<<
>>

§ 2. Социолого-правовая характеристика обращений осужденных

С социологической точки зрения обращения осужденных представляют собой ценный эмпирический материал, позволяющий дать качественную оценку режиму законности в местах исполнения уголовных наказаний, увидеть основные проблемы в сфере соблюдения прав осужденных[454].

В связи с этим данный параграф посвящен социологической характеристике обращений осужденных, а также правовому анализу имеющегося у нас социологического материала.

Общая социологическая характеристика реализуемости права сужден- ных на обращение сводится к следующим данным: 17,8% осужденных вооб- ще не знают о наличии у них права на обращение; 33% - сообщили, что при использовании ими права на обращение они столкнулись с его нарушение со стороны администрации исправительного учреждения; 11,1% - сообщили, что данное право представляется им довольно важным, и они имеют собственные предложения по совершенствованию его обеспечения. Приоритетность использования права на обращение такова. 23,7% осужденных заявили

0 приоритетном использовании права на обращения в целях обжалования приговора. 27,1% - в целях обжалования незаконных действий администрации, исправительного учреждения. Наибольшее же число осужденных (42,3%) по данным проведенного нами социологического опроса сообщили, что использовали право на обращение в целях не связанных с обжалованием каких-либо незаконных действий[455].

В дальнейшем, давая дифференцированную социологическую оценку обращений осужденных, мы будем исходить из следующей их классификации: 1) обращения в сфере применения основных средств исправления; 2) обращения в сфере бытового и медицинского обеспечения; 3) обращения, связанные с изменением условий содержания и освобождением от отбывания наказания[456].

1. Обращения осужденных в сфере применения основных средств исправления. Уголовно-исполнительное законодательство РФ дает определение исправления осужденных, которое является ключевым для применения многих норм УИК РФ.

В нем акцентируется внимание на формирование у осужденных реально достижимых при исполнении наказания качеств личности - привитие элементарных навыков и привычек поведения в обществе, уважения к человеку, труду, нормам и правилам человеческого общежития. Исправление - это цель применения всех видов наказаний (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Однако достигаться она может по-разному. В одном случае может оказаться достаточным самого факта осуждения и применения правоограничений, вхо- дящих в содержание наказания. В другом - требуется более или менее длительное воздействие при помощи специальных средств.

В соответствии с п. 2 ст. 9 УИК РФ основными средствами исправления осужденных являются: 1) установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим); 2) воспитательная работа; 3) общественно полезный труд; 4) общее образование; 5) профессиональная подготовка; 5) общественное воздействие[457].

В связи с этим, полагаем, что обращения осужденных так же возможно классифицировать по характеру их содержания, то есть по отражению вопросов, связанных с реализацией того или иного средства исправления.

По данным социологических исследований, обращения, связанные с применением основных средств исправления, от общего числа обращений составляют более половины - 73,27%. При этом, самый большой процент в этой группе (82,7%) составляют обращения, связанные с установленным порядком исполнения и отбывания наказания, то есть с режимом.

Режим отбывания наказания охватывает всю совокупность материальных и процедурных норм, регламентирующих деятельность администрации учреждений и органов, на которые законом возложено исполнение наказания, обеспечивающих его реализацию, а также совокупность условий и правил отбывания уголовного наказания осужденными. Согласно ч. 2 ст. 82 УИК РФ режим создает условия и порядок применения к осужденным таких средств исправления, как привлечение их к труду, воспитательным мероприятиям, общему образованию и профессиональной подготовке. В правилах режима содержатся также нормы, определяющие порядок материальнобытового и медико-санитарного обеспечения осужденных.

По данным социологических исследований, обращения осужденных по вопросам режима в процентном отношении к их общему числу в сфере применения средств исправления составляют 82,70%, и 41,57% по отношению к общему числу всех обращений осужденных к лишению свободы. Эта категория обращений является наиболее распространенной[458].

Как показывают социологические исследования, одной из самых многочисленных категорий обращений, связанных с режимом отбывания наказания, являются жалобы и заявления по вопросам перевода осужденных в другие исправительные учреждения. Данная категория обращений в ряде регионов составляют более 35% от всего количества жалоб и заявлений, направляемых осужденными и их родственниками в различные инстанции (то есть более одной трети), а также около 15% всех обращений, направляемых в аппарат Уполномоченного по права человека[459].

Следует отметить, что большинство обращений такого рода направляются не осужденными, а их родственниками. Анализ материалов рассмотрения и разрешения обращений о переводах позволил выявить ряд причин, побуждающих осужденных и их родственников обращаться с такими просьбами. Можно выделить следующие причины: а) желание отбывать наказание в ИУ, расположенном рядом с местом жительства родственников - 44,9%; б) неблагополучие в их трудоиспользовании, низкими зарплатами - 16,1%; в) неподходящие климатические условия - 3,2%; г) притеснения со стороны других осужденных - 22,3%; д) притеснения со стороны администрации - 13,6%[460].

Основной причиной перевода в другое учреждение является отбывание наказания по основному месту жительства или в исправительном учреждении, расположенном вблизи места жительства близких родственников. Однако, как показывает практика, большинство обращений осужденных и их родственников с просьбой о переводе из одной колонии в другую не согласуются с теми обстоятельствами, при наличии которых закон допускает осуществление переводов.

А.И. Васильевым и В.В. Левченко при исследовании проблемы работы с предложениями, заявлениями и жалобами осужденных в 90-х годах, было выявлено, что обращения с просьбой о переводе в другие учреждения, осужденные нередко связывают с неблагополучием в их трудоиспользовании и низкими заработками[461].

Более поздние исследования, проведенные Д.А. Панариным, позволяют говорить о существенных объемах переводов осужденных в аналогичные виды исправительных учреждений органами УИС по производственной необходимости, причем в этом процессе закономерно превалируют УЛИУ. 11,6% опрошенных сотрудников наиболее часто сталкиваются с переводами именно по данному основанию[462].

Г руппа обращений, связанных с переводом из одного исправительного учреждения в другое в связи с состоянием здоровья, составляет 3,2%[463]. Перечень болезней, в связи с которыми осужденные подлежат госпитализации или переводу в лечебно-профилактические учреждения устанавливает приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста России от 17 октября 2005 г. №640/190[464]. По имеющимся у нас данным, 2% обращений признаны обоснованными и удовлетворены в полном объеме, поскольку попадают под действие данного приказа[465]. По данным А.В. Мусале- вой, 16% сотрудников исправительных учреждений указали, что наиболее часто сталкиваются с переводами осужденных в порядке ч. 2 ст. 81 УИК РФ по основаниям их болезни. Кроме того, 16% осужденных переводились по болезни в исправительные учреждения аналогичного вида ранее, 9% - имеют противопоказания к отбыванию наказания в определенных местностях, однако по разным причинам не переводятся и 12% не раз обращались к администрации исправительного учреждения и в иные инстанции с просьбой перевода в другое учреждение, обосновывая это наличием определенного заболевания или невозможностью получения качественного лечения в пределах данного учреждения[466].

В целом же, приведенные данные позволяют говорить о сравнительно незначительной распространенности подобного основания переводов.

Более распространенной причиной обращений о переводах являются притеснения со стороны других осужденных, которые составляют 22,3%[467].

Ученые и практические работники отмечают, что наиболее существенная особенность в отношениях между осужденными заключаются в том, что они в основном носят конфликтный характер, который зависит от массы причин, но самая главная, на наш взгляд, - изоляция от общества.

Нередко поводом для возникновения конфликтов служит стремление осужденных свести из чувства мести старые счеты. Чаще всего чувство мести возникает у соучастников преступления, между которыми произошли разногласия в период предварительного следствия.

Обеспечение личной безопасности осужденных путем перевода в другое исправительное учреждение в порядке ч. 2 ст. 81 УИК РФ в общем рейтинге существующих средств ее обеспечения имеет довольно весомое значение. Эту меру считают эффективной 43,2% сотрудников и 39,8% осужденных[468].

Завершают категорию обращений, связанных с переводом, жалобы по вопросам притеснения со стороны сотрудников исправительных учреждений.

На их долю приходится 13,6%, однако лишь 0,8% признаны обоснованными[469]. Такая разница между вышеприведенными цифрами объясняется тем, что большинство авторов таких обращений необоснованно считают отношение к ним некоторых сотрудников предвзятым. В своих жалобах и заявлениях осужденные отмечают, что отдельные служащие из числа персонала, не имея властных полномочий по отношению к осужденному, пытаются преследовать осужденного путем воздействия на него через отдельных сотрудников исправительного учреждения.

Сравнительно большой процент из числа обращений, связанных с режимом, составляют обращения по поводу незаконных действий сотрудников исправительных учреждений - 15,57% и 5,85% от общего числа обращений[470].

Примечательно то, что в анкетах сотрудники исправительных учреждений делают акцент на социально-экономические проблемы, а осужденные в своих бедах больше винят администрацию (при опросе 11,5% осужденных указали на правовую неграмотность сотрудников и 34,5% на формальный подход сотрудников к рассмотрению обращений). При этом очень мал тот процент осужденных, которые способны указать на незаконность действий персонала исправительных учреждений (всего 2,2%), поскольку, по их мнению, лишнее высказывание в адрес администрации колонии может повлечь за собой негативные последствия[471].

Г оворя о незаконных действий сотрудников исправительных учреждений, можно констатировать, что особенно нетерпимыми являются факты унижения достоинства личности и издевательств со стороны персонала исправительных учреждений (обращений по этому поводу - 4,4%)[472].

Значительное количество (4,3%) жалоб осужденных направляется на представляемые сотрудниками исправительных учреждений материалы - характеристики на комиссию об условно-досрочном освобождении, переводе в колонию-поселение и т.п.[473] Наибольшее количество обращений данной категории составляют жалобы на необоснованность применения мер взыскания. Причиной такого положения можно считать не совсем объективный подход администрации исправительного учреждения в применении мер взыскания, а также недостатки организационного и методического характера[474].

Имеют место нарушения со стороны персонала уголовноисполнительного законодательства в части отправления обращений за пределы исправительного учреждения. Так, две трети поступающих жалоб от осужденных на имя Уполномоченного, несмотря на законодательный запрет, предварительно просматриваются администрацией учреждений, не соблюдаются сроки отправки корреспонденции. Имеют место факты уничтожения обращений, адресованных в различные государственные органы. По данным В.К. Ерохина, 29,9% осужденных считают причиной нарушений отправки обращений пренебрежительное отношение сотрудников к исполнению своих служебных обязанностей. При этом 51,7% осужденных указывают на то, что им вообще не сообщались ответы на их обращения, а 8,04% осужденным не выдавались на руки документы по результатам рассмотрения обращений [475].

Обращения по вопросам применения к осужденным специальных средств и физической силы составляют 10,3%. Из них самый большой процент принадлежит обращениям при помещении осужденного в ШИЗО и ПКТ - 39,9%[476].

Анализируя данную позицию, мы приходим к выводу, что почти половина осужденных, помимо того, что в качестве меры наказания водворяются в ШИЗО или ПКТ, но еще и подвергаются зачастую необоснованному применению специальных средств или физической силы. Насилие и жестокость становятся средствами для достижения сотрудниками исправительных учре- ждений таких целей, как обеспечение дисциплинированности. В этом кроется одна из главных причин жалоб по поводу необоснованного применения специальных средств и физической силы.

Обращения на несоответствующие закону условия содержания в ШИЗО, ПКТ составляют 2,2% (уточним, что здесь мы анализируем только условия содержания, а не законность оснований помещения осужденного в ШИЗО или ПКТ). Социологические данные показывают, что причиной превалирующего количества обращений являются не столько условия ШИЗО и ПКТ, сколько отношение сотрудников к осужденным, водворенным в данные помещения - 27,3%, непосещение сотрудниками ИУ ШИЗО и ПКТ - 14,3%, несоразмерность тяжести совершенного деяния наложенному взысканию - 25,4%. Примечательно, что по сравнению с этими данными, касающимися справедливости наказания, значительно ниже процент обращений, связанных с нарушением норм питания - 14,2%, по поводу неудовлетворительного материально-бытового обеспечения - 12%, нарушения медико-санитарных норм - 6,8%[477].

Из категории обращений по вопросам режима отбывания наказания обращения по вопросам проведения режимных мероприятий составляют 4,7%. Наибольший процент жалоб здесь также занимают обращения, связанные с грубым отношением. Причиной таких жалоб является некорректное отношение персонала при проведении общего обыска в жилых помещениях (23,3%), изъятие предметов и вещей осужденных, которые не запрещены Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений иметь при себе (8,2%). Кроме того, почти 12% осужденных указали на применение к ним неустановленных правилами внутреннего распорядка наказаний и иных мер воздействия.

В целом, социологические данные довольно наглядно свидетельствуют

0 том, что проводя режимные мероприятия, сотрудники ИУ зачастую не обременяют себя разъяснением их причин и ссылками на законодательство, даже при обращении к ним с устным вопросом. Между тем, это прямо противоречит правилу 60 ЕПП, где подчеркивается, что четко сформулированный и опубликованный список дисциплинарных нарушений должен сопровождаться полным списком наказаний, которым может подвергнуться заключенный, уличенный в их совершении. Подобные наказания должны быть справедливыми и пропорциональными совершенному нарушению. Список наказаний должен быть перечислен в правовом акте, утвержденном соответствующим органом власти. Сотрудники не должны вводить собственную независимую, неформальную систему наказаний в обход существующих официальных процедур[478].

Обращения по вопросам, связанным с воспитательной работой, составляют 3,8% от общего количества обращений осужденных к лишению свободы и 7,5% от числа обращений в сфере применения средств исправления. При этом 44,9% обращений осужденных обусловлены практикой применения мер взыскания[479].

Наибольший объем рассматриваемой группы составляют обращения, связанные с дисциплинарной практикой, в части законности и обоснованности применения мер взыскания - это в первую очередь водворение в ШИЗО, ПКТ и применение выговора или дисциплинарного штрафа.

Исследования, проведенные B.C. Епанешниковым, показали, что если учитывать жалобы осужденных, касающиеся вопросов, связанных с порядком и условиями отбывания наказаний в исправительном учреждении, то обращения по поводу вынесенных администрацией мер дисциплинарной ответственности занимают «вторую строку» вслед за обращениями по поводу переводов в другие учреждения[480].

Кроме того, данные опроса осужденных свидетельствуют, что 14,3% их не пытались обжаловать допущенные по отношению к ним неправомерные действия сотрудников в области применения дисциплинарных взысканий, так как не верят в объективность рассмотрения жалоб[481].

Как уже отмечалось, на первом месте по частоте применения находится такая мера взыскания, как водворение в штрафной изолятор на срок до 15 суток. Его удельный вес составляет 35,9%, а число наказанных осужденных 25,4%[482].

Исследование, проведенное С.Н. Смирновым, выявило следующее отношение осужденных к налагаемым на них мерам взыскания: 56%, из числа проанкетированных, считают, что налагаемые на них взыскания носят справедливый характер; остальная часть осужденных (44%, то есть почти половина) не согласны с примененными к ним или другим осужденным мерами принуждения, считают их несправедливыми, объясняя это тем, что администрация не учитывает, по их мнению, обстоятельства совершенного правонарушения - 36,2%, личность виновного - 18,4%, предыдущее поведение - 17,4%, либо предвзято относится к некоторым осужденным - 28,0%[483].

Конечно, приведенные данные, это лишь субъективное мнение осужденных, но нельзя полностью отрицать имеющиеся выводы - отдельные факты предвзятости, субъективизма, нерациональности, необъективности, несоразмерности тяжести проступка в практической деятельности встречаются и довольно часто.

Дисциплинарная практика многих исправительных учреждений показала, что применение мер взыскания в виде выговора в отношении лиц, совершивших впервые нарушения режима, наиболее целесообразно, нежели водворение в ШИЗО или ПКТ, но, однако, зачастую и это наказание является несоразмерно строгим применительно к тяжести совершенного нарушения.

Так, многочисленные обращения осужденных связаны именно с законностью применения выговора. По имеющимся у нас данным, они составляют 23% от числа вопросов, связанных с применения мер дисциплинарного воздействия. Это, в основном, обращения, в связи с нарушением режима содержания - 27,2% и в связи с халатным отношением к своим обязанностям - 22,4%[484].

Обращения по вопросам отправки и получения корреспонденции составляют 3% от числа обращений, связанных с воспитательной работой. В основном, это жалобы на неудовлетворительную работу специального отдела (группы) и младших оперуполномоченных оперативного отдела исправительного учреждения. Объясняется это тем, что 90% корреспонденции проходит именно через эти два отдела: через специальный отдел - обращения осужденных в государственные органы и через оперативный отдел - вся переписка с родственниками и иными лицами[485]. При этом процент подтвержденных и обоснованных обращений низок - 0,2%[486].

На долю обращений по вопросам краткосрочных и длительных свиданий приходится 14% от общего числа обращений осужденных[487]. Краткосрочные и длительные свидания осужденным предоставляются в соответствии со ст. 89 УИК РФ. При этом имеют место многочисленные нарушения данного права осужденных по причинам недостатков организационного характера. Как показывает практика, в ряде учреждений в комнате свиданий отсутствуют графики очередности, а где они есть, нередки случаи постоянных необоснованных изменений и перестановок на очередность свиданий. Имеют место случаи, когда к составлению этих графиков привлекаются осужденные из числа самодеятельных организаций без должного на то контроля со стороны администрации исправительного учреждения, что иногда ведет к злоупотреблениям данной категории осужденных, отсюда удельный вес обращений по поводу непредставления дополнительных длительных свиданий - 16,8%[488].

По данным В.К. Ерохина, жалобы осужденных на очередность предоставления краткосрочных и длительных свиданий составляют 38,6%, при этом 14% из них признаны необоснованными. В качестве причин отклонения этих жалоб называется объективная невозможность реализации права на свидание по первому требованию. Заявления на предоставление очередного свидания рассматриваются в зависимости от количества комнат свиданий, наличия в них свободных мест, очередности и т.п.

Как свидетельствует статистика, социальные связи за время отбывания наказания утрачивают 36% мужчин и 51% женщин[489]. Статьи 180 и 181 УИК РФ обязывает администрацию исправительного учреждения устанавливать и поддерживать социально полезные связи, создавать условия для их реализации, признавая тем самым, что общение с внешним миром для осужденных является одним из основных средств их исправления.

Вместе с тем, некоторые положения УИК РФ по предоставлению свиданий видятся нам неточными и недостаточно полными. Так, законодатель не определяет круг родственников и иных лиц, которым предоставляются краткосрочные свидания, также не перечислены исключительные случаи, когда иным лицам предоставляются длительные свидания (ч. 2 ст. 89 УИК РФ). На наш взгляд, данная норма УИК РФ и раздел XIV Правил внутреннего распорядка ИУ требуют дополнений, а именно, толкования термина «иные лица», а также обстоятельств, при которых предоставляется свидание иным лицам с разрешения начальника исправительного учреждения.

В целом, перечисленные нарушения специальных прав осужденных затрагивают не только интересы осужденных, но и их родственников, иных лиц, вовлеченных в уголовно-исполнительную сферу, а также являются существенным препятствием для сохранения контактов с внешним миром, что осложняет ресоциализацию осужденных и их последующую адаптацию вне стен колонии[490].

Рассмотрим теперь обращения осужденных, связанные с общественно полезным трудом. Вопросы привлечения к труду осужденных к лишению свободы постоянно остаются в центре внимания ученых и практиков пенитенциарной системы. Это вполне понятно, так как в процессе развития общества складываются производительные силы и производственные отношения, формируются идеи и взгляды в отношении цели наказания в виде лишения свободы, на место труда осужденных в общественном производстве и т.п.[491]

В этой связи труд осужденных в условиях исправительных учреждений признается одним из основных средств исправления (ч. 2 ст. 9 УИК РФ). В статьях 103-107 УИК РФ отражены основные положения о труде осужденных, соответствующие международным стандартам.

На работающих осужденных в полной мере распространяются обязанности, возлагаемые трудовым законодательством на всех работающих граждан. При этом, все ограничения, связанные с условиями труда, - прямые. Они устанавливаются УИК РФ и Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений в целях обеспечения требований режима[492].

В месте с тем существует ряд организационных и экономических проблем в этой сфере.

Г лавная проблема - это оплата труда осужденных. На протяжении всего периода существования пенитенциарной системы в России заработок осужденных оставался предельно низким. По данным А.В. Мусалевой, в местах лишения свободы трудоустроено 65,4% осужденных, но их среднедневной заработок составляет 49,62 рубля (данные на 2008 г.). При этом у части осужденных, отработавших полный рабочий месяц, заработная плата не соответствует требованиям ст. 105 УИК РФ и ст. 133 ТК РФ и ниже минимального размера оплаты труда[493].

Характерными нарушениями для многих исправительных учреждений является нарушение инструкции «О порядке учета времени в период отбывания наказания в виде лишения свободы»[494]. В соответствии с этим документом администрация учреждений должна вести карты учета рабочего времени осужденных и ежемесячно под роспись знакомить их о времени, засчитываемом в общий трудовой стаж, осужденных. В целом, жалобы осужденных по этим вопросам составляют 1,3%[495].

Следует так же отметить, что, несмотря на все объективные затруднения с трудоустройством осужденных, значительный процент нетрудоустроенных желает получить работу и считает отказ в ее предоставлении нарушением своих прав. Жалобы по этому поводу составляют 3,7%, из них только 16,9% признаны обоснованными[496].

Одним из существенных достижений реформирования уголовноисполнительного законодательства РФ является то, что осужденным впервые гарантируется право на пенсионное обеспечение. Ранее, согласно действовавшему пенсионному и исправительно-трудовому законодательству, осужденным к лишению свободы в период отбывания наказания пенсии не начислялись, а выплата уже назначенных приостанавливалась. Приостановление выплаты пенсий лишало осужденных возможности получить ту ее часть, которая превышала расходы по его содержанию в исправительно-трудовом учреждении, и по сути дела данная мера приобретала характер дополнительного наказания.

В настоящее время ст. 98 УИК РФ впервые законодательно закрепляет обязательное государственное социальное страхование и пенсионное обеспечение осужденных к лишению свободы в порядке, установленном Правительством РФ.

Исследуя обращения, связанные с начислением пенсий, пособий В.К. Ерохин указывает, что наибольшее количество жалоб осужденных связаны с невыплатой пособий по временной нетрудоспособности (болезни) - 12,8%, причем 90% из них признаны обоснованными и разрешены в законном порядке. Что же касается пенсионного обеспечения, то процент жалоб составляет здесь - 8%, но удовлетворенность их всего 43%[497].

По данным социологических исследований А.В. Мусалевой, охрана труда осужденных, в целом, отвечает требованиям главы 34 ТК РФ. Предусмотренный законом режим труда и отдыха осужденных соблюдается, хотя имеют место нарушения такого рода, как незаконное увеличение продолжительности рабочего дня - 3,4%, использование труда осужденных в ночное время - 2%, в выходные дни - 9,4%[498].

Переходя к рассмотрению обращений связанных с общеобразовательным обучением и профессиональной подготовкой, следует отметить, что профессиональное образование осужденных, являясь одним из основных средств исправления правонарушителей, способствует их ресоциализации в период отбывания наказания и создает предпосылки для успешной адаптации на свободе.

Получая образование, любой человек повышает свой интеллектуальный и культурный уровень, что обусловливается воспитательным характером процесса обучения. По имеющимся у нас данным 74% осужденных хотели бы получить образование, из них среднее специальное - 32%, высшее - 68%[499].

Анализ состояния профессионального образования и профессиональной подготовки осужденных показывает стабильность функционирования профессиональных училищ и сохранение их существующей сети.

Вместе с тем, существует ряд проблем, а именно: а) слабое материально-техническое обеспечение и б) нарастающее отставание от современных требований к образовательной системе.

Профессиональное образование в исправительных колониях в значительной мере все еще ориентировано на устаревшие технологии, на подготовку из числа осужденных рабочих с низкой технической грамотностью и, следовательно, такой же конкурентоспособностью на рынке труда, что отмечается 12% осужденных[500].

При этом, 40,3% осужденных считают данное средство исправления неэффективным. Они по-разному относятся к самому факту получения в исправительном учреждении профессии или специальности[501]. Выявлено, что на различных этапах профессионально-технического обучения в исправительном учреждении установки могут меняться[502].

Одна из главных причин негативного отношения осужденных к получению профессии или специальности состоит в том, что в процессе организации обучения не учитываются психофизические свойства личности, ее наклонности, стремление заниматься трудом в определенной отрасли. Это объясняется тем, что в условиях одного исправительного учреждения весьма ограничены возможности профессионально-технической подготовки.

Говоря об обращениях, связанных с общественным воздействием, необходимо отметить, что, хотя общественное воздействие, как средство исправления осужденных, в России применяется давно и имеет определенный исторический опыт, на сегодняшний день традиционные формы деятельности общественных объединений существенно ослабли. По имеющимся у нас данным 70,7% осужденных находят общественное воздействие неэффективным средством исправления. Это представляется нам вполне адекватной оценкой, поскольку данный институт в настоящее время в исправительных учреждениях фактически не функционирует[503].

Предложения, заявления, ходатайства и жалобы осужденных в сфере их бытового и медицинского обеспечения. Материально-бытовое и медикосанитарное обслуживание являются ценностями повседневной жизни в процессе отбывания наказания, и поэтому любые нарушения и отклонения в этих вопросах переживаются осужденными очень остро и вызывают значительное количество их обращений (22,28%) в различные инстанции[504].

Медико-санитарное обеспечение осужденных к лишению свободы регламентируется Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[505], ст. 101 УИК РФ, приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста России от 17 октября 2005 г. №640/190 «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу»[506]. При этом организационная специфика оказания медицинской помощи осужденным отражена, прежде всего, именно в последнем нормативном акте.

Анализируя данный нормативный акт и обращения осужденных, связанные с медико-санитарным обеспечением, можно выделить следующие недостатки в функционировании медицинских отделов исправительных учреждений и ЛПУ, ОУХД:

1) недостатки в работе медицинских частей организационного характера, а именно, установление часов амбулаторного приема больных без доста- точного учета рабочего времени, небрежное ведение некоторыми начальниками отрядов книги предварительной записи больных на прием;

2) нехватка медикаментов для оказания скорой и неотложной медицинской помощи при острых заболеваниях, отравлениях, травмах и иных состояниях;

3) многие обращения, касающиеся работы медицинских отделов, возникают в результате заблуждения и некомпетентности осужденных в вопросах медицины, в результате чего законные действия медперсонала иногда воспринимаются осужденными неправильно[507] [508];

4) с другой стороны, необходимо отметить правовую неграмотность сотрудников медчастей и ЛТУ, ОУХД, в частности, на это указывают 11,5% осужденных, при этом 2,7% сотрудников сами признают факт своей некомпетентности .

В 2011 году произошел рост обращений по вопросам медицинского обеспечения по сравнению с тремя предыдущими годами[509], но, несмотря на увеличение обращений, руководителями служб, отделов не уделяется достаточного внимания данному направлению. Заявители не получают аргументированных ответов, нередко им даются отписки, что вызывает необходимость обращаться повторно или в вышестоящие инстанции.

На работников медицинской службы возлагаются обязанности по разрешению и организации таких вопросов, как определение осужденным группы инвалидности, назначение диетического питания, отправление на лечение в специализированные больницы и т.п. Поэтому законные действия сотрудников не всегда правильно воспринимаются осужденными и порождают жалобы. В одних случаях - это искренние заблуждения самих осужденных, в других - попытка добиться корыстных целей путем своеобразного шантажа посредством жалоб[510].

Из 5,82% жалоб осужденных на неправомерные действия персонала

ИУ более половины (3,25%) приходится именно на сотрудников медицин-

~2

ских частей[511].

Обращения, связанные с медико-санитарным обеспечением, составляют 11,64% от общего числа обращений осужденных, причем жалобы из них составляют 7,86%. Анализ поступивших обращений в аппарат Уполномоченного по правам человека показывает, что данная категория обращений составляет здесь примерно 30%[512].

В целом, мы не склонны считать вышеотмеченные недостатки медицинского обслуживания недостатками существующей в данной сфере правовой базы. Последняя, в целом, полностью соответствует требования правила 41 ЕПП. Главная причина низкий уровень материального обеспечения, в связи с чем, некомплект медицинских работников с высшим образованием в уголовно-исполнительной системе на сегодняшний день составляет более 20%[513].

Материально-бытовое обеспечение осужденных к лишению свободы регулируется УПК РФ, Постановлением Правительства РФ, а также ведомственными приказами[514]. Именно последние устанавливают минимальные нормы питания, материально-бытового обеспечения и вещевого довольствия для осужденных к лишению свободы.

В целом, обращения, связанные с вопросами материально-бытового обеспечения осужденных, составляют 4,61% от общего количества обращений. Анализ обращений позволил выявить, что 35,6% осужденных не удовлетворены материально-бытовым обеспечением, 33,3% осужденных - жилищно-бытовыми условиями, в частности, жилой площадью, рассчитанной на одного осужденного и т.п.[515]

Анкетирование осужденных в начале 90-х годов показало, что число лиц, которые обращаются к администрации колонии с жалобами о недостатках в бытовом обеспечении, составляет 40%[516]. Более поздние исследования М.С. Шайхуллина (2003 г.) указывают, что на долю обращений такого рода приходится 13%[517]. Сегодня процент обращений осужденных по поводу материально-бытовой сферы много ниже - 4,61%[518].

Потребности ФСИН России в вещевом имуществе практически полностью удовлетворяются за счет собственного производства. Обеспеченность осужденных основными видами вещевого имущества из года в год повышается и в настоящее время составляет 88% от положенных норм[519].

В уголовно-исполнительной системе производство основных продуктов питания: крупы, муки, маргарина, масла растительного, консервов мясных, молока - полностью удовлетворяет потребности; мяса, овощной продукции - на 35-40%[520].

Во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. №1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» Постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2005 г. №205 и Приказом Минюста России от 2 августа 2005 г. №125 установлены новые, учитывающие половые и физиологические особенности нормы питания и материальнобытового обеспечения осужденных. В питании спецконтингента находят все большее применение новые перспективные продукты, не требующие первичной механической и длительной тепловой обработки.

Обращения осужденных к лишению свободы, связанные с изменением условий содержания и освобождением от отбывания наказания. Проведенные исследования выявили, что предложения, заявления, ходатайства и жалобы осужденных к лишению свободы играют немаловажную роль в изменении условий их содержания и освобождении от отбывания наказания. По имеющимся у нас данным, в процентном соотношении данная категория составляет 26,46% к общему числу обращений[521].

Обращения осужденных по поводу изменения условий отбывания наказания в основном возникают при их ужесточении, они составили 18,66% от общего числа всех обращений осужденных[522].

Обращения по поводу изменений условий отбывания наказания можно классифицировать на следующие группы: 1) связанные с изменением условий отбывания наказания осужденных к лишению свободы; 2) по вопросам передвижения осужденного без конвоя или сопровождения; 3) по поводу перевода из одного отряда в другой; 3) по вопросам выездов осужденных за пределы исправительного учреждения.

Обращения, связанные с изменением условий отбывания наказания осужденных к лишению свободы, составляют 43%. Из всего массива обращений очень низкий процент подтвержденных и удовлетворенных - 8,3%[523].

Анализируя обращения осужденных по поводу необоснованного перевода на более строгие условия содержания (72,8%), необходимо обратить внимание на то, что 64,5% осужденных не согласны с применением к ним данного взыскания[524]. Объясняют они это тем, что администрация предвзято относится к некоторым осужденным, что, однако, не находит своего подтверждения в большинстве социологических исследований[525].

Обращения, связанные с вопросами передвижения без конвоя или сопровождения, составляют 8%[526].

Данный институт обусловлен производственной, хозяйственной необходимостью. Здесь, прежде всего, необходимо отметить, что передвижение без конвоя или сопровождения - это прерогатива администрации исправительного учреждения. Основанием расконвоирования осужденных к лишению свободы является необходимость хозяйственного обслуживания исправительных учреждений, и оно не является не мерой поощрения, ни правом осужденного, а правовым интересом. Ошибочное понимание данной нормы УИК наталкивают осужденных на оформление жалоб в разные инстанции на предоставление возможности передвижения без конвоя.

На наш взгляд, здесь большую роль играет разъяснительная работа с осужденными. Чем больше будет уделяться внимания темам, которые интересуют данный контингент, тем меньше будет подобных вопросов.

Обращения по поводу перевода из одного отряда в другой составляют 10%[527].

Основная причина таких обращений - это подозрительность по отношению к ближайшему окружению, зачатую необоснованная, неадекватная оценка действий осужденных, проживающих в одной жилой секции либо работающих в одной бригаде.

В данном случае приемлемы, на наш взгляд, беседы с психологом, различного рода тренинги с целью снятия с осужденных состояния фрустрации - тоски, тревоги, безнадежности, апатии и т.п.

Обращения по вопросам выездов осужденных за пределы исправительного учреждения составляют 4%. Из них (в процентном отношении к общему числу обращений этого вида): 1) по поводу отказа выезда за пределы ИУ - 42,5%; 2) связанные с нарушением сроков рассмотрения обращения отправки осужденного за пределы ИУ - 25,0%; 3) вследствие волокиты администрацией ИУ, по вопросам краткосрочных выездов за пределы ИУ - 32,5%[528].

Анализ данной группы обращений убеждает в том, что их основной причиной является, во-первых, отсутствие должного внимания со стороны отдельных сотрудников исправительного учреждения (начальников отрядов, сотрудников отдела безопасности и т. п.); во-вторых, нехватка младшего и среднего начальствующего состава, что затрудняет оформление документов на выезд за пределы учреждения.

Обращения по поводу освобождения от отбывания наказания - это, прежде всего обращения, связанные с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания - 3,17%, а также обращения, связанные с применением амнистии и помилования - 1,35%[529].

Условно-досрочное освобождение осужденных можно рассматривать как завершающий этап применения прогрессивной системы отбывания наказания[530]. Основное назначение условно-досрочного освобождения состоит в том, что оно создает жизненные перспективы личности и тем самым стимулирует исправление осужденного[531].

Изучение материалов подготовки к условно-досрочному освобождению в судах позволяет сделать вывод о том, что, во-первых, идет снижение качества предварительной проверки и подготовки материалов сотрудниками исправительных учреждений, характеризующих личность осужденного, которые не отражают фактических данных, и на их основании невозможно составить определенного мнения об осужденном и, во-вторых, судьи практически не используют предоставленные им законом возможности проверять доказательства исправления осужденного и зачастую всецело полагаются на выводы администрации.

Обращения осужденных к лишению свободы по поводу условнодосрочного освобождения можно разделить на 2 группы: а) связанные с действиями администрации исправительного учреждения по оформлению материалов на условно-досрочное освобождение; б) связанные с решением суда по этому опросу.

По данным В.К. Ерохина, наибольшее количество таких обращений связано с нарушением сроков в рассмотрении материалов комиссией исправительного учреждения на условно-досрочное освобождение - 34,2%[532].

Объяснить это можно естественным желанием осужденных о скорейшем рассмотрении ходатайства и освобождении от наказания. Любой осужденный к лишению свободы формально попадает под действие ст. 79 УК РФ, ст. 175 УИК РФ и имеет право на обращение в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Администрация учреждения обязана рассмотреть все обращения такого рода, но ввиду объективных обстоятельств или субъективного мнения некоторым осужденным отказывается в принятии документов, касающихся данного вопроса. Жалобы осужденных в органы прокуратуры и суд по этому поводу, по данным того же исследователя, составляют 26,3%[533].

В процессе применения условно-досрочного освобождения сотрудниками иногда допускаются психологические ошибки, которые по данным А.В. Мусалевой, являются причиной 12,2% жалоб осужденных, а также их родственников[534]. А именно, чаще всего осужденные проявляют недовольство отказом в условно-досрочном освобождении тогда, когда члены комиссии не солидарны в своем решении.

Немаловажным является и тот факт, что некоторые сотрудники (начальники отрядов) ходатайствуют о досрочном освобождении осужденного, заведомо зная, что этот осужденный не заслуживает такого освобождения, члены комиссии исправительного учреждения в свою очередь не поддерживают ходатайство осужденного в суде. Такие действия администрации вызывают недовольство и, как следствие, оформление жалобы, чего можно было бы избежать, если бы начальник отряда вовремя провел с осужденным индивидуальную разъяснительную работу.

Проблемные вопросы судебного рассмотрения заявления о условнодосрочном освобождении уже были рассмотрены нами ранее. На помним, что основная проблема здесь сводится к плохой организации подготовительной стадии и, как следствие, к неполноте имеющейся и судьи информации. В лучшем случае подготовка подменяется поверхностным и формальным ознакомлением судьи с поступившими материалами.

В конечном итоге все это приводит к отрицательному исходу дела в суде и жалобам осужденных в вышестоящие инстанции, что составляет примерно 10,2-12,7% от общего количества ходатайств на условно-досрочное освобождение[535].

На наш взгляд, было бы целесообразнее возможность суда заменить на обязанность по изучению материалов личного дела осужденного к лишению свободы. Как уже отмечалось, логично было бы решить вопрос об условнодосрочном освобождении в полноценном судебном заседании при обязательном участии защитника, прокурора и других заинтересованных лиц.

Завершают категорию обращений осужденных по поводу освобождения от отбывания наказания обращения, связанные с применением амнистии или помилования. Освобождение по амнистии и право осужденного на помилование уже так же были рассмотрены нами выше, поэтому здесь остановимся лишь на некоторых аспектах данной проблемы.

В настоящее время в Российской Федерации предусмотрен достаточно сложный, многоступенчатый процесс прохождения ходатайства осужденного о помиловании. До 2002 года ходатайства о помиловании осужденных поступали в Управление по делам о помиловании при Президенте Российской Федерации, которое готовило необходимую документацию для решения вопроса по существу. Затем эти материалы направлялись в Комиссию по вопросам помилования при Президенте Российской Федерации и с ее рекомендациями поступали на утверждение Президенту. Ситуация изменилась, когда 28 декабря 2001 года вступили в законную силу Указ Президента Российской Федерации «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации»[536], Положение «О порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации», Приказ Минюста России от 30 мая 2007 г. №12 ПО[537], которые внесли серьезные изменения в процедуру рассмотрения ходатайств о помиловании.

Все эти изменения преследовали своей целью повысить эффективность применения института помилования. Однако, на практике с рассмотрением ходатайств о помиловании начали возникать непредвиденные задержки[538].

Ходатайство о помиловании направляется администрацией в комиссию по вопросам помилования субъекта Федерации. Комиссия по вопросам помилования составляет заключение о целесообразности применения акта помилования в отношении осужденного и передает на рассмотрение его главой субъекта Федерации, который вносит Президенту РФ представление о целесообразности применения акта помилования.

При этом, на уровне субъектов Федерации материалы о помиловании рассматриваются и направляются Президенту Российской Федерации в установленные Положением «О порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации» сроки. Однако после поступления указанных материалов в Администрацию Президента Российской Федерации возникает продолжительная пауза. Причем, сроки рассмотрения год от года увеличиваются.

В частности, ходатайства о помиловании, направленные из Республики Коми, рассматривались в 2008 году в среднем за 6 месяцев, в 2009-м - за 8 месяцев, в 2010-м - за 9 месяцев. На конец 2011 года 48 ходатайств о помиловании осужденных, направленных в Администрацию Президента РФ из Республики Коми, остались нерассмотренными свыше 16 месяцев[539].

Свыше 8 месяцев не рассматривались 22 ходатайства о помиловании осужденных, поступившие в Администрацию Президента из Красноярского края, из них 12 были направлены в 2010 году, а 10 - в 2011-м[540].

Рассмотрение ходатайств о помиловании, направленных из исправительных учреждений Самарской области, выглядит таким образом:

1) в 2006 году из 191 ходатайства 93 рассматривались свыше 6 месяцев и одно - свыше 1 года, причем удовлетворенных ходатайств только 16;

2) в 2007 году из 114 ходатайств свыше 6 месяцев отсутствовали результаты рассмотрения по 28 обращениям, свыше года - по одному обращению;

3) в 2008-2009 годах было отправлено всего 27 ходатайств, из которых по одному ходатайству принималось решение в течение 2 лет 4 месяцев, свыше полутора лет - по 7 ходатайствам;

4) в 2010 году направлено 42 ходатайства (всем осужденным отказано в помиловании), три из них рассматривались свыше 1,5 года[541].

В результате затягивания с рассмотрением ходатайств о помиловании, отдельные осужденные, рекомендованные к помилованию, освобождаются условно-досрочно, так и не дождавшись рассмотрения этого вопроса. Условно-досрочная форма освобождения осужденных на практике реализуется намного проще и быстрее, чем помилование.

Обращает на себя внимание то, что Положением «О порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации» установлены четкие сроки осуществления процессуальных действий администрацией учреждения или органа, исполняющего наказания, территориального органа ФСИН России, комиссии по помилованию субъекта Федерации, высшего должностного лица субъекта Федерации. В то же время срок, в течение которого главой государства должно быть принято решение о применении акта помилования либо об отклонении ходатайства, не установлен.

Обычно такое положение дел объясняют тем, что помилование является исключительным правом Президента РФ, и поэтому только он может решить, к кому и в какие сроки применить помилование. Последнее однако вызывает сомнения, поскольку конституционное право осужденных подать ходатайство о помиловании по логике предполагает их право узнать о результате его рассмотрения в разумные сроки.

Отмеченные недостатки ведут к девальвации института помилования. Выход видится в внесении изменений в Положение «О порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации». Представляется необходимым законодательно установить сроки принятия решений по ходатайствам о помиловании на всех этапах их рассмотрения.

Заканчивая социологический анализ обращений осужденных, можно с уверенностью сделать вывод, что предложения, заявления, ходатайства и жалобы, касающиеся деятельности исправительных учреждений, возникают в самой тесной связи с процессом отбывания и, главным образом, исполнения уголовных наказаний. Поэтому они в той или иной степени отражают вопросы, касающиеся деятельности исправительных учреждений, ее основных направлений. Задаваясь вопросом о природе проблем отраженных в обращениях осужденных, мы затрудняемся назвать явно доминирующую здесь первопричину. Полученные социологические данные свидетельствуют скорее не столько о низком профессиональном уровне персонала ИУ, как это утверждает А.В. Мусалева, или о правовом нигилизме осужденных, как это представлено у В.К. Ерохина, сколько об общем весьма плачевном состоянии российского общества. В этой связи, хотелось бы процитировать известное утверждение У. Черчилля: «Покажите мне тюрьму, и я скажу, в каком обществе вы живете».

<< | >>
Источник: БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2008. 2008

Еще по теме § 2. Социолого-правовая характеристика обращений осужденных:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -