<<
>>

§ 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения

В теории уголовного процесса достаточно широко и часто при рассмотрении вопросов, связанных с теми или иными аспектами уголовно-процессуального принуждения, употребляется термины «избрание», «применение» и «исполнение».

В положениях статьи 5 УПК РФ законодатель отграничивает процесс избрания меры пресечения от процесса её применения. Согласно п. 13 указанной нормы избранием меры пресечения является принятие решения уполномоченным должностным лицом или государственным органом. Процесс применения меры пресечения, в соответствии с п. 29 ст. 5 УПК РФ, начинается с момента принятия решения об избрании меры пресечения и осуществляется до её отмены или изменения. Что особо важно, законодатель подчеркивает, что это процессуальные действия. Однако в других положениях уголовно-процессуального закона данные понятия отождествляются (ч.ч. 2, 7 ст. 106, ч.ч. 1, 3 ст. 107, ч.ч. 1, 2 ст. 108 УПК РФ). Следует уточнить, что процессы избрания и применения характерны не только для мер пресечения, но и для иных мер уголовно-процессуального принуждения. В связи с этим представляется целесообразным в статье 5 УПК РФ расширить определения, приведенные в пунктах 13 и 29, заменив их понятиями «избрание» и «применение» мер уголовно-процессуального принуждения.

Кроме избрания и применения меры пресечения, в ряде норм законодатель оперирует термином «исполнение». Так, согласно ч. 3 ст. 104 УПК РФ командованию воинской части разъясняются существо подозрения или обвинения и его обязанности по исполнению данной меры пресечения. В статье 107 УПК РФ законодатель указывает на исполнение постановления судьи об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Помимо этого, законодатель использует рассматриваемый термин, говоря о месте и условиях исполнения домашнего ареста.

Аналогичные положения закреплены в статье 108 УПК РФ. В юридической литературе также активно используется термин «исполнение»[4].

Принимая во внимание подход законодателя относительно избрания и применения мер пресечения, не следует ограничивать использование понятия «исполнение» только указанными ранее мерами (ст.ст. 104, 107, 108 УПК РФ). Представляется целесообразным говорить об исполнении всех мер уголовнопроцессуального принуждения, закрепленных в главах 12-14 УПК РФ. Отчасти такая тенденция прослеживается в отдельных положениях закона. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 113 УПК РФ постановление дознавателя, следователя, судьи или определение суда о приводе перед его исполнением объявляется лицу, которое подвергается приводу. Согласно ч. 5 ст. 118 УПК РФ при наложении денежного взыскания суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение постановления на срок до 3 месяцев. Таким образом, законодатель использует термин «исполнение», не проводя четкого разграничения между процессами исполнения и применения мер принуждения, в ряде случаев взаимозаменяя эти понятия. Аналогичный подход прослеживается и в решениях высших судебных инстанций[5].

Нет единого мнения о соотношении понятий «применение», «избрание» и «исполнение» мер принуждения и среди ученых-процессуалистов. Так, Р.Х. Якупов различает указанные понятия через цели избрания и цели применения меры пресечения. Он считает, что первые должны считаться достигнутыми после выбора конкретной для данной правовой ситуации меры пресечения и её оформления в установленном порядке, то есть первые цели знаменуют юридическое начало определенных ограничений, вторые - указывают на окончание конкретных ограничений за отпадением в них необходимости[6] [7] [8] [9]. Другой позиции придерживается Л.Н. Трунова, по мнению которой цели избрания меры пресечения и цели применения меры пресечения являются тождественными, как и термины

л

«избрание» и «применение» . Не разделяют процесс избрания и применения мер

3

пресечения и другие авторы .

Отдельного внимания заслуживают результаты исследований, проведенных Н.И.

Капинусом. Он считает, что стадию применения меры пресечения составляют три этапа: первый - установление фактических оснований для применения меры пресечения, второй - избрание меры пресечения, третий - принятие решения о применении меры пресечения. Четвертый этап правоприменительного процесса, по мнению ученого, составляет исполнение данного процессуального решения, однако он не включает его в стадию применения меры пресечения, поскольку

4

применение меры пресечения уже состоялось .

Иную точку зрения высказывает Т.В. Шушанова. Она разделяет процесс применения уголовно-процессуальных норм на этапы (стадии), к которым относит: а) установление обстоятельств уголовного дела, вызывающих необходимость применения тех или иных уголовно-процессуальных норм (их групп); б) выбор основанных на правильном уяснении содержания применительно к установленным обстоятельствам уголовного дела уголовно-процессуальных норм (их групп) и в) принятие процессуальных решений с их процессуальным оформлением и доведением их содержания до конкретных адресатов - участников соответствующих уголовно-процессуальных отношений[10] [11] [12] [13]. Таким образом, процесс применения мер уголовно-процессуального принуждения включает в себя стадию избрания, а также приведение принятого процессуального решения в действие. В своем исследовании автор указывает на возможные формы реализации уголовно - процессуальных предписаний в виде их соблюдения, исполнения, использования и применения, не рассматривая вопросы соотношения данных процессов2.

Различаются точки зрения ученых относительно процесса применения мер пресечения, избираемых по решению суда. По мнению одних, данный механизм включает в себя следующие этапы: досудебный этап принятия решения об избрании меры пресечения; судебный этап избрания меры пресечения; исполнение судебного решения об избрании меры пресечения; отмена или изменение меры пре-

сечения, избранной по решению суда .

По мнению других, к понятию применения меры пресечения кроме перечисленных этапов следует отнести продление меры пресечения, обжалование решения о мере пресечения и разрешение такого обжа-

4

лования вышестоящим судом .

В общей теории права процессы применения и исполнения реализуются в следующем порядке. Если решение образует серединное (а по мнению некоторых авторов, даже начальное звено управленческого процесса), то применение права завершается, как только вынесено государственно-властное решение. В остальном же идет (продолжается) процесс реализации права: соблюдение и исполнение обязанностей, использование субъективных прав - процесс, в который вплетается исполнение юридического дела[14]. В литературе существует и другая позиция, со- гласно которой правоприменительный процесс включает в себя стадию исполнения (фактической реализации) правоприменительного решения и контроля за этой деятельностью[15]. По мнению Ф.М. Кудина, исполнение принуждения составляет структурный элемент процессуальной формы принудительных средств в уголовном производстве, поэтому выделение его из правоприменительного процесса не- оправданно[16] [17].

Специалисты в области материального права придерживаются другого мнения. Они исключают из структуры правоприменительного процесса стадию исполнения в связи с тем, что считают её отдельным компонентом механизма пра-

3

вореализации .

Рассмотрение высказанных в юридической литературе точек зрения указывает на отсутствие единого подхода относительно соотношения понятий «применение», «избрание» и «исполнение» мер уголовно-процессуального принуждения и их содержания. Собственно, иного подхода ожидать достаточно сложно, ибо у каждого из авторов взяты совершенно различные основания, положенные в основу классификации терминов «избрание», «применение» и «исполнение». Как ранее рассмотрено, к ним относятся и цели применения и избрания, которые различаются у одних и совпадают у других ученых.

Они рассматриваются в качестве этапов, стадий, в решениях правоприменительного процесса либо при принятии управленческого решения и т.д. По нашему мнению, необходимо следовать в фарватере логики законодателя, который совершенно однозначно определил значение категорий «избрание» и «применение» мер пресечения. Пункт 13 ст. 5 УПК РФ под избранием меры пресечения понимает принятие дознавателем, следователем, а также судом решения о мере пресечения в отношении подозреваемого (обвиняемого). Поэтому следует исходить из того, что до избрания невозможно ни применение, ни исполнение принудительной меры.

Отдельные ученые-процессуалисты, проводившие исследования в области применения мер пресечения, избираемых по решению суда, неверно, по нашему мнению, считают, что понятие «избрание меры пресечения» является составной частью «применения меры пресечения», которое начинается с процессуальной деятельности, осуществляемой следователем, дознавателем, по установлению оснований и условий для избрания меры пресечения, определению её вида и принятию решения о возбуждении перед судом ходатайства об избрании соответствующей меры пресечения. Они полагают, что применение мер пресечения, избираемых по решению суда, в стадии предварительного расследования - это процессуальная деятельность, осуществляемая с момента возбуждения следователем, дознавателем ходатайства об избрании судом меры пресечения до её отмены или изменения[18]. Ещё раз вернемся к тезису о том, что не может быть применения и тем более исполнения, если не принято юридически значимого решения об её избрании меры пресечения. Деятельность органов расследования по подготовке судебного решения необходимо отнести к принятию решения (более подробно см. § 3). Рассмотрение вопросов обжалования или продления мер пресечения по существу также является избранием. Толкование положений уголовнопроцессуального законодательства позволяет именовать указанным термином не только вынесение первоначального решения, но и рассмотрение вопросов в рамках обжалования мер принуждения или продления срока их действия.

Так, судом при рассмотрении вопроса о продлении сроков содержания под стражей, как и при вынесении решения о заключении под стражу, оценивается законность и обоснованность ходатайства, поступившего от органа предварительного расследования. В частности, как и при избрании указанной меры пресечения, продление срока содержания под стражей предполагает проверку наличия на момент рассмотрения данного вопроса оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Кроме того, суд, как и при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, учитывает обстоятельства, указанные в ст. 99 УПК РФ. Как отмечает Верховный Суд Российской Федерации, обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока его содержания. Речь идет о представлении конкретных данных, свидетельствующих о необходимости дальнейшего содержания под стражей. Между тем рассмотрение поступившего ходатайства заключается в оценке законности и обоснованности фактических данных, представленных органом предварительного расследования. Изложенное с достаточной убедительностью свидетельствует о том, что процесс продления по существу является избранием меры пресечения.

Обжалование мер пресечения, избираемых по решению суда, возможно в апелляционной, кассационной, а также в надзорной инстанциях. При поступлении жалобы или представления судом оценивается законность и обоснованность обжалуемого решения, в чем, безусловно, прослеживается сходство процесса обжалования с процессом избрания. Определим специфику указанной деятельности на примере вынесения решения судом апелляционной инстанции.

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения жалобы, представления на постановления судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, о продлении срока действия этих мер пресечения либо об отказе в этом при наличии к тому оснований вправе изменить или отменить постановление и принять новое решение без передачи материалов на рассмотрение суда первой инстанции, если допущенные нарушения уголовно - процессуального закона могут быть устранены в суде апелляционной инстанции.

Принимая новое решение, суд апелляционной инстанции вправе избрать более строгую меру пресечения, в избрании которой было отказано судом первой инстанции, если об этом ставится вопрос в представлении прокурора либо жалобе потерпевшего, его законного представителя и (или) представителя[19].

При вынесении любого из перечисленных решений суд апелляционной инстанции изучает представленные материалы, такие, например, как постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания подозреваемого или обвиняемого, постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, постановление о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или залога; все копии ходатайств и постановлений о продлении срока содержания под стражей или домашнего ареста; протокол судебного заседания или выписку из него; документы, подтверждающие необходимость или отсутствие необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, в том числе сведения о личности обвиняемого, после выносит соответствующее решение. Данный процесс по существу представляет собой процесс избрания меры уголовно-процессуального принуждения.

Применение меры пресечения - процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до её отмены или изменения. Сущность основных процессуальных действий прослеживается в УПК РФ и других федеральных законах, регулирующих и процессуальные вопросы, в частности, в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». К ним следует отнести дачу подписки о надлежащем поведении, письменное обязательство о личном поручительстве, присмотре за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым), протокол о принятии залога, различные ходатайства, отмену меры пресечения, обязательство о явке, предъявление постановления о применении меры принуждения (привода, отстранения от должности), протокол наложения ареста на имущество и др. Указанные процессуальные действия и решения применяются органами расследования и судом, а также другими участниками, обозначенными в УПК РФ.

Понятия термина «исполнение» уголовно-процессуальный закон не дает. Для этого необходимо проанализировать семантику данного слова. По Новому толково-словообразующему словарю «исполнение» обозначает действие по глаголам «исполнять», «исполнить», «исполняться», «исполниться»[20] [21] [22]. Толковый словарь Д.Н. Ушакова определяет глагол «исполнить» в значениях «осуществлять на деле, привести в жизнь, выполнить» . Об «исполнении», равнозначном выполнению, указано в Большом толковом словаре . По толковому словарю русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, значение глагола «выполнить» - «осуществить», «привести в жизнь»[23], а в Малом академическом словаре русского языка «исполнить» означает «осуществить, претворить в жизнь, выполнить»[24].

Таким образом, исполнение мер уголовно-процессуального принуждения - это выполнение тех ограничений, с которыми закон связывает избрание и применение конкретных видов принудительных мер. Как справедливо отмечает А.Я. Дубинский, исполнение процессуального решения следователя представляет собой реализацию всех заложенных в решение, основанных на законе властных предписаний[25].

Характерной особенностью исполнения является то, что оно включает в себя не только процессуальную, но и значительный объем организационной деятельности. На это обращал внимание В.А. Михайлов. По его мнению, следует различать исполнение решений о мерах пресечения органом уголовного судопроизводства, который принял решение, и фактическое исполнение решений органами государственного управления, организациями, должностными или частными лицами в соответствии с поручением органа уголовного судопроизводства. В первом случае исполнение решения осуществляется в рамках уголовнопроцессуальных отношений. Оно призвано непосредственно реализовать соответствующее процессуальное предписание либо создать условия для его применения фактическим исполнителем. Во втором - исполнение осуществляется в рамках как уголовно-процессуальных, так и возможно в рамках иных правоотношений[26]. Следует согласиться с высказанной точкой зрения. Автор также справедливо указал на различный характер деятельности субъектов, вовлеченных в процесс исполнения мер уголовно-процессуального принуждения. Фактически он разделяет указанную деятельность на процессуальную и непроцессуальную в зависимости от субъекта ее исполнения и обращает внимание на многосубъектность возникающих правоотношений. В процессуальной литературе было правильно отмечено, что исполнение процессуальных решений осуществляется как самим следователем, так и другими органами по его поручениям и указаниям с помощью иных, предусмотренных законом непроцессуальных форм деятельности. Эти действия (процессуальные и непроцессуальные) составляют систему средств, применяемых в целях реализации процессуальных решений следователя[27].

К непроцессуальным можно отнести действия личного поручителя, командования воинской части, залогодателя, сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, администрации мест содержания под стражей, органов дознания в случае исполнения ими постановления о приводе, судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, должностных лиц, уполномоченных исполнить решение о мере принуждения, предусмотренной ст. 114 УПК РФ, лиц, которым передано на хранение имущество, арестованное в порядке ст. 115 УПК РФ, и других. Они вовлекаются в правоприменительную деятельность посредством применения норм уголовно-процессуального законодательства, однако их действия регулируются нормативными правовыми актами разного уровня - нормами международного права, положениями семейного, гражданского, трудового, административного, уголовного права, регионального законодательства, а также ведомственными и другими подзаконными нормативными правовыми актами. В качестве примера можно привести Закон Омской области от 25 декабря 2012 г. № 1501-ОЗ «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию на территории Омской области». Указанный нормативный правовой акт напрямую не регулирует уголовно-процессуальные правоотношения. Между тем представляется возможным применять установленные данным законом ограничения в случае избрания меры пресечения в виде присмотра за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым. Деятельность перечисленных субъектов, учитывая ее специфический правовой режим, является, как правило, непроцессуальной.

Из сказанного выше вытекает и вывод о том, что иные правоотношения, на которые указывал В.А. Михайлов, регулируются нормами других отраслей права, различными нормативными правовыми актами (приказами, инструкциями, положениями).

Проведенный анализ позволяет заключить, что исполнение мер уголовнопроцессуального принуждения - это осуществляемая государственными органами, физическими или юридическими лицами процессуальная и организационная деятельность по выполнению указанных в решении об избрании меры принуждения ограничений принудительного, психологического, морального характера, в отношении субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, регулируемая нормами УПК РФ, другими федеральными законами, а также подзаконными нормативными правовыми актами.

<< | >>
Источник: Баландюк Олеся Владимировна. ИСПОЛНЕНИЕ МЕР УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск-2015. 2015

Еще по теме § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -