<<
>>

§ 5.3. Иммунитет в отношении исполнения решения по Конвенции ООН и Закону № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»

Решение автора объединить анализ данных двух источников в один параграф было вызвано высокой степенью схожести положений Конвенции ООН и Закона № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах».

Конвенция ООН, являясь результатом долгой работы Комиссии по международному праву (в состав которой входят и представители России), отражает обычные нормы международного права об иммунитете, а также практику различных государств по данному вопросу, таким образом, являясь наиболее универсальным и полным документом, содержащим нормы об иммунитете государств и их собственности. Так как Конвенция ещё не вступила в силу, вполне понятно, почему составители российского закона об иммунитетах взяли за ориентир именно данный документ.

В настоящее время статья 19 Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах, закрепляя общее правило об иммунитете государства в отношении исполнения решения против иностранного государства, содержит три исключения из данного вида иммунитета: «если государство согласилось на принятие таких мер», «если государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющейся объектом данного разбирательства», или «было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначается для использования государством для иных целей, чем государственные некоммерческие цели, и находится на территории государства суда при условии, что принудительные меры после вынесения судебного решения могут быть приняты только в отношении собственности, которая имеет СВЯЗЬ C образованием, против которого было направлено судебное разбирательство».

Данные исключения носят достаточно ограниченный характер, так как ограничение круга собственности, на которую может быть обращено взыскание, до собственности, связанной с предметом спора, значительно влияет на возможность исполнить решение. Если учесть, что решения международных арбитражей по

4J

режиму Нью-Йоркской конвенции можно исполнить в любом государстве- участнике, то требование о связи имущества и предмета спора резко ограничивает круг потенциальных для исполнения государств.

Закон № 297-ФЗ вслед за Конвенцией ООН о юрисдикционных иммунитетах и ведущей практикой государств закрепил принцип раздельного режима судебного иммунитета и иммунитета в отношении исполнения решения. Статья 15 Закона № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах» содержит общее правило о предоставлении государствам иммунитета в отношении исполнения решения, а также три исключения, как и статвя 19 Конвенции ООН. Однако критерий коммерческой деятелвности является более либералвнвш по сравнению с Конвенцией ООН. Во-перввіх, российский закон не содержит требования о том, что коммерческая деятелвноств должна осуществлятвся на территории Российской Федерации. По этому же признаку закон отличается от Акта об иммунитете иностранного государства США. Во-вторвіх, Закон № 297-ФЗ «О юрисдикционнвіх иммунитетах» не содержит требования о связи имущества, на которое обращается взвіскание, с предметом спора. Таким образом, в российском законе об иммунитетах предусмотрен более либералвнвш режим в отношении иммунитетов от исполнения решения, что в будущем должно благоприятно отразитвся на возможности иностранного инвестора обратитв взвіскание на имущество иностранного государства на территории Российской Федерации.

Собственность, зарезервированная или обозначенная для удовлетворения иска. И Конвенция ООН, и Закон № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах» содержат исключение, согласно которому иностранное государство не пользуется иммунитетом в отношении исполнения решения суда, если иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора.

Согласно Комментарию Комиссии по международному праву к статье 18 Конвенции ООН, данное исключение должно предотвратить посторонних или незащищенных заявителей от нанесения ущерба намерению государства удовлетворить конкретные требования или оплатить признанные долги. Естественно, что вопрос о том, была или нет определенная собственность зарезервирована для исполнения конкретных требований, может быть неоднозначным и должен быть разрешен конкретным судом[342].

Данное исключение из иммунитета в отношении исполнения решения может рассматриваться или как специальный пример согласия государства на исполнение решения против него, или как то, что определенная цель, для которой предназначена собственность государства, может определять статус такой собственности как защищенный иммунитетом или нет. В деле Alcorn Ltd v Republic of Colombia[343] компания Alcom пыталась обратить взыскание на счета дипломатической миссии Колумбии в Лондоне, которые, по заявлению посла Колумбии, использовались для повседневных нужд посольства. В силу того, что данные счета носили смешанный характер, Палата Лордов указала на то, что взыскание было бы возможно только при условии специального резервирования каких-либо из счетов для возмещений по коммерческим сделкам.

Ярким примером дела, где собственность была зарезервирована иностранным государством для удовлетворения требований по коммерческим контрактам, является дело Orascom Telecom v. The Republic of Chad[344], где нефтяные платежи государства Чад уплачивались непосредственно лондонскому банку на транзитный счет, откуда платежи ежемесячно снимались для покрытия долгов Чада по отношению к Всемирному банку и Европейскому инвестиционному банку. Судья Бертон постановил по данному делу: «Данные средства не являются лондонскими активами национального фонда Чада, и не были в обороте в Лондоне в соответствии с всемирным попечительством и специальным соглашением между Чадом и Ситибанком. Данные средства находятся в Лондоне, так как они должны быть переданы через механизм, установленный с целью их сохранения. Поэтому данные платежи не были напрямую направлены в Чад в целях защищенной передачи их Всемирному банку и Европейскому инвестиционному банка».

Отдельные категории имущества. Так же, как и Конвенция ООН, российский закон предполагает «исключение из исключения» в виде перечня имущества, которое пользуется иммунитетом в силу его использования в деятельности, связанной с осуществлением суверенных властных полномочий. Однако, в соответствии с частью 2 статьи 16 данные исключения могут не применяться, если государство выразило явно выраженное согласие на исполнение решения в отношении конкретного имущества, входящего в какую-либо категорию части 1 статьи 16, а также если оно зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора.

Имущество дипломатических представительств и консульских миссий

Пункт 1 статьи 1 б ФЗ ЗФ «О юрисдикционных иммунитетах» закрепляет, что иммунитетом защищено имущество (в том числе денежные средства, находящиеся на банковском счете), используемое или предназначенное для осуществления функций дипломатических представительств иностранного государства или его консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях, делегаций иностранного государства в органах международных организаций либо на международных организациях.

Нормы о дипломатическом иммунитете основаны на положениях Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года[345] и Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года[346]. Обе конвенции содержат положения о том, что имущество, связанное с осуществлением дипломатической или консульской деятельностью, пользуется неприкосновенностью. При этом, в Венской конвенции о дипломатических сношениях говорится о безусловном «иммунитете от исполнительных действий», а в Венской конвенции о консульских сношениях - только об «иммунитете от любых видов реквизиции в целях государственной обороны или для общественных нужд».

Следует отметить, что по российскому закону не любое имущество консульских и дипломатических миссий пользуется иммунитетом, а лишь то, которое используется или предназначено для осуществления таких функций.

Это соответствует практике болвшинства государств. Показательным примером является решение Верховного суда Швеции 2011 года от по делу Зедельмайера[347] (дело Зедельмайера см. подробнее выше), в котором суд разрешил исполнение решения арбитража против помещений бывшего торгового представительства СССР. Спорные помещения использовались торговым представительством СССР для осуществления его функций в период с 1927 по 1976 год, после чего представительство сменило место расположения. Тем не менее, Российская Федерация заявляла, что иммунитет в отношении исполнения решения должен применяться в силу того, что подвал помещения используется для архива документов торгового представительства и посольства, а также для хранения транспортных средств посольства. Более того, некоторые квартиры в спорном помещении использовались для размещения дипломатов, других членов персонала торгового представительства и посольства, студентов по обмену и российских ученых по официальному проекту. Другие помещения были использованы в качестве временных офисов для лиц, имеющих официальное разрешение на назначение на должность в Швеции и для размещения лиц с особыми нуждами, а также дочери бывшего дипломата. Таким образом, с точки зрения Российской Федерации, данная собственность не могла быть квалифицирована как коммерческая. Однако, суд не согласился с данной позицией, указав, что жилые помещения, архивы и помещения для хранения транспортных средств, используемые российским посольством были защищены Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года, в то время как использование остальной собственности осуществлялось в частноправовых целях не коммерческого, но и не официального характера. В силу того, что спорная собственность не была использована в официальных целях, иммунитет в отношении исполнения решения к ней неприменим.

Российский закон, как и Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах, заполнили пробел Венских конвенций в отношении денежных средств на

банковских счетах дипломатических миссий, отнеся его к имуществу дипломатических миссий. Возможности обращения взвіскания на такие денежнвю средства, таким образом, определяется целвю исполвзования даннвіх средств. Однако вопрос о «смешаннвіх счетах», средства которвіх исполвзуются как в официалвнвіх, так и не в сувереннвіх целях, остаётся открвітвім и может бвітв решен толвко на уровне судебной практики. Некоторвю государства склоннві предоставлятв иммунитет смешаннвш счетам, если хотя бы части исполвзуется в сувереннвіх целях. Судві других государств указвівают, что сам факт исполвзования болвшей части средств на счете в публичнвіх целях не дает основания применятв иммунитет в отношении исполнения решения ко всему счету .

Военное имущество

Согласно пункту 2 статви 1 б иммунитетом в отношении исполнения решения защищается три подвида имущества: (1) военное имущество или (2) имущество, исполвзуемое либо предназначенное для исполвзования в военнвіх целях или (3) в миротворческих операциях, признаваемвіх Российской Федерацией.

В соответствии с Комментарием Комиссии по международному праву, под военным подразумевается имущество военно-морского флота, воздушных сил и сухопутнвіх войск.

В российском законе об иммунитетах не определено, что подразумевается под военным имуществом иностранного государства.

Согласно Концепции управления имуществом Вооруженнвіх Сил Российской Федерации, учрежденной Приказом Министра оборонні Российской Федерации от 2 октября 2013 года[348] [349], под военнвш имуществом Российской Федерации понимается имущество Вооруженнвіх сил, в которое входит движимое и недвижимое имущество, в том числе обвектві капиталвного строителиства, находящиеся у Вооруженных сил на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного (бессрочного) полвзования, имущество подведомственных Министерству оборонні Российской Федерации организаций, акции открвітвіх акционернвіх обществ, доли в уставнвіх капиталах обществ с ограниченной ответственноствю, созданнвіх в резулвтате приватизации находящихся в ведении Министерства оборонні Российской Федерации федералвнвіх государственник унитарнвіх предприятий.

По мнению Баженова, «военное имущество в широком понимании представляет собой обширный переченв предметов, устройств и приспособлений, исполвзуемвіх в повседневной деятелвности войск и предназначеннвіх для обеспечения как специалвнвіх задач, так и насущнвіх бвітоввіх потребностей. Военное имущество можно подразделитв на движимое и недвижимое»[350].

Подобнвш образом может бвітв определено и военное имущество иностранного государства.

Можно предположитв, что имущество, которое предназначено или исполвзуется в военных целях (2), может и не носитв военнвш характер, однако обеспечиватв деятелвности военного аппарата. Например, оборудование и помещения для медпунктов не являются имуществом военного характера, однако предназначенві для исполвзования в военнвіх целях.

Также взвіскание не может бвітв обращено на имущество, предназначенное для исполвзования в миротворческих операциях, которвіе признаются Российской Федерацией (3). Миротворческие операции - это фактически вмешателвство вооруженнвіх сил одного государства в дела другого с санкции Совета Безопасности ООН с целвю прекращения конфликта и восстановления мира. Примерами миротворческих операций, не признаннвіх Российской Федерацией, могут служить действия Запада, и особенно НАТО, в отношении Союзной Республики Югославия в 1999 г. (бомбардировки) и действия США и

Великобритании с союзниками против Ирака без мандата ООН в 2003 г. (до получения мандата СБ ООН)[351].

Культурные ценности и архивы и имущество, являющееся частью экспозиций и выставок

Специальный репортер Сомпонг Сучариткул, предлагая введение данной категории государственной собственности в качестве исключения из иммунитета в отношении исполнения решения отметил, что обращение взыскания на собственность, являющуюся культурным наследием государства, или разграбление естественных ресурсов, в отношении которых государство наделено суверенитетом, не может быть осуществлено путем только вынесения решения государственным судом[352]. Следует отметить, что российский закон применяется только к тем объектам культурного наследия и выставок, которые расположены на территории Российской Федерации и не выставлены на продажу. Таким образом, собственность или объекты на промышленных или коммерческих выставках не будут защищаться иммунитетом.

Согласно ст. 1 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (Париж, 1972 г.), культурными ценностями считаются ценности религиозного или светского характера, которые рассматриваются каждым государством как представляющие значение для археологии, доисторического периода, истории, литературы, искусства и науки и которые относятся к перечисляемым ниже категориям[353].

В 2004 году Министерство иностранных дел Швейцарии обозначило свою позицию по поводу того, что кулвтурная собственноств государства на ввіставке должна полвзоватвся иммунитетом, и судебное решение по заявлению швейцарской компании NOGA об аресте предметов живописи, привезеннвіх из ГМИИ им. А. С. Пушкина в Швейцарию для ввіставки, было отменено швейцарским Федералвнвш советом (законодателвнвш органом), что явилосв основанием для освобождения собственности от ареста, и картинві смогли вернутися в Россию[354]. При этом, Федералвнвш совет указал, что «в соответствии с международным правом, государственник кулвтурнвіе ценности являются публичной собственноствю и не подлежат конфискации»[355].

Подобнвш образом бвіла решена ситуация в Греции, когда греческий суд ввшес решение, которое позволяло обратитв взвіскание на собственноств ФРГ, а именно, Институт Гёте, Немецкий археологический институт в Афинах и немецкий школві в Афинах и Салониках. В этом деле министр юстиции Греции, наделенный правом даватв согласие на обращение взвіскания в отношении собственности иностраннвіх государств, расположенной в Греции, запретил исполнение решения суда исходя из характера собственности как кулвтурной ценности государства.

Имущество центральных банков

По мнению автора комментария Вашингтонской конвенции К. Шроера, установление особого статуса централвного банка в практике предоставления иммунитетов связано с желанием государств привлечв иностраннвіе инвестиции путем поввннения гарантий в отношении имущества централвнвіх банков[356].

Так, в Российской Федерации еще до принятия Закона № 297-ФЗ «О юрисдикционнвіх иммунитетах» бвіла попвітка ввести положения в статви 251

АПК РФ и 401 ГПК РФ, предоставляющие судебный иммунитет центральным банкам иностранных государств, когда они осуществляют публично-правовые функции[357]. В КНР в 2005 году был издан специальный закон об иммунитете от принудительных мер в отношении собственности иностранных центральных банков[358].

В соответствии с пунктом 5 статьи 16 российского закона об иммунитетах, иммунитетом пользуется имущество центрального банка или иного органа надзора иностранного государства, в функции которого входит банковский надзор.

Закон не содержит перечня такого имущества, следовательно, по мнению авторов комментария к закону, термин "имущество центрального банка" подлежит расширенному толкованию и позволяет включать любое имущество банка[359]. Имуществом являются, например, наличные денежные средства, платежные средства, банковские депозиты, ценные бумаги, валютные резервы, золотые резервы иностранного центрального банка, а также недвижимое и иное движимое имущество банка и др.[360]

Следует отметить, что иммунитет, предоставляемый центральным банкам российским законом, носит абсолютный характер и не требует проверки назначения такого имущества в отличие, например, от имущества дипломатических, консульских и иных миссий. Такой режим напоминает подход, закрепленный английским Законом о государственном иммунитете. Как уже было продемонстрировано выше, английские суды представляют иммунитет имуществу центрального банка вне зависимости от статуса центрального банка в качестве самостоятельного лица или органа государства, а также вне зависимости от характера имущества и его связи с осуществлением не суверенных функций государства. Таким образом, термин «имущество центрального банка» в практике английских судов толкуется максимально широко, включая любое движимое и недвижимое имущество, а также право на долю, которые возникли на основании закона, судебного решения или договора[361].

Сложность в определении имущества центрального банка заключается в том, что на его счетах могут смешанно храниться денежные средства иностранного государства, самого центрального банка и частных лиц[362]. Согласно буквальному толкованию исключения, безусловным иммунитетом будет пользоваться имущество непосредственно центрального банка. Возникает вопрос, как в этом случае будет определяться возможность обращения взыскания на счета государства. Должна ли быть исследована природа таких денежных средств, или они включены в исключение автоматически и должны пользоваться иммунитетом независимо от частных или публичных целей использования.

Иногда законы иностранных государств устанавливают дополнительные требования к имуществу центрального банка, чтобы оно могло пользоваться иммунитетом. Статья 1611 (b)(1) Акта об иммунитете иностранного государства содержит требование о том, чтобы имущество являлось собственностью центрального банка и использовалось им от своего имени. Статья 12(4) Акта Канады о государственном иммунитете 1985 года требует, чтобы банк владел имуществом от своего имени, а также оно не должно исполвзоватвся или предполагатвся к исполвзованию в коммерческой деятели но сти[363].

Некоторвіе государства не предоставляют имуществу иностраннвіх централвнвіх банков абсолютнвш иммунитет в отношении исполнения решения, а подходят к нему с точки зрения теории ограниченного иммунитета. Таким образом, например, французские судві не склоннві предоставлятв иммунитет смешаннвш счетам иностраннвіх централвнвіх банков, которвіе исполвзуются одновременно для сувереннвіх и не сувереннвіх целей[364]. Более обширна практика в отношении непредоставлення иммунитета имуществу иностраннвіх централвнвіх банков, когда их счета исполвзуются исключителвно для коммерческих целей[365].

Таким образом, законодателвство и практика государств в отношении признания и приведения в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей и международных коммерческих арбитражей с участием государства позволяют сделатв вывод о том, что иммунитет в отношении исполнения решения в болвшинстве случаев не зависит от арбитражного соглашения как формы отказа от судебного иммунитета. Болвшинством государств и международным правом данный вид иммунитета признается самостоятелвным режимом со своими правилами и исключениями, которые являются гораздо более ограниченными, чем исключения из судебного иммунитета. Основным критерием возможности исполнения решения по отношению к государственному имущество является критерий коммерческой деятелвности, который по-разному формулируется и интерпретируется в различных юрисдикциях. Кроме того, в различных

государствах существует более или менее постоянный переченв категорий имущества, которое всегда носит суверенный характер.

<< | >>
Источник: Бессонова Анастасия Игоревна. Особенности признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 5.3. Иммунитет в отношении исполнения решения по Конвенции ООН и Закону № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»:

  1. § 2. Защита прав взыскателя, должника и других лиц при исполнении решения суда
  2. § 4. Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)
  3. 2. Признание и обращение к исполнению решения иностранного суда, которое подлежит принудительному исполнению
  4. 126. Поворот исполнения решения суда
  5. Условия применения поворота исполнения решения
  6. Основания невозможности поворота исполнения решения
  7. § 2. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  8. Исполнение решений о выселении.
  9. Статья 80. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  10. § 3.4. Индексации взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда
  11. 14.1. Особенности исполнения решений иностранных судов на территории Российской Федерации
  12. Оглавлени
  13. § 1.5. Особенности правового регулирования процедуры признания и приведения в исполнение решения международного инвестиционного арбитража с учетом его правовой природы
  14. § 2.2. Принципы признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей
  15. Глава II. Роль принципа государственного иммунитета при признании и исполнении решений международных инвестиционных арбитражей
  16. § 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -