<<
>>

§ 1.2. Место инвестиционного арбитража в системе международных арбитражей

Изначалвно такая форма разрешения споров, как арбитраж в частном праве существовала толвко как способ урегулирования споров между частивши лицами (международный коммерческий арбитраж).

Позже после заключения перввіх двусторонних инвестиционнвіх договоров (далее по тексту - ДИДві) в 1958 г. и создания Международного центра по урегулированию споров (далее по тексту - МЦУИС) в 1965 г. данный механизм бвіл заимствован и для разрешения между нар од HBix инвестиционнвіх споров. В свете даннвіх причин, для того чтобві лучше понять природу инвестиционного арбитража, представляется необходимым провести его сравнение с институтом международного коммерческого арбитража.

Выражение согласия на арбитраж. Первое и, наверное, самое важное различие между коммерческим и инвестиционным арбитражем, которое определяет дальнейшие его особенности, это выражение согласия на арбитраж. В коммерческом споре согласие на арбитраж выражено в частноправовом договоре между двумя частными лицами и основано на автономной воле сторон. В инвестиционном же арбитраже согласие на арбитраж может быть выражено в различных формах.

На практике согласие на арбитраж выражается тремя способами. Во-первых, арбитражная оговорка может быть включена непосредственно в соглашение между инвестором и государством. Во-вторых, принимающее государство может предусмотреть согласие на арбитраж в национальном законодательстве. И, в- третьих, арбитражное соглашение может быть предусмотрено международным инвестиционным договором.

А. Арбитражная оговорка в контракте

Соглашение между сторонами, предусматривающее согласие на арбитраж, может быть достигнуто через компромиссное положение в инвестиционном соглашении между инвестором и принимающим государством, которое предусматривает передачу будущих споров, связанных с инвестиционной деятельностью, в арбитраж. Также возможно передать на рассмотрение арбитража спор, который уже возник между сторонами.

Таким образом, согласие может быть дано как в отношении уже возникшего спора, так и в отношении будущего спора. Стороны свободны в установлении границ своего согласия на арбитраж. Они могут определить общие рамки, исключив определенные категории споров, или перечислить вопросы, которые они передают на рассмотрение в арбитраж. На практике более распространены расширенные формулировки, включающие ссылки на «любой спор» или на «все споры», связанные с соответствующим соглашением[37].

Заключая арбитражное соглашение с иностраннвш инвестором, государство действует в качестве лица частного права, и в данном случае согласие на арбитраж ограничено коммерческими отношениями с другим лицом частного права. Если иностраннвш инвестор обращается в арбитраж на основании арбитражной оговорки в контракте и в связи с нарушением контрактнвіх обязателвств принимающего государства, то в данном случае компетенция арбитража ограничена инвестиционнвш контрактом. В данной ситуации несмотря на специфичнвш предмет разбирателвства, арбитражное разбирателвство ничем не отличается от коммерческого арбитража, так как спор рассматривается между частивши лицами по поводу частноправового контракта (несмотря на то, что природа таких контрактов также не является в чистом виде частноправовой, а зачастую содержит и элемешы публичного права).

Арбитражное соглашение, заключенное между иностраннвш инвестором и государством, принципиалвно отличается от согласия, ввіраженного в националвном инвестиционном законодателвстве и международных инвестициоHHBix соглашениях.

Б. Арбитражная оговорка в законодательстве принимающего государства

Принимающее государство может ввіразитв согласие на арбитраж с иностраннвш государством в общей форме на уровне националвного законодателвства. В ряде дел арбитражи признавали, что формулировка положений националвного законодателвства является достаточно определенной, чтобві считатвся согласием на арбитраж. Например, в деле Tradex v. Albania арбитраж указал на то, что статвя 8 (2) Закона об иностраннвіх инвестициях Албании является согласием государства на арбитраж, и инвестору необходимо бвіло лиши податв заявление в МЦУИС, чтобві ввіразитв свое согласие[38].

Текст статви вышеуказанного закона был сформулирован следующим образом: «... иностранный инвестор может передатв спор на рассмотрение Международного центра по урегулированию инвестиционнвіх споров, при этом Республика Албания согласно на передачу спора в данное учреждение... »[39].

Однако не каждая ссвілка на инвестиционный арбитраж является согласием на его юрисдикцию. Например, если в законе указано, что сторонні «могут ввіразитв согласие» на то, чтобві спор рассматривался в арбитраже, это значит, что согласие на арбитраж еще должно бвітв ввіражено последующими действиями принимающего государства[40]. Очевидно, что статвя 10 Федералвного закона от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностраннвіх инвестициях в Российской Федерации»[41], предусматривающая, что спор иностранного инвестора, возникший в связи с осуществлением инвестиций и предпринимателвской деятелвности на территории Российской Федерации, разрешается в соответствии с между народивши договорами Российской Федерации и федералвнвши законами в суде или арбитражном суде либо в международном арбитраже (третейском суде), не является ввіражением согласия на арбитраж со сторонні государства, а просто представляет собой гарантию надлежащего рассмотрения спора с иностраннвш инвестором и определяет возможные формні разрешения споров с инвесторами. При этом, статвя носит бланкетный характер, и указание на соответствие с «международными договорами Российской Федерации и федералвнвши законами» означает, что в ином специалвном (для РФ - процессуалвном) законодателвстве определяются юридические условия согласия государства для того, чтобві оно могло считатвся согласившимся на арбитраж. Ввібор юрисдикции - это вопрос подведомственности, который в российском право понимании и законодателвстве относится к сфере регулирования процес су алвно го законодателвства (и. 1. ст. 11 ГК РФ, глава 4 АПК РФ, глава 3 ГПК РФ и др.).

В. Арбитражная оговорка в международном инвестиционном соглашении

Большинство дел в инвестиционном арбитраже основаны на юрисдикции, установленной в международных инвестиционных соглашениях. Механизм тот же самый, как и в случае с национальным законодательством: государства-участник и двустороннего инвестиционного договора выражают общее согласие на арбитраж. Арбитражное соглашение считается заключенным после акцепта данной оферты полномочным инвестором. Инвестор зачастую выражает свое согласие на арбитраж уже конклюдентными действиями, то есть непосредственно путем обращения в международный арбитраж. Таким образом, выражение согласия на передачу в арбитраж международного инвестиционного спора может состоять из двух стадий. Сначала государство дает свое согласие на арбитраж в международном инвестиционном соглашении с другим государством, которое является как бы офертой по отношению ко всем иностранным инвесторам, осуществляющим свою деятельность в данном государстве. Инвестор же акцептует оферту путем предъявления иска против государства в международный арбитраж уже после возникновения спора[42]. Вследствие этого некоторыми учеными инвестиционный арбитраж называется арбитражем без согласия[43].

Так же, как и положения национального законодательства, не все ссылки на инвестиционный арбитраж в тексте договора составляют согласие государства на арбитраж. Например, государства могут давать обязательство согласиться на предложение инвестора передать спор в арбитраж, при этом, в договоре закрепляется, что принимающее государство «должно согласиться» на арбитраж в случае спора.

Многие оговорки о разрешении спора в международных инвестиционных договорах предлагают несколько альтернатив. Они могут включать обращение в государственные суды принимающего государства, процедуры, о которых договорились стороны, арбитраж по правилам Конвенции МЦУИС, арбитраж по правилам Международной торговой палаты и арбитраж по правилам ЮНСИТРАЛ. Конкретный эффект таких положений зависит от формулировки. Некоторые из таких оговорок требуют последующего согласия на один из предложенных вариантов. Другие содержат предварительное согласие государства по отношению ко всем вариантам, предоставляющей выбор стороне, инициирующей одну из предложенных процедур.

Ситуацию, где нормы международного инвестиционного договора не являются выражением согласия на арбитраж, можно продемонстрировать на деле, которое недавно было рассмотрено международным арбитражем при МТПП Российской Федерации.

Арбитражем при МТПП Российской Федерации в 2014 году было вынесено решение против Кыргызской Республики, которое было успешно оспорено в Арбитражном суде г. Москвы. Спор, в частности, касался действительности арбитражного соглашения и, следовательно, компетенции международного арбитража рассматривать спор. Компания ООО «Kutisay Mining» обосновала компетенцию арбитража статьей 11 Московской конвенции о защите прав инвестора[44], которая устанавливает, что «споры по осуществлению инвестиций в рамках настоящей Конвенции рассматриваются судами или арбитражными судами стран - участников споров, Экономическим Судом Содружества Независимых Государств и/или иными международными судами или международными арбитражными судами». В дополнение заявители указали, что также статья 18.2 (б) Закона Кыргызской Республики от 27 марта 2003 г. № бб «Об инвестициях в Кыргызской Республике» дает право иностранному инвестору предъявить иск в любой арбитраж.

Аргументы Кыргызской Республики касались того, что у данного государства отсутствовало волеизъявление на участие в третейском

зо

разбирательстве, и, соответственно, между сторонами не было заключено арбитражного соглашения. Кроме того, в решении Экономического суда Содружества Независимых Государств от 23.09.2014 г. по делу №01-1/1-14 (г. Минск) о толковании статьи 11 Конвенции о защите прав инвестора от 28 марта 1997 года было разъяснено, что «положения статьи 11 Московской конвенции носят общий характер, ограничиваясь лишь установлением возможных типов институтов, которые могут рассматривать споры по осуществлению инвестиций в рамках данной Конвенции; споры по осуществлению инвестиций в рамках Конвенции могут являться предметом разбирательства в конкретном международном арбитражном суде, если компетенция такого суда (институционального арбитража или арбитража ad hoc) оговорена в национальном законодательстве государства - участника спора, международном договоре, стороной которого является государство - участник спора, и/или в отдельном соглашении между инвестором и государством - участником спора; положения статьи 11 Конвенции устанавливают исключительно принципиальную возможность их рассмотрения посредством международного арбитража при условии заключения арбитражных соглашений в установленном порядке. Положения статьи 11 данной Конвенции не могут рассматриваться в качестве арбитражного соглашения о рассмотрении спора по осуществлению инвестиций»[45].

В отношении национального законодательства суд, проведя лингвистическую экспертизу, указал на то, что текст статьи 18.2(6) Закона об инвестициях[46] предлагает выбор между арбитражем по правилам МЦУИС и

арбитражем, организованным в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ.

Таким образом, опровергнув доводві ООО "Kutisay Mining", суд пришел к выводу, что ни в силу статви 11 Московской Конвенции, ни в силу статви 18.2(6) Закона об Инвестициях между Квіргвізской Республикой и ответчиками не существовало арбитражного соглашения. Следователвно, решение Арбитража при МТПП РФ бвіло ввшесено по спору, не предусмотренному каким-либо арбитражнвш соглашением, что является основанием к его отмене.

Обобщая все ввилеизложенное, можно сделатв ввівод о том, что в коммерческом арбитраже компетенция арбитража основвівается на автономной воле сторон, а в инвестиционном - также на суверенном акте государства, ввіраженном в международном инвестиционном соглашении или в националвном законодателвстве, о наделении иностранного инвестора правом обратитвся в арбитраж. Такая форма согласия государства на арбитраж носит общий характер, так как государство дает предварителвное общее согласие на арбитраж в отношении широкого круга споров, связаннвіх с инвестициями, не ограниченного конкретним инвестиционнвім контрактом, которое закрепляется в националвном законодателвстве или международном инвестиционном соглашении. Инвестор же может выразитв свое согласие на арбитраж конклюдентным действиями путем подачи искового заявления. В отличие от арбитража, который основан исключителвно на специалвно сформулированном соглашении сторон частноправового контракта и ограничен сферой действия данного соглашения, арбитраж, чвя компетенция вытекает из положений инвестиционного законодателвства принимающего инвестиции государства или международного инвестиционного соглашения, включает в себя также споры в сфере публичного права. Таким образом, в случае если государство выразило общее согласие на арбитраж, значителвно расширяется круг потенциалвных инвесторов, которые могут подать заявление против принимающего государства в отношении любого деяния суверенного характера, которое ущемляет права инвестора, и при этом наличие индивидуального контракта между иностранным инвестором и государством не требуется.

Субъектный состав. Несмотря на то, что коммерческий арбитраж считается способом разрешения споров между частными лицами, нигде нет запрета на участие в нем в качестве стороны публичного образования (например, государства). Но в коммерческом споре государство выступает лишь как частное лицо, как равноправная сторона гражданско-правового договора, которая нарушила какое-либо контрактное обязательство. В том случае, если между иностранным инвестором и государством был заключен только частноправовой контракт, то положение государства ничем не отличается от его положения в коммерческом арбитраже.

Однако в инвестиционном арбитраже на основании международного инвестиционного соглашения или нормах национального законодательства об иностранных инвестициях одной из сторон спора всегда будет выступать государство, причем в качестве публичного лица, которое нарушило нормы международного инвестиционного соглашения либо национального законодательства об иностранных инвестициях, содержащие стандарты защиты иностранного инвестора.

Участие государства в арбитраже, во-первых, вызывает трудности в отношении решения вопроса о государственном иммунитете. Учитывая, что в арбитраже, основанном на международном инвестиционном соглашении или положениях национального законодательства, зачастую оцениваются действия государства jure imperii, важно определить действительно ли государство соглашалась на рассмотрение споров такого характера и обладает ли арбитраж компетенцией на рассмотрение определенных споров.

Не менее проблематичным является определение статуса иностранного инвестора. Для международного инвестиционного арбитража принципиальное значение имеет национальность инвестора, так как международные

инвестиционные соглашения и положения национального законодательства о защите иностранных инвестиций предоставляют защиту лишь инвестору другой национальности, нежели принимающее государство. В том случае, если выяснится, что инвестор не является иностранным лицом, арбитраж лишается компетенции по рассмотрению спора.

Иностранным инвестором может выступать как физическое, так и юридическое лицо. Если инвестор - это физическое лицо, то «иностранным» он будет, если у нет есть гражданство другого государства (в случае с МИС - гражданство государства, с которым заключен данный международный договор). Для определения инвестора - юридического лица как «иностранного» в различных юрисдикциях и международных инвестиционных соглашениях используются разные критерии. К этим критериям можно отнести: место создания (инкорпорации) юридического лица, место нахождения его управляющего органа, а также место его основной деятельности[47]. Т. Н. Нешатаева и А.П. Гармоза выделяют также критерий контроля, который определяется по месту нахождения управляющего органа юридического лица или по гражданству лиц, контролирующих это юридическое ЛИЦО[48].

В соответствии со ст. 2 Федерального закона Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ (ред. от 18.07.2017) «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», иностранный инвестором является «... иностранное юридическое лицо, гражданская правоспособность которого определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено, и которое вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации;...»[49]. Таким образом, российский законодатель избрал наиболее простой и четкий критерий инкорпорации юридического лица. Однако, следует отметить, что данный критерий дает широкое поле для злоупотреблений российским гражданам, которые для получения статуса иностранного инвестора, и, соответственно, всех льгот его правовой защиты, включая возможность обратиться в международный арбитраж, должны лишь зарегистрировать компанию за границей. Такая стратегия получила название «forum shopping» или «nationality planning». Чтобы избежать возникновения такой ситуации, представляется необходимым толковать определение иностранного инвестора вместе с целями Федерального закона № 160- ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».

Преамбула данного Закона отражает цели его принятия и применения следующим образом:

«Настоящий Федеральный закон определяет основные гарантии прав иностранных инвесторов на инвестиции и получаемые от них доходы и прибыль, условия предпринимательской деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации.

Настоящий Федеральный закон направлен на привлечение и эффективное использование в экономике Российской Федерации иностранных материальных и финансовых ресурсов, передовой техники и технологии, управленческого опыта, обеспечение стабильности условий деятельности иностранных инвесторов и соблюдение соответствия правового режима иностранных инвестиций нормам международного права и международной практике инвестиционного сотрудничества.»

Исходя из смысла преамбулы, защите подлежат «реальные» инвесторы, а не лица, которые вывели активы из России, а затем их вернули в Россию под видом иностранных инвестиций. Такой подход объясняется целью противодействовать ситуации, «когда инвесторы учреждают компании, часто являющиеся «пуCTBiпіками», в удобной юрисдикции с единственной целвю - получитв защиту инвестиций и возможности арбитражного способа разрешения споров с принимающими инвестиции государством.»[50]

На указаннвіе цели инвестирования иностранного капитала согласно Федералвному закону 1999 г. обращено также внимание в Обзоре судебной практики разрешения судами споров, связаннвіх с защитой иностраннвіх инвесторов, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017:

«В соответствии с названнвш Законом регулирование отношений, связаннвіх с государственнвіми гарантиями прав иностраннвіх инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации (пункт 1 статви 1), направлено на привлечение и эффективное исполвзование в экономике Российской Федерации иностраннвіх материалвнвіх и финансоввіх ресурсов, передовой техники и технологии, управленческого огыта, обеспечение стабилвности условий деятелвности иностраннвіх инвесторов и соблюдение соответствия правового режима иностраннвіх инвестиций нормам международного права и международной практике инвестиционного сотрудничества.»

Иной, более квалифицированный подход к определению националвности инвестора продемонстрирован в и. 10 Общих подходов к заключению между нар од HBix договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защиты инвестиций, содержащихся в Регламенте Заключения между нар однвіх договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защитві инвестиций, утвержденном Постановлением Правителвства РФ от 30.09.2016 № 992 «О заключении между народ нвіх договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защитві инвестиций»:

«Договор не должен применятвся к инвестициям юридических лиц сторонні договора, которвіе не осуществляют существенной деловой активности на территории этой стороны договора, к юридическим лицам этой стороны договора, которвіе принадлежат или контролируются лицами другой сторонні договора, на территории которой инвестиции осуществленві или осуществляются, а также к юридическим лицам, которвіе принадлежат или контролируются лицами третвего государства»[51].

Таким образом, новый Регламент Заключения международных договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защитві инвестиций для определения националвности инвестора исполвзует уже не толвко критерий инкорпорации юридического лица, но и критерии места основной деятелвности и контроля. По моему мнению, исполвзование комбинаций этих критериев при заключении международных инвестиционнвіх соглашений позволят избежатв злоупотреблений со сторонні «псевдоиностраннвіх» инвесторов.

Кроме того, что инвестор должен бвітв иностраннвім, законодателвство Российской Федерации содержит требование о том, чтобві иностраннвш инвестор вложил иностраннвіе активні. В соответствии со ст. 2 Федералвного закона № 160- ФЗ «Об иностраннвіх инвестициях в Российской Федерации», иностранная инвестиция - это «вложение иностранного капитала в объект предпринимателвской деятелвности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации».

В ст. 1 Закона РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 (ред. от 19.07.2011) «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» указано, что:

«1. Инвестициями являются денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта.

2. Инвестиционная деятельность - это вложение инвестиций, или инвестирование, и совокупность практических действий по реализации инвестиций.

Инвестирование в создание и воспроизводство основных фондов осуществляется в форме капитальных вложений».

Как отмечает М.Г. Холкина, комментируя российское инвестиционное законодательство:

«инвестор - субъект гражданского права, осуществляющий на свой риск вложения или имеющий намерение по вложению собственных, заемных или привлеченных средств в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли и/или достижения иного положительного эффекта в будущем без возможности самостоятельного (прямого) участия в деятельности принимающего лица по использованию вложенных средств (организатора инвестирования) или третьих лиц, связанных с указанным лицом, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством РФ»[52].

Требование от иностранного инвестора вложения иностранного капитала отражено также в и. 6 Регламента заключения международных договоров Российской Федерации по вопросам поощрения и защиты инвестиций:

«Договор должен применяться к определенным в нем активам, которые вкладываются инвестором одной стороны договора на территории другой стороны договора. При этом указанное вложение активов должно быть связано с получением прибыли на территории стороны договора, на территории которой активы вкладываются, или направлено на получение такой прибыли».

Таким образом, по российскому законодательству, инвестор не только должен быть «иностранным», но и «вложить» иностранные активы на территории принимающего государства. Если не происходит вложения иностранного капитала для достижения целей, указанных в вышеперечисленных законах, то просто трансграничные перемещения денежных средств не могут рассматриваться в качестве иностранных инвестиций.

Предмет спора. Международный коммерческий арбитраж традиционно считается альтернативным (внесудебным) способом рассмотрения коммерческих споров между частными сторонами[53]. При этом компетенция арбитража ограничивается арбитражным соглашением в контракте и обычно не выходит за пределы сферы частного права. Однако, когда предметом рассмотрения спора становятся инвестиции, зачастую неизбежен уход в сферу права публичного, в особенности, если компетенция арбитража основана на международном инвестиционном соглашении или нормах национального законодательства об иностранных инвестициях. В данных источниках обычно закрепляются широким образом сформулированные стандарты защиты иностранного инвестора, такие как, стандарт справедливого и равного обращения, стандарт наибольшего благоприятствования, стандарт справедливой компенсации за экспроприацию и т.д., которые позволяют оценивать действия принимающего государства суверенного характера, которые могли привести к нарушению данных стандартов.

Следует также отметить, что если спор вытекает из международного инвестиционного соглашения или положений национального законодательства, то арбитраж обязан установить связь спора с понятием инвестиций, закрепленном в

соответствующем международном инвестиционном соглашении или

националвном законодательстве, чтобы определить свою компетенцию на рассмотрение спора. При этом, понятие инвестиций может определяться максимально широко. Если товары в коммерческой сфере можно определить, как определенную продукцию, то инвестиции - это концепция[54]. Они могут включать в себя осязаемое и неосязаемое имущество; акции и доли в компаниях; права на исполнение, имеющее экономическую ценность; интеллектуальные имущественные права и ноу-хау; права, переданные на основании нормативноправового акта или договора, включая концессионные права.

Применимое процессуальное право. Арбитражное рассмотрение

инвестиционного спора может проходить в рамках арбитражных институтов, занимающихся коммерческим арбитражем, таких, как, например, Постоянная палата третейского суда в Гааге (ППТС), Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (ТПС), Лондонский Международный Арбитражный Суд (ЛМАС), Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (MKAC) и т.д. Второй вариант - это создание арбитража ad hoc. Последним, более специальным способом является обращение в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, созданный специально для рассмотрения такого вида споров. В первом и втором случае арбитраж проводится по правилам данных институтов или правилам, разработанных специально для проведения коммерческого арбитража (Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ[55]). В последнем случае спор рассматривается в специальном учреждении для разрешения международных инвестиционных споров - МЦУИС по правилам Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств 1965 г. (далее по тексту - Конвенция МЦУИС или

Вашингтонская конвенция)[56]. Также процессуальные нормы могут содержаться в самих международных инвестиционных соглашениях[57] и национальном законодательстве об иностранных инвестициях. Обычно это нормы, регламентирующие варианты юрисдикционных органов для рассмотрения инвестиционных споров. Также процессуальными нормами могут быть предусмотрены иные, альтернативные арбитражу средства разрешения спора, такие как медиация, примирение и т.д. Зачастую в международных инвестиционных соглашениях предусматривается и порядок формирования состава арбитража, сроки рассмотрения, обязательность решения.

Применимое материальное право. В коммерческих арбитражах наиболее часто применяется материальное право какой-либо страны. Другими вариантами может быть применение Конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.[58], Принципов УНИДРУА[59] или различных комбинаций различных правовых институтов, принадлежащих разным правовым системам.

Инвестиционные арбитражи применяют право, о котором договорились стороны в инвестиционном контракте, международном инвестиционном соглашении или национальном законодательстве об иностранных инвестициях. В том случае, если соглашение о применимом праве между сторонами отсутствует, то применимое право определяется, исходя из правил международного частного права. Во многих случаях спор может быть разрешен на основании норм самого международного инвестиционного соглашения или с привлечением норм обычного международного права[60]. Некоторые международные инвестиционные соглашения отсылают также к номам права принимающего государства[61].

Из проведенного анализа явно следует, что, несмотря на схожеств формні между нар од HBix коммерческих и инвестиционнвіх арбитражей, их правовая природа совершенно разная. Коммерческий арбитраж - это институт, созданный для разрешения исключителвно частноправоввіх споров, в то время как о природе инвестиционнвіх споров нелвзя с точноствю утверждатв то же самое. В инвестиционном арбитраже всегда присутствует «публичный элемент», который обуславливает далвнейшие особенности данного способа разрешения споров. Вследствие этого, ученвіе зачастую говорят о «гибридной»[62], «смешанной»[63] или «получастноправовой»[64] природе международного инвестиционного арбитража. Действителвно, имея форму международного коммерческого арбитража, международный инвестиционный арбитраж получил право рассматриватв спорві, ввіходящие далеко за сферу частного права. Именно по той причине, что международный инвестиционнвш арбитраж включает рассмотрение правомерности деяний государств суверенного характера, в литературе ввісказвіваются точки зрения о том, что арбитраж является неподходящей формой для рассмотрения таких споров[65].

Однако, несмотря на различие даннвіх правоввіх институтов, исследователи коммерческих и инвестиционнвіх арбитражей Карл Бёкштигелв отмечает, что доволвно трудно иногда бвівает провести различие между коммерческим и инвестиционнвш арбитражем[66]. Зачастую спорві касаются контракта между компанией, созданной иностранным инвестором с одной стороны и государственной компанией, с другой сторонні. Такой контракт будет содержатв то, что одна сторона будет считатв «нормалвной» арбитражной оговоркой в рамках коммерческого арбитража. Тем не менее, если между сторонами заключено международное инвестиционное соглашение или инвестор обратился в арбитраж на основании националвного законодателвства об иностраннвіх инвестициях, содержащих общее согласие государства на арбитраж, то спор может ввійти далеко за пределві арбитражного соглашения в инвестиционном контракте.

Подводя итог ввннесказанному, следует отметитв, что, международный инвестиционный арбитраж, в особенности основанный на международных инвестициоHHBix соглашениях и националвном законодателвстве, имеет ряд о тл ичит ель HBix признаков по сравнению с международным коммерческим арбитражем, что взвівает необходимости в его отделвном изучении в рамках международного гражданского процесса.

<< | >>
Источник: Бессонова Анастасия Игоревна. Особенности признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 1.2. Место инвестиционного арбитража в системе международных арбитражей:

  1. 12.3.  Место Республики Беларусь  в системе международных связей
  2. Глава I Основные подходы к сущности и определению места международного торгового права (МТП) в системе международного публичного права (Ml 111)
  3. 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права
  4. § 3. Инвестиционный договор в системах гражданско-правовых договоров
  5. Глава I Основные подходы к сущности и определению места международного торгового права (МТП) в системе международного публичного права (Ml 111)
  6. Куликов Роман Анатольевич. ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ И МЕСТО ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ КОРПОРАЦИИ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА - 2006, 2006
  7. Глава 2. Правовой статус и место транснациональной корпорации в системе международного частного права
  8. Сущность, критерии выделения МПрП и его место в системе международного права
  9. ГЛАВА 1. МЕСТО ИНСТИТУТА ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  10. § 1.1. История возникновения международного инвестиционного арбитража
  11. § 1.2. Место инвестиционного арбитража в системе международных арбитражей
  12. § 1.4. Понимание международного инвестиционного арбитража в российской доктрине
  13. § 1.5. Особенности правового регулирования процедуры признания и приведения в исполнение решения международного инвестиционного арбитража с учетом его правовой природы
  14. § 2. Международно-правовой механизм признання и приведения в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей
  15. § 2.2. Принципы признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей
  16. § 2.3. Источники международного права, регулирующие признание и приведение в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей
  17. § 2.1.4. Другие источники, регулирующие признание и приведение в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей
  18. Глава II. Роль принципа государственного иммунитета при признании и исполнении решений международных инвестиционных арбитражей
  19. Место и роль международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения в системе международного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -