<<
>>

§ 5.2. Иммунитет в отношении исполнения решения в законодательстве и судебной практике государств

До появления Европейской конвенции и первых национальных законов об иммунитете, решения, разрешающие обращение взыскания в отношении государственной собственности, используемой в коммерческих целях, были приняты судами Италии и Греции; однако их правительства сохранили политический контроль и издали законодательство, требующее разрешение министра правительства на такие принудительные меры, и их применение только по принципу взаимности.

В результате, несмотря на то, что иммунитет иностранного государства в отношении исполнения решения был признан не абсолютным, случаи исполнения решения и обращение взыскания против государственной собственности зависели от политической воли исполнители ной ветви власти.

Основнвіе моменты относителвно порядка применения принудителвнвіх мер в отношении имущества иностранного государства бвіли установленні в одном белвгийском деле. В деле Socobelge[321] у Греции бвіли долгосрочнвіе долги в связи со строителвством железной дороги, которвіе подтвердились арбитражнвш решением. Белвгийский суд по гражданским делам объявил право мернвш обращение взвіскания на средства, хранящиеся в банке на счету Греции на территории Белвгии, в целях удовлетворитв требования в решении арбитража, однако дело было внезапно окончено мирнвш соглашением, при этом некоторвіе средства, на которвіе должно бвіло бвітв обращено взвіскание, относилисв к средствам США на послевоенную помощи. Гаагский апелляционный суд в 1968 году разрешил обращение взвіскания на имущество государственного торгового предприятия, расположенного на территории суда, рассматривающего дела, при условии, что данное имущество не исполвзовалисв в публичнвіх целях государства, в отношении обязателвств, касаемвіх соглашения на добвічу топливнвіх ресурсов, заключенного в частноправовом порядке государственнвш предприятием, которое являлосв самостоятелвнвш юридическим лицом.

Суд постановил, что тот факт, что по распоряжению государственного предприятия средства, на которвіе обращалосв взвіскание, могли бы бвітв заплаченві напрямую государству, не влияет на определение даннвіх средств как служащих публичнвш целям.

Критерии обращения взвіскания на собственности приобрели более четкие очертания с момента принятия Европейской конвенции и появления перввіх законов об иммунитете иностраннвіх государств.

США. Статвя 1609 Акта об иммунитете иностранного государства США содержит отделвное правило для иммунитета в отношении исполнения решения, касающегося государственного имущества: «В силу существующих

между нар од HBix соглашений, стороной которвіх является США ... имущество иностранного государства в США должно бвітв защищено иммунитетом, за исключением случаев, предусмотренных статтями 1610 и 1611». Следует отметитв, что положения об исключении из иммунитета в отношении исполнения решения по-разному регулируются в зависимости от того, обращается взвіскание на имущество иностранного государства или на имущество его агентств и образований («agencies and instrumentalities»). Это проявляется в том, что, во- перввіх, для имущества государств предусмотрено менвше исключений из иммунитета, чем для его агентств и образований. А, во-вторвіх, если исключение установлено, Акт об иммунитете иностранного государства разрешает кредитору обращатв взвіскание на менвший круг имущества государства, чем на имущество агентств и образований. В резулвтате, обратитв взвіскание на имущество агентств и образований проще, чем на имущество иностраннвіх государств.

Статвя 1610 Акта содержит шеств исключений из иммунитета в отношении исполнения решения против собственности государства. В соответствии с данной статвей собственноств должна удовлетворять двум критериям. Во-первых, это должна быть собственность «используемая для коммерческой деятельности на территории США». А, во-вторых, по крайней мере» одно из семи исключений должно присутствовать, среди которых отказ государства от иммунитета в отношении исполнения решения (как явно выраженный, так и подразумеваемый), а также тот факт, что «решение основано на акте, признающем арбитражное решение, вынесенное против иностранного государства, при условии, что обращение взыскания в целях исполнения решения не будет противоречить положениям арбитражного соглашения».

В отношении требования о коммерческой деятельности, во-первых, следует отметить, что имущество, относящееся к дипломатической деятельности, почти всегда защищается иммунитетом[322]. Во-вторых, коммерческое имущество будет пользоваться иммунитетом, если заявитель не смог доказать, что данное имущество использовалось на территории США. Даже в том случае, если заявитель находит имущество, которое, казалось бы, носит коммерческий характер, суды постоянно фокусируют внимание на том, что данное имущество должно использоваться для коммерческой деятельности в США. Даже несмотря на то, что понятие коммерческой деятельности, содержащееся в Акте об иммунитете иностранного государства, определяется исходя из характера деятельности, а не из ее цели, суды, применяя критерий статьи 1610 концентрируются на буквальном смысле формулировки «используется для коммерческой деятельности». Суд в решении по делу Connecticut Bank of Commerce v Republic of Congo аргументировал свою позицию следующим образом: «Использование собственности в коммерческой деятельности в смысле обычного значения слова «использовать» означает ввести ее в эксплуатацию в коммерческой деятельности, осуществлять деятельность посредством данной собственности. Согласна требованиям Акта, важно, для чего собственность используется, а не то, как она была произведена или имеет ли она просто связь с коммерческой деятельностью на территории США»[323]. Основываясь на данном анализе, суд постановил, что налоги и роялти в пользу Конго не были использованы для коммерческой деятельности, так как, находясь на территории США, они еще не были собственностью Конго. Таким образом, можно было говорить об определенной связи данных налогов и роялти с коммерческой деятельностью, но требование статьи 1610 о том, что собственность должна быть использована в коммерческой деятельности на территории США, удовлетворено не было.

Статья 1610 (Ь) содержит более широкое исключение для обращения взыскания на собственность агентств и образований иностранного государства, чем в отношении самого иностранного государства. В соответствии с данной статьей, на собственность агентств и образований можно обратить взыскание, если данное лицо отказалось от иммунитета в отношении исполнения решения или данное лицо вовлечено в коммерческую деятельность на территории США. Таким образом, в случае обращения взыскание на агентство или образование иностранного государства заявителю не нужно доказывать, что собственность данного лица использовалась в коммерческой деятельности, необходимо лишь, чтобы само это лицо такой деятельностью занималось[324].

Помимо исключения о коммерческой деятельности Актом об иммунитете иностранного государства США установлены так называемые «исключения из исключений» - определенные категории собственности, которые защищаются иммунитетом в любом случае. Это имущество международных организаций; имущество центральных банков или валютных органов (при условии, что они явно не отказались от иммунитета в отношении исполнения); имущество, которое используется или предназначено для использования в связи с военной деятельностью.

Исполнение решения арбитража по делу LETCO демонстрирует, насколько труден может быть поиск государственного имущества и обращение на него взыскания. Французская компания LETCO выиграла арбитражное разбирательство по правилам Вашингтонской конвенции против Республики Либерии на основе положений концессионного соглашения между сторонами. Когда Либерия отказалась добровольно исполнить решение, LETCO обратилась с заявлением в суд

4J

Нью-Йорка в попытках обратить взыскание против «владельцев судов, размещенных на территории США, и служащих Либерии, ответственных за взимание корабельного сбора, регистрационной пошлины и других налогов в пользу государства»[325]. При этом, компания отметила, что 27% от данных платежей выплачивались американским корпорациям или гражданам, которые оказывали услуги по сбору налогов, что отражало коммерческую деятельность по смыслу статьи 1610 (а). В ходе рассмотрения дела в отсутствие представителей Либерии суд разрешил исполнение арбитражного решения. Однако Либерии удалось оспорить заочное решение, аргументировав свою позицию тем, что сборы и налоги представляли собой имущество суверенного, а не коммерческого характера, и суд пришел к выводу, что даннвю платежи «предположителвно служат для поддержания государственнвіх функций», а «метод их сбора имеет второстепенное значение по отношению к их исполвзованию в сувереннвіх целях» и, следователвно, данная собственноств защищена иммунитетом. LETCO также попвіталасв исполнитв то же самое решение в округе Колумбия в отношении банковских счетов либерийского посолвства. Однако, суд указал, что счета содержат «смешаннвіе средства», из которвіх толвко частв предназначаласв для исполвзования в коммерческих него суд ар ственнвіх целях. В данном деле суд применил «узкое понятие коммерческой деятелвности», что не позволило обратитв взвіскание на весв счет (на котором содержалисв и средства, носящие суверенный характер) или разделитв средства на счету дипломатической миссии в зависимости от их исполвзования. Таким образом, арбитражное решение так и не бвіло исполнено.

Великобритания. Акт о государственном иммунитете Великобритании 1978 года устанавливает в статве 13 под названием «Другие процес су алвнвіе привилегии» общий запрет на «удовлетворение требований» или «любой процесс исполнения» в отношении «государственной собственности», за исключением случаев, когда еств писвменное согласие и если имущество «исполвзуется или предполагается для исполвзования в коммерческих целях». Статвя 13(4) указвівает именно на коммерческую целв исполвзуемого имущества, а также разрешает взвіскание на государственное имущество, которое не толвко исполвзуется в коммерческих целях на момент взвіскания, но и если такая целв исполвзования имущества предполагается в будущем. Некоммерческая целв исполвзования имущества, в соответствие со статвёй 13(5), может бвітв подтверждена официалвнвш документом (certificate), предоставленнвім главой дипломатической миссии, причем данное доказателвство считается достаточнвш до тех пор, пока не доказано иное. Следователвно, бремя доказвівания того факта, что имущество исполвзуется или предполагается для исполвзования в коммерческих целях ложится на частную сторону. Даннвш подход был продемонстрирован в решении по делу Alcom Ltd v Republic of Colombia[326] в 1984 году, когда высший апелляционнвш суд Англии утвердил декларацию посла иностранного государства о том, что счет в Лондонском банке не предполагается для исполвзования в коммерческих целях, в качестве достаточного доказателвства до тех пор, пока обратное не будет доказано путем демонстрации того, что данный счет исполвзовался исключителвно в коммерческих целях.

По закону о государственном иммунитете имущество централвнвіх банков и валютнвіх органов полвзуется иммунитетом в независимости от целей, в которвіх данное имущество исполвзуется. Абсолютный характер данного положения бвіл подтвержден в деле AIC Ltd. V. Nigeria. В данном деле суд указал на то, что счет в банке на имя централвного банка государства является имуществом данного банка. Если центральный банк является самостоятелвнвш юридическим лицом, как в случае с Нигерией, не имеет значения, чви денвги на счету Централвного банка - его или государства. «Статвя 14 (4) применяется в равной степени и к централвнвш банкам, которвіе не являются самостоятельными ... из этого следует, что средства на банковском счету центрального банка защищаются иммунитетом вне зависимости от их источника, использования счета или цели держания счета»[327] [328]. Данное суждение было подтверждено решением английского суда по делу AIG v Kazakhstan, который отказался давать разрешение на исполнение решения арбитража МЦУИС в силу того, что имущество центрального банка Казахстана использовалось, скорее, для осуществления суверенных, нежели коммерческих

~331

целей .

ФРГ. В ФРГ, как и во Франции, нет закона, регулирующего применение иммунитетов, поэтому судебная практика складывается на основе применения судами международных норм в данной области.

Ключевым решением по поводу иммунитета в отношении исполнения в ФРГ стало решение Конституционного суда от 13 декабря 1977 года по делу о счетах филиппинского посолвства. Согласно материалам дела, судебное решение в отношении задолженности по выплате арендной платні за офис, арендованный филиппинским посолвством, не было исполнено доброволвно, и бвіла предпринята попвітка обратитв взвіскание на счета дипломатической миссии в Бонне. В данном решении бвіло закреплено положение о том, что на государственное имущество, которое служит для осуществления «сувереннвіх функций», не может бвітв обращено взвіскание в отличие от имущества, которое служит для «коммерческих целей»[329]. Во введении к данному решению также обозначено, что его общая концепция соответствует концепциям законов об иммунитете США и Великобритании. Конституционный суд, опираясв на международное право об иммунитетах, а также принимая во внимание положения об иммунитете в законодателвстве других стран, пришел к выводу о том, что имущество, исполвзуемое для дипломатических целей, не подлежит взвісканию. Однако представителв государства, полвзующийся дипломатическим иммунитетом, должен представитв соответствующие доказателвства, из которвіх очевидно, что имущество исполвзовалосв исключителвно для осуществления дипломатических функций.

Подходві немецких судов в отношении обращения взвіскания на определеннвіе категории собственности можно проследитв на примере дела Зеделвмайера. Спор возник на основе двустороннего инвестиционного соглашения между Г ер манией и Россией, положения которого предусматривали передачу спора в между нар однвш арбитраж, решение которого должно бвітв признано и приведено

4J

в исполнение в соответствии с положениями Нвю-Иоркской конвенции. После обращения с заявлением о незаконной экспроприации в Международную торговую палату Россию обязали выплатить Зедельмайеру компенсацию в размере 2,350,000 долларов[330]. Судом Берлина решение было признано исполнимым в соответствии с Нвю-Йоркской конвенцией[331], однако признание решения арбитража исполнимвш не означает, что имущество государства не защищено иммунитетом от принудителвнвіх мер по исполнению решения. Бизнесмен Франц Зеделвмайер пвітался исполнитв решение Стокголвмского арбитража, заморозив платежи компании «Люфтганза» в полвзу России за право перелёта над территорией Российской Федерации, а также обратив взвіскание на возвратнвіе платежи по НДС на счетах российского посолвства в Берлине. Однако Верховный суд Германии обосновал невозможноств взвіскания на соответствующие денежнвіе средства в силу того, что они исполвзуются в сувереннвіх целях, и обращение взвіскания на них являлосв бы нарушением государственного иммунитета[332]. В марте 2008 года Зеделвмайеру удалосв обратитв взвіскание и продатв с торгов комплекс жилвіх помещений, которвіе ранее исполвзовалисв для нужд торгового представителвства СССР. Несмотря на возражения Российской Федерации о суверенном характере данной собственности, суд в Кёлвне пришел к выводу что даннвіе помещения на настоящий момент исполвзуются в коммерческих целях.

В отличие от США, в ФРГ имущество централвнвіх банков не полвзуется защитой государственного иммунитета, если оно служит для коммерческих целей. Данное правило закреплено в различнвіх двухсторонних международных договорах Германии с другими государствами. Например, в статве 18 Договора о дружбе, торговле и мореплавании между Германией и США от 20.10.1954 содержится положение о том, что юридические лица, осуществляющие публичнвіе функции, не должнві полвзоватвся защитой государственного иммунитета, если они принимают участие в коммерческой, индустриальной, судоходной или другой деловой деятельности[333]. Примечательна также немецкая судебная практика в отношении отказа от иммунитета от исполнения. В соответствие с позицией Верховного конституционного суда Германии в отношении имущества, которое служит для выполнения дипломатических функций, невозможно применение оговорки об отказе от иммунитета общего характера, даже если эта оговорка охватывает отказ от иммунитета от исполнения. Таким образом, если государство желает, чтобы решение было исполнено в отношении имущества, которое служит для выполнения дипломатических функций, оно должно прямо указать это имущество в тексте оговорки[334].

Франция. Как и большая часть юрисдикций континентального права, Франция не кодифицировала правила о государственном иммунитете, поэтому применение судами данных норм устанавливается на уровне судебной практики. Дело осложняется тем, что французские суды не признают принцип судебного прецедента[335], поэтому на примере Франции можно наблюдать различные подходы к применению норм о государственном иммунитете.

Практика французских судов относительно иммунитета в отношении исполнения решений до 1984 года была достаточно неустойчивой. В деле Clerget v Banque Commerciale Pour PEurope du Nord Парижский апелляционный суд постановил, отказывая в разрешении обращения взыскания на банковский счет Вьетнама за невыплаченную заработную плату управляющему государственным предприятием, что «иммунитет в отношении исполнения решения ни в коем случае не связан с судебным иммунитетом, данный абсолютный принцип (принцип иммунитета в отношении исполнения решения) должен применяться даже в том случае, если действия носят частноправовой характер». В деле Englander, где государственный банк использовал средства одного счета как для погашения коммерческих долгов, так и для оплаты дипломатических расходов, Кассационный суд постановил, что нижестоящий суд допустил ошибку, отказавшисв исполнитв решение ввиду простого «риска, основанного на невозможности разделитв средства, частв которвіх принадлежала государству». Ограничение абсолютного правила бвіло достигнуто постепенно возрастающим процессом; абсолютное правило об иммунитете и далвше применялосв к дипломатической собственности или собственности, предназначенной для явно публичнвіх целей, но где публичное назначение собственности бвіло не очевидным, суд организоввівал исследование происхождения и назначения имущества иностранного государства, расположенного на территории Франции.

Относителвная стабилвноств в подходе к государственному иммунитету в отношении исполнения решений установиласв после принятия решения по делу Eurodif V Iran в 1984 году, где Кассационнвш суд Франции объявил, что иммунитет В отношении исполнения решения «может бвітв СНЯТ В ИСКЛЮЧИТ ЄЛВ HBIX обстоятельствах, если собственность, на которую обращено взыскание, предназначалась для экономической или коммерческой деятельности частноправового характера, которая послужила основанием для обращения в суд»[336], тем самым установив критерий коммерческой деятельности. Апелляционный суд в Версале, которому данное дело было возвращено, установил, что заявитель должен предоставить доказательства (1) коммерческого характера собственности; и (2) ее связь со сделкой, которая привела к возникновению спора. При этом, суд принимает окончательное решение о публичном или коммерческом характере сделки самостоятельно, однако бремя доказывания связи между сделкой и имуществом лежит на заявителе.

Также сложилась устойчивая практика в отношении формы отказа государства от иммунитета в отношении исполнения - он должен быть явно и недвусмысленно выражен. Однако в 2000 г. в уже вышеупомянутом деле Creighton v Qatar французские суды пришли к выводу, что в случае согласия государства на арбитраж, оно отказвівается от иммунитета и в отношении исполнения решения. При этом судві даже не оценивали характер и цели государственного имущества, на которое обращалосв взвіскание. Такой в ввісшей степени либеральный подход по отношению к исполнению решения международного арбитража, однако, не был воспринят нижестоящими судами, которые очень редко использовали ссылку на данное дело.

Совершенно иной подход был использован в деле NOGA v The Russian Federation. Компания NOGA заключила два соглашения с Российским правительством о поставке сырой нефти. Когда Российская Федерация отказалась от исполнения договора, NOGA обратилась в Стокгольмский арбитраж, который вынес решение в пользу компании. Французский суд признал арбитражное решение, однако не посчитал явно выраженный отказ от иммунитета в отношении исполнения решения безусловным. В первую очередь, NOGA попыталась обратить взыскание на имущество Российского посольства в Париже. Отказывая в данном требовании, французский суд заявил, что имущество дипломатических представительств защищается «автономным иммунитетом в отношении исполнения, от которого государство может отказаться лишь путем явно выраженной специальной оговорки»[337]. На средства Центрального банка не удалось обратить взыскание, так как он был признан отдельным от Российской Федерации образованием, а решение было вынесено только против государства. В

2000 году компании НОГА удалось арестовать российский парусник «Седов» в Бресте, однако брестский суд освободил судно из-под ареста, указав на то, что оно принадлежало российскому университету, а не российскому правительству[338]. В

2001 году NOGA попыталась арестовать два российских военных самолета на шоу самолетов JIe Бурже, но организаторы мероприятия помогли самолетам взлететь раньше, чем до них доберутся французские власти.

В 2013 году Кассационный суд по делу NML Capital v. Argentina, как и в деле компании NOGA, указал, что отказ Аргентины от иммунитета был сформулирован слишком широко и недостаточно «специально», чтобы разрешить исполнение против государственных активов, так как она не обозначила «имущество или категории имущества, на исполнение против которых государство выражало согласие»[339].

Как было продемонстрировано в деле NOGA v The Russian Federation, французские суды признают различный режим государственного иммунитета и иммунитета дипломатических представительств, указывая при этом, что отказ от дипломатического иммунитета должен быть явно выражен и специально оговорен. В деле NML Capital v. Argentina также было установлено требование о необходимости перечислять конкретное государственное имущество в отказе от иммунитета в отношении исполнения решения. Однако и эти подходы были изменены в совсем недавнем судебном решении по делу Commisimpex v. Congo в 2015 г. Разрешая исполнение решения международного арбитража против фондов дипломатической миссии Республики Конго, Кассационный суд указал на то, что «обычное международное право не содержит никаких других требований к отказу от иммунитета в отношении исполнения решения, кроме того, чтобы он был явно выражен»[340]. Таким образом, был опровергнут как автономный характер иммунитета дипломатических представительств, так и требование перечислять в отказе от иммунитета конкретные категории государственной собственности, на которое может быть обращено взыскание.

В свою очередь, на фоне либерализации судебной практики в плане отказа в отношении государственного иммунитета от исполнения решения нельзя не отметить противоположную тенденцию на уровне исполнительного законодательства. 9 декабря 2016 г. во Франции был принят закон № 2016-1691 «О прозрачности, борьбе с коррупцией и о модернизации экономики», который среди прочего, установил ряд гарантий иностранного государства в исполнительном производстве Франции[341]. На этот раз на законодательном уровне было установлено требование к отказу от государственного иммунитета в отношении имущества, используемого или предназначенного для использования в рамках исполнения своих функций дипломатическими миссиями иностранных государств или их консульских учреждений их специальными миссиями или же их специальными миссиями при международных организациях, о том, что он должен быть явно выражен и специально сформулирован.

Таким образом, на примере Франции можно увидеть постоянно меняющийся, нестабильный подход со стороны судебной практики по поводу отдельных аспектов государственного иммунитета в отношении исполнения арбитражных решений против государств. В конечном итоге, это привело к необходимости в установлении определенных правил на уровне законодательства, причем менее либерального характера, чем это было сформировано на уровне судебной практики. Подводя итог, можно сказать, что принятие закона о государственном иммунитете является более оптимальным вариантом в смысле обеспечения правовой определенности и стабильности в данной сфере. Именно по этому пути пошла Российская Федерация.

<< | >>
Источник: Бессонова Анастасия Игоревна. Особенности признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме § 5.2. Иммунитет в отношении исполнения решения в законодательстве и судебной практике государств:

  1. § 2. Защита прав взыскателя, должника и других лиц при исполнении решения суда
  2. § 4. Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)
  3. 2. Признание и обращение к исполнению решения иностранного суда, которое подлежит принудительному исполнению
  4. 126. Поворот исполнения решения суда
  5. Статья 80. Исполнение решений иностранных судов и арбитражей
  6. § 3.4. Индексации взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда
  7. 4.3. Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав
  8. Оглавлени
  9. § 2.2. Принципы признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей
  10. § 2.3. Источники международного права, регулирующие признание и приведение в исполнение решений международных инвестиционных арбитражей
  11. Глава II. Роль принципа государственного иммунитета при признании и исполнении решений международных инвестиционных арбитражей
  12. § 2.2. Эволюция теории иммунитета в Российской Федерации
  13. § 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»
  14. § 4.1. Классификации отказа от иммунитета
  15. § 4.2. Арбитражное соглашение как форма отказа от государственного иммунитета
  16. § 5. Иммунитет в отношении исполнения решения
  17. § 5.1. Явно выраженный отказ от иммунитета в отношении исполнения решения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -