<<
>>

§ 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»

Нормы о государственном иммунитете, как справедливо замечено К. Шроером, представляют собой соединение обычного международного права, националвного права и в менвшей части права международных договоров[264].

Таким образом, по представлению автора, источники в данной области можно разделитв на между нар одно-правовые и националвные.

К международно-правовым источникам права об иммунитетах можно отнести Европейскую конвенцию о государственном иммунитете 1972 года[265] и

Конвенцию ООН о иммунитете государств и их собственности 2004 года[266]. Обе конвенции представляют собой ввіражение теории функционалвного иммунитета, ограничивая юрисдикционный иммунитет государства сферой сувереннвіх действий и имущества, предназначенного для сувереннвіх целей.

На националвном уровне отражение теории функционалвного иммунитета происходит по-разному в зависимости от системні права. Природа государственного иммунитета в странах континенталвного права отличается от законодателвного подхода, который бвіл предпринят в странах общего права. Bo- перввіх, право иммунитета иностранного государства в странах континенталвного права - это, в первую очереди, концепция международного публичного права, а не разработка отделвного государства. Во-вторвіх, странві континенталвного права применяют общие принцигы международного права, включая принцип государственного иммунитета в их националвнвіе системні по необходимости. Таким образом, почти все подходві в области права государственного иммунитета в странах континенталвного права основанві на судебной практике. Перввіе законні о государственном иммунитете бвіли принятві в США в 1976 году[267], и в Великобритании в 1978 году[268]. Государства, принявшие подобнвіе актві позднее, исполвзовали ввішеуказаннвіе законні в качестве моделей. Например, законні о юрисдикционнвіх иммунитетах таких стран, как Сингапур (1979 г.), Канада (1982 г.), Австралия (1985 г.), Пакистан (1981 г.) и Южная Африка (1981 г.), бвіли сформулированы, по болвшей части, идентично Акту о государственном иммунитете Великобритании[269].

В Российской Федерации окончательный переход к доктрине функционального иммунитета ознаменовался принятием Закона о юрисдикционных иммунитетах № 297-ФЗ, который практически полностью копирует структуру Конвенции ООН, построенной следующим образом. В ч. 2 ст. 1 Закона закреплено общее правило, согласно которому «иностранное государство пользуется в отношении себя и своего имущества юрисдикционными иммунитетами». Дальнейшие положения представляют собой исключение из главного правила об иммунитете и могут быть классифицированы в соответствии с тремя видами иммунитета: судебным иммунитетом, иммунитетом в отношении мер по обеспечению иска и иммунитетом в отношении исполнения решения суда. Основным критерием, определяющим возможность государства воспользоваться защитой судебного иммунитета, является разграничение действий государства в качестве суверена (jure imperii) или в качестве субъекта экономической деятельности Gure gestions). Закон содержит перечень исключений, представляющих собой конкретные категории дел, в ходе рассмотрения которых государство не может прибегнуть к использованию иммунитета (трудовые споры, споры о правах на имущество, споры о возмещении вреда, споры, связанные с интеллектуальной собственностью и т.д.). Иммунитет в отношении мер по обеспечению иска не предоставляется только в случае явно выраженного согласия государства или в том случае, если иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющимся предметом спора. При аналогичных обстоятельствах возможен отказ от иммунитета в отношении исполнения решения суда. Однако, в дополнение, Закон об иммунитетах содержит исключение в отношении собственности, используемой в целях, не связанных с осуществлением властных полномочий. Также Законом об иммунитетах предусмотрен перечень имущества иностранного государства, которое всегда пользуется иммунитетом в отношении мер по обеспечению иска и исполнения решения: имущество дипломатических представительств, военное имущество, культурные ценности и архивы, имущество, являющееся частью экспозиций и выставок и имущество центрального банка.

Особенностью российского закона является закрепление принципа взаимности в отношении предоставления иммунитетов в ст. 4 Закона о

юрисдикционных иммунитетах, а также ст. 417.9 ГПК РФ и ст. 256.9 АПК РФ.

Необходимо отметить, что данный принцип в отношении иммунитетов не является новым для отечественного законодательства. В статье 435 ГПК РСФСР содержалась норма, согласно которой «в тех случаях, когда в иностранном государстве не обеспечивается Российскому государству и его имуществу такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается иностранным государствам и их имуществу в РФ, Советом Министров РФ или иным управомоченным органом может быть предписано в отношении этого государства или его имущества применение ответных мер»[270]. Из новых ГПК РФ и АПК РФ 2002 года данная норма была изъята.

На современном этапе на законодательном уровне ещё до принятия Закона № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах» предпринимались попытки ввести принцип взаимности в отношении иммунитета иностранных государств в т.н. законе Ротенберга[271]. При этом предполагалось предоставить возможность российским судам производить аресты имущества иностранного государства в случае вынесения неправосудного решения иностранным судом и его исполнения в отношении имущества российских граждан за рубежом. Представляется, что закрепление в таком виде принципа взаимности противоречило бы принципу государственного суверенитета, в рамках которого каждое государство вправе осуществлять власть в пределах своей территории. Государство вправе не признавать на своей территории решения иностранных государств, но признавать их «неправосудными» и на этом только основании арестовывать имущество иностранного государство недопустимо, тем более, когда дело касается имущественных споров между участниками экономического оборота.

Закон о юрисдикционных иммунитетах и процессуальное законодательство предлагают иной механизм принципа взаимности.

Согласно ч. 1 ст. 4 Закона о юрисдикционных иммунитетах, «юрисдикционные иммунитеты иностранного государства и его имущества в объеме, предоставляемом в соответствии с настоящим Федеральным законом, могут быть ограничены на основе принципа взаимности, если будет установлено наличие ограничений, касающихся предоставления Российской Федерации и ее имуществу юрисдикционных иммунитетов в иностранном государстве, в отношении которого и имущества которого возник вопрос о юрисдикционных иммунитетах». В статьях 417.9 ГПК РФ и 256.9 АПК РФ указывается, что при рассмотрении иска суд по собственной инициативе или по ходатайству стороны может применить принцип взаимности, если в ходе разбирательства будет установлена разница в объеме юрисдикционных иммунитетов, предоставляемых иностранным государством Российской Федерации на своей территории и предоставляемых Российской Федерацией иностранному государству в пределах ее территории. Соотношение иммунитетов определяется судом на основании доказательств, представленных сторонами и заключений государственных органов.

Таким образом, новое законодательство ни в коем случае не наделяет российские суды правом арестовывать имущество иностранного государства в ответ на обращение взыскания на имущество Российской Федерации и её граждан на территории соответствующего иностранного государства. Такие действия возможны только в случае наличия судебного или арбитражного решения против иностранного государства, которое подлежит исполнению на территории Российской Федерации. Ст. 4 Закона о юрисдикционных иммунитетах предполагает применение принципа взаимности только в случае ограничения иммунитета. Однако при этом следует учитывать ч. З ст. 1 Закона об иммунитетах, где указано, что «положения настоящего Федерального закона подлежат применению, если Российская Федерация и иностранное государство не договорились об ином». Таким образом, определенным договором Российской

Федерации может быть предусмотрено положение о взаимности, где иностранному государству будет гарантироваться больший объем иммунитетов, чем это предусмотрено Законом. Положения о взаимности в отношении иммунитетов содержатся также в законодательстве Великобритании[272], Австралии[273], Сингапура[274] и Канады[275] также содержат схожие положения. Таким образом, ст. 4 российского Закона об иммунитетах не является новеллой среди законодательства иностранных государств, однако, предусматривает лишь ограничение иммунитета иностранного государства в то время, как вышеперечисленные законы предполагают возможность, как ограничения, так и расширения иммунитета. Ярким примером государства, законодательство которого позволяет ограничивать иммунитет на основе принципа взаимности, является Китайская Народная Республика. В целом Китай следует концепции абсолютного иммунитета, однако исходя из прагматических целей, периодически подписывает многосторонние международные договоры, которые требуют отказа от абсолютного иммунитета[276]. Среди прочих, данным государством подписана Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, несмотря на то, что это противоречит его политике в сфере иммунитетов, однако ратификации до настоящего момента не последовало. В 2005 году в Китае был издан Закон о судебном иммунитете в отношении принудительных мер, касающихся имущества центральных банков[277]. Ст. 3 данного Закона содержит схожее положение со ст. 4 российского Закона об иммунитетах, предполагающее ограничение иммунитета иностранного государства: «Если иностранное государство не предоставляет иммунитет имуществу центрального банка Китайской Народной Республики ...

или предоставленный иммунитет предоставляет менвший уровенв защиты, предусмотренный данным Законом, в таком случае подлежит применению принцип взаимности».

Таким образом, российский закон об иммунитетах отражает концепцию ограниченного иммунитета, содержащуюся в международнвіх конвенциях и националвном законодателвстве стран, где такие законы приняты, при этом, обладая своими особенностями. Также следует отметитв, что нормы об особенностях участия иностранного государства в процессе предусмотрены законами об иммунитете Великобритании и США, тогда как в Российской Федерации законодатели пошел по иному пути, включив данные нормы в АПК РФ, ГПК РФ и в Закон № 229-ФЗ «Об исполнителвном производстве».

<< | >>
Источник: Бессонова Анастасия Игоревна. Особенности признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»:

  1. 1.1. Источники права, регламентирующие порядок регулирования банковской деятельности
  2. Источники права
  3. План темы источники права Евросоюза.
  4. Другие источники права.
  5. Разнообразие источников права, регулирующих деятельность партий.
  6. 2.22 Общая характеристика Судебника Казимира и статутов Великого княжества Литовского как источников права
  7. Источники права и источники исторических сведений о праве
  8. Изменения в источниках права, отраслях законодательства, национальных системах права
  9. Источники права и источники исторических сведений о праве
  10. Изменения в источниках права, отраслях законодательства, национальных системах права
  11. ИСТОЧНИКИ ПРАВА И ИСТОЧНИКИ ИЗУЧЕНИЯ ПРАВА
  12. ИСТОЧНИКИ ПРАВА И ИСТОЧНИКИ ПОЗНАНИЯ ПРАВА
  13. ИСТОЧНИКИ ПРАВА И ИСТОЧНИКИ ПОЗНАНИЯ ЗАКОНОВ
  14. ИСТОЧНИКИ ПРАВА ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА
  15. Формы (источники) права
  16. Дискуссионные вопросы соотношения понятий «форма» и «источник» права
  17. Источники права как слагаемые его внешней формы. Система нормативных актов в России
  18. § 1. Понятие и виды форм (источников) права
  19. ГЛАВА 13.ИСТОЧНИКИ ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -