<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. В настоящее время международный арбитраж является распространенным способом разрешения споров в экономической сфере, в частности, благодаря упрощенному режиму признания и приведения в исполнение арбитражных решений.

Однако на исполнимость решения арбитража влияет множество факторов, к которым можно отнести режимы международных договоров по признанию и исполнению арбитражных решений, международное право, национальное право, а также «особый политический фактор» в том случае, если стороной спора является государство[1].

Международный инвестиционный арбитраж, являясь разновидностью международного арбитража, получил глобальное распространение благодаря заключению международных инвестиционных соглашений (МИС). В настоящее время государствами заключено более 3000 международных инвестиционных соглашений[2], и с каждым годом их количество увеличивается, меняются подходы к заключению таких соглашений, они становятся более дифференцированными[3]. Содержанием МИС является предоставление иностранным инвесторам определенных гарантий со стороны принимающего государства, в случае нарушения которых иностранный инвестор вправе обратиться в международный арбитраж.

Исполнение решений по международным инвестиционным спорам в настоящее время представляет собой одну из важнейших проблем в сфере международного инвестиционного арбитража, так как именно на этой стадии проявляется эффективность международного инвестиционного соглашения, а также арбитражного решения, вынесенного против государства. Международные договоры, регламентирующие исполнение арбитражных решений, такие как Нью-

б

Йоркская и Вашингтонская конвенции, призваны максималвно ликвидировать препятствия на уровне националвнвіх судов. Тем не менее, осуществитв принудителвное исполнение решения международного инвестиционного арбитража против государств может бвітв достаточно сложно в силу националвного характера процессуалвного права различнвіх юрисдикций.

Помимо трудностей, с которвши приходится сталкиватвся иностранному инвестору, исполнение решений инвестициоHHBix арбитражей периодически ложится тяжким бременем и на государства, которвіе ввінужденві ввіплачиватв внушителвнвіе суммві в качестве компенсации инвесторам[4]. При этом, даже в том случае, если состав арбитража признал нарушенной норму международного договора, которая сформулирована двусмвісленно или была совершенно по-другому

интерпретирована до этого другим инвестиционнвш арбитражем, государство будет обязано ввіплачиватв многомиллионнвіе суммы[5]. Следует также учитывать, что принимающими государствами зачастую выступают развивающиеся страны, желающие привлечь иностранные инвестиции, а размер компенсации может легко опустошить казну небогатого государства.

В отношении Российской Федерации данная тема является актуальной по следующим причинам.

Во-первых, Россия является участницей около 86 международных инвестиционных соглашений, которые предусматривают возможность

рассмотрения спора в арбитраже, и уже выступила в качестве ответчика по ряду таких споров[6]. Одним из последних стало дело Yukos Universal Limited против Российской Федерации, по которому в 2014 году арбитражем в Гааге было

вынесено решение о присуждении к выплате 50 млрд, долларов бвівшим акционерам небезвізвестной нефтяной компании[7]. Несмотря на то, что решение бвіло успешно оспорено в суде Нидерландов, существует вероятности, что оно может бвітв исполнено на территории других юрисдикций[8]. Также в 2015-2016 гг. в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крвш несколвко заявлений против России было подано украинскими инвесторами на основании двустороннего инвестиционного договора между Украиной и Россией 1998 г.[9] Помимо этого, на стадии рассмотрения находятся заявления греческих и французских инвесторов на основании двусторонних инвестиционнвіх договоров России с Францией и Грецией соответственно[10].

Все эти решения потенциалвно могут бвітв ввінесенві против России и впоследствии исполнены на территории различнвіх юрисдикций.

Во-вторвіх, данный вопрос актуален и для российских частник лиц, которвіе инвестируют в экономику иностраннвіх государств. Так, по даннвш ЮНКТАД, российскими инвесторами было подано 14 заявлений о рассмотрении спора в международном арбитраже на основании международного инвестиционного договора[11]. Среди государств-ответчиков - Молдова, Украина, Монголия, Литва, Туркменистан, Индия, Квіргьізстан и Черногория.

В-третвих, Российская Федерация может игратв роли форума, где приводится в исполнение арбитражное решение против третвего государства. Исполнение арбитражнвіх решений против государств стало возможно на территории России сравнителвно недавно в связи с принятием Федералвного закона от 03.11.2015 N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»[12] (далее по тексту - Закон № 297-ФЗ «О юрисдикциоHHBix иммунитетах») и соответствующих изменений в ГПК РФ, АПК РФ и Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее по тексту - Закон № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»), В результате принятия данных актов в Российской Федерации был законодательно закреплен функциональный подход не только в отношении судебного иммунитета, но и в отношении иммунитета от обеспечительных мер и от исполнения решения.

Доктринальная актуальность обоснована тем, что в российской науке не выработано единого понимания международного инвестиционного спора и международного инвестиционного арбитража. Отсутствуют комплексные исследования, учитывающие процессуальные особенности признания и приведения решений международного арбитража на основании МИС. Проблема заключается в том, что данная тема находится на стыке нескольких отраслей права, таких как конституционное право, международное частное право, международное публичное право, международный гражданский процесс, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право, исполнительное производство и т.д., что порождает необходимость в комплексном подходе к исследованию. Вместе с тем, в диссертации основное внимание уделяется именно процессуальным аспектам указанной проблемы. В ходе работы определяется место международного инвестиционного арбитража в системе разрешения споров; стадии, источники и принципы приведения в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей; влияние норм о государственном иммунитете на процедуру исполнения решений международных инвестиционных арбитражей.

Не вызывает сомнений и нормотворческая актуальность данного исследования. В связи с принятием большого массива нового законодательства в свете проведения третейской реформы[13], а также в связи с принятием Федералвного закона № 297-ФЗ «О юрисдикционнвіх иммунитетах» и Федералвного закона от 29.12.2015 N 393-ФЗ «О внесении изменений в отделинвіе законодателвнвіе актві Российской Федерации в связи с принятием Федералвного закона «О юрисдикционнвіх иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» встает вопрос о комплексном применении данного законодателвства в случае признания и приведения в исполнения на территории Российской Федерации решения международного инвестиционного арбитража, а также об унификации терминологии, исполвзуемой в даннвіх правоввіх актах (см., например, § 3.4 настоящего исследования) и необходимости внесения некоторвіх изменений (см., например, § 7.4 настоящего исследования).

Таким образом, ввішеуказаннвіе аргумешы обосноввівают актуалвноств ввібранной темві и необходимости ее теоретического исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. На данный момент отсутствуют полноценные теоретические исследования по вопросам исполнения решений инвестиционных арбитражей, выполненные в рамках науки гражданского процессуального и арбитражного процессуального права. До сих пор данная тема рассматривалась в качестве одного из аспектов международного инвестиционного арбитража в работах по международному частному и международному публичному праву.

Одной из первых работ, посвященных исследованию инвестиционного арбитража, затронувшей также проблему исполнения решения, стала работа С.И.

Крупко «Инвестиционные споры между государством и иностранным инвестором»[14].

А. А. Данелвян и И.З. Фархутдинов в работе «Международный инвестиционный арбитраж»[15], Д.К. Лабин в исследовании «Международноправовое регулирование иностраннвіх инвестиций»[16] также, помимо прочего, рассматривают вопрос признания и исполнения решения арбитража.

Различнвш аспектам рассмотрения международных инвестиционнвіх споров посвященві работві М.М. Богуславского «Правовое положение иностраннвіх инвестиций»[17], «Иммунитет государства»[18], А.С. Котова «Международно-правовое регулирование инвестиционнвіх споров»[19].

Одной из последних работ, посвященнвіх исследованию инвестиционного арбитража, стала работа А.И. Гармозві[20], посвященная определению компетенции состава арбитража, сформированного на основании международного инвестиционного соглашения.

Все ввилеизложенное подтверждает, что на данный момент отсутствуют работві, всецело посвященнвіе проблеме исполнения решений международного инвестиционного арбитража. Ни один из указаннвіх авторов не исследовал подробно процедуру признания и приведения в исполнение решений между нар од HBix инвестиционнвіх арбитражей. Исследования в области международного инвестиционного арбитража осуществлялисв с позиций международного частного права и международного публичного права, однако, существует целвій ряд неразрешеннвіх вопросов в области науки гражданского процессуального, арбитражного процессуального права и исполнительного производства. До сих пор в отечественной доктрине подробно не были исследованы проблемы приведения в исполнение решений инвестиционных арбитражей на территории Российской Федерации, а также на территории других стран, не формулировались принципы данного института, а также детально не анализировалось влияние доктрины государственного иммунитета на процесс исполнения арбитражного решения после проведенной реформы в данной области.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие между иностранным инвестором и национальным судом на стадии признания и приведения в исполнение решения арбитража.

Предметом исследования выступают нормы международного и национального процессуального и исполнительного права, регулирующие процедуру признания и приведения в исполнение решения международного инвестиционного арбитража.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования является выявление процессуальных особенностей процедуры исполнения решения международного инвестиционного арбитража.

Для достижения указанных целей были поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть подходы к определению понятий международного инвестиционного спора и международного инвестиционного арбитража;

2. Проанализировать международные источники и российское процессуальное законодательство, регулирующее процедуру признания и исполнения решений международного инвестиционного арбитража;

3. Исследовать вопрос государственного иммунитета в контексте признания и приведения в исполнение решения международного инвестиционного арбитража;

4. Выделить особенности участия государства в судебном процессе и исполнительном производстве;

5. Проанализировать практику различных государств в сфере исполнения решений международных инвестиционных арбитражей.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составляют такие общенаучнвіе методы, как анализ, синтез, сравнение, описательный и формально-логический метод. Частно научны ми методами, используемыми в работе, стали формально-юридический, сравнительноправовой и историко-правовой.

Теоретичесьую основу исследования составили труды таких ученых- правоведов в области международного частного и публичного права, российского и международного гражданского процесса, как: А.Ч.Алиев, А.В. Асосков, В.Н. Ануров, Л.П. Ануфриева, М.М. Богуславский, Г.М. Вельяминов, А.П. Гармоза, А.А. Данельян, Н.Г. Доронина, Р.В. Зайцев, А.С. Исполинов, Б.Р. Карабельников, Д.В. Конев, А.С. Котов, С.В. Крохалев, С.И. Крупко, С.А. Курочкин, Д.К. Лабин, Л.А. Лунц, В.Н. Лисица, Д.В. Литвинский, Н.И. Марышева, И.В. Мингазова, А.И. Минина, В.А. Мусин, Т.Н. Нешатаева, В.Д. Перевалов, В.Ф. Попондопуло, И.В. Рачков, М.А. Рожкова, А.В. Саенкова, А.Г. Светланов, Г.В. Севастьянов, Н.Г. Семилютина, О.Ю. Скворцов, В.В. Старженецкий, Е.А. Суханов, В. А. Трапезников, А. Трунк, С.В. Усоскин, И.З. Фархутдинов, И.О. Хлестова, И.С. Чупрунов, В.Ф. Яковлев, В.В. Ярков и т.д.

Кроме того, при написании исследования автор обращалась к работам следующих зарубежных авторов: С. Alfons, М. Audit, V. Balas, J. Van den Berg, D. Bishop, A. Bjorklund, K. Bockstiegel, G. Bom, J. Crawford, R. Dolzer, C. Dugan, M. Forteau, H. Fox, E. Gaillard, G. V. Harten, J. Hunter, S. Krolf M. Moses, A. Newcombe, E. Paradell, J. Paulsson, A. Redfern, W. Reisman, N. Rubins, H. Schack, C. Schreuer и ДР-

Нормативная и эмпирическая основа исследования. Нормативную базу исследования составляет комплекс правовых норм международного инвестиционного права и российского процессуального права, регулирующего вопросы исполнения решений арбитражей, а также вопросы государственного иммунитета. Кроме того, исследованы нормы российского, американского, английского законодательства об иммунитетах. В дополнение проанализирована судебная практика российских судов, а также судов стран континентального права, среди которых практика судов ФРГ, Швейцарии и Франции, и стран общего права таких, как США и Великобритания, в отношении исполнения решений между нар од HBix инвестиционнвіх арбитражей.

Научная новизна исследования. Настоящая работа представляет собой первое комплексное исследование проблем, связаннвіх с процедурой исполнения решений между нар од HBix инвестиционнвіх арбитражей, в сравнителвно-правовом аспекте.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На основании анализа различнвіх доктриналвнвіх подходов к определению понятия международного инвестиционного спора автор уточнил понятие международного инвестиционного спора, а также предложил собственную классификацию таких споров. Международный инвестиционнвш спор - это спор между иностраннвш инвестором и принимающим инвестиции государством по поводу осуществления путем вложения инвестиций первого на территории последнего, возникающий на основании инвестиционного контракта между иностраннвш инвестором и принимающим государством, международного инвестиционного соглашения между государством инвестора и принимающим инвестиции государством или на основании положений националвного законодателвства об иностраннвіх инвестициях принимающего государства. Соответственно, все инвестиционнвіе спорві по критерию основания возникновения можно разделитв на спорві, ввітекающие из инвестиционного контракта, из международного инвестиционного соглашения и из положений националвного законодателвства об иностраннвіх инвестициях. При этом, спорві, ввітекающие из международных инвестиционнвіх соглашений и из положений националвного законодателвства, носят публично-право вой характер, что определяет далвнейшие особенности их рассмотрения, а также признания и исполнения.

2. Автор доказал, что международный инвестиционнвш арбитраж является способом разрешения международных инвестиционнвіх споров, ввітекающих из нарушения обязанностей по международному инвестиционному соглашению (реже - по национальному законодательству об иностранных инвестициях принимающего государства). Основной особенностью такого способа разрешения спора является использование механизма разрешения частноправовых споров в отношении конфликтов в сфере публичного права. В свою очередь, международные инвестиционные споры, вытекающие из нарушения положений инвестиционного контракта (за исключением тех случаев, когда в контракте предусмотрено их разрешение в соответствии с Конвенцией Международного центра по урегулированию инвестиционных споров), разрешаются в рамках процедуры международного коммерческого арбитража и остаются в сфере частного права.

3. Автором выявлены отличительные признаки международного инвестиционного арбитража на основе сравнения с наиболее близким институтом международного коммерческого арбитража по следующим критериям: форма согласия на арбитраж, субъектный состав, применимое процессуальное право, а также применимое материальное право. Для того, чтобы международный арбитраж мог считаться инвестиционным, в первую очередь, согласие государства на арбитраж должно быть выражено на уровне международного инвестиционного соглашения или национального законодательства об иностранных инвестициях. Во-вторых, субъектами международного инвестиционного арбитража всегда выступают частное лицо - иностранный инвестор, вкладывающий иностранный капитал, и принимающее инвестиции государство как лицо публичного права. B- третьих, предметом арбитражного разбирательство всегда являются споры, связанные с инвестициями. В-четвертых, что касается процессуального права, помимо традиционных регламентов, используемых для рассмотрения споров в международном коммерческом арбитраже, может применяться специальный регламент Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, учитывающий специфику таких споров. И, наконец, в отсутствие соглашения о выборе применимого материального права зачастую спор может рассматриваться либо исключительно на основании норм международного инвестиционного соглашения, либо с привлечением международного обычного права и националвного права принимающего государства.

4. Автором сформулированві такие принципві признания и исполнения решения международного инвестиционного арбитража, как принцип обязателвности арбитражного решения, принцип эффективности арбитражного решения, принцип государственного суверенитета и принцип самостоятелвности государственник юридических лиц. Даннвіе принципві обеспечивают баланс между интересами государства и частного инвестора при исполнении решения международного инвестиционного арбитража. Принцип обязателвности и эффективности арбитражного решения защищает интересві ввшгравшего в арбитраже инвестора, обязвівая государство исполнитв решение или не мешатв его принудителвному исполнению. Принцигы суверенитета государства и самостоятелвности государственник образований защищают интересві проигравшего государства, не позволяя обращение взвіскания на имущество, защищенное государственнвш иммунитетом, и имущество государственник юридических лиц, являющихся самостоятелвнвши образованиями.

5. Вопреки позиции ряда ученик о более ввісокой эффективности

Вашингтонской конвенции[21], автором доказвівается, что режим Нвю-Йоркской конвенции в отношении решений международник инвестиционных арбитражей, на самом деле, является более с балансир о ваннвш, посколвку контролв за исполнением решений, ВВІНЄСЄННВІМ между народ HBI м форумом, является необходимой составляющей, уравновешивающей принцип суверенитета

государства и принцип эффективности решения международного арбитража. Более того, представляется, что международный инвестиционный арбитраж не всегда ввіступает адекватным форумом для разрешения международных инвестиционнвіх споров, так как что вмешивается в сферу публичнвіх интересов государства и влияет на проведение законодателвнвіх реформ в области здравоохранения, защиты окружающей среды и прав человека[22]. В связи с этим, представляется, что сохранение таких оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решений международного инвестиционного арбитража, как публичный порядок или арбитрабелвноств спора, является важной гарантией соблюдения публичнвіх интересов сувереннвіх государств.

6. Автором доказано, что на стадии признания и приведения в исполнение арбитражного решения государство может бвітв защищено судебнвш иммунитетом[23], тогда как режим иммунитета в отношении исполнения решения начинает действоватв лишв после выдачи исполнителвного документа в процессе принудителвного исполнения решения. Поэтому автор приходит к выводу о том, что иммунитет в отношении исполнения решения в болвшей степени защищает государство и его имущество, чем судебнвш иммунитет. Представляется, что такой ПОДХОД, C ОДНОЙ стороны, может СНИЗИТВ эффеКТИВНОСТВ решений между нар ОД HBIX инвестиционнвіх арбитражей, а, с другой стороны, позволяет защититв государственную собственноств суверенного характера от взвіскания со сторонні частнвіх лиц. Учитывая перекос современной системні инвестиционного арбитража в сторону защиты интересов иностранного инвестора, а также значителвнвіе суммві компенсаций, присуждаемвіе арбитрами, иммунитет в отношении исполнения решения способствует сохранению государственного имущества в случае ввшесения ошибочного арбитражного решения.

7. Автором рассмотреть особенности участия государства в судебном процессе на основе сравнения законодателвства России, США и Великобритании и сделан вві вод о процессуалвно-правовой природе государственного иммунитета. На основании анализа практики Международного суда ООН, ЕСПЧ и националвнвіх судов государств, автор обосновал, что вопрос о судебном иммунитете государства должен разрешатвся на самой ранней стадии процесса. При этом, вопрос об иммунитете в отношения исполнения решения может бвітв разрешен на любой стадии процесса, включая стадию принудителвного исполнения. Вопрос иммунитета определяет процессуалвную правосубъектноств государства, и государство может отказатвся от иммунитета, вследствие чего становится возможнвш далвнейшее рассмотрение дела по существу или обращение взвіскания на собственноств по исполнителвному документу.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Резулвтатві данного исследования могут бвітв исполвзованві в науке российского гражданского процес су алвно го и арбитражного процес су алв но го права, а также для совершенствования законодателвной и правоприменителвной деятелвности.

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Основой для настоящего диссертационного исследования стали материалы, собранные автором в Университете им. Христиана-Альбрехта (г. Киль, Германия), Женевском Университете (Швейцария), в библиотеке Организации Объединённых Наций (г. Женева, Швейцария), а также Научной библиотеке УрГЮУ.

Во время работы над настоящим исследованием автор прошла обучение в Институте права Восточной Европы (г. Киль, Германия). Работа над диссертацией была поддержана стипендией проекта «Право международной торговли» в 2014- 2015 гг. (г. Киль, Германия).

Также в 2016 г. в ходе проведения исследования автор прошла стажировку в отделе Международных инвестиционных соглашений Конференции по торговле и развитию Организации Объединенных Наций (г. Женева, Швейцария).

Диссертант участвовала в работе различнвіх международнвіх научно- практических конференциях, таких как:

- Конференция Г ер майского общества по изучению права Восточной Европві на тему «Реформві правосудия в Восточной Европе» (20-22.11.2014, г. Берлин, Г ермания);

- Конференция Университета Христиана-Алвбрехта на тему: «Разрешение международнвіх торговвіх споров в Центральной Азии и Кавказе: публичнвіе и частнвіе механизмві» (27-29.11.2014, г. Килв, Германия);

- Первый глобальный форум по исполнительному производству на тему «Эффективность гражданского исполнительного производства в Европе», организованный Советом Европы, Европейской комиссией по эффективности правосудия и Международным союзом судебных исполнителей (10.12.2014, г. Страсбург, Франция);

- Конференция Института права стран Восточной Европы Университета им. Христиана-Альбрехта на тему «Правовые аспекты Соглашения об ассоциации с Европейским союзом Грузии, Молдовы, Украины в контексте Восточного партнерства» (19-20.12.2014, г. Киль, Германия)

- Международный семинар Института права стран Восточной Европы Университета им. Христиана-Альбрехта на тему «Международные и Европейские стандарты в гражданском судопроизводстве», (21-22.01.2016, г. Киль, Германия);

- Конференция Роттердамского университета им. Эразма «Европейский гражданский процесс: от общих правил к лучшей практике применения», (25- 26.02.2016, г. Роттердам).

Структура диссертации обусловлена целями и задачами настоящего исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

<< | >>
Источник: Бессонова Анастасия Игоревна. Особенности признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -