<<
>>

§ 5. Типология рецидивистов

Типологию рецидивистов можно осуществлять по разным признакам: по полу, возрасту, образованию, характеру совершаемых преступлений, числу привлечений к уголовной ответственности, количеству лет, проведенных в

местах лишения свободы, и т.д.

Так, возможная типология по характеру совершаемых преступлений могла бы включать в себя тех, кто во второй и более раз совершает главным образом насильственные преступления или корыстные, корыстно-насильственные и т.д. Очень важно выделять рецидивистов по числу судимостей, в соответствии с этим признаком можно назвать неоднократно (осужденных «лишь» вторично) и многократно (осужденных три и более раз) судимых преступников. Важным критерием типологизации рецидивистов (как и других преступников) являются мотивы их преступного поведения.

В криминологии также принято различать два типа личности рецидивиста: антисоциальный и асоциальный. Разумеется, эти названия условны. Такие типы можно выделить и среди многократно судимых рецидивистов.

Под антисоциальным типом личности понимается личность, которая активно, настойчиво, постоянно противопоставляет свои преступные намерения, цели, установки ценностям общества. Это те, о ком можно сказать, что они борются с законом: они не ждут, когда сложится благоприятная ситуация для совершения ими преступлений, а сами активно создают такие ситуации. В отличие от них асоциальные преступники более пассивны, они «плывут по течению», для них совершение преступлений - «просто» способ материального обеспечения дезадаптивного антиобщественного существования. Нередко это - бездомные алкоголики. Вообще, алкоголики-бродяги - самые свободные люди на земле, поскольку у них нет никаких забот и обязанностей, кроме, конечно, тех, которые направлены на обеспечение их существования.

В одной исправительной колонии мы обследовали осужденного, который находился в местах лишения свободы в 12-й раз; он был профессиональным сапожником, имел вполне приличный заработок и проживал в доме сожительницы, но, очевидно, жизнь на свободе была не для него.

Он постоянно совершал мелкие кражи, причем демонстративно, словно стараясь, чтобы его

тут же задержали. В предыдущий раз он украл несколько предметов детской

170

одежды на глазах у продавцов и покупателей и, конечно, был тут же задержан. А в последний раз он залез в квартиру, оснащенную сигнализацией, и был там же задержан с поличным. Последние четыре раза его направляли в одну и ту же колонию, где его хорошо знали. Он всегда определялся на хозяйственную работу, которой был доволен и им тоже были очень довольны. Администрация характеризовала его только положительно.

Для рецидивистов показательна судьба С., семь раз привлекавшегося к уголовной ответственности за кражи и два раза - за систематическое занятие бродяжничеством.

С. вырос в семье, в которой было еще двое младших детей. Родители, по словам С., его любили, а если и наказывали, то не очень строго. Однако уделяли ему и другим детям мало внимания из-за загруженности по работе, поэтому он был предоставлен сам себе. «Они говорят, - рассказывает С., - что, поскольку я все время сижу, я самый любимый, что они виноваты во всем. Все время мне писали письма». Даже в 1-м классе он проучился лишь несколько месяцев, но постоянно убегал из семьи и школы, бродяжничал. В 8 лет был помещен в специальное учебное заведение, откуда тоже убегал. Рано стал воровать. «Я почти все время сидел, на свободе был мало, всего в общей сложностей за свою жизнь не более 4 лет (в момент обследования ему было 54 года). Никогда не был женат, хотя женщины были. После очередного освобождения бродяжничал, жил у случайных знакомых, иногда у родителей. Жил за счет краж, но пил мало; общался с такими же, как и я. В совершенных преступлениях никогда не сознавался, в колонии другие осужденные меня уважают. За все годы неволи никто никогда со мной не говорил по душам и подолгу. Когда со мной говорят, то обычно угрожают или заставляют что-то сделать. Какая разница, год лишний прожить или сейчас умереть. Все равно из зоны живой не уйду».

У С. гипертония, туберкулез легких, язва желудка; в результате инсульта отнялись правая рука и нога. Инвалид II группы. С. - яркий пример загубленной жизни, причем в основном по своей собственной вине. Он не имеет

абсолютно никаких перспектив в жизни, у него нет никаких родственников - незадолго до нашей беседы умерли его родители, поэтому после освобождения ему негде жить. Этот человек обязательно должен быть помещен в дом инвалидов и престарелых. Никто ему не сможет помочь в жизни.

С. никого не упрекает, казалось, он полностью смирился со своей судьбой. Однако психологическое тестирование показало, что он все-таки винит свою мать, воспринимая ее в то же время как силу, которая способствовала столь негативному началу его жизни.

Рецидивисты асоциального типа образуют большую количественную группу, и в отличие от рецидивистов антисоциального типа являются более пассивными, они не ставят перед собой целью сознательное возведение в принцип преступного образа жизни. Это - лица, которые совершают преступления неоднократно, прежде всего, в силу своей социальной деградации, утраты нормальных социальных связей и отношений. Они как бы «плывут» по жизни, среди них много тех, кто не имеет постоянного места жительства и определенных занятий. С. как раз и принадлежит к этой группе.

Лица, входящие в эту группу, совершают, как правило, менее тяжкие преступления более примитивными способами, нежели рецидивисты антисоциального типа.

На статистическом уровне установлено, что по мере роста числа судимостей у рецидивистов тяжесть совершенных ими преступлений уменьшается, что свидетельствует о тенденции к трансформации рецидивистов из антисоциального типа в асоциальный в связи с возрастом, обшей деградации личности и вследствие неоднократного отбывания наказания.

Самым распространенным и массовым типом среди рецидивистов является ситуативный тип. Рецидивисты этого типа совершают преступления в зависимости от конкретно сложившейся ситуации. Они обладают не ярко выраженными чертами характера и поведения, им свойственны раздвоение личности, отсутствие прочных моральных принципов, преобладание отрицательных качеств над положительными, неустойчивое отношение к общечеловеческим ценностям, а с другой стороны — отсутствие привычки удовлетворять свои потребности исключительно преступным путем.

При анализе собранных нами данных о личности рецидивиста учитывались следующие параметры рецидивных преступлений: условия возникновения рецидивно-преступного поведения, особенности сопутствующей психобиологической почвы, мотивы преступления, уровень развития правосознания, особенности морально-нравственных ориентаций, психические состояния и др.

Систематический анализ различных типологий изученной категории лиц позволил вывести оптимальный ее вариант. В основе такой психологии лежит единый механизм функционирования: деструктивный (гебоидный и конституционально-аффективный), дефицитарный, дезадаптивный (социально-дисгармоничный и социально-дезадаппшвный) и смешанный[153].

Весьма важным является то обстоятельство, что типологические особенности имеют определенные историко-эволюционные предпосылки, поэтому, чтобы была понятна логика междисциплинарного синтеза и предложений по профилактике рецидивных преступлений, мы сочли целесообразным кратко изложить содержание типологии, как это сделал разработавший ее автор Г.Б. Калманов. Мы в созданную им типологию внесем конкретные данные, которые были получены нами в ходе проведенных эмпирических исследований. Эта типология вызывает положительную оценку, поскольку она основана на психологических (социально-психологических и патопсихологических) особенностях обследованных нами рецидивистов. Использование именно этой типологии отнюдь не означает отрицательного отношения к другим типологиям, которые имеются в криминологии. Некоторые из них были названы выше.

Деструктивный тип. Общей особенностью для этого типа рецидивистов является подростковый возраст первого криминального эксцесса с законом (от 12 до 18 лет) и достаточно характерные отклонения в нравственноэтической и аффективно-волевой сферах. В зависимости от доминирования нравственно-этического дефекта или аффективно-волевых нарушений мы разделили этот тип на два вида: гебоидный и конституционально-агрессивный.

Г ебоидный вариант в нашем исследовании занимал небольшой процент (2,6%) среди всех рецидивистов, однако его типологическая характеристика заслуживает внимания.

Мы отнесли конституционально-аффективных рецидивистов к деструктивному типу по той причине, что устойчивая агрессивность у них выступала как самоценная форма психологической зашиты, что со временем становилось инструментом взаимодействия со средой, но это имеет место при других аффективных типах, в частности дезадаптивных формах криминального поведения. Иными словами, агрессия у этого контингента рецидивистов носила враждебный характер с признаками дисфории и цинической бравады. Негативизм к общественным нормам отличался гротескностью и демонстративностью. Подобное поведение чередовалось неадекватным аффектом ярости, который носил агрессивный и разрушительный характер.

Дефицитарный тип. При дефицитарном типе аксиологические, социально-психологические, общепсихологические особенности, помимо нравственно-этической деформации, были отягощены психическими расстройствами (психопатия, алкоголизм, токсикомания, наркомания, резидуальные органические нарушения, олигофрения и др.), которые привносили свою патопластическую картину в особенности личности рецидивистов.

У этой категории рецидивистов за самооправданием нередко стоит не только заблуждение относительно нравственно-правовых норм поведения, но и эмоциональная уплощенность, равнодушное отношение к жертве и, как

правило, к людям вообще. Наиболее характерными для них были преступления из хулиганских побуждений, без четкой мотивации.

Типичными являлись аффективно-возбудимый, неустойчивый и истерический типы реагирования в структуре акцентуацией, психопатии и психопатоподобного синдрома, а также резкая возбудимость со склонностью к разрушительным действиям; возбудимость по дисфорическому типу с застреванием аффекта на фоне таких характерологических особенностей, как мелочность, педантичность, вязкость, эмоциональная ригидность и жестокость; возбудимость с чертами демонстративности, театральности и утрированности во время аффекта; высокая склонность к алкогольным и другим эксцессам, к конфликтности и хулиганским действиям; для периода декомпенсации — безудержность поведения, враждебность и агрессивность, возбудимость по малейшему поводу, склонность к сверхценной негативной трактовке отношения окружающих, не критичность к своим поступкам.

Понятно, что в конфликтных ситуациях такая личность плохо себя контролирует, отличается аффективной неустойчивостью, импульсивностью поступков, склонностью к неадекватным формам реагирования и линии поведения в целом. Изучение морально-этических характеристик показало, что в отличие от первой группы у них имело место не столько ее деформация, сколько незрелость, инфантильность. Мышление нередко отличалось поверхностностью суждений, завышенной или заниженной самооценкой при отсутствии четкой социальной направленности, поэтому в структуре антисоциальных форм поведения преобладали ситуационные правонарушения. Для личностных особенностей весьма характерной являлась утрированность таких черт, как властолюбие, эгоцентризм, зависть, нетерпимость, подозрительность, себялюбие, ревность и мстительность. Отсюда становится понятным и характерный для них эмоциональный фон преступных мотивов, а именно на почве ревности, мести, личных обид и т.д.

Дезадаптивный тип. Роль дезадаптивных состояний при рецидивных преступлениях весьма велика, так как они являются источником агрессивно-импульсивных или экспрессивно-насильственных поступков, аффективно-суженного сознания, реакций, неадекватных раздражителю, гетеро-агрессивных форм поведения, внешне безмотивно - насильственного поведения и др. Почвой для них могут быть психогении, психофизиологические или психоорганические нарушения. Главная негативная сторона дезадаптивно-дисфункциональных состояний состоит в том, что они снижают адаптивные механизмы саморегуляции поведения, что нередко является источником рецидивных преступлений.

Социально-дисгармоничный вариант (подтип) этого типа можно было бы обозначить и как «социально-приспособленческий», исходя из того, что адекватная социально-психологическая линия поведения для представителей этой группы возможна лишь в диапазоне той социальной среды, которая соответствует их индивидуально-психологическим ресурсам и личностным потребностям. По характеру потребностей, определявших содержание, цели их деятельности и являвшихся движущей силой их поведения, мы разделили этот подтип на две категории: с преобладанием материально-ценностных ориентаций и со стремлением к самоутверждению. Понятно, что сами по себе эти личностные ориентации не являются фатальными для формирования антисоциальных форм поведения и деформации правового сознания. Однако ложные представления о средствах реализации своих потребностей, их односторонность в системе общественно-ценностных ориентаций, а также искаженная мотивационная тактика, направленная на максимально быстрое и легко доступное достижение цели, формировали криминальный стиль поведения. Естественно, что такое сочетание создает психологический симптомокомплекс, который не только вступает в антагонизм с реальной действительностью, но и является источником осознанного или неосознанного постоянного психологического конфликта, который сводится к противоречию между долгом и личными интересами или возможностями и

1/6

стремлениями. Внутренняя несостоятельность при завышенной самооценке и низком пороге психоэмоциональной устойчивости нередко у них замещается психологическими приемами защиты. Поэтому здесь преобладали осужденные за совершение аффективно-доминантных преступлений, т.е. ситуационных и импульсивных.

Социалъно-дезадаптивный вариант (подтип) указанного типа. Дисгармоничная или незрелая личность может регрессировать под влиянием множества социальных и психосоциальных факторов, избирательно проявляя дезадаптивность, вплоть до тяжкого преступления.

В этом отношении личность, отягощенная нравственно-этическим дефектом, все воспринимает в плоскости своих потребностей и страстей, цель ставит выше ее смысла, что превращает их в конгломерат заблуждений и пороков. Потребности приобретают характер влечений, из них выпадают опосредованные звенья, в результате чего деятельность постепенно становится все более импульсивной. Эмоционально насыщенные переживания могут овладевать сознанием такой личности, способствуя формированию сверхценных идей, одержимых влечений, навязчивых страхов и тревожных состояний, являясь при неблагоприятных условиях почвой для преступлений на почве ревности, мести или иных побуждений. Навязчивые страхи могут стать источником аффективно-агрессивных поступков, вплоть до суицидальных.

Смешанный тип, хотя и удивляет своей семантической неопределенностью, является довольно распространенным. В пестрой картине деструктивных мотивов, комплекса взаимодействующих, взаимопотенцируюших психических аномалий и психогенных факторов выявить соотношение психодинамических сдвигов и степень личностной деформации, определить доминирующие звенья в генезе преступления - задача довольно сложная. Также трудно провести четкую дифференциацию между искаженной духовно-нравственной ориентацией, психосоциальной деформацией и патопсихологическим симптомокомплексом, обусловленным психобиологическими факторами.

Ul

Больше всего опасны те, которые совершают только насильственные преступления, особенно тяжкие и в первую очередь убийства. Такие преступники составляют отдельную группу. Но надо отметить, что рецидив особо тяжких преступлений против личности в немалой степени формируется вследствие порочной судебной и пенитенциарной политики: суды за убийства и прочие опаснейшие преступления часто назначают неоправданно мягкие наказания, а администрация исправительных учреждений представляет к условно-досрочному освобождению лиц, которые несут наказания, явно не соответствующие содеянному; это рождает у освобожденных раньше окончания даже несурового срока наказания ощущение безнаказанности, убийство, изнасилование или нанесение тяжкого вреда здоровью представляется им не очень существенным нарушением закона. Раскаяние, как правило, у них отсутствует, а признание своей виновности во время следствия и суда (если, конечно, оно имеет место) носит чисто формальный, даже спекулятивный характер: они признаются только потому, чтобы смягчить наказание.

Другой тип рецидивиста - это те, которые постоянно совершают только корыстные преступления - преимущественно кражи. Беседы с ними, их изучение убеждают, что ничего кроме краж они никогда не допускали и в будущем не допустят. Это менее опасные преступники, чем представители предыдущего типа, хотя среди них немало лидеров преступного мира.

Разумеется, такого рода рецидивисты общественно опасны уже в силу того, они хотя бы один раз совершили кражу; они тем более опасны, что воровали не один раз, их наказывали, но они продолжали поступать так же. Общественная опасность преступного деяния зависит и от самого действующего субъекта. «Миролюбие» (если так можно назвать анализируемую здесь их особенность) представляет собой достаточно выраженную черту их поведения и их человеческую специфику. При этом, разумеется, не следует забывать, что они - многократно судимые рецидивисты, люди иного мира, со своими ориентациями и ценностями, со своим видением мира и себя в нем. Большая часть из них, наверное, не задумывается над тем, можно или нет

убивать, и в этом они схожи с нами. Их антиобщественные установки направлены совершенно на другие вещи. Очень часто они воруют для того, чтобы получить средства на жизнь, и потому, что ничего другого они не умеют; они воруют, чтобы поддержать свой престиж среди других преступников, и даже для того, чтобы вернуться в места лишения свободы, где они обретают привычное спокойствие, даже комфорт, признание тех, кого хорошо и давно знают.

Мы предлагаем такую типологию рецидивистов.

Рецидивист с антиобщественной установкой универсального характера - самый опасный тип преступника, с ярко выраженной криминальной зараженностью, способный совершить и корыстное, и насильственное преступление. Его отличают крайняя степень индивидуализма, резко негативное отношение к труду, паразитизм, склонность к насилию, агрессивность, стремление к систематическому нарушению общепринятых норм, активный поиск, организация повода и ситуации для преступных деяний. Эти лица могут совершать тяжкие преступления под влиянием самых незначительных побудительных причин. Каждое следующее преступление совершается ими более сознательно, нередко демонстративно. Контакты с нормальной социальной средой у рецидивистов данного типа практически отсутствуют, поскольку многие из них значительную часть своей сознательной жизни провели в местах лишения свободы.

При прогнозировании преступного поведения данной категории рецидивистов следует иметь в виду реальную возможность совершения ими таких тяжких преступлений, как бандитизм, действия, дезорганизующие работу органов, исполняющих наказания, массовые беспорядки, умышленные убийства, разбои. Преступники этого типа чаще всего встречаются среди лиц, признанных особо опасными рецидивистами.

Рецидивист с антиобщественной установкой корыстной направленности отличается от рецидивистов первого типа стойкой ориентаций на совершение корыстных преступлений, которые превращаются для него в един-

179

ственный или основной источник существования В этом важнейшая особенность данной категории лиц. Кроме того, типичной их чертой является стремление поддерживать традиции профессиональной преступности, касающиеся «технологии» совершения преступных действий.

В эту группу входят в основном представители старшего поколения преступников, которые пытаются сохранить верность «воровским законам», традициям, нравам и обычаям. Они расчетливы, эгоистичны, хитры, изворотливы, стараются любую ситуацию использовать в своих интересах, преимущественно материальных.

В структуре современной рецидивной преступности первые два типа рецидивистов представляют собой стойкое криминальное ядро, через которое осуществляется преступная преемственная связь.

Рецидивист с антиобщественной установкой насильственного характера имеет ярко выраженную стойкую отрицательную ориентацию. Немалую роль в совершении им преступления играет сложившаяся в данный момент ситуация. Антисоциальные взгляды и убеждения этих лиц формируются вследствие ограниченного кругозора, низкого уровня культуры, особенно культуры эмоций. Они жестоки, злобны, мстительны, не умеют, а нередко и не хотят управлять своим поведением. В отличие от рецидивистов первых двух типов эти лица сохраняют социально полезные связи: большинство из них имеют постоянное место жительства и работы. Для данной категории рецидивистов характерен агрессивно-конфликтный тип преступного поведения.

Рецидивист асоциального типа так же, как и предыдущие типы, отличается высокой степенью криминальной зараженности и социальной испорченности. Однако у него нет заостренного противопоставления своих индивидуалистических устремлений интересам общества, преступный образ жизни он не возводит в принцип. Рецидивисты этого типа совершают повторные преступления главным образом в силу деградации, выпадения из нормальных

социальных связей, вследствие антиобщественных привычек, взглядов и т.п.

180

Отличительные черты личности этой категории рецидивистов зачастую отягощены хроническим алкоголизмом, наркоманией, психическими аномалиями. Преступное поведение представителей этого типа характеризуется импульсивностью их действий, а способы совершения и сокрытия преступлений довольно примитивны.

Рецидивист ситуативного типа. У этих лиц не выработаны или утрачены сознательные положительные установки, нет системы твердых взглядов, прочных моральных устоев. Кражи, другие корыстные преступления они совершают главным образом из-за неспособности устоять перед соблазном поживиться за чужой счет, с целью добыть средства на выпивку и т.д. Среди факторов, обусловливающих преступное поведение рецидивистов данной категории, наряду с антиобщественными взглядами и привычками, значительную роль играет ситуация. Как правило, эти лица имеют семью, постоянное место жительства и работу. Однако эти социально полезные связи несколько ослаблены: семейные отношения не упорядочены, позитивное влияние трудового коллектива невелико.

Наличие явно выраженных антиобщественных взглядов, проявляющихся в поведении всех рассмотренных типов рецидивистов, предполагает необходимость осуществления в отношении их всего комплекса профилактических и оперативно-профилактических мероприятий. Знание указанных характеристик будет способствовать более успешной борьбе с рецидивной преступностью.

<< | >>
Источник: АНТОНЯН ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА. ЛИЧНОСТЬ РЕЦИДИВИСТА: КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНОИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности МОСКВА 2014. 2014

Еще по теме § 5. Типология рецидивистов:

  1. § 1. Понятие организованной преступной деятельности и ее криминалистическая характеристика
  2. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ:
  3. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  4. Оглавление
  5. Введение
  6. § 1. Личность рецидивиста как криминологическая категория и особенности ее изучения
  7. § 5. Типология рецидивистов
  8. § 1. Общая характеристика причин рецидивной преступности
  9. Список использованной литературы
  10. Криминологическая характеристика личности террориста
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -