<<
>>

§ 3. Практика применения и пути совершенствования условнодосрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания

Порядок применения поощрительных институтов условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания регламентирован уголовно-исполнительным законодательством.

В соответствии с ч.1 ст. 175 УИК РФ осужденный, к которому по формальным основаниям может быть применено УДО, вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Данное ходатайство осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Ранее учреждение или орган, исполняющие наказание, вносили в суд представление об УДО осужденного от отбывания наказания. Конституционный Суд РФ постановлением от 26 ноября 2002 г. № 16-П признал находящиеся во взаимосвязи положения ст. 77.2 и ч. 1 ст. 175 УИК РФ как не исключающими право осужденного на обращение в суд с просьбой о смягчении назначенного наказания путем УДО и не противоречащими Конституции РФ. А Федеральный закон от 08.12.2003 № 161-ФЗ внес соответствующие изменения в ч. 1,2 ст. 175 УИК РФ.

По мнению Е.В. Писаревой, после того как у осужденного появилось право непосредственно обращаться в суд, у администрации ИУ пропала заинтересованность в обоснованном и эффективном применении института УДО, сотрудники ИУ лишились реальных рычагов воздействия на осужденных, используемых для достижения целей наказания[349]. Между тем в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» говорится: «Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления»1.

Существует мнение, что регламентация УДО должна осуществляться только уголовным законом, т.е. материальным правом, а статьи УИК РФ, посвященные условно-досрочному освобождению от наказания, фактически вносят дополнения в ст. 79 УК РФ[350] [351]. Позиция Верховного Суда по этому вопросу отражена в надзорном Определении Верховного Суда РФ от 9 апреля 2007 г. № 82-Д07-2 (по жалобе осужденного Иванова Л.В. на неправомерный отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания). В данном Определении указано, что, «детализируя положения ст. 79 УК РФ, уголовно-исполнительное законодательство в ст. 9 УИК РФ нормативно определяет понятие исправления, а в ст. 175 УИК РФ законодательно закрепляет критерии, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания[352]». Очевидно, что такая позиция является объективной и верной.

В надзорном Определении Верховного Суда РФ от 15 января 2009 г. № 37-Д08-18 (по жалобе на неправомерный отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденной Х.) отмечены требования, которые предъявляются судами при оценке личности осужденного и его исправлении. В нем сказано, что критериями применения УДО для всех осужденных являются: правомерное поведение, объективное отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбывания назначенного наказания, а также уважительное отношение к другим осужденным и персоналу уголовноисполнительной системы. При этом суды должны учитывать поведение осужденного за весь период отбывания наказания, принимать во внимание как имеющиеся у него поощрения, так и взыскания, оставшийся неотбытым срок наказания. В данном Определении было обращено внимание и на то, что закон не требует, чтобы осужденные имели какие-то особые, исключительные заслуги[353].

Критерии применения поощрительных институтов УДО и замены наказания тесно связаны с критериями оценки поведения осужденных, которые являются важнейшим средством повышения эффективности исправительного воздействия и применения поощрительных институтов уголовно-исполнительного права.

С учетом тех критериев оценки поведения осужденных, которые предложено было закрепить в ч. 4 ст. 9 УИК РФ, (об этом было отмечено в первом параграфе третьей главы диссертационного исследования - С.Б.) следует также предусмотреть, что в характеристике, которую готовит администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, после подачи ходатайства осужденного об УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться также данные о соответствии его поведения критериям оценки поведения осужденного в период отбывания наказания согласно ч.4 ст. 9 УИК РФ. Это будет содействовать принятию судами объективного решения об УДО осужденных.

По данным НИИИТ ФСИН России, в 2012 г. из ИУ было освобождено 253 316 осужденных, из них по УДО - 88 050 человек, или 34,7 % от общего количества освобожденных; в 2011 г. данное соотношение было на уровне 41,4 % (см. Приложение № 14). При этом судами в 2012 г. было освобождено условно-досрочно 8688 осужденных при отрицательной характеристике администрации ИУ, что составляет 9,9 % от всех

освобожденных по УДО (в 2011 г. - 9,0 %).

Нередко суды отказывают в УДО осужденному при положительной характеристике администрации ИУ. В 2012 г. судами было отказано в УДО 59564 осужденным, причем с положительной характеристикой администрации ИУ - 21382 осужденным, что составляет 35,9 % (в 2011 г. -

35,0 %) от всех отказов судов в данном виде освобождения (см. Приложение № 15). Анализ 173 постановлений судов об отказе в УДО из различных регионов России, а также материалов, полученных из территориальных органов ФСИН России при исследовании проблем совершенствования поощрительных институтов, применяемых в ИУ УИС, в течении 2012 и 2013 годов свидетельствует о том, что основными формулировками отрицательных решений судов при положительной характеристике администрации ИУ являются: тяжесть совершенного преступления и значительный срок; не достигнута социальная справедливость; отсутствие у суда уверенности в исправлении; судом не установлено достаточной совокупности данных, указывающих на исправление осужденного; цель наказания не достигнута; наличие дисциплинарных взысканий в течение всего периода лишения свободы (несмотря на то, что эти взыскания либо погашены, либо сняты досрочно - С.Б.); отсутствие в течении длительного периода времени (в течении 1 года) поощрений, а затем получение одного поощрения, в связи с чем суд характеризует поведение осужденной в период отбывания наказания как нестабильное; наличие иска, который не погашен в полном объеме (хотя в ч.1 ст.175 УИК РФ отмечено, что в период отбывания наказания осужденный должен возместить причиненный ущерб частично или полностью либо иным образом загладить вред, нанесенный преступлением - С.Б.); совершение преступления в период неотбытой части наказания после условно-досрочного освобождения; отсутствие уверенности в том, что осужденный не совершит новое преступление и другие.

Таким образом, налицо еще одна проблема - отсутствие единообразного подхода в применении данного поощрительного института и тесного взаимодействия администрации ИУ с судами. Определенная мера несогласованности вполне оправдана, однако ее чрезмерное повышение может свидетельствовать или об определенных ведомственных установках, низкой квалификации представителей сторон, о невысоком уровне взаимного доверия или даже о коррупционном влиянии. Кстати в организации коррупционных схем принимают участие как сотрудники администрации ИУ, так и представители судейского корпуса, что в конечном счете приводит к дискредитации этого важного поощрительного института. При этом сумма взятки варьируется в зависимости от региона и достигает в среднем до 100 тысяч рублей1.

Суды при решении вопроса, имеются ли основания признать лицо не нуждающимся для исправления в полном отбытии назначенного судом наказания, зачастую исследуют поведение осужденного не в период отбывания наказания, а на момент совершения им преступления, что приводит к ошибкам в применении ст. 79 УК РФ[354] [355]. Тем не менее в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условнодосрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» суды не вправе отказать в УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном ИУ[356].

По материалам нашего исследования на вопрос: «Как Вы считаете, какие изменения следует предусмотреть в уголовно-исполнительном законодательстве для совершенствования порядка применения института УДО?» более трети опрошенных судей (34,5 %) и 14,5 % представителей научных и образовательных учреждений ФСИН России отметили, что следует указать в законе, что администрация ИУ рассматривает характеристику осужденного, подавшего ходатайство об УДО, на комиссии учреждения и затем направляет в суд данное ходатайство вместе с решением комиссии ИУ и характеристикой на осужденного. Еще больше судей (36,5 %) и 19,7 % ученых и преподавателей считают целесообразным закрепить в законе, что обязательным условием УДО является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение режима содержания. По мнению каждого десятого судьи (11,1%) и 41,1 % преподавателей необходимо предусмотреть два вышеуказанных изменения в законе. А соответственно

11,1 % и 6,7 % респондентов придерживаются иного мнения, а именно: применять УДО при отсутствии как действующих, так и погашенных взысканий у осужденного за весь период отбывания наказания; применять УДО при принятии осужденным мер к возмещению материального ущерба (обязательное условие); конкретизировать критерии поведения осужденного, к которому применяется УДО; не применять УДО к лицам, к которым ранее применялось УДО; указать виды преступлений, по которым вообще не [357] [358]

следует применять УДО. И, наконец, 6,8% и 3,8 % опрошенных

воздержались от ответа (см. Приложение № 10,11).

Какое же влияние оказывает наличие действующих взысканий при определение судом степени исправления осужденного и принятии решения об УДО? Анализ постановлений районных судов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания из различных регионов России свидетельствует, что по данному вопросу нередко излагаются различные мнения. Одни суды, установив наличие снятых или погашенных взысканий, отказывали по этому основанию в применении УДО, другие суды удовлетворяли ходатайства, если взыскания были сняты или погашены, характер нарушений был незначительным и носил эпизодический характер. Оценивались и другие сведения, достаточные для вывода о том, что хотя осужденный имел нарушения режима ИУ, тем не менее встал на путь исправления, которое может быть окончательно достигнуто в условиях его ресоциализации1.

По результатам нашего исследования на вопрос: «Следует ли указать в законе, что обязательным условием УДО является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания?» - 86,4 % сотрудников ИУ и 77,1 % начальников, заместителей начальников территориальных органов ФСИН России и начальников ИУ ответили положительно, 7,9 % и 22,9 % - отрицательно, 5,2 % сотрудников ИУ - затруднились ответить и 0,5 % сотрудников ИУ - ответили иное. На этот же вопрос большинство осужденных к лишению свободы (51 %) ответили положительно, 35,2 - отрицательно, 12,5 % - затруднились ответить, 1,3 % - ответили иное (см. Приложение № 1,2,3). Анализ личных дел осужденных свидетельствуют о том, что администрация ИУ, как правило, представляет в суд отрицательную характеристику на осужденного, 1 имеющего любое неснятое или непогашенное взыскание (даже выговор), так как по степени исправления такой осужденный считается лицом, характеризующимся с отрицательной стороны. Соответственно, даже если у осужденного было достаточно большое количество поощрений за период отбывания наказания и у него имеется например, только одно взыскание в виде выговора на момент подачи ходатайства на УДО, администрация ИУ будет против его УДО. Суд же в этом случае может принять положительное решение о его досрочном освобождении.

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания1. По мнению Д. Долгополова суду необходимо оценивать все полученные осужденным взыскания за период отбывания наказания2. Такая позиция согласуется с выводом, приведенным в определениях Конституционного Суда РФ относительно применения условно-досрочного освобождения. Так, в п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. № 449-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Соловьева А. В. на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» указано, что «законодатель не устанавливает, какое именно значение при решении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания могут иметь те или иные сведения, предоставляя тем самым суду общей юрисдикции право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли эти [359] сведения для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению».

Тем не менее, наличие взыскания свидетельствует о том, что осужденный характеризуется отрицательно за период отбывания наказания. По данным нашего исследования на вопрос «Возможно ли, на Ваш взгляд, применять УДО к лицам, имеющим какие-либо неснятые или непогашенные взыскания за нарушение установленного порядка отбывания наказания?» большинство судей (79,6 %) ответили отрицательно, 14,2 % - положительно, 3% -затруднились ответить, а 3,1% - ответили иное, а именно: возможно, но в зависимости от характера нарушения порядка отбывания наказания; действующий закон этого не запрещает; возможно с оценкой характера нарушения и в зависимости от законности и обоснованности взыскания (см. Приложение № 10). С учетом вышеизложенного представляется

целесообразным указать в ст. 175 УИК РФ об ограничении применения УДО к лицам, имеющим на период рассмотрения вопроса о данном виде освобождения какие-либо неснятые или непогашенные взыскания за нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Интервьюирование представителей администрации ИУ и анализ предложений, связанных с совершенствованием поощрительных институтов, применяемых к осужденным, отбывающих наказания в ИУ УИС, показал, что многие сотрудники ИУ считают целесообразным указать в законе необходимость обсуждения характеристик осужденных, подавших ходатайства об УДО и замене наказания более мягким его видом, на комиссиях ИУ. Данная проблема имеет важное значение как для администрации ИУ, так и для судов, которые принимают решение об УДО.

Ранее, до вступления в силу Федерального закона от 08.12.2003 № 161- ФЗ все материалы на осужденных, готовящихся к УДО, рассматривались на таких комиссиях. В настоящее время в соответствии с методическими рекомендациями по использованию системы «социальных лифтов» в исправительных учреждениях ФСИН России в условиях действующего законодательства комиссия ИУ по оценке поведения осужденных в обязательном порядке проводят заседания в случае рассмотрения вопроса об УДО осужденного. Председателем такой комиссии является заместитель начальника учреждения по кадрам и воспитательной работе, а в её состав кроме сотрудников ИУ входят также представители органов государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и органов муниципального образования, представители общественных наблюдательных комиссий, уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации или их представители, представители религиозных организаций, объединений, действующих на соответствующей территории. Между тем, на наш взгляд, такие комиссии ИУ должны возглавлять начальники ИУ для ускорения процесса рассмотрения представленных материалов как по УДО осужденных и принятии решения непосредственно на заседании комиссии.

Очевидно, что рассмотрение характеристик осужденных комиссиями ИУ по оценке их поведения нисколько не ущемляет их прав и не противоречит действующему законодательству. Окончательное решение о том, достоин осужденный применения УДО, а также замены наказания или нет, принимает суд. Объективность же и обоснованность представляемых в суд материалов после их предварительного обсуждения на комиссии ИУ существенно повышается. Кроме того по материалам нашего исследования

78,2 % сотрудников ИУ и 82,3 % руководителей территориальных органов ФСИН России и начальников ИУ считают целесообразным закрепить в ч. 2 ст. 175 УИК РФ положение о том, что администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, рассматривает характеристику осужденного, подавшего ходатайство об УДО или замене наказания, на комиссии учреждения и затем направляет в суд данное ходатайство вместе с решением комиссии учреждения и характеристикой на осужденного. Вместе с тем 14,3 % и 7,3 % опрошенных - не согласны с такой позицией, 7,1 % и 10,4 % - затруднились ответить, а 0,4 % сотрудников ИУ - ответили иное (см. Приложение № 1,2).

Также целесообразно внести изменения в параграф 5 методических рекомендаций по использованию системы «социальных лифтов» в ИУ ФСИН России в условиях действующего законодательства и включить в состав комиссии в качестве её председателя начальника ИУ, а в состав - представителя органов, осуществляющих контроль за поведением освобожденного условно- досрочно в течение неотбытой им части наказания, а также члена попечительского совета при ВК и представителя органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (например, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав) при обсуждении материалов на осужденных, отбывающих наказание в ВК.

Законом установлен минимальный срок фактического отбытия лишения свободы (не менее шести месяцев), после которого к осужденному может применяться УДО (ч. 4 ст. 79 УК РФ). При этом срок лишения свободы исчисляется со дня заключения осужденного под стражу, так как в соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы. Кроме того, в ИК общего, строгого и особого режимов в соответствии с частью первой ст. 120, 122, 124 УИК РФ срок нахождения осужденного в обычных условиях отбывания наказания исчисляется со дня заключения под стражу, если к нему в период пребывания в следственном изоляторе не применялась мера взыскания в виде водворения в карцер. В связи с этим у осужденных, находящихся в колониях общего режима, у которых небольшой срок лишения свободы, фактический минимум, который предоставляет возможность применения УДО, наступает после одного или двух месяцев пребывания в ИУ.

По мнению Ю.М. Ткачевского в более короткие сроки (менее шести месяцев) практически невозможно установить с достаточной уверенностью факт твердого становления осужденного на путь исправления. Да и стоящие перед наказанием цели едва ли могут быть достигнуты в какой-либо мере за меньший промежуток времени1. С.Г. Барсукова считает, что такое правило (пребывание в ИУ не менее шести месяцев) направлено на то, чтобы обеспечить проверку становления на путь исправления, чтобы исключить случаи ошибочного применения судом условно-досрочного освобождения2. Действительно, трудно судить о том, какое исправительное воздействие оказывает содержание человека в следственном изоляторе (СИЗО) до постановления приговора суда, ведь до указанного момента сотрудники СИЗО по определению не могут заниматься процессом исправления осужденного (так как до постановления судом обвинительного приговора лицо считается невиновным и речь об исправлении не может идти)3. В результате суд располагает скудными сведениями общего характера о поведении осужденного в период его пребывания в СИЗО.

Очевидно, что в срок, указанный в ч. 4 ст. 79 УК РФ, должен входить лишь период реального отбывания наказания в исправительной колонии. Кроме того, в срок менее шести месяцев изучить личность осужденного для подготовки на него объективной и всесторонней характеристики о его готовности соблюдать принятые в обществе правила поведения весьма сложно. В связи с этим предлагается дополнить в ч.4 ст. 79 УК РФ после [360]

слова «осужденным» словами: «в исправительном учреждении,

дисциплинарной воинской части или исправительном центре» и далее по тексту статьи.

Одной из проблем является то, что в соответствии со ст. 399 УПК РФ «Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора» не требуется обязательное участие в данном процессе сторон обвинения и защиты. В то же время, с учетом сложившейся практики прокурор, как правило, участвует в судебном заседании и высказывает мнение по каждому осужденному - кандидату на УДО. Думается, что для эффективности контроля за действиями администрации ИУ и соблюдения прав и законных интересов осужденных целесообразно, чтобы на заседаниях суда по вопросам, связанным с исполнением приговора, а особенно в связи с освобождением осужденных, прокуроры принимали участие в обязательном порядке.

В практической деятельности, например в ГУФСИН России по Свердловской области, в целях упорядочения процедур, связанных с исполнением требований ст.79 УК РФ и ст. 175 УИК РФ, был издан совместный приказ прокуратуры Свердловской области и ГУФСИН России по Свердловской области от 13.04.2005 №27/545 «О порядке взаимодействия прокуратуры Свердловской области и ГУФСИН России по Свердловской области при рассмотрении вопросов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания». В п. 1.1 данного приказа отмечено об обязательном участии в судебных заседаниях прокуроров по надзору за соблюдением законов в ИУ при рассмотрении материалов об УДО от отбывания наказания осужденных. В некоторых территориальных органах ФСИН России (по Красноярскому и Приморскому краям, Архангельской и Ульяновской областям) рассмотрение ходатайства об УДО осужденного также предварительно согласовывается с органами прокуратуры. В данных регионах доля отказа судами в удовлетворении ходатайств об УДО, поданных при поддержке органов прокуратуры, весьма невелика1. Примерно такая же ситуация складывается и в других регионах, где процент отказа не превышает 10 %. Исключение составляют такие регионы, как Республика Татарстан (11,4 %), Курганская область (26,8 %) и Республика Дагестан (35,5

%).

Полагаем, что обязательное участие прокурора в вопросах, связанных с исполнением приговора, повысит эффективность данной процедуры. В связи с этим необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 399 УПК РФ указав, что вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом с участием прокурора.

Следует отметить, что особенностью применения института УДО в зарубежных странах является разнообразие компетентных органов, участвующих в этом процессе. В Англии и Уэльсе важную роль в этой процедуре играет Совет по УДО, который в соответствии с Законом уголовной юстиции 1991 г. состоит из председателя (судья) и нескольких (как правило, трех) членов. Состав Совета мог изменяться в зависимости от конкретного дела и обсуждаться с министром внутренних дел[361] [362].

Советы по делам осужденных к пожизненному заключению возглавляются судьями Королевского суда только в тех случаях, если дела связаны со следующими преступлениями: убийство или ранение сотрудников полиции либо тюрем; терроризм; изнасилование; покушение на изнасилование, причинение увечья и убийство ребенка; убийство в период досрочного освобождения от предыдущего наказания, связанного с аналогичным преступлением; преступления, повлекшими множественность наказаний. В остальных случаях председателями Совета по УДО, как правило, являются судьи по уголовным делам местного суда. Вторым членом Совета по УДО обычно назначается психиатр. При наличии неоспоримых медицинских показателей об отсутствии серьезных нарушений в психическом состоянии осужденного в момент совершения преступления или во время отбывания наказания вторым членом может быть утвержден психолог или офицер службы пробации. Третьим членом Совета по УДО назначается криминолог, психолог или офицер службы пробации1.

Такие же советы, как в Англии и Уэльсе, созданы в США (комиссии) и Канаде. С. Гуриев и О. Цывинский отмечают, что в США для того чтобы определить, насколько тот или иной заключенный опасен для общества традиционно создавались комиссии по досрочному освобождению. Как правило, члены комиссии назначаются губернатором штата на длительные сроки (в Джорджии, например, на семь лет). В указанные комиссии входят общественные деятели, эксперты в области психологии и криминалистики, бывшие судьи и т.д. С. Гуриев и О. Цывинский считают, что в России необходимо создать комиссии по УДО с участием общественности не на федеральном, а на региональном уровне, с тем чтобы (как и в США) их члены принимали более информированные решения о том, кто представляет, а кто не представляет опасности для общества[363] [364]. Во Франции создан Консультативный комитет при министре юстиции, который рассматривает вопросы УДО, при этом окончательное решение принимает министр юстиции[365]. В ФРГ, Австрии и Швейцарии решение об УДО принимает суд, в Испании - суд по исполнительному надзору.

УДО к заключенным в Российской империи в 1909 году также рассматривалось на Особом Совещании, под председательством одного из местных мировых судей, где по большинству голосов принималось решение о предоставлении заключенному условно-досрочного освобождения1. В состав Особого Совещания входили в том числе представители местного комитета или отделения общества попечительного о тюрьмах или обществ патроната2. Особое Совещание по большинству голосов принимало решение

0 предоставлении заключенному УДО и затем направляло дело об условном досрочном освобождении заключенного в окружной суд.

С учетом исторического и зарубежного опыта образования и функционирования независимых постоянно действующих органов по УДО досрочному освобождению осужденных по аналогии с российским Особым Совещанием, Советом по УДО Англии или Консультативным комитетом Франции который бы рассматривал вопросы об УДО осужденных или замене им неотбытой части наказания более мягким видом наказания, в том числе в связи с современными требованиями борьбы с коррупцией представляется целесообразным создать комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации (далее комитет) который мог бы стать независимым постоянно действующим органом по предварительному рассмотрению ходатайств и заявлений по досрочному освобождению осужденных и внесению рекомендаций о целесообразности данного вида освобождения в суд для принятия решения.

По данным нашего исследования, на вопрос «Целесообразно ли создать комитеты по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации, как независимые органы по предварительному рассмотрению ходатайств и заявлений по досрочному освобождению осужденных и внесению рекомендаций о целесообразности данного вида освобождения в суд для принятия решения?» большинство судей (75,2 %), сотрудников ИУ (60,7 %), работников образовательных учреждений ФСИН [366] [367]

России (55,1%) ответили положительно, соответственно 14,8 %, 31,7 % и 34,9 % - отрицательно, 7 %,и 7,6 % и 6,9 % - затруднились ответить, а 3% судей и 3,1 % ученых и преподавателей - иное (см. Приложение № 1,10,11).

В состав комитета могли бы входить представители следующих организаций и учреждений: органов государственной власти

соответствующего субъекта Российской Федерации или органов муниципального образования; территориального органа прокуратуры субъектов РФ; территориального органа ФСИН России; ФКУ уголовноисполнительная инспекция территориальных органов ФСИН России; органов внутренних дел, осуществляющих контроль за поведением освобожденного условно-досрочно в течение неотбытой части срока наказания или службы пробации (при её создании); адвокатской палаты субъекта Российской Федерации; общественных наблюдательных комиссий; аппарата уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации; общественных объединений организаций, которые принимают участие в социальной реабилитации освободившихся осужденных и действуют в соответствии с федеральным законодательством; комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав; попечительских советов при ВК (для освобождаемых несовершеннолетнего возраста); общественных советов при территориальных органах УИС; службы психологической помощи населению субъекта РФ, а также деятели науки, культуры, образования. Таким образом, в состав комитета возможно включить около 18 человек.

При этом обязательное участие должны принимать представители следующих организаций: органов государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и (или) органов муниципального образования; территориального органа прокуратуры; территориального органа ФСИН России; ФКУ уголовно-исполнительная инспекция территориальных органов ФСИН России; органов внутренних дел, осуществляющих контроль за поведением освобожденного условно-досрочно в течение неотбытой им части срока наказания или службы пробации (при её создании); службы психологической помощи населению субъекта РФ.

В случае реализации данного предложения в ч.2 ст. 175 УИК РФ следовало бы указать, что администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, направляет в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных субъекта РФ ходатайство осужденного вместе с характеристикой на него. Данный Комитет в течение 15 дней после получения соответствующих материалов от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, рассматривает материалы об досрочном освобождении осужденного и направляет в суд рекомендацию Комитета о целесообразности или нецелесообразности применения указанного вида освобождения в отношении осужденного. В связи с вышеизложенным автором разработан проект Указа Президента РФ «О комитетах по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации» в котором разработано «Положение о порядке рассмотрения ходатайств и заявлений о досрочном освобождении комитетами по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации» (см. Приложение № 16).

Одним из актуальных зарубежных опытов досрочного освобождения из мест лишения свободы является освобождение осужденных из тюрьмы под электронный надзор. Такой способ надзора над осужденными становится все более популярным средством, с помощью которого контролируется их поведение. В 1987 году в США электронным мониторингом было охвачено только 826 преступников, а в 1998 году это число возросло до 95 000. Осуществление электронного надзора как условия досрочного освобождения из тюрьмы вполне успешно применяется в Англии и Уэльсе, Нидерландах, Швеции, Австралии, Израиле, Сингапуре и Соединенных Штатах Америки. В Англии и Уэльсе в течение 1998 года более 16 тыс. правонарушителей освободились из тюрьмы под электронный надзор. Заключенные, которые выполняют установленные требования, могут быть освобождены от электронного надзора за 60 дней до окончания срока приговора1. В Австрии электронные ножные браслеты надевают на досрочно освобожденных, которых приговорили на срок наказания не менее трех лет.

В Англии, Уэльсе и Шотландии при выявлении нарушений подрядчик (выполнением программы электронного мониторинга занимаются частные компании) представляет отчет отделу по исполнению наказаний, которое решает вопрос об изменении условий освобождения или прекращении действия лицензии на условно-досрочное освобождение под электронное наблюдение. Если факт невыполнения подтвердиться, то, как правило, лицензия отзывается и заключенный возвращается в тюрьму, где он отбывает оставшийся срок приговора, пока не наступит автоматического или условного освобождения2. По данным Мэтью Демичел Лексингтон, Брайан Пэйн служба пробации и частные юридические компании США, осуществляют электронный надзор за освобожденными из тюрьмы осужденными, взаимодействуя с судебными органами по вопросам, связанным с нарушениями, полученными с помощью электронных браслетов. Представители службы пробации при несоблюдении лицом условий освобождения, предоставляют в суд доказательства, полученные посредством электронного наблюдения. Суд при вынесении судебного решения, опирается на предоставленные с помощью электронного наблюдения доказательства и признает виновность осужденного3.

Представляется, что УДО осужденного под электронный надзор в период неотбытой части наказания можно применять и в России, особенно к [368] категории осужденных за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних и другим видам особо тяжких преступлений против личности. Результаты нашего исследования (2009 г.) свидетельствуют, что около 58,6 % осужденных к лишению свободы согласны на УДО при условии электронного мониторинга (ношение электронного браслета) за их поведением в случае возложения судом определенных обязанностей (например, не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа), 32,6 % - не согласны на эти условия, 1,8 % - затруднились ответить1.

Кроме того, на вопрос: «Если согласны, то какой период времени Вы могли бы носить электронный браслет для осуществления контроля за вашим поведением?» - ответы распределились следующим образом: от 2 до 5 месяцев - 28,6 %; от 6 месяцев до 1 года - 24,8 %; от 1 года до 2 лет - 21 %; более 2 лет - 25,6 %. Таким образом, четверть опрошенных даже согласны с данным видом контроля на срок более 2 лет. В современных условиях вполне возможно осуществление электронного надзора за лицами, освобожденными условно-досрочно в крупных населенных пунктах России. Данное средство технического контроля повысит эффективность надзора за освобожденными условно-досрочно и позволит уменьшить уровень рецидивной преступности среди них. В связи с вышеизложенным представляется оптимальным указать в ч. 2 ст. 79 УК РФ, что суд вправе возложить на условно-досрочно освобожденного исполнение обязанностей по соблюдению условий мониторинга за ним с использованием электронных и иных технических средства надзора и контроля в период оставшейся неотбытой части наказания на срок от 2 месяцев до одного года включительно (см. Приложение № 45).

Известно, что применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 УК РФ, которые должны им исполняться в течение оставшейся не [369] отбытой части наказания. При этом функцию контроля за условно-досрочно освобожденными можно было бы возложить на уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России. Концепция развития УИС РФ до 2020 года предусматривает передачу в УИС полномочий по осуществлению контроля за лицами, освобожденными условно-досрочно из мест лишения свободы. В настоящее время функцию контроля за поведением условно-досрочно освобожденных из мест лишения свободы осуществляют сотрудники полиции.

В соответствии с п. 26 ст. 12 Федерального закона «О полиции» на полицию возлагаются обязанности по осуществлению контроля (надзора) за соблюдением лицами, освобожденными из мест лишения свободы, установленных для них судом в соответствии с федеральным законом запретов и ограничений. Однако никакой помощи в социальной адаптации лиц, освобожденных условно-досрочно от отбывания наказания в виде лишения свободы, к условиям жизни в обществе сотрудники полиции не оказывают. Как правило, целенаправленной и систематической помощи осужденным в решении их социально-бытовых вопросов после освобождения из мест лишения свободы, государственные организации также не оказывают. Зачастую это приводит к тому, что данная категория лиц, освобожденных условно-досрочно, не находя поддержки и помощи со стороны общества в решении социальных проблем, снова становятся на путь преступлений и иных правонарушений.

В связи с этим, функцию контроля за условно-досрочно освобожденными из мест лишения свободы целесообразно возложить на службу пробации, создание которой предусматривается концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от17.11.2008 № 1662-р. Термин «пробация» (от лат. Probation - испытание) употребляется в зарубежной практике в связи с деятельностью по исполнению наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества. Служба пробации создавалась для организации работы с осужденными и альтернативным лишению свободы наказаниям, а также с лицами, освобожденными из мест лишения свободы. В процессе развития в различных странах служба пробации стала брать на себя функции социально-реабилитационной деятельности в отношении более широкого круга граждан, которые преступили закон и нуждаются в социальной реабилитации. Таким образом, данная служба выполняет не только контрольные функции, но и социально-реабилитационные задачи, что может способствовать уменьшению рецидивной преступности среди освобожденных из мест лишения свободы.

Уголовно-исполнительные инспекции (УИИ) ФСИН России накопили определенный опыт исполнения альтернативных наказаний и мер уголовноправового характера, что является основой деятельности службы пробации. Возложение на сотрудников УИИ дополнительных функций по контролю за поведением условно-досрочно освобожденных, повысит эффективность контроля за данной категорией освобожденных из мест лишения свободы, оказания им социальной помощи и приведет, по нашему мнению, к снижению уровня повторной преступности.

В связи с этим целесообразно возложить на уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России осуществление обязанностей по контролю за поведением лиц, освобожденных условно-досрочно, с предоставлением им права инициировать перед судом вопрос об отмене УДО в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ.

По мнению С. Улицкого, желательно, чтобы недостаточно устойчивые осужденные находились перед условно-досрочным освобождением какое-то время на полусвободном режиме, т.е. в колонии - поселении1. При этом срок данного перевода должен наступать раньше срока УДО. На практике в [370] некоторые сотрудники ИУ ГУФСИН России по Красноярскому краю используют принцип применения условно-досрочного освобождения через изменение вида исправительной колонии в виде перевода в колонию- поселение как необходимый этап перед УДО, разъясняя осужденным преимущества такой системы. При этом практические работники также считают, что необходимо предусмотреть уменьшение сроков наступления перевода в КП, например для осужденных ИК строгого режима, во-первых, в связи с конкуренцией с поощрительными институтами УДО и замены наказания более мягким его видом, во-вторых, так как поощрительный институт изменения вида ИУ способствует успешной социальной адаптации осужденных, уменьшению повторной и рецидивной преступности1.

По нашему мнению перевод из ИК в КП, как обязательный этап к УДО, нецелесообразен, так как ограничивает возможность УДО для всех категорий осужденных и не соответствует принципам уголовного и уголовноисполнительного законодательства, а также международным стандартам обращения с заключенными. В то же время мы согласны с тем, что необходимо разграничить по срокам возможность применения

поощрительных институтов УДО и замены наказания более мягким его видом, а также изменения вида ИУ в качестве перевода в колонию-поселение в связи с конкуренцией этих институтов, уменьшив обязательные сроки наступления замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания и перевода из ИК в КП для отдельных категорий осужденных.

Рассмотрение порядка применения поощрительного института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, на наш взгляд, взаимосвязано с проблемой определения видов наказаний, которые необходимо использовать при замене неотбытой части наказаний в виде [371] принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы иным наказанием с меньшим объемом карательного воздействия.

В соответствии с ч. 3 ст. 80 УК РФ замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания осуществляется путем назначения вместо оставшейся неотбытой части наказания любого более мягкого вида наказания в соответствии со ст. 44 УК РФ, в пределах, предусмотренных уголовным законом для каждого вида наказания. Так, для наказания в виде принудительных работ более мягкими видами наказаний являются следующие: штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, ограничение по военной службе. В отношении содержания в дисциплинарной воинской части замены более мягкими видами наказания являются, кроме вышеназванных видов наказания, также принудительные работы и арест. Относительно лишения свободы на определенный срок более мягкими видами наказания - все названные, а также содержание в дисциплинарной воинской части, т.е. теоретически для лишения свободы заменяющее наказание может быть любым наказанием в соответствии с видами наказаний, указанными в статье 44 УК РФ.

Однако наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, согласно ч. 1 ст. 55 УК РФ, может применяться только к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву, а ограничение по военной службе (ч.1 ст. 51 УК РФ) - только к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, то есть данные виды наказаний являются специальным

наказанием, поэтому нельзя заменить неотбытую часть лишения свободы наказанием, применяемым только к военнослужащим. Кроме того, согласно п. «е» ч. 1 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий подлежит увольнению с военной службы в связи со вступлением в законную силу приговора суда о назначении ему наказания в виде лишения свободы[372], то есть он перестает быть военнослужащим. Таким образом, недопустима замена неотбытой части лишения свободы содержанием в дисциплинарной воинской части или ограничением по военной службе, так как указанные виды наказаний применяются исключительно к отдельным категориям военнослужащих.

В то же время возможно предусмотреть замену неотбытой части содержания в дисциплинарной воинской части ограничением по военной службе для военнослужащих, проходящих службу по контракту. В этом случае ограничение по военной службе является более мягким видом наказания и при условии отбытия одной трети срока содержания в дисциплинарной воинской части и правопослушном поведении военнослужащего оставшаяся часть срока может быть заменена таким видом наказания. В связи с этим целесообразно в ст. 80 УК РФ отметить, что наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части суд может заменить на более мягкий вид наказания в виде ограничения по военной службе.

В литературе высказываются различные точки зрения по поводу применения штрафа в качестве замены лишения свободы более мягким видом наказания. По этому поводу Ю.М.Ткачевский отмечает, что штраф при рассматриваемой замене неприменим: такая замена явилась бы фактическим откупом от отбывания неотбытой части срока наказаний.

Замена любого срочного наказания должна осуществляться другим срочным наказанием в целях продолжения исправительного процесса1. Также считает и О.В. Конкина указывая, что заменять лишение свободы штрафом не следует, так как штраф является одноразовым наказанием и не предполагает осуществление процесса исправления[373] [374]. Иной точки зрения придерживается М.М. Нурмиев, который полагает, что всякое наказание в той или иной мере предполагает исправительное воздействие на осужденного вне зависимости от длительности применения, и поэтому представляет возможным использование штрафа как замену наказания[375]. На наш взгляд суд должен иметь право использовать такой потенциально возможный вид наказания как штраф. Чем больше у суда видов наказания для осуществления рассматриваемой замены наказания тем шире используется средство индивидуализации применения указанной замены наказания с учетом личности и поведения осужденного.

В практической деятельности судов штраф в качестве замены наказания в порядке ст. 80 УК РФ, как правило, не применяется. Возможно, это связано с определенными сложностями в расчете этого более мягкого вида наказания по отношению к лишению свободы и другим видам наказаний. В действующем уголовном законодательстве отсутствует норма, позволяющая соотнести размер штрафа с определенным сроком лишения свободы. По мнению К.В. Михайлова при осуществлении замены неотбытой части наказания на более мягкий вид наказания в виде штрафа, размер вновь назначаемого наказания невозможно пересчитать по правилам, закрепленным в ст. 71 УК РФ применительно к частичному или полному сложению наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров, а поэтому можно предложить ориентироваться на процентное соотношение заменяемого наказания и его заменяющего в зависимости от максимальных размеров того и другого наказания. Например, если срок наказания составляет 20 лет лишения свободы, а неотбытая часть 3 года, то три года лишения свободы от 20 лет составляет 15 %, следовательно, назначаемый вновь размер штрафа также должен составлять 15 % от его максимального размера. В соответствии с ч. 2 ст. 46 УК РФ, штраф устанавливается в размере от пяти тысяч до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет, поэтому 15 % от максимального размера штрафа, т.е. от пяти миллионов рублей, составляет 750 тысяч рублей[376]. Очевидно данный расчет может быть взят за основу при применении судом штрафа в качестве замены наказания в отношении осужденных, которые имеют возможность осуществить данные выплаты в виде штрафа.

Обязательные работы в силу их кратковременного характера едва ли целесообразно назначать взамен неотбытой части таких наказаний, как содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы и лишение свободы. Максимальное наказание в виде обязательных работ составляет 480 часов и не свыше 4 часов в день, что может составить 4 месяца обязательных работ. В случае злостного уклонения осужденным от отбывания обязательных работ они заменяются на лишение свободы, из расчета восемь часов обязательных работ на один день лишения свободы, т.е. в случае максимального размере 480 часов заменяется на два месяца принудительных работ или лишения свободы. Тем не менее, во Франции, Англии и Нидерландах ежегодно взрослым правонарушителям применяется около 30000 судебных санкций на отбывание таких наказаний в качестве основного вида наказания, а также в качестве замены краткосрочного тюремного заключения1. Таким образом, замена принудительных работ или лишения свободы на обязательные работы выглядит несоразмерно мягким, но использовать её по отношению к осужденным, имеющим небольшую неотбытую часть наказания, представляется возможным.

Как и обязательные работы, исправительные работы относятся к наказаниям, не связанным с изоляцией осужденного от общества, и отбываются осужденным в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями ФСИН России, но в районе места его жительства. Исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет. Данный вид наказания не вносит никаких дополнительных ограничений по сравнению с принудительными работами или лишением свободы, что позволяет назначать их в порядке замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В период действия УК РСФСР 1960 г. лишение свободы чаще всего заменялось исправительными работами. Очевидно данная замена наиболее подходит к лицам, отбывающим лишение свободы. В настоящее время суды, как правило, осуществляют замену наказания также исправительными работами . По данным Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества (УОИНИО) ФСИН России в 2012 году общее количество осужденных, которым были назначены исправительные работы, в порядке применения ст. 80 УК РФ, составило 4927 человек, что составляет 6,7 % от общего количества осужденных к исправительным работам, поставленных на учет в УИИ в 2012 г. - 73194 человек.

Согласно ч.5 ст. 46 УК РФ в случае злостного уклонения осужденного от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из [377] [378] величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы. В таком случае штраф может заменяться исправительными работами. В то же время, было бы оправданным применение к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам поощрительного института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде штрафа[379]. Следует отметить, что уголовноисполнительное законодательство Украины предусматривает в качестве меры поощрения к осужденным к исправительным работам представление в суд материалов на осужденного по замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде штрафа (ч. 2 ст. 46 УИК Украины).

По материалам нашего исследования на вопрос «Следует ли предусмотреть в законе возможность применения судами, по ходатайству УИИ, к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам замены неотбытой части наказания более мягким его видом в виде штрафа?» 72,6 % сотрудников уголовно-исполнительных инспекций

ответили положительно, 23,2 % - отрицательно, а 4,2 % - затруднились ответить. Данный поощрительный институт следует применять после фактического отбытия осужденным не менее половины срока наказания в связи со значимостью этого поощрения и необходимостью изучения личности осужденного в период отбытия наказания.

При этом замену наказания штрафом нецелесообразно применять к осужденным которым наказание в виде лишения свободы было заменено более мягкий видом наказания в виде исправительных работ в порядке ст. 80 УК РФ, так как к ним уже был применен этот поощрительный институт. Таким образом, с целью стимулирования и повышения эффективности отбывания наказания целесообразно предусмотреть к положительно характеризующимся осужденным к исправительным работам замену наказания более мягким видом наказания в виде штрафа. Вышеуказанные положения необходимо предусмотреть в ч. 3 ст. 80 УК РФ (см. Приложение № 45).

В порядке применения института замены наказания более мягким видом наказания может быть назначено наказание в виде ограничение свободы. Назначается это наказание на срок от 2 месяцев до 4 лет в качестве основного наказания и в случае злостного уклонения от отбывания ограничения свободы заменяется из расчета один день принудительных работ или лишения свободы за два дня ограничения свободы. По данным УОИНИО ФСИН России в 2012 году количество осужденных, которым было назначено ограничение свободы в порядке применения ст. 80 УК РФ, составило 958 человек (3,6 % от общего количества осужденных к ограничению свободы, поставленных на учет в УИИ в 2012 г. - 26464 человек).

При замене наказания более мягким видом наказания суд может избрать такой вид наказания, как арест, хотя в настоящее время этот вид наказания не применяется, в связи с отсутствием арестных домов. Арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до шести месяцев (ч. 1 ст. 54 УК РФ). Арест не может назначаться беременным женщинам и женщинам, имеющих детей в возрасте до четырнадцати лет, а также лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста.

Разумеется замена лишения свободы арестом не противоречит уголовному законодательству, но мы полагаем, что при равном сроке арест будет более суровым видом наказания, в связи с тем, что согласно ч. 2 ст. 69 УИК РФ на осужденных к аресту распространяются условия содержания, установленные для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание в условиях общего режима в тюрьме. Замена лишения свободы арестом, по мнению О.В. Конкиной, не способствует постепенному приобщению осужденного к жизни на свободе[380]. На наш взгляд, такая замена неотбытой части наказания арестом не может быть признана поощрительной и стимулирующей правопослушное поведение осужденного, что противоречит содержанию указанного поощрительного института. Поэтому применять его в качестве замены лишения свободы или принудительных работ нецелесообразно, в том числе в связи с его краткосрочностью.

Замена неотбытой части срока содержания в дисциплинарной воинской части другим более мягким видом наказания в виде ареста не применяется в связи с тем, что осуществлять данную замену нецелесообразно по тем же причинам, что и в случае замены лишения свободы аналогичным наказанием. Также представляется невозможным в отношении данной категории осужденных заменять наказание штрафом, в связи с возрастными особенностями осужденных (военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, имеют молодежный возраст), отсутствием, как правило, профессии и образования, а также тяжелым материальным положением, сложившимся в связи с отбыванием наказания.

Наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, согласно ч. 1 ст. 55 УК РФ, применяется к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. В связи с этим применение наказания в виде исправительных работ к указанным лицам, согласно ч. 5 ст. 50 УК РФ, запрещается. Аналогично запрещено и применение к ним наказаний в виде обязательных работ и ограничения свободы (ч. 4 ст. 49 УК РФ и ч. 5 ст. 53 УК РФ). К военнослужащим, отбывающим содержание в дисциплинарной воинской части, можно применять замену наказания в порядке ст. 80 УК РФ только в отношении лиц, проходящих службу по контракту.

Таким образом, учитывая специфику субъектов, к которым может быть применено наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, следует указать, что содержание в дисциплинарной воинской части может заменяться ограничением по военной службе только в отношении осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

При замене неотбытой части наказания суд может избрать любой, более мягкий вид наказания в соответствии с перечнем, указанным в статье 44 УК РФ, куда входят как основные, так и дополнительные виды наказаний. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, как дополнительное наказание, влечет утрату всех прав, льгот и преимуществ, которые связаны с этим званием, чином или наградой, что затрагивает имущественные права осужденного. Роль дополнительного наказания заключается в дополнении и усилении воздействия кары, применении ограничения на ту часть правового статуса осужденного, которая не затрагивалась основным наказанием. Против замены лишения свободы этим видом наказания справедливо высказывается А.С. Михлин, который считает, что замена наказания является поощрением осужденного и должна предусматривать одно наказание, - основное, а не два - основное и дополнительное[381]. Поэтому вышеуказанным дополнительным видом наказания заменять неотбытую часть наказания в виде лишения свободы нецелесообразно. В целом дополнительные наказания не могут быть использованы в качестве альтернативы лишению свободы при решении вопроса о видах заменяющих наказаний.

Также, на наш взгляд, не следует заменять лишение свободы таким более мягким видом наказания как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (применяется в качестве основного и дополнительного видов наказания). Так как осужденному это наказание не было назначено как дополнительное к лишению свободы, значит суд не посчитал необходимым использовать данный вид наказания. Кроме того, замена наказания осуществляется на стадии его исполнения, а не назначения, поэтому суд анализирует данные о личности осужденного и его поведении во время отбывания лишения свободы. В связи с этим заменять наказание в виде лишения свободы более мягким видом наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью также представляется нецелесообразной.

В связи с вышеизложенным полагаем возможным принудительные работы заменять в порядке ст. 80 УК РФ следующими видами наказаний: штрафом, обязательными работами, исправительными работами или ограничением свободы. Соответственно содержание в дисциплинарной воинской части целесообразно заменять ограничением по военной службе только в отношении осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Лишение свободы представляется возможным заменять такими, более мягкими видами наказания как штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы или принудительные работы. Как мы уже отмечали, в отношении осужденных к исправительным работам следует предусмотреть замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде штрафа, за исключение лиц, которым назначены исправительные работы в порядке применения ст. 80 УК РФ (см. Приложение № 45).

В соответствии с ч. 3.1 ст. 175 УИК РФ в отношении положительно характеризующегося осужденного, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, учреждение или орган, исполняющие наказание, вносят в суд представление о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию. Основанием для подготовки и направления в суд такого представления является решение администрации учреждений и органов, исполняющих наказание, о целесообразности применения к осужденному замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, принятое на комиссии ИУ.

В то же время осужденный в соответствии с определением Конституционного суда (КС) РФ от 20 октября 2005 года № 388-О «По жалобе гражданина Елисеева Алексея Юрьевича на нарушение его конституционных прав п.п.2 и 5 ч.1 ст. 399 УПК РФ и ч. 3 ст. 175 УИК РФ», имеет право обращаться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и суд обязан рассмотреть такое ходатайство по существу в установленном законом порядке. Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» положения части 3 статьи 175 УИК РФ не препятствуют осужденному, его законному представителю и по их поручению адвокату обращаться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, и предполагают обязанность суда рассмотреть такое ходатайство по существу в установленном законом порядке. Наверно в связи с этим законодатель Федеральным законом от 01.12.2012 № 208-ФЗ указал в ч. 3 ст. 175 УИК РФ о том, что осужденный, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В части 4 ст. 113 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы» отмечено, что положительно характеризующийся осужденный может быть представлен к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания после фактического отбытия указанной в законе части срока наказания. Тем не менее Федеральным законом от 08.12.2003 № 161-ФЗ из статьи 113 УИК РФ было исключено положение об условно-досрочном освобождении в связи с тем, что УДО является межотраслевым поощрительным институтом, а не мерой поощрения и стремление к УДО, как законный интерес осужденного, позволяет ему обращаться в суд напрямую, без рассмотрения этого вопроса комиссией ИУ. Аналогично и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания не относится к мерам поощрения, а является межотраслевым поощрительным институтом, включающим нормы уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права. При данной замене поощренные осужденные продолжают отбывать совершенно другое уголовное наказание. Поэтому норма ч.4 ст.113 УИК РФ фактически не соответствует ч.3 ст. 175 УИК РФ, определяющую порядок обращения осужденного с ходатайством в суд о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, и ч.3.1. ст. 175 УИК РФ, так как сам факт представления осужденного к указанной замене наказания не может относится к поощрению, в связи с тем, что суд может после подачи представления администрации ИУ отказать осужденному в применении этого поощрительного института.

Некоторые ученые (например, Э.М. Абдуллин, И.А. Тарханов) считают, что замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания является мерой поощрения позитивного поведения осужденных в период отбывания наказания[382]. Необходимо отметить, что меры поощрения осужденных более узкое понятие, которые включают предоставление тех видов моральных или материальных благ, которые не изменяют правового положения осужденных, и применение мер поощрения осуществляется только администрацией учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания. К мерам поощрения, например относятся нормы, установленные ч.1,2 ст.113 и ст. 134 УИК РФ и определяющие исчерпывающий перечень мер поощрения к осужденным к лишению свободы[383] [384]. Поощрение, предусмотренное поощрительным институтом, более широкое понятие, которое существенно изменяет правовое положение осужденных. Таким образом, замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания не относится к мерам поощрения, а является поощрительным институтом, изменяющим правовое положение осужденных и применяемым судом.

В связи с этим следует исключить из ст. 113 УИК РФ «Меры поощрения, применяемые к осужденным к лишению свободы» часть четвертую, регламентирующую замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В соответствии со сводными статистическими сведениями судебного департамента при Верховном Суде РФ о деятельности федеральных судов общей юрисдикции в 2011 году судами из 16991 рассмотренных судами дел по замене лишения свободы более мягким его видом было отказано в удовлетворении указанной замены наказания 10891 (64,1 %) представлению и ходатайству, удовлетворено соответственно 6100 (35,9 %) таким

представлениям и ходатайствам, в том числе в отношении несовершеннолетних только шести1. Анализ 97 постановлений районных судов об отказе осужденным в замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания из различных регионов России, а также материалов, полученных из территориальных органов ФСИН России при исследовании проблем совершенствования поощрительных институтов, применяемых в ИУ УИС в течении 2012 и 2013 годов показал, что основными причинами отказа судов в замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания являются следующие: осужденный ранее освобождался условно-досрочно и вновь совершил умышленное либо тяжкое преступление; у суда нет уверенности, что в период замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания он вновь не совершит преступления; в замене наказания отказано в связи с наличием судимости; не достигнута социальная справедливость; отсутствие у суда уверенности в исправлении; судом не установлено достаточной совокупности данных, указывающих на исправление осужденного; цель наказания не достигнута; неустойчивое поведение за весь период отбывания наказания; признал вину только формально (в ходе судебного заседания вину не признавал, в дальнейшем по месту отбывания наказания написал заявление о признании вины и раскаянии); не предпринято исчерпывающих мер по погашению исковых требований.

Тем не менее в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» отмечено, что суды не вправе отказать в замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание 1 осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д. В отношении погашения исков следует отметить, что не все осужденные трудоустроены, а осужденные, предпринимающие усилия по их погашению, не в силах полностью погасить такие иски из-за небольших заработков.

В случае отказа суда в замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания повторное внесение в суд соответствующего представления может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе (ч. 10 ст. 175 УИК РФ). Поэтому вся процедура рассмотрения вопроса о целесообразности представления осужденного к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должна быть пройдена заново.

В связи с вышеизложенным представляется целесообразным по аналогии с решением вопросов об УДО возложить рассмотрение вопросов о замене наказания более мягким видом наказания на «комитеты по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации», как независимые органы по предварительному рассмотрению ходатайств и заявлений по досрочному освобождению осужденных и внесению рекомендаций о целесообразности данного вида освобождения в суд для принятия решения. Соответственно при подаче осужденным ходатайства о замене наказания в порядке ст. 80 УК РФ администрация ИУ должна не позднее чем через 10 дней после подачи такого ходатайства рассмотреть и утвердить характеристику на осужденного на комиссии ИУ и затем указанные материалы направить одновременно в суд и в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации. При направлении администрацией ИУ в суд представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в отношении положительно характеризующегося осужденного в соответствии с ч. 3.1 ст. 175 УИК РФ также представляется необходимым направить соответствующие документы одновременно в суд и в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации.

Согласно материалов нашего исследования, на вопрос «Как Вы думаете, какие изменения необходимо предусмотреть в законодательстве для повышения эффективности института замены наказания более мягким его видом в отношении осужденных к лишению свободы?» 37,5 % судей и 27,5 % работников научных и образовательных учреждений ФСИН России указали, что следует применять замену наказания более мягким его видом при отсутствии у осужденных действующих взысканий за нарушение режима содержания; соответственно 30,3 % и 18,3 % респондентов полагают, что надо применять указанную замену наказания только к осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях отбывания наказания; 25,3 % и 45,3 % опрошенных считают, что следует снизить обязательный срок отбытия осужденным наказания для применения замены наказания более мягким его видом по сравнению с УДО в связи с одинаковыми сроками их применения; 6,9 % и 8,9 % - ответили иное, а именно: применять данную замену наказания при отсутствии взысканий за весь период отбывания наказания; в зависимости от личности осужденного; не нужны изменения, так как опыт показывает, что замена наказания более мягким видом не дает положительного эффекта и т.п. (см. Приложение № 10,11).

Наличие взыскания свидетельствует о том, что осужденный характеризуется отрицательно за период отбывания наказания, поэтому в практической деятельности принято представлять в суд отрицательную характеристику от администрации ИУ на осужденного, имеющего любое неснятое или непогашенное взыскание, так как по степени исправления он является отрицательно характеризующимся. В связи с этим по аналогии с предложенными изменениями в ч.2 ст. 175 УИК РФ, следует предусмотреть в ч. 3 и ч. 3.1. ст. 175 УИК РФ, что обязательным условием указанной замены наказания является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания с учетом ч. 8 ст. 117 УИК РФ.

Рассматривая вопрос о видах замены неотбытой части наказания более мягким видом наказаний, А.С. Михлин пришел к выводу, что, во-первых, оба наказания должны быть количественно сопоставлены друг с другом. Во- вторых, заменяющее наказание не должно затрагивать новых сфер интересов осужденного, которые не были поражены наказанием, назначенным по приговору[385].

Действительно, согласно ч. 3 ст. 80 УК РФ более мягкий вид наказания назначается только в пределах, установленных уголовным законом для этого вида наказания, даже если неотбытая часть лишения свободы и превышает эти сроки. Например, лицо, совершившее тяжкое преступление, осуждается к шести годам лишения свободы. После отбытия им трех лет суд, с учетом поведения осужденного в период отбывания наказания, решает заменить оставшуюся часть наказания (а это три года лишения свободы) на исправительные работы. Но в соответствии с ч. 2 ст. 50 УК РФ исправительные работы не могут быть назначены на срок более чем на два года. Теоретически в данной ситуации закону не будет противоречить решение суда заменить оставшиеся неотбытыми три года лишения свободы не исправительными работами, а ограничением свободы. При этом суд может назначить данный вид наказания сроком до четырех лет (ч. 2 ст. 53 УК РФ). В практической деятельности суды заменяют наказание таким образом, чтобы срок заменяющего наказания не превышал продолжительность неотбытой части срока наказания. Так, например, неотбытую часть срока лишения свободы, равную одному году, можно заменить одним годом исправительных работ, но не более.

Помимо этого, новое наказание должно уменьшать уровень ограничений прав и свобод осужденного, которые затрагивались наказанием в виде лишения свободы, принудительными работами или содержанием в дисциплинарной воинской части. В противном случае замена наказания не облегчит, а отяготит правовое положение осужденного, что не будет соответствовать содержанию поощрительного института замены наказания.

Однако в случае совершения нового преступления во время отбывания более мягкого вида наказания к назначенному за него наказанию полностью или частично присоединяется только неотбытая часть нового наказания, а не та часть лишения свободы, которая осталась неотбытой. Кроме того, если осужденному неотбытая часть наказания была заменена одним годом и 6 месяцами исправительных работ, то в случае злостного уклонения осужденным от отбывания наказания в виде исправительных работ, суд, в соответствии с ч. 4 ст. 50 УК РФ, может заменить неотбытое наказание из расчета один день лишения свободы за три дня исправительных работ. Таким образом, полтора года исправительных работ могут заменить осужденному только 6 месяцами лишения свободы, и осужденный возвращается в исправительную колонию со сроком лишения свободы значительно меньше, чем до применения ст. 80 УК РФ.

Представляется, что эта методика приводит фактически к уменьшению неотбытой части срока наказания злостным нарушителям порядка отбывания наказания и в целом не способствует их исправлению. Аналогичная ситуация может сложится и в случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в порядке применения ст. 80 УК РФ, так как согласно ч. 5 ст. 53 УК РФ суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ за два дня ограничения свободы или один день лишения свободы за два дня ограничения свободы.

В связи с этим целесообразно ч. 4 ст. 50 УК РФ дополнить предложением о том, что в случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ, назначенного в порядке применения статьи 80 УК РФ, суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за один день исправительных работ. Соответственно ч. 5. ст. 53 УК РФ также необходимо дополнить предложением о том, что в случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания и в порядке применения статьи 80 УК РФ, суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за один день ограничения свободы (см. Приложение № 45).

Таким образом, рассмотренные в данном параграфе проблемы порядка применения поощрительных институтов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, а также пути их совершенствования позволяет сформулировать соответствующие выводы и предложения по изменению действующего законодательства.

Выводы и предложения по главе 3:

Анализ вопросов правовой природы, оснований и порядка применения поощрительных институтов условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания позволяет сделать следующие выводы и предложения:

- УДО по своей правовой природе является комплексным межотраслевым поощрительным институтом, реализующим законный интерес осужденного на досрочное освобождение от реального отбывания наказания и направленным на позитивное стимулирование правопослушного поведения осужденных. Поощрительный институт УДО можно отнести к заключительной стадии прогрессивной системы исполнения наказаний.

- УДО не является субъективным правом, а относится к законному интересу осужденного, который реализуется в форме применения нормы права со стороны правоприменителя.

- При УДО сущность и стабильность приговора не затрагивается, но исполнение наказания корректируется из реального наказания в условное освобождение.

- Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания по своей правовой природе является комплексным, межотраслевым, поощрительным институтом, реализующим функцию освобождения от отбывания наказания путем замены этого наказания более мягким видом наказания и стимулирующим правопослушное поведение осужденных. Данный поощрительный институт относится к важному элементу прогрессивной системы исполнения наказаний.

- Представляется целесообразным снизить обязательный срок для применения поощрительного института замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, что ликвидирует конкуренцию между институтами УДО и замены наказания, будет способствовать соблюдению принципа последовательности, постепенности применения указанных поощрительных институтов и увеличению востребованности института замены наказания.

- Критерии применения поощрительных институтов УДО и замены наказания тесно связаны с критериями оценки поведения осужденных, которые являются важнейшим средством повышения эффективности исправительного воздействия. Определены пять критериев оценки поведения осужденного, которые предлагается предусмотреть в ст. 9 УИК РФ. Данные критерии необходимо применять как для решения вопросов применения УДО, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, так и других поощрительных институтов, изменяющих правовое положение осужденных.

- С учетом отечественного и зарубежного опыта порядка применения досрочного освобождения осужденных и обеспечения прозрачности в применении поощрительных институтов УДО и замены наказания в порядке ст. 80 УК РФ предлагается создать комитеты по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации, как независимые органы по предварительному рассмотрению ходатайств и заявлений по досрочному освобождению осужденных и внесению рекомендаций о целесообразности данного вида освобождения в суд для принятия решения.

- Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания является межотраслевым поощрительным институтом, а не мерой поощрения и поэтому часть 4 из ст. 113 УИК РФ необходимо исключить.

- Предлагается возложить на сотрудников уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России функцию по контролю за поведением условнодосрочно освобожденных из мест лишения свободы, а также оказания им социальной помощи, что может привести к снижению уровня рецидивной и повторной преступности. При этом соответственно необходимо увеличить штатную численность сотрудников УИИ для реализации этой функции.

В связи с вышеизложенным предлагается внести следующие изменения и дополнения в законодательные и ведомственные нормативноправовые акты:

1) сформулировать первое предложение ч.3 ст. 79 УК РФ в следующей редакции: «Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденных к содержанию в дисциплинарной воинской части, принудительным работам или лишению свободы:»;

2) дополнить ст. 79 УК РФ частью 3.1. следующего содержания:

«К осужденным к исправительным работам, а также к ограничению свободы и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначенных в качестве основных видов наказаний, может быть применено условно-досрочное освобождение только после фактического отбытия ими не менее половины установленного судом срока наказания. Условно-досрочное освобождение не применяется к осужденным к исправительным работам, ограничению свободы и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которым назначены указанные виды наказаний в порядке применения статьи 80 настоящего Кодекса.»;

3) название статьи 9 УИК РФ изложить в следующей редакции: «Исправление осужденных, его основные средства и критерии оценки их поведения», а также дополнить вышеуказанную статью УИК РФ частью 4 следующего содержания: «Критерии оценки поведения осужденного: 1) основной критерий - соблюдение осужденным установленного порядка отбывания наказания; 2) дополнительные критерии: а) стремление осужденного к ресоциализации (добросовестное отношение к труду, обучению, сохранение, поддержание или восстановление социально полезных связей, участие в воспитательных мероприятиях); б) отношение осужденного к психофизической корректировке своей личности (в том числе выполнение программы психологической коррекции личности); в) отношение осужденного к совершенному преступлению (публичное раскаяние и письменные извинения потерпевшему, частичное или полное возмещение причиненного ущерба); г) отношение к лечению осужденных, страдающих: социально опасными заболеваниями (туберкулез, венерические заболевания, алкоголизм, наркомания и т.п.); расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости»;

4) изложить первое предложение ч. 1 ст. 79 УК РФ в следующей редакции: «Лицо отбывающее исправительные работы, ограничение свободы и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначенных в качестве основных видов наказания, содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы подлежит условно-досрочному освобождению если судом будет признано, что оно имеет устойчивое правопослушное поведение в соответствии с критериями оценки его поведения в период отбывания наказания, предусмотренными частью четвертой статьи 9 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, и для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда.»;

5) изложить п. «в» ч.3 ст. 79 УК РФ в следующей редакции:

«в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным пунктами «а» и «б» части седьмой настоящей статьи;»;

6) изложить п. «г» ч.3 ст. 79 УК РФ в следующей редакции:

«г) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2 и 210 настоящего Кодекса, а также трех четвертей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условнодосрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным пунктом «в» части седьмой настоящей статьи;»;

7) дополнить ст. 79 УК РФ частью 8 следующего содержания:

«Если условно-досрочно освобожденный вел себя безупречно, а также возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, то суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно-досрочно освобожденного, может постановить об отмене ранее установленных для него обязанностей, предусмотренных частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса и о снятии с условно-досрочно освобожденного судимости. При этом возложенные на него обязанности могут быть отменены по истечении не менее половины неотбытой части наказания и не ранее года после условно-досрочного освобождения»;

8) Сформулировать ч.1 ст. 80 УК РФ в следующей редакции: «Лицу, отбывающему исправительные работы, содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, возместившему вред (полностью или частично), причиненный преступлением, неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, если судом будет признано, что осужденный имеет устойчивое правопослушное поведение в соответствии с критериями оценки его поведения в период отбывания наказания, предусмотренными частью четвертой статьи 9 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, и дальнейшее исправление осужденного возможно в условиях отбывания более мягкого вида наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.».

9) Изложить ч. 2 ст. 80 УК РФ в следующей редакции:

«Неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение:

преступления небольшой или средней тяжести - не менее одной четвертой срока наказания;

тяжкого преступления - не менее одной трети срока наказания; особо тяжкого преступления - не менее половины срока наказания; преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также преступлений, предусмотренных статьей 210 настоящего Кодекса, - не менее двух третей срока наказания;

преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, - не менее трех четвертей срока наказания.».

10) Дополнить ст. 80 УК РФ частью 2.1. следующего содержания: «Неотбытая часть наказания в виде исправительных работ может быть заменена более мягким видом наказания в виде штрафа после фактического отбытия осужденным к исправительным работам не менее половины срока наказания.».

11) Изложить ч.2 ст. 175 УИК РФ в следующей редакции: «Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 15 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, рассматривает и утверждает характеристику на осужденного, подавшего ходатайство об условно-досрочном освобождении, на комиссии учреждения или органа, исполняющего наказание. Затем указанные материалы направляются в суд и в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных субъектов Российской Федерации. Указанный комитет не позднее чем через 15 дней после получения соответствующих материалов от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, направляет в суд рекомендацию о целесообразности применения условно-досрочного освобождения.

В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, о возмещении причиненного преступлением вреда, а также данные о соответствии поведения осужденного критериям оценки его поведения в период отбывания наказания, предусмотренными частью 4 статьи 9 настоящего Кодекса, и заключение администрации о целесообразности применения условно-досрочного освобождения. В характеристике на лицо, которое осуждено за совершение в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и признано на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, должны также содержаться данные о примененных к нему принудительных мерах медицинского характера, о его отношении к лечению. Одновременно с ходатайством такого осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в суд направляется заключение его лечащего врача.

Обязательным условием условно-досрочного освобождения является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания с учетом требований ч. 8 ст. 117 настоящего Кодекса.».

12) Изложить ч. 4 ст. 79 УК РФ в следующей редакции: «Фактически отбытый осужденным срок наказания в виде исправительных работ, ограничения свободы и лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, назначенных в качестве основного вида наказания, а также указанный срок наказания в исправительном центре, дисциплинарной воинской части или в исправительном учреждении не может быть менее шести месяцев».

13) Дополнить ч. 1 ст. 399 УПК РФ (Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора) после слова «судом» словами «с участием прокурора». Соответственно ч. 6 ст. 399 УПК РФ, где отмечено, что в судебном заседании вправе участвовать прокурор, - исключить.

14) Внести изменения в параграф 5 «методических рекомендаций по использованию системы «социальных лифтов» в исправительных учреждениях ФСИН России в условиях действующего законодательства», утвержденных директором ФСИН России 01.04.2011 г., после слов «В состав комиссии входят:» дополнить словами: « - Начальник исправительного учреждения (председатель),» и далее по тексту. Также в том же параграфе после слов «представители органов государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации и (или) органов муниципального образования,» дополнить словами «- представители полиции общественной безопасности района, - представители попечительского совета при воспитательной колонии, представители органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних района при обсуждении материалов на осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях.» и далее по тексту.

15) Сформулировать ч. 2 ст. 79 УК РФ следующим образом: «Применяя условно-досрочное освобождение к лицу, осужденному за преступления небольшой или средней тяжести, суд может возложить на него обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания. Применяя условно-досрочное освобождение к лицу, осужденному за тяжкие и особо тяжкие преступления, суд в обязательном порядке возлагает на него обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение неотбытой части наказания. Суд вправе возложить на освобожденного условно-досрочно исполнение обязанностей по соблюдению условий мониторинга за ним с использованием электронных и иных технических средства надзора и контроля в период оставшейся неотбытой части наказания на срок от 2 месяцев до одного года включительно».

16) Изложить ч.3 ст.80 УК РФ в следующей редакции:

«При замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы суд в качестве более мягкого вида наказания может избрать штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, принудительные работы.

При замене неотбытой части наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части суд в качестве более мягкого вида наказания может избрать ограничение по военной службе только в отношении осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту.

При замене неотбытой части наказания в виде принудительных работ суд в качестве более мягкого вида наказания может избрать штраф, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы.

При замене неотбытой части наказания в виде исправительных работ, за исключение лиц, которым назначены исправительные работы в порядке применения статьи 80 настоящего Кодекса, суд в качестве более мягкого вида наказания может избрать штраф.

Более мягкий вид наказания исполняется в течение всего срока неотбытой части наказания, но не может превышать предела, предусмотренного настоящим Кодексом для данных видов наказаний.»;

17) сформулировать ч. 3. ст. 175 УИК РФ в следующей редакции:

«Осужденный, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Ходатайство о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания рассматривает и утверждает характеристику на осужденного, подавшего ходатайство о замене наказания, на комиссии учреждения или органа, исполняющего наказание. Затем указанные материалы направляются в суд и в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации. Данный комитет субъектов Российской Федерации не позднее чем через 15 дней после получения соответствующих материалов от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, направляет в суд рекомендацию о целесообразности применения замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, о возмещении причиненного преступлением вреда (полностью или частично), а также о соответствии поведения осужденного критериям оценки его поведения в период отбывания наказания, предусмотренными частью 4 статьи 9 настоящего Кодекса, и заключение администрации о целесообразности применения замены наказания. В характеристике на лицо, которое осуждено за совершение в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего

четырнадцатилетнего возраста, и признано на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, должны также содержаться данные о примененных к нему принудительных мерах медицинского характера, о его отношении к лечению. Одновременно с ходатайством такого осужденного о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в суд направляется заключение его лечащего врача.

Обязательным условием замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания с учетом ч. 8 ст. 117 настоящего кодекса»;

18) сформулировать ч. 3.1 ст. 175 УИК РФ в следующей редакции:

«Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, вносит в суд представление о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в отношении положительно характеризующегося осужденного и одновременно направляет указанные материалы в комитет по вопросам досрочного освобождения осужденных в субъектах Российской Федерации. Данный комитет не позднее чем через 15 дней после получения соответствующих материалов от администрации учреждения или органа, исполняющего наказание, направляет в суд рекомендацию о целесообразности применения замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию и о том, что осужденный возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, а также о соответствии поведения осужденного критериям оценки его поведения в период отбывания наказания, предусмотренными частью 4 статьи 9 настоящего Кодекса. В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания на лицо, которое осуждено за совершение в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и признано на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, должны также содержаться данные о примененных к нему принудительных мерах медицинского характера, о его отношении к лечению. Одновременно с представлением на такого осужденного в суд направляется заключение его лечащего врача.

Обязательным условием замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания является отсутствие у осужденного действующих взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания с учетом ч. 8 ст. 117 настоящего кодекса»;

19) исключить из ст. 113 УИК РФ часть 4;

20) дополнить ч.4 ст. 50 УК РФ предложением следующего содержания: «В случае злостного уклонения осужденного от отбывания исправительных работ, назначенных в порядке применения статьи 80 настоящего Кодекса, суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за один день исправительных работ.»;

20) дополнить ч.5. ст. 53 УК РФ следующим предложением: «В случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания и в порядке применения ст. 80 настоящего Кодекса, суд может заменить неотбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за один день ограничения свободы.».

<< | >>
Источник: Бабаян Сергей Львович. ПООЩРИТЕЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА (ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ) Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме § 3. Практика применения и пути совершенствования условнодосрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания:

  1. § 1. Поощрительные институты в истории уголовно-исполнительного права России
  2. § 1. Правовая природа и основания условно-досрочного освобождения от отбывания наказания
  3. § 3. Практика применения и пути совершенствования условнодосрочного освобождения от отбывания наказания и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания
  4. ПРИЛОЖЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -