<<
>>

§ 2. Социально-демографические черты

В криминологической литературе, опирающейся на социологию, уже

стало традицией начинать изучение личности преступника с анализа ее соци-

108

ально-демографических данных.

Их получение особенно важно при изучении рецидивной преступности как массового явления. «Обнаружение в массе преступников каких-либо значительных отличий от населения в целом может свидетельствовать о повышенной предрасположенности к преступной деятельности отдельных общественных слоев или групп, об их «вкладе» в преступность»[99] [100]. Без социально-демографической характеристики изучение личности преступника не может быть полной. Не случайно эти данные собираются при расследовании уголовных дел и в сборе статистической информации о деятельности учреждений исправительной системы.

«Социально-демографические свойства личности преступника сами по себе не криминогенны. Но они связаны с условиями формирования личности и ее жизнедеятельности, взаимодействуют с ними, с потребностями, мотивацией, с социальными ролями личности. Поэтому социально-демографические свойства являются существенным компонентом обобщенного представления о личности преступника и имеют важное значение для разработки и осуществления мер профилактики преступного поведения» .

В криминологии выявлены многие закономерности, позволяющие учитывать в профилактической работе те или иные особенности социальнодемографического характера: пол, возраст, уровень образования, семейное положение, наличие и характер прошлых осуждений, место жительства и другие.

Пол. Доля женщин в контингенте рецидивистов в целом в 2-3 раза меньше, чем в первичной преступности, однако у них криминогенные качества выражены острее, чем у рецидивистов-мужчин по таким показателям, как алкоголизация, многократность судимостей, утрата социально полезных связей, бездомность, нравственная деградация, огрубление, маскулинизация.

По данным А. С. Михлина, мужчин среди судимых в 2-3 раза, значительно больше, чем женщин, но доля и тех и других становится примерно одинаковой при наличии 7-8 судимостей. Показатели, характеризующие мужчин, совершающих преступления при рецидиве, практически совпадают с данными о всех рецидивистах. Подобное распределение объясняется тем, что среди рецидивистов более 90 % составляют лица мужского пола .

Совсем иначе распределяются, по данным специальной переписи, возрастные группы лиц женского пола. Больше всего оказалось тех, кто имел две и три судимости, с четырьмя и более судимостями женщин было меньше, в основном таких многократно судимых рецидивисток было обнаружено в возрасте 30-49 лет - свыше 60 %. После этого возраста количество рецидивисток с четырьмя и более судимостями резко падает. В возрасте 50-59 лет - 5,5 %, 60 лет и старше - 3,4 %.

Характеризующие женщин показатели сильно отличаются от общего распределения рецидивистов и от распределения рецидивистов-мужчин по возрасту. Женщины несколько позже совершают повторные преступления: если средний возраст мужчин, имеющих две судимости, равняется 30,4 годам, то женщин - 32,1. Однако женщины на 3,4 года раньше совершают преступления при особо опасном рецидиве.

Данные об относительной плотности распределения всех осужденных по возрасту также практически совпадают с аналогичными показателями, ха- растеризующими мужчин. В соответствии с этими данными пик криминальной активности у мужчин, имеющих две-четыре судимости, приходится на 25-29 лет, пять судимостей - на 30-39 лет, шесть и более судимостей - на 4049 лет. Старше этого возраста рецидивисты чаще всего перестают совершать преступления, но отнюдь не потому, что они исправились и перевоспитались. Обычно это происходит по причине общего спада жизненной активности в связи с достижением определенного возраста, болезнями, которые не могли не обостриться в тюремные периоды жизни, усталости. Некоторые просто [101] спиваются и способны лишь на мелкие кражи, либо, в лучшем для них случае «консультируют» тех, кто готовит совершение преступлений.

У женщин, имеющих две-три судимости, по данным переписи, большинство находятся в возрасте 30-39 лет. Совершившими преступления при особо опасном рецидиве чаще признаются лица в возрасте 25-29 лет как мужского, так и женского пола. Для сравнения укажем, что среди осужденных впервые самая большая плотность отмечается в группе 18-24-летних, независимо от половых

~ 104

различий .

Возраст. Возрастные особенности должны интересовать криминолога прежде всего как результат накопления различных социальных изменений личности. Человек - существо социальное, поэтому с изменением возраста наступают не только биологические (физиологические) изменения его организма, изменяются его социальные функции, социальный опыт, привычки, характер, способы реагирования на конфликтные ситуации.

Возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни, что не может не сказаться на противоправных действиях. С изменением возраста естественно происходит изменение самой личности, меняются ее социальные позиции, роли и функции, опыт, привычки, мотивация поступков, возможности совершения тех или других преступлений. Известно, что в определенном возрасте, чаще всего после 4550 лет, даже весьма активные в прошлом рецидивисты прекращают совершать преступления, но тем не менее внутренне совершенно не перестраиваются и остаются в сущности такими же «преступниками».

Возрастная характеристика, тем не менее, позволяет делать выводы о криминологической активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп, обусловленных психологиче- [102] скими особенностями их представителей[103]. Последняя проявляется в явном виде при рассмотрении навыков выхода из конфликтных ситуаций, в адаптационных возможностях.

Вопрос о влиянии возраста на преступность давно вызывает споры в юридической науке (Ч. Лормброзо[104], М.Н. Гернет[105], 1906; В.Н. Кудрявцев[106], 1975; О.Д. Ситковская, 1998; К.

Бартол[107], 2003 и др.). Так, М.Н. Гер- нет, не отрицая значения возраста для характера преступности, признавал, что его физиологическое влияние нейтрализуется действием более могучего фактора - социального и может быть устранено соответствующим реформированием среды преступника[108].

Характер преступлений в значительной степени обусловливается возрастными особенностями лиц. «Некоторые преступления свойственны преимущественно тому или иному возрасту», - пишут Б.Б. Казак и А.И. Ушати- ков[109]. При этом отмечают они, - это еще не значит, что возраст в этих случаях выступает как причина преступлений7. В то же время возраст связан с характером преступления и криминальной активностью8.

«Заключая в различных своих периодах качественное и количественное различие сил, исследование возраста и состояния дают возможность не только уяснить нам внутренний порядок преступлений, но и указать тем самым на деятельные силы и на их относительное участие в действии»112, - писала Н. Неклюдова

Возрастная характеристика рецидивистов позволяет говорить о криминальной активности их различных возрастных групп. С возрастом изменяются социальные функции, привычки, характер, способы реагирования на конкретные ситуации.

Большинство рецидивистов впервые становятся на путь преступлений в несовершеннолетнем возрасте или в первые годы после наступления совершеннолетия. Следовательно, существует зависимость между возрастным началом преступной «карьеры» и последующим поведением: чем раньше молодой человек становится на преступный путь, тем вероятнее, что и дальше он будет совершать преступления в силу прежде всего его дезадаптации и деморализации. При этом он может принадлежать к асоциальному или антисоциальному типу, совершать разнородные или однородные, даже такие же преступления. Многократно судимые рецидивисты всегда имеют значительный тюремный опыт.

Таблица 1

Характеристика по возрасту113

Возраст преступника (кол-во лет) Распределение, %
Рецидивисты Впервые
осужденные
18-19 лет вкл. 0,7 10,7
19-24 лет вкл. 1,0 36,9
25-29 лет вкл. 27,7 24,6
30-39 лет вкл. 36,4 19,1
40-49 лет вкл. 18,4 6,8

112

Неклюдова Н. Уголовно-правовые этюды. Этюд первый - статистический опыт, исследования физиологического значения различных возрастов человеческого организма по отношению к преступлению. СПб., 1885. С. 37.

113 Здесь и далее приводятся результаты социологического исследования соискателя.

50 лет и более 6,8 2,0
Итого 100,0 100,0
Средний возраст 34,3 27,4

Из данных, приведенных в таблице 1, следует, что среди рецидивистов по сравнению с впервые осужденными, превалирует доля лиц более старшего возраста. Удельный вес лиц в возрасте от 30 лет и старше равен 61,6 %. В то время как этот показатель среди впервые осужденных составляет только 27,9 %.

Средний возраст осужденных-рецидивистов - 34,3 лет. У лиц, впервые осужденных, он равен 27,4 годам. Довольно зрелый возраст данной категории можно объяснить тем, что он обусловливает определенный промежуток времени с момента отбывания наказания впервые до очередного осуждения за вновь совершенное преступление.

Основную массу обследованных нами осужденных-рецидивистов составляют лица вполне зрелого возраста - от 26 до 50 лет (около 70 %). Лиц в возрасте до 26 лет было всего 14 %. Однако статистическая картина резко меняется, если обратиться к данным о возрасте, в котором был рецидивист осужден впервые: более 80 % были осуждены впервые в возрасте до 26 лет. Значит, именно они в этом молодом возрасте были цепко схвачены криминальной субкультурой, обстоятельствами криминогенной природы, уже были внутренне готовы продолжать совершение преступлений, ощущая в них наилучший и субъективно наиболее приемлемый способ решения своих жизненных проблем. Это - одно из свойств той социальной среды, которая сформировала их личностный, нравственный облик, а они - выходцы из той среды, которая постоянно «поставляет» преступников. Это - низшие страты общества, самые необеспеченные, самые неблагополучные, наиболее бездуховные и необразованные. У них выработалась определенная идеология оправдания такой жизни. Она все более крепла под влиянием своего жизненного опыта, своих неудач и катастроф, по мере отчуждения от позитивных

114

ценностей и социальных групп положительной ориентации. У них все время укреплялась психология «постоянного преступника» и соответственно оправдания этого даже независимо от того, какие преступления они совершили, с кем общались, было ли их преступное поведение активным или они, спившись и опустившись на дно, просто плыли по течению. Последних среди них немало, алкоголизм таких людей лишает их какой-либо возможности вернуться нормальную жизнь.

С увеличением среднего возраста увеличивается число судимостей: если средний возраст лиц, совершивших два преступлении, - 31,7 лет, то средний возраст лиц, имеющих восемь и более судимостей, - 46 лет. При этом женщины совершают повторные преступления несколько позже, чем мужчины. Так, по нашим данным, которые совпадают с информацией, полученной при проведении всероссийской переписи осужденных, если средний возраст мужчин, имеющих две судимости, составляет 30,4 года, то женщин - 32,1.

Однако вместе с этим при особо опасном рецидиве женщины на 4,7 года моложе, так как их средний возраст равен 33,1 года, а мужчин - 37,8. Следует также отметить, что пик криминальной активности у мужчин, имеющих две-четыре судимости, приходится на 25-29 лет, пять судимостей - на 30-39 лет, шесть и более судимостей - на 40-49 лет. У женщин, большинство имеющих две-три судимости, также составляют лица в возрасте 25-29 лет, четыре и более судимости - 30-39 лет. Совершившими преступления при особо опасном рецидиве чаще признаются лица в возрасте 25-29 лет как мужского, так и женского пола.

С особенностями признания совершения преступления при особо опасном рецидиве связан относительно невысокий показатель среднего возраста таких лиц. Не всегда лицо должно иметь судимость за совершение двух или более преступлений. Согласно положению п. 3 ст. 18 УК РФ для этого нужны иные основания. Для совершения ряда преступлений необходимо более длительное время и поэтому средний возраст осужденных, имеющих несколько судимостей, растет по мере увеличения их числа.

Семейное положение. Статистика из года в год свидетельствует, что те, которые имеют семью, реже совершают преступления. «Семейное положение и его изменение у лиц, совершивших преступления, воздействует на формирование личностных качеств; определенным образом оно влияет на направленность и устойчивость преступного поведения. В целом распространенность преступности среди лиц, имеющих семью, ниже, чем среди холостяков и одиноких. В большинстве случаев семья стимулирует положительное поведение, осуществляет социальный контроль»[110]. Но, главное, семья свидетельствует о том, что человек не отчужден от общества или его отчуждение не очень значительно.

Отдельные авторы из числа криминологов в социальнодемографической характеристике личности приоритет отдают семье: «Семья для большинства является значимым институтом. Некоторая вариация степени важности определяется, в первую очередь, тем, насколько удачно семейная жизнь сложилась у них самих. Остальные факторы - пол, возраст, уровень жизни хотя и влияют на оценку важности, имеют меньшее значение»[111].

Исследования последних лет показывают, что семейная ситуация способна определять поведение лица во всех остальных сферах - способствовать или препятствовать трудовой активности, стимулировать тот или ной тип потребления, определять психологическое самочувствие человека и тем самым влиять на состояние его здоровья[112].

Таким образом, в литературе распространено мнение, что на совершение преступления, как правило, идут лица, не имеющие семьи, не испытывающие ее положительного влияния, не задумывающиеся о последствиях совершенного ими для близких. Это в более значительной мере относится к лицам, являющихся объектом диссертационного исследования, - рецидивистам.

Нами установлено, что большая часть из них не имеют детей, а те, которые имеют, не знают где дети находятся и что с ними происходит.

Таблица 2

Характеристика по семейному положению

Семейное положение на момент совершения преступления Распределение, %
рецидивисты впервые осужденные
Не состоял в зарегистрированном браке 56,5 70,5
Состоял в зарегистрированном браке 14,1 11,1
Состоял в зарегистрированном браке, семья распалась 12,9 6,2
Состоял в незарегистрированном браке, семья сохранилась 8,4 9,6
Состоял в незарегистрированном браке, семья распалась 6,4 2,8
Брак заключен во время отбывания наказания 1,7 0,8
Итого 100,0 100,0

Как следует из показателей, приведенных в таблице 2, доля рецидивистов, состоящих в браке на момент совершения преступления, меньше доли лиц, не состоящих в нем. Значительно меньше удельный вес таких лиц по сравнению с удельным весом впервые осужденных к лишению свободы - в 1,4 раза. Наибольший удельный вес лиц, не состоящих в браке, объясняется количеством осуждений, что отрицательно влияет на стабильность семейных отношений, кроме того, их брачный возраст совпал с пребыванием в местах лишения свободы. Вместе с тем почти 70 % обследованных имели детей, однако большинство из них не поддерживали с ними связи, что также свидетельствует об их отчуждении. Но у большинства есть родственники, с которыми они эпизодически поддерживают связь, чаще всего - это матери, реже - братья и сестры. Осужденные переписываются с ними, время от времени родственники приезжают к ним на свидания.

Нельзя не обратить внимания на тот факт, что семейные узы имеют корреляционную зависимость от вида брака. Если доля лиц, состоящих в зарегистрированном браке, у которых семья сохранилась, составляет 14,1 %, то такой же показатель у осужденных, состоящих в незарегистрированном браке, он меньше и равен 8,4 %. В то же время удельный вес рецидивистов, которые состояли в незарегистрированном браке и у которых семья распалась, составил 6,4 %, у осужденных с зарегистрированным браком - практически столько же - 6,2 %.

Следует отметить, что стремление осужденных-рецидивистов иметь семью выше, чем у осужденных впервые. Доля лиц, заключивших брак во время отбывания наказания, среди них превышает долю лиц контрольной группы более чем в два раза и составляет соответственно 1,7 и 0,8 %.

Заключение браков рецидивистами является не просто следствием их общения с лицами противоположного пола. Если это общение имело место в период отбывания ими лишения свободы, то часто оно осуществлялось с помощью переписки. Стремление вступить в брак определяется не только физиологическими потребностями, но и желанием иметь близкого человека, что характерно не только для рецидивистов, но и для многих людей.

По выборочным данным, из общей массы отбывающих наказание в виде лишения свободы переписку осуществляют в среднем 21,6% осужденных. Путем такого вида общения почти половина из них (45,1%) установили прочные отношения, юридически оформив брак (45,1%), либо вступив в гражданский брак (59,6%). Таким образом, двое осужденных из пяти в период отбывания лишения свободы, либо освободившись, законно (юридически) регистрируют свои отношения.

Вступлению в брак предшествуют краткосрочные и длительные свидания. Закон (ч. 2 ст. 89 УИК РФ) позволяет проводить длительные свидания, помимо близких родственников, с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками) также и с иными лицами, но только с разрешения начальника исправительного учреждения. Как правило, руководители подразделений всегда предоставляют возможность осуществить длительное свидание с теми гражданами, с которыми у осужденных установились прочные знакомства, которые в последующем могут перерасти в более серьезные отношения.

В целях укрепления социально полезных связей осужденных с их родственниками и близкими можно предложить добавить меру поощрения в виде увеличения длительности свидания. Изучение мнений практических работников, выступивших экспертами по внесению подобных изменений, позволяет полагать, что увеличение продолжительности краткосрочных свиданий не повлечет за собой каких-либо нежелательных проблем. Увеличение продолжительности свидания до пяти дней может осуществляться не везде из-за отсутствия необходимого количества комнат для их проведения. Однако в некоторых субъектах РФ такая возможность имеется. Применять ее следует в праздничные дни (новогодние, майские праздники и т.д.), а также перед предстоящем освобождением из исправительного учреждения.

Осужденные, вступившие в брак во время отбывания наказания, ведут себя лучше осужденных, у которых сохранились семьи. Такое отношение отмечается и по ряду других показателей: вступившие в брак относятся добросовестнее к труду (49,2 против 48,0% сохранивших семью), на облегченных условиях их также больше (23,0 и 20,3% соответственно). Однако, как показывают приведенные цифры, расхождения не столь значительны.

Вступившие в брак осужденные характеризуются несколько лучше за счет большего числа поощренных по сравнению с данными обо всех осужденных (47,9 и 34,3% соответственно).

Если уровень рецидива среди всех освобожденных от отбывания наказания в виде лишения свободы составляет 52%, то у лиц, сумевших обзавестись выше обозначенными социальными связями, он достигает всего 13,8%. Несмотря на соответствующую оценку высокой степени готовности в решении вопросов трудового и бытового устройства после освобождения, современный осужденный не всегда готов самостоятельно решать данные вопросы. Предпочтение в этом вопросе он отдает семье и родственникам.

Таким образом, семья и родственники осужденного могут оказывать определенную помощь как в формировании у него мотивации к исправлению, так и при подготовке его к освобождению.

«К сожалению, с учетом требований к дислокации исправительных учреждений, а также сложной экономической (в том числе, и в сфере роста расходов среди населения) и демографической ситуации (в сфере распада семей и сокращения количества зарегистрированных браков), к 2005 году активность осужденных по поддержанию социально-полезных связей с семьей и родственниками не увеличится»[113].

В целях выяснения роли семьи в формировании рецидивиста нами был проведен опрос осужденных, отбывающих лишение свободы два и более раз, с целью выяснения вопроса, какое влияние на них оказали родители в допреступный период. По итогам опроса оказалось, что большинство из них считают, что были окружены любовью со стороны своих родителей; 73,44% полагают, что их любил отец и 91,67% считают, что их любила мать. Меньшая часть не смогла определиться с ответом: 12,45% не смогли определиться в отношении отца, а 3,33% - в отношении матери. Незначительна доля среди осужденных-рецидивистов, которые не знали своих родителей: 9,54% не знали отца, а 2,92% - матери. И только 4,56% считают, что их не любил отец и 2,08% - мать.

Что касается отношения рецидивистов к своим родителям, то здесь мы видим заметную схожесть. Так, большинство любили и отца - 73,86%, и мать - 92,86%. Остальные либо не любили отца - 7,05% и мать - 2,52%, либо не знали отца - 9,13% и мать - 2,52, либо не знают любили ли своего отца - 9,96% и мать - 2,10%. 1,67% высказали отрицательное отношение к матери.

Большая часть опрошенных осужденных-рецидивистов заявили, что со стороны матери были окружены вниманием и лаской - 66,67%.

Часть (22,50%) выделили такие качества своей матери, как строгость и требовательность; 3,75% из числа опрошенных испытывали иногда со стороны матери жестокость и грубость, а 1,67% - испытывали их часто. Такие качества, как безразличие и равнодушие, ни один из опрошенных не выделил, но 2,52% из них не смогли назвать, какие же черты были характерны и для матерей, а 2,92% своих матерей вообще не знали.

Что касается черт личности, характерных для отца, то большинство - (48,54%) выделили такие, как строгость и требовательность; 6,28% - периодическую жестокость и грубость (4,18% - испытывали их часто); 3,38% - равнодушие. 9,54 % - своего отца не знали, а 2,93% - затруднились выделить такие черты, и только 24,27 % - были окружены вниманием и лаской со стороны своего отца. При этом 54,77% из числа опрошенных осужденных- рецидивистов считают, что их отец не мог бы относиться к ним лучше, поскольку уверены, что отношение и так было достаточно хорошим. Вместе с тем 26,14% уверены, что отношение могло бы быть лучше; 11,20% - не знают.

Из числа опрошенных нами осужденных-рецидивистов только 13,81% не имели братьев и сестер. Большинство - 69,04% любили своих братьев и сестер; 3,77% - не любили, а 13,39% - не смогли определить своего отношения к ним.

Наряду с братьями и сестрами осужденные-рецидивисты показали свое отношение и к бабушкам и дедушкам, что является немаловажным при анализе их неоднократного преступного поведения. Так, большинство - 60,0% вспоминали о них очень хорошо, 25,42% - в целом хорошо, 4,58% - ничего не смогли сказать, а 7,08% - дедушек и бабушек не имели, и только у 0,83% - отношения были плохими.

Отношения с родителями, близкими (братьями, сестрами, дедушками и бабушками) в том числе предопределили, что, по мнению 58,75% из числа опрошенных осужденных-рецидивистов, считают свое детство счастливым, 11,25% - не считают его таковым, а 30,0% - просто ничего об этом не могут сказать, что само по себе знаменательно.

Образовательный уровень. Давно известно, что на поведение личности, сферу ее интересов, круг общения, выбор способов реализации жизненных целей влияет образование. Высокий образовательный уровень всегда проявляется как антикриминогенный фактор. Чем выше образование человека, тем менее вероятно совершение им преступления. Хотя жизнь последних лет убеждает в том, что многие мошенничества, хищения, растраты, злоупотребления доверием очень часто совершаются именно лицами с высоким образованием.

Характеристика образования лиц, совершивших преступления, имеет криминогенное значение, поскольку связана с культурой личности, ее социальным статусом, кругом интересов, жизненными планами и возможностями

их реализации[114].

Побудить к пересмотру своих жизненных взглядов невозможно без убеждения лица, совершившего преступление, в ошибочности избранного им преступного образа жизни. «Изменение сложившихся асоциальных убеждений связано с обращением, прежде всего, к сознанию осужденного, его разуму. Важнейшим условием формирования убеждений является приобретение осужденным знаний о человеке как личности, преобразующей мир»119.

Известно, что образовательный уровень человека тесным образом связан с формированием его ценностных ориентаций, потребностей, интересов, выработкой мировоззрения, нравственным и духовным обликом .

Разумеется, между теми или иными (в том числе антиобщественными) формами поведения человека и уровнем его грамотности, образования, культуры нет прямой корреляционной зависимости. Как отмечал Н.Н. Кондрашов, «уровень образования служит благоприятным или неблагоприятным условием нравственного формирования личности»121. Тем не менее, выяснение образовательного уровня является важной составной частью криминологического изучения рецидивиста.

Таблица 3

Характеристика по образованию

Образование на момент осуждения Распределение, %
Рецидивисты Впервые осужденные
Начальное общее (начальное) 1,4 5,1
Основное общее (неполное среднее) 28,9 26,6
Среднее полное общее (среднее) 39,9 32,3
Среднее профессиональное (среднее специальное и незаконченное высшее) 25,0 34,5
Высшее профессиональное (высшее) 4,8 1,5

119 Казак Б.Б., Ушатиков А.И. Указ. соч. С 54.

120

См.: Коровин А. А., Холостов В.И. Кpиминологичeская xаpактepистика лиц, совершивших pазбои и грабежи. М., 1976. С. 20.

121

Кондрашков Н.Н. Количественные методы в криминологии. М., 1971. С. 45.

118

Итого 100,0 100,0
Средний уровень образования кол-во классов 10,6 9,2

Из обследованных нами рецидивистов около 30 % имеет образование в пределах 7-8 классов, примерно 40 % - полное среднее образование, а 25 % - даже среднее специальное. Около 5 % утверждали, что они учились в высших учебных заведениях, но это вызывает большие сомнения. А вот то, что многими из них хоть какое-то школьное образование получено в самих местах лишения свободы, тем более, что речь идет о рецидивистах - вполне обоснованное предположение. Этим, по нашему мнению, объясняется то, что средний уровень образования рецидивистов выше по сравнению со средним уровнем образования впервые осужденных и составляет соответственно 10,6 и 9,2 класса. Этим во многом объясняется и то, что среди них незначительную долю составляют лица, которые на момент ареста нигде не учились (таблица 4).

Большинство обследованным нами рецидивистов составляют трудоспособные (85 %); инвалидов всех групп всего оказалось около 10 %. Большая же часть (80 %) имели постоянное место жительства до ареста. Вместе с тем, каждый пятый ответил, что ожидает столкновение с трудностями в трудоустройстве после освобождения, 18,6 % затруднились ответить на заданный вопрос.

Итак, большинство обследованных имело профессию, среднее образование и постоянное место жительства до лишения свободы, было трудоспособно. Однако работали, с их же слов, только 52 %; следовательно, можно думать, что и это число преувеличено . Скорее всего они работали эпизоди- [115] [116] [117]

чески, время от времени. Это, значит, что они добывали средства к существованию путем совершения преступлений, случайных заработков или паразитировали за счет жены или родственников. Поэтому совершение ими нового преступления закономерно.

Таблица 4

Род занятий до ареста

Род занятий Категории лиц Распределение, %
рецидивисты впервые осужденные
Рабочий 56,3 59,5
Лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью 7,6 5,9
Лицо, имеющее основной доход в сельском хозяйстве 2,5 2,8
Учащийся ПТУ 0,3 3,5
Учащийся средней школы 0,2 3,9
Учащийся техникума, вуза 1,1 3,5
Неработающий пенсионер 1,5 1,1

пребывании на свободе очень мало занималась о6щєствєнно полезным тpудом и вела в основном паразитическое существование, живя за счет своих родственников, попрошайничая и т. п. Были и такие (правда, очень немногие), которые при пребывании на свободе вообще не работали и только в исправительно-трудовых учреждениях стали по принуждению заниматься общественно полезным трудом.

Это, главным образом, лица, неоднократно судимые за кражи, грабежи, разбойные нападения, скупку имущества, добытого преступным путем, и другие преступления имущественного характера. И чем более интенсивной и длительной была преступная деятельность рецидивиста, тем более рельефно проявляется его отвращение к общественно полезному труду и стремление к паразитическому образу жизни. И.И.Карпец, анализируя материалы конкретно-социологического исследования, которому были подвергнуты четыре тысячи преступников-рецидивистов, указывает на прямую связь между количеством судимостей преступников-рецидивистов и их упорным отказом заниматься общественно полезным трудом. Отмечая, что «число неработающих рецидивистов в условиях свободы увеличивается с каждой новой судимостью», И.И. Карпец приводит интересные данные.

Официально признан безработ- 4,9 4,6
ным
Без определенных занятий 15,9 12,4
Отбывал наказание в местах 3,3 -
лишения свободы
Иное 6,4 8,8
Итого 100,0 100,0

Сопоставление данных, приводимых в таблице 4, позволяют сделать вывод: 1) среди рецидивистов, по сравнению с контрольной группой гораздо меньше учащихся - в 1,8 раза; 2) в то же время среди них больше лиц, которые до ареста не имели никакого занятия (пенсионеров, официально признанных безработными и лиц без определенных занятий - в 1,2 раз).

Многие из рецидивистов рано начинали трудиться: 91% рецидивистов приобщились к трудовой деятельности в юношеском возрасте (до 18 лет). Половине из них не исполнилось к этому моменту и шестнадцати лет. Однако они столь же рано и прекращают трудовую деятельность (бросают работу, ссылаясь при этом на разные объективные причины). Соответственно, как правило, они имеют небольшой, часто прерывающийся общий трудовой стаж, несоразмерный возрасту. Стаж складывается из нескольких периодов между очередными осуждениями. Так, одна треть всех обследованных нами рецидивистов имела трудовой стаж, не превышающий 5 лет.

Большинство осужденных до момента совершения преступления были рабочими (53,3%). Более глубокий анализ характера их труда показал, что в большинстве случаев он был неквалифицированным. «Со слов большинства преступников, они имеют профессию, хотя трудно сказать, что каждый из

123

них ... понимает под профессией» .

123

Многократный рецидив преступлений. Указ. соч. С. 25.

Обращает на себя внимание то, что значительную долю среди рецидивистов составляют лица без определенных занятий и официально признанных безработными (20,8%). Можно предположить, что они добывали средства к существованию путем совершения преступления, случайных заработков или паразитировали за счет родственников. При этом, чем более интенсивной и длительной была преступная деятельность рецидивиста, тем более рельефно проявляется его отвращение к общественно полезному труду и стремление к паразитическому образу жизни . При этом отмечается прямая связь между количеством судимостей этих лиц и их упорным отказом заниматься общественно полезным трудом. Отмечая, что число неработающих рецидивистов в условиях свободы увеличивается с каждой новой судимостью, И.И. Карпец приводит следующие данные: у числа тех, кто был обследован, «неработающих в условиях свободы с двумя судимостями оказалось около 20%, с тремя - 30%, с четырьмя - более 30%, с пятью - 35%, с шестью

1 Л C

- 35,4%, с семью - 50%» . «Главным образом, эти показатели касаются спе

циального рецидива. Но упорное нежелание заниматься общественно полезным трудом отмечается в ряде случае и при общем рецидиве, как например, у лиц, систематически занимающиеся кражами и другими преступлениями имущественного характера, но осужденных за другие преступления.. .»[118] [119] [120] [121].

Отношение к религии. Среди личностных свойств рецидивиста значительную роль играет его отношение к религии. Последнее во многом определяет его мировоззрение, ценностные ориентации. «Почти всегда идеоло-

127

гию и психологию нации .... в значительной степени определяет религия» ,

- подчеркивает Ю.М. Антонян.

В ходе исследования был осуществлен анализ на предмет корреляционной зависимости между принадлежностью рецидивиста к той или иной религиозной конфессии и совершением нового умышленного преступления.

Таблица 5

Вид религии Распределение (в %)
впервые осужден рецидивист
Неверующий 42,3 50,1
Православный 32,8 30,1
Иудей 0,3 0,4
Буддист 0,0 0,2
Мусульманин 24,0 17,4
Исповедует иную религию 0,6 1.8
Итого 100,0 100,0

Из данных, приведенных в таблице 5, следует, что среди рецидивистов доля неверующих выше, чем среди лиц, осужденных впервые, - на 7,8%. Данные по видам принадлежности рецидивистов к определенной конфессии статистического значения не имеет. Этот вывод косвенно подтверждается и результатами специальной переписи осужденных 2009-2010 годов .

Таким образом, в заключение следует отметить, что рецидивистов отличает: рецидив преступления наиболее характерен для мужчин, при этом женщины несколько позже совершают повторные преступления: если средний возраст мужчин, имеющих две судимости, равняется 30,4 годам, то женщин - 32,1, однако женщины на 3,4 года раньше совершают преступления при особо опасном рецидиве. [122]

Пик криминальной активности у мужчин, имеющих две-четыре судимости, приходится на 25-29 лет, пять судимостей - на 30-39 лет, шесть и более судимостей - на 40-49 лет. У женщин, большинство имеющих две-три судимости, также составляют лица в возрасте 25-29 лет, четыре и более судимости - 30-39 лет. Совершившими преступления при особо опасном рецидиве чаще признаются лица в возрасте 25-29 лет как мужского, так и женского пола. Для сравнения - среди осужденных самая большая плотность отмечается в группе 18-24-летних, независимо от половых различий; более старший возраст по сравнению с впервые осужденными (составляет соответственно 35,5 и 32,1 лет); стремление заключить брак во время отбывания наказания; средний уровень образования выше аналогичного показателя у впервые осужденных (составляет 10,6 классов); незначительная доля их на момент ареста учились в школе, ПТУ, техникуме, вузе; большинство их имеют профессию, часть ожидают трудности с трудоустройством после освобождения; трудоспособны; имеют постоянное место жительства; психически здоровы.

<< | >>
Источник: АНТОНЯН ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА. ЛИЧНОСТЬ РЕЦИДИВИСТА: КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНОИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности МОСКВА 2014. 2014

Еще по теме § 2. Социально-демографические черты:

  1. 1.3. Современные проблемы финансирования социальной сферы
  2. Модернизация (реформирование) социальной сферы России
  3. 9.7. Этико-ноосферно обусловленное целеполагание в отношении социально-экономического развития
  4. 4. Уровень и качество жизни. Социальные и экономические аспекты неравенства доходов. Проблема бедности
  5. ТЕМА 4. МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ (СЭС)
  6. 5. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ (НАЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ УЗБЕКИСТАНА)
  7. Лекция 2. Организация власти, формы социального управления в первобытном обществе
  8. 3.1. Социальное страхование и вспомоществование на новом этапе (50—70-е гг. XX века)
  9. «Эра перемен»: консервативное наступление на социально-экономические права в конце XX — начале XXI века
  10. 1. Ребёнок как субъект ювенальной юриспруденции. Демографическая ситуация в России. Концепция ювенальной юриспруденции
  11. § 2. Социальное право и право социального обеспечения: соотношение норм и функционального назначения
  12. Социальная природа международного и национального права
  13. 36. Понятие, основные черты, структура, функции и виды юридической
  14. § 1. Особенности формирования социальной государственности в Российской Федерации
  15. Оглавление
  16. § 2. Социально-демографические черты
  17. Обеспечение лекарственными препаратами в системе государственной социальной помощи и социальной поддержки
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -