вывод, что в

своей практической деятельности следователи недостаточно обращают внимание на субъективные факторы восприятия. Хотя известно, что при наличии ряда физических или психических недостатков у человека не только отсутствует часть способностей, лишающих возможности активно участвовать в процессе производства по уголовному делу и самостоятельно защищать свои права и интересы, но и достаточно серьезно исказить исследуемое событие, неправильно оценить обстоятельства дела. При этом он субъективно убежден, что правильно воспроизводит сведения по делу, свойства и признаки различных объектов, в том числе тех, которые могут быть предъявлены для опознания1.

3. Все общие и частные признаки объекта, которые сохранились в памяти допрашиваемого, и подлежащие их детализации и уточнении[65] [66] [67].

4. Может ли допрашиваемое лицо опознать объект группе других,

3

предъявленных для опознания .

Кроме того, при поступлении информации о совершенном преступлении и его участниках наряду с общими, проявляются специфические закономерности, в частности механизм преступления, который включает в себя субъект, объект преступления; способ совершения и сокрытия преступления; преступный результат и другие обстоятельства, относящиеся к преступлению и др. Так при расследовании грабежей и разбоев в ходе допроса свидетелей необходимо установить не только признаки внешности подозреваемого, но и время, способ совершения преступления; следах или предметах, оставшихся на месте происшествия; похищенных предметах и др.

Следует отметить, что тактическое обеспечение допроса имеет разносторонний, многогранный характер. По мнению Н. И. Порубова, тактический прием допроса - это, основанная на законе определенная линия поведения лица, проводящего данное следственное действие, структурно оформившиеся, оптимальные в данной ситуации действия, которые направлены на получение показаний, объективно отражающие действительность[68].

Требования к тактическим приемам достаточно подробно сформулированы Р. С. Белкиным , Н. И. Порубовым , А. Н. Васильевым и др.

Применительно к допросу, предшествующему предъявлению для опознания, под тактическим приемом понимается наиболее рациональный и эффективный способ действия (линия поведения) должностного лица в процессе получения, оценки и использования показаний допрашиваемого, направленный на оптимизацию производства опознания.

Важное значение, на наш взгляд, имеет деление тактических приемов в зависимости от характера ситуации (бесконфликтная и конфликтная). В юридической литературе не раз указывалось на удачность данной классифи- кации4. При этом, необходимо иметь ввиду, что деление ситуаций в ходе допросе на бесконфликтные и конфликтные носит достаточно условный характер.

Бесконфликтная ситуация - это ситуация, при которой допрашиваемый не оказывает явного противодействия следствию, от дачи показаний не отказывается и дает правдивые показания. В бесконфликтной ситуации тактические приемы должны быть использованы для получения новых сведений, имеющих значение для дела, путем оказания помощи допрашиваемому в восстановлении в памяти забытого (например, возбуждение ассоциативных связей; снятие эмоциональной напряженности; использование наглядных средств; медленный темп допроса; предъявление доказательств и др.).

Конфликтная ситуация - это ситуация, в ходе которой лицу, проводящему расследование, оказывается явное противодействие. В теории криминалистики вопросу классификации конфликтных ситуаций, возникающих при допросе, уделено достаточно внимания. Не ставя целью, полный анализ суждений по данному вопросу, хотелось бы отметить, что нам ближе позиция [69] [70] [71] [72]

Н.И. Кулагина и Н.И. Порубова, по мнению которых, конфликтные ситуации подразделяются на следующие виды: лицо отказывается или уклоняется от дачи показаний; дает ложные показания или скрывает часть информации; предпринимает попытки уничтожить доказательства; угрожает свидетелям и потерпевшим; пытается напасть на следователя и других участников допроса1. При этом наиболее существенное влияние на выбор тактических приемов влияют только две первые конфликтные ситуации.

Далее рассмотрим тактические приемы, которые следует применять в ходе допроса, предшествующего предъявлению для опознания. Сразу же отметим, что тактические приемы должны применяться в сочетании как в рамках одного допроса, так и в рамках нескольких, т. е. при допросе в основном используются тактические комбинации.

Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие тактические приемы допроса: свободный рассказ, постановка вопросов, предъявление доказательств.

Несмотря на то, что свободный рассказ законом предусмотрен только для проверки показаний на месте (ч. 4 ст. 194 УПК РФ), ч. 2 ст. 190 УПК РФ закрепляет норму о том, что показания лица записываются от первого лица и по возможности дословно.

В криминалистической литературе выделяются следующие виды свободного рассказа: рассказ в хронологическом порядке, при котором показания даются в той же последовательности, что и исследуемые события; по эпизодам - описываются отдельные обстоятельства; по определенным периодам времени; по разным местам происшествий; по отдельным лицам и предметам[73] [74].

При этом допрашиваемому могут быть предложены различные варианты свободного рассказа. «Восприятие свободного рассказа сопровождается накоплением материала для вопросов допрашиваемому по содержанию свободного рассказа. Вместе с тем следователь имеет возможность выявлять противоречия между показаниями и иными доказательствами»1.

Вопросно-ответный порядок получения показаний также напрямую предусмотрен только для проверки показаний на месте, однако в ч. 2 ст. 189 УПК РФ, посвященной общим правилам проведения допроса, указано, что запрещено задавать наводящие вопросы. Таким образом, иные вопросы разрешены.

Рабочий этап допроса можно условно разделить на определенные стадии: удостоверение личности, свободный рассказ и вопросно-ответная стадия, соответственно вопросы в зависимости от указанных стадий, на наш взгляд, подразделяются на три группы.

В ходе удостоверения личности вопросы направлены в основном на установление психологического контакта с допрашиваемым.

При свободном рассказе используются вопросы побуждающие, которые стимулируют к даче показаний, а также направляющие, с их помощью допрашиваемый возвращается к основной линии изложения показаний[75] [76] [77].

В вопросно-ответной стадии применяются дополняющие вопросы, направленные на выяснение обстоятельств, которые не были освещены в процессе свободного рассказа; уточняющие; детализирующие (конкретизирующие); контрольные; напоминающие, т. е. позволяющие выяснить более точное описание опознаваемого объекта; сопоставляющие - способствующие

- 3

устранению противоречий в показаниях .

В части 3 ст. 190 УПК РФ указано о возможности предъявления допрашиваемому вещественных доказательств и документов, протоколов других следственных действий, воспроизведения аудио-, видеозаписей следственных действий. Это и есть третий, предусмотренный законом, тактический прием допроса - предъявление доказательств.

Использование указанного тактического приема зависит от того, с какой целью он применяется. Целью предъявления доказательств, как отметил Н. А. Селиванов, выступает изобличение допрашиваемого, дающего ложные показания или отказывающегося вступать в контакт со следователем, устранение добросовестного заблуждения, конкретизация и детализация показаний[78].

Вышеперечисленные тактические приемы, предусмотренные законом, могут применяться при любой сложившейся на допросе ситуации.

Необходимо отметить, что допрос в условиях конфликтной ситуации применительно к предъявлению для опознания - достаточно редкое явление, так как допрашиваемый в большинстве случаев заинтересован в проведении данного следственного действия. Поэтому следует остановиться на тактических приемах имеющих значение для допроса, предшествующего опознанию.

При наличии нескольких лиц, способных опознать объект, допрос каждого из них необходимо проводить в разное время и раздельно, с тем, чтобы они не имели возможности обмениваться сведениями о внешнем облике объекта, с тем, чтобы не возникло взаимного внушения образа ранее наблюдаемого объекта в том виде, в каком он представляется каждому из них.

Допрос перед опознанием необходимо проводить вежливо, тактично и ровно. Исследования, проведенные нами, показывают, что опознающее лицо, нередко допрашивается в состоянии страха, испуга, других негативных состояниях, это часто происходит непосредственно после совершения преступления. Так, допросы, предшествующие предъявлению для опознания, проведенные в течение суток после совершения преступления, встречаются в 33,3% случаев, поэтому корректное поведение следователя приобретает большое значение. Следователь должен помочь допрашиваемому, в случаях, если он забыл и не может указать примет объекта или обстоятельств его наблюдения.

Стоит выделить такой прием, как оживление в памяти тех или иных деталей, когда при помощи различных вопросов, которые способствуют восстановлению ассоциативных связей, вспоминаются интересующие следствие сведения1. Так следователь, может предложить опознающему изложить обстоятельства, которые предшествовали событию или непосредственно связаны с ним. Кроме того, лицу могут быть заданы уточняющие, дополняющие, конкретизирующие вопросы, которые позволят выяснить у допрашиваемого определенные особенности признаков опознаваемого объекта, более подробно описать их или проверить правильность их восприятия. Исследования показывают, что такие тактические приемы, как максимальная детализация и конкретизация показаний допрашиваемого, применялись в 42% случаев.

По мнению некоторых ученых[79] [80] [81], в случаях большого перерыва между допросом и последующим опознанием, нецелесообразно применять приемы, направленные на оживление памяти допрашиваемого, такие как повторный допрос или ознакомление с ранее данными показаниями. Объясняется это тем, что ознакомление с предыдущими показаниями в сам деле может снизить достоверность последующего опознания, так как в ходе этого следственного действия выбор объекта происходит по мысленному образу, сложившемуся в памяти в момент его восприятия. Напоминание ранее данных показаний может привести к созданию нового образа, вследствие чего при

производстве опознания будет допущена достаточно серьезная ошибка .

На наш взгляд, такая точка зрения представляется недостаточно убедительной, так как показания, записанные со слов опознающего, и содержащиеся в протоколе допроса, могут оказать помощь в восстановлении не только мысленного образа, но и всего ассоциативного процесса, который происходил в его сознании при производстве этого следственного действия.

В результате проведенного нами опроса следователей можно сделать вывод, что к наиболее распространенным приемам оживления памяти в ходе допроса, предшествующего предъявлению для опознания, относятся:

- постановка вопросов, активизирующих в сознании допрашиваемого ассоциативные связи (32,8%);

- предъявление фотоснимков, схем, других объектов, способствующих припоминанию (25%).

Кроме того, в ходе допроса, может использоваться такой тактический прием, как метод когнитивного интервью. Его сущность заключается во взаимосвязи отображенных в памяти нескольких признаков объекта, припоминание одного из которых вызывает вспоминание других[82]. Можно, например, спросить допрашиваемого об обстоятельствах, предшествовавших факту наблюдения объекта или непосредственно следовавших за ним.

Как свидетельствует практика, допрашиваемому могут быть заданы вопросы о признаках опознаваемого объекта в сочетании с другими вопросами по расследуемому преступлению, например об объективных и субъективных факторах наблюдения. Если, по мнению следователя, получена достаточная информация, то специальный допрос перед предъявлением для опознания не проводится. Если же возникает необходимость в уточнении и конкретизации информации о признаках объекта, то проводится дополнительный целевой допрос.

С нашей точки зрения, во всех случаях, когда в последующем планируется предъявление для опознания людей, целенаправленный специальный допрос обязателен. При этом должны быть отражены два обстоятельства: отношение допрашиваемого к возможности проведения в последующем предъявления для опознания и комплекс признаков внешности опознаваемого.

На наш взгляд, практика проведения дополнительного и повторного допроса не противоречит закону, если конечно следователь при этом не ориентирует опознающего на определенный ответ, который соответствует версии следствия. Аналогичную позицию поддерживают 57,8% опрошенных нами следователей. Более того, если с момента допроса, который предшествовал предъявлению для опознания, прошло значительное время, повторный допрос перед опознанием необходим, с тем чтобы проверить, сохранились ли в памяти допрашиваемого признаки объекта, подлежащего опознанию, а также с целью принятия итогового решения о целесообразности проведения опознания.

Однако, как показывает наше исследование, дополнительный или повторный допрос проводится только в случаях, когда первоначальный допрос оказался поверхностным, недостаточно полным, или по другим причинам, которые не связаны с необходимостью уточнения или дополнения признаков опознаваемого объекта.

Разумеется, нужно стремиться выяснить все необходимые для расследования вопросы во время первоначального допрос, так как правоприменительная практика свидетельствует о том, что зачастую повторные показания либо «застывают», так как допрашиваемый не хочет отклониться от сказанного ранее из боязни появления противоречий, либо «расцвечиваются» (обогащаются новыми деталями под влияниям слухов, рассказов окружающих и собственных домыслов)[83].

В то же время в некоторых случаях повторный допрос необходим. При этом, необходимо отметить, что, если описание признаков объекта при проведении повторного допроса будет существенно отличаться от первоначальных показаний, следует выяснить причину указанных противоречий. Таковой может являться добросовестное заблуждение, забывание отдельных признаков, умышленная дача ложных показаний.

Подчеркнем, что если допрашиваемый, несмотря на оживление его памяти, все же не может подробно описать ранее наблюдаемый им объект, то это ни в коей мере не означает, что он не в состоянии опознать при его фактическом предъявлении. По данным современной психологии, вполне допустимо, что человек, который не в состоянии воспроизвести образ объекта в его отсутствие, вполне может опознать его при повторном восприятии. Такое обстоятельство необходимо учитывать при решении вопроса о целесообразности последующего предъявления для опознания лицу, которое не помнит приметы объекта, но заявляет, что сразу же узнает его, если ему повторно покажут данный объект. Если же допрашиваемый заявляет, что не в состоянии опознать объект, то предъявлять его для опознания не стоит. В данном случае, нецелесообразность предъявления, на наш взгляд, очевидна.

Проводя допрос, предшествующий предъявлению для опознания, следует избегать какой-либо попытки внушить опознающему образ подлежащего предъявлению объекта.

Наводящие вопросы недопустимы. Их недопустимость состоит в том, что следователь, ставя наводящий вопрос, невольно подсказывает ответ допрашиваемому лицу. Подобные вопросы не могут оказать влияния на правильность показаний опознающего лишь в том случае, когда он хорошо наблюдал и четко запомнил признаки объекта, в связи с чем его трудно убедить в наличии иных признаков. Однако если лицо, которому предстоит опознать объект, обладает плохой памятью или не заметило отдельных признаков объекта, или находилось во время его наблюдения в состоянии какого- либо потрясения (испуг, страх) или сильного опьянения и т. д., то всегда есть опасность того, что пробел в памяти допрашиваемого лица относительно забытых или незамеченных признаков объекта будет восполнен признаками или обстоятельствами, содержащимися в наводящих вопросах следователя.

При этом необходимо отличать уточняющие вопросы, постановка которых допустима и целесообразна. Так, если свидетель на вопрос следователя: «Какого возраста был преступник?» - ответит: «Молодой», то путем по-

становки уточняющего вопроса: «Каких примерно лет преступник?» следует более точно выяснить возраст преступника. Таким же образом следователь должен действовать и в отношении других признаков объекта.

Практика свидетельствует, что в ходе допроса не нужно выражать сомнения в правдивости рассказа допрашиваемого.

С целью уточнения признаков рекомендуется максимально подробно выяснить детали, характеризующие признаки объекта, а также обстановку, в которой его наблюдало опознающее лицо. Это особенно необходимо сделать, если допрашиваемым является обвиняемый или подозреваемый, поскольку с их стороны чаще можно ожидать оговора, а затем и ложного опознания. В этом случае важно выяснение истинных намерений лица, давшего согласие на участие в производстве предъявления для опознания.

Необходимо подчеркнуть, что со стороны следователя недопустимы проявления грубости, несдержанности, поскольку подобное поведение запугивает и угнетает допрашиваемого, может сбить его мысли и помешает дать правильные показания. Полагаем, что чувство гуманности и стремление объективно установить истину по делу должны быть руководящим началом поведения следователя при допросе.

Особо осторожно необходимо вести себя следователю в ходе допроса малолетних лиц. С учетом их возрастных особенностей (легкая внушаемость, склонность к фантазии, быстрое забывание виденного), следователь допрашивая малолетнего должен проявлять максимум терпеливости, теплоты, должен создавать обстановку доверия к себе. Недопустимо, чтобы допрос малолетних лиц производился в отсутствие педагога или родителей, хотя участие родителей в некоторых случаях может быть и нецелесообразным. Тем не менее, как минимум педагог или психолог должен присутствовать на данном процессуальном мероприятии, хотя факты полного нарушения такого правила иногда имеют место. Например, при расследовании убийства водителя такси П. проводилось предъявление в целях опознания подозреваемого в убийстве Ш. малолетнему свидетелю О. Перед опознанием проводился до- прос О., однако ни в ходе допроса перед опознанием, ни в ходе предъявления для опознания ни родители, ни педагог не присутствовали[84].

Заключительным этапом допроса является фиксация показаний, иными словами - протоколирование.

Протокол допроса должен соответствовать положениям, предусмотренным ст. ст. 166, 167, 190 УПК РФ, а протокол допроса обвиняемого - еще и ст. 174 УПК РФ.

Поскольку в показаниях содержатся признаки объекта, тождество, различие или родовую принадлежность которого предстоит установить, точность изложения в протоколе слов, употребляемых допрашиваемым, необычайно важна.

Употребляемые допрашиваемым лицом слова или выражения с непонятным значением, а также местные обороты речи должны заноситься в протокол после разъяснения и уточнения их смысла.

По окончании допроса протокол должен быть предъявлен допрашиваемому лицу для ознакомления либо по просьбе последнего оглашается следователем, о чем в протоколе должна быть сделана соответствующая отметка. Если будет заявлено ходатайство о дополнении и уточнении протокола, то оно подлежит обязательному удовлетворению.

Кроме того, протокол должен содержать запись об использовании технических средств при производстве допроса.

Подводя итог рассмотрению тактических приемов допроса, предшествующего предъявлению для опознания, следует отметить, что применение тактических приемов должно полностью соответствовать уголовнопроцессуальному закону, принципам морали и требованиям профессиональной этики, быть научно обоснованным, логичным, эффективным и экономичным.

Повышению эффективности применения тактических приемов способствуют: их взаимосвязь, проявляющаяся в использовании всего их комплекса возможного в данном следственном действии для решения общей задачи допроса.

Тот или иной тактический прием должен выбираться с учетом индивидуальных особенностей следователя, его профессиональной подготовки: из тактических приемов необходимо выбирать те, которыми конкретный следователь владеет лучше; в целях продуктивности наиболее ответственные и трудоемкие следственные действия нужно назначать, по возможности, на удобное, по мнению следователя, время.

Обеспечивая творческий подход к выбору тактического приема, следователь, в зависимости от обстоятельств складывающихся в ходе допроса, должен уметь заменить неудачный прием тем приемом, который наиболее соответствует конкретной ситуации.

Рассмотрев основные тактические приемы допроса, предшествующего предъявлению для опознания, проанализируем различные подходы к определению видов объектов опознания и представим их классификацию.

В статье 193 УПК РФ перечислены объекты, которые могут быть предъявлены для опознания: живые лица, трупы, предметы. В юридической литературе, а также на практике этот перечень представлен значительно шире. Остановимся подробнее на основных точках зрения, касающихся данного вопроса.

Так, А. Я. Гинзбург выделил в качестве объектов опознания живых лиц; трупы; движимые предметы или иные объекты, а также животных и другие объекты, которые можно доставить к следователю или в суд; участки местности, здания, отдельные помещения; уникальные предметы; аудиоматериалы, фото- и видеоизображения[85].

По мнению М. Противинского, к объектам опознания можно отнести любой объект материального мира, т. е. какое-либо живое или мертвое существо, какую-либо вещь или признак (например, голос или походка как функциональные признаки) при условии, что человек способен воспринимать их, сохранить в своей памяти, а затем воспроизвести и сопоставить их с объектами, которые воспринимаются при опознании1.

Кроме того, в юридической литературе встречается мнение о возможности предъявления для опознания человека по походке[86] [87] [88]. На наш взгляд, организовать опознание в такой форме достаточно сложно: необходимо найти еще двух человек с похожими, резко выраженными аномалиями походки (что встречается нечасто), нужно располагать значительным по площади изолированным участком местности, где предъявляемые лица могут передвигаться на протяжении какого-либо времени, и т. д. Причем, предъявление для опознания в подобной форме имеет достаточно слабое доказательственное значение. Даже те авторы , которые считают такое опознание возможным, отмечают, что его результаты могут стать доказательством лишь в случае, когда походка опознаваемого лица отличается яркой индивидуальностью. В ходе настоящего исследования не выявлено ни одного случая опознания по походке.

Отдельные исследователи допускают возможность предъявления для опознания по запаху[89]. Нужно согласиться с теми учеными-криминалистами, которые считают такое опознание нецелесообразным и вот почему. Во- первых, терминология, с помощью которой можно воспроизвести сохранившийся мысленный образ воспринятого запаха, достаточно сложна. Немногое, что можно предпринять, это предложить допрашиваемому описать воспринятый запах на основе распространенных, сходных с запахов. Во-вторых, большая часть ценной ольфакторной информации обонянию человека просто недоступна1. В-третьих, следователь фактически не может правильно оценить результаты такого опознания. В-четвертых, в ходе производства данного следственного действия возникают некоторые этические проблемы[90] [91] [92]. Кроме того, в ст. 193 УПК РФ закреплено положение о том, что опознающий предварительно допрашивается об обстоятельствах, при которых он видел предъявленные лицо или предметы. Соответственно, мнение о том, что объектами опознания могут быть запаховые следы, выходит за рамки действующего УПК РФ, поскольку запах невозможно увидеть. Не удивительно, что в ходе исследования нами не выявлено ни одного случая опознания по запаху.

Существует точка зрения, что животные, их трупы также могут быть

объектами предъявления для опознания . Не отрицая такого рода опознания, мы считаем возможным его проведение лишь в том случае, когда опознающий может назвать не только общие, но и частные признаки животного, необходимо подробно описать приметы и особенности животного (порода, масть, клейма, метки, дефекты рогов и т. д.)[93]. Случаев опознания в ходе проведенного нами исследования также не выявлено.

Является дискуссионным вопрос о возможности предъявления для опознания помещений, строений, участков местности. Прежде всего, до сих пор не выработаны четкие критерии отграничения предъявления для опознания помещений, строений, участков местности от проверки показаний на месте. Видимо, основным отличием являются цели их проведения. Цель проверки показаний на месте - установление соответствия показаний действительной обстановке, целью же предъявления для опознания помещений, строений, участков местности необходимо считать опознание определенного места по тем или иным признакам. Проверка показаний рекомендуется в тех случаях, когда лицо может показать местонахождение узнаваемого объекта и привести к нему. Предъявление для опознания целесообразно в тех случаях, когда лицо не может указать местонахождение объекта, но может узнать помещение, например, в котором он содержался.

Кроме того, предъявление для опознания помещений, строений, участков местности в связи с требованием ч. 6 ст. 193 УПК РФ о необходимости предъявления предметов в группе однородных и в количестве не менее трех, учитывая неподвижность рассматриваемых объектов, практически сложно выполнить. Тем не менее закон ничего не говорит об обязательности передвижения предъявляемых объектов. Он указывает лишь на их однородность. Поэтому вполне возможно, например, предъявить три однотипные квартиры, расположенные в одном подъезде.

В ходе проведенного нами исследования случаев такого рода опознания не выявлено, хотя на практике нельзя исключать случаев его проведения.

Ю. Г. Корухов в числе объектов опознания называет рукописные тексты1.

Существует точка зрения о том, что для опознания может быть предъявлен почерк человека, а также подписи . Мы считаем, что их нельзя отнести к самостоятельным объектам, предъявляемым для опознания. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, большинству допрашиваемых система описания общих и частных признаков почерка неизвестна, в связи с этим их описание для опознающего является невыполнимой задачей.

Во-вторых, рукописные тексты, как и другие объекты, должны предъявляться в группе сходных и в количестве не менее трех. Поэтому возникает необходимость подбора текстов выполненных почерками, которые характеризуются однотипными общими признаками. Данная сложность многократно [94] [95] [96] возрастает в связи с тем, что предъявляемые рукописные тексты должны иметь одинаковое содержание, поскольку при несоблюдении такого требования опознание может произойти не по признакам собственно почерка, а исключительно по его содержанию.

В-третьих, возможна имитация почерка, а также случайные совпадения в сходных почерках.

Отмеченные моменты характерны и для тех ситуаций, когда решается вопрос о целесообразности опознания подписей, исследования которых, в силу их малого объема и ограниченной информативности, нередко оказываются сложными даже при проведении экспертиз. Хотя нужно отметить, что назначение и проведение почерковедческой экспертизы все же необходимо делать во всех случаях, так как она носит объективный характер.

Одной из причин того, что рекомендации криминалистов по поводу перечня объектов, предъявляемых для опознания, вступают в противоречие с законом, является потребность следственной практики. Другой причиной служит «нечетко прописанные в законе понятия опознаваемых объектов, что и влечет их расширительное толкование»[97].

Непосредственно на тактику допроса может влиять классификация предъявления для опознания в зависимости от стадии уголовного процесса: опознание на предварительном расследовании и в суде. Остановимся на опознании в суде.

Предъявление для опознания в ходе рассмотрения дела в суде устанавливается в ст. 289 УПК РФ. Однако, регламентируя возможность производства такого опознания, действующий закон не принимает во внимание ряд специфических черт судебного разбирательства по сравнению с предварительным расследованием, которые следует учитывать в судебной практике при производстве данного действия.

В юридической литературе встречается мнение о том, что обеспечить правильность осуществления предъявления для опознания в суде не только практически невозможно, но иногда и нецелесообразно1. Еще более убедительно об этом свидетельствует практика. Так, согласно опросу судей, только 24% считают проведение опознания в суде целесообразным, при этом 76% указывают на то, что опознание в суде вообще не проводится, и 20% - на то, что опознание проводится достаточно редко. Эти высказывания вполне объяснимы, при этом они не должны препятствовать использованию подобного средства доказывания по делу, если существует такая возможность.

Необходимо отметить, что, согласно настоящему исследованию, чаще всего в судебном разбирательстве предъявляются для опознания предметы (согласно опросу судей, предметы предъявляются для опознания в 83,3% случаев).

Применительно к опознанию в суде нужно разграничивать повторное опознание (после опознания на предварительном расследовании) и опознание, проводимое впервые. Большинство авторов, обсуждающих этот вопрос, считают предъявление для опознания повторно как действие исключительное, допускаемое в определенных случаях[98] [99]. Их мнения различаются лишь с точки зрения категоричности суждений. Исключительные обстоятельства, при которых возможно повторное опознание и которые указывают ученые, в обобщенном виде сводятся к случаям, когда при проведении опознания на предварительном расследовании объективные (относящиеся к условиям и объекту восприятия - например, погода, освещение, наличие посторонних раздражителей и др.) и субъективные (к опознающему - временное ухудшение зрения, слуха, состояния здоровья и др.) условия восприятия объекта опознающим были хуже, чем те, в которых происходило первичное восприятие.

На наш взгляд, возможность проведения повторного опознания, во всех случаях нецелесообразна, так как опознание по тем же признакам запрещено законом.

Поэтому полагаем, что предъявление для опознания в судебном следствии должно проводиться только при совокупности следующих условий:

- если опознание лица или предмета на предварительном следствии не проводилось;

- если лицо, допрошенное в судебном следствии в качестве подсудимого, потерпевшего или свидетеля, твердо заявит, что сможет опознать лицо или предмет и назовет признаки, по которым может это сделать;

- если лицо, которое должно быть предъявлено для опознания, в момент допроса в зале отсутствует, а опознаваемый предмет не представлен опознающему для обозрения.

При этом допрос, предшествующий предъявлению для опознания должен проводиться с выяснением тех же обстоятельств, что и в стадии предварительного расследования, с отсылкой на нормы, регулирующие допрос в судебном разбирательстве (ст. ст. 275, 277, 276 УПК РФ).

Обобщение вышеизложенного позволяет выделить следующие виды предъявления для опознания, раскрывающие порядок его проведения и влияющие на тактику предшествующего ему допроса:

1. По объекту, предъявляемому для опознания: предъявление живых лиц, трупов, предметов (ч. 1 ст. 193 УПК).

2. По форме: предъявление объекта в натуре и предъявление его части, (непосредственное опознание[100]); а также предъявление объекта по фотоизображениям и видеозаписям (опосредованное опознание).

3. По ощущениям, на основе зрительных, осязательных, слуховых ощущений или комплекса перечисленных ощущений в любом сочетании, что не закреплено законом, но применяется на практике.

4. По количеству объектов, предъявляемых вместе с опознаваемым: объект в единственном числе; среди двух сходных объектов; среди большего количества сходных объектов.

В случаях, когда опознаваемый объект является уникальным (например, произведение искусства), то о возможности его предъявления для опознания высказываются следующие мнения:

а) его можно предъявить для опознания в единственном числе, при этом необходимо подробно допросить о его приметах1;

б) такого рода объект предъявляется лицу в ходе допроса, поскольку его опознание в порядке, предусмотренном УПК РФ, невозможно .

Полагаем, что более убедительным, отражающим уникальные свойства предмета может быть иной вариант действий: а) индивидуальные признаки предмета устанавливаются и воспроизводятся при производстве допроса; б) после чего, проводится его осмотр, в ходе которого с достоверностью устанавливаются вышеуказанные признаки.

5. По достигнутым результатам, установление: а) тождества объекта с запечатленным в памяти мысленным образом; б) различия объектов; в) их сходства.

Доказательственное значение по делу имеет только установление тождества или различия.

6. Непосредственно на тактику допроса может влиять классификация предъявления для опознания в зависимости от стадии уголовного процесса: опознание на предварительном расследовании и в суде.

Вышеперечисленные основания деления опознания на виды не являются взаимоисключающими. Они дополняют друг друга, указывая на различные стороны и аспекты опознания и тем самым раскрывая его особенности. Применительно к видам опознания, оказывающим влияние на выбор тактики [101] [102] предварительного допроса, в последующем изложении мы подробнее остановимся на предъявлении для опознания живых лиц, трупов, предметов.

<< | >>
Источник: Манцурова Линда Александровна. ТАКТИКА ДОПРОСА, ПРЕДШЕСТВУЮЩЕГО ПРЕДЪЯВЛЕНИЮ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Хабаровск 2017. 2017

Еще по теме § 2. Общие положения тактикидопроса, предшествующего предъявлению для опознания, и виды опознания, влияющие на его тактику:

  1. § 2. Общие положения тактикидопроса, предшествующего предъявлению для опознания, и виды опознания, влияющие на его тактику
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -