<<
>>

§ 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда

Систему мер процессуального принуждения в отечественном уголовном судопроизводстве составляют временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество и денежное взыскание.

Их закрепление в отдельной главе УПК РФ, а также распространение судебного контроля не разрешило всех проблем, возникающих в ходе реализации. Большее внимание в юридической литературе уделено другим вопросам: основаниям применения иных мер принуждения[320], определению круга лиц, к которым они применяются[321], процессуальному порядку рассмотрения ходатайства об их применении[322] [323],

Л

законности и обоснованности вынесенных судебных решений . При рассмотрении механизма исполнения иных мер уголовно-процессуального принуждения, предусмотренных статьями 114-117 УПК РФ, необходимо рассмотреть следующие аспекты: сроки исполнения вынесенного решения; ограничения, налагаемые судом, и последствия их неисполнения.

Реализация меры принуждения в виде временного отстранения от должности ограничивает право подозреваемого или обвиняемого выполнять свои профессиональные обязанности. Данная мера может быть применена независимо от того, является ли он должностным лицом или осуществляет иную деятельность[324] [325] [326]. При этом законодателем не установлены конкретные ограничения, возлагаемые на подозреваемого или обвиняемого, временно отстраненного от должности. По мнению К.В. Задерако, проводившего исследование данного вопроса, применение указанной меры принуждения заключается в запрете: 1) общаться с определенными лицами из числа подчиненных; 2) получать и отправлять им корреспонденцию; 3) вести с ними переговоры с использованием любых средств связи2. В целом поддерживая данную позицию, полагаем, что помимо перечисленных запретов следует определить ограничение в виде возможности нахождения подозреваемого (обвиняемого) по месту работы.

Посещая учреждение (предприятие, организацию), где работал отстраненный от должности подозреваемый (обвиняемый), последний может оказать воздействие на сотрудников этого учреждения, являющихся участниками уголовного судопроизводства, получить неправомерный доступ к документам, имеющим значение для предварительного расследования, скрыть или уничтожить их. В связи с этим представляется целесообразным дополнить статью 114 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания: «Временное отстранение от должности состоит в возлагаемых на подозреваемого или обвиняемого запретах: 1) входить

без разрешения в учреждение (предприятие, организацию), где он работает ;

2) общаться с определенными лицами из числа подчиненных, отправлять им корреспонденцию, вести с ними переговоры с использованием любых средств связи».

Необходимо уделить внимание срокам исполнения решения о временном отстранении от должности подозреваемого или обвиняемого. Согласно ст. 114 УПК РФ вынесенное судом постановление направляется по месту работы указанного лица, которые законодателем не определены. В методических рекомендациях Генеральной прокуратуры Российской Федерации решение о временном отстранении от должности подлежит немедленному исполнению[327]. В уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных стран этому вопросу уделено большее внимание. Так, в ст. 152 УПК Армянской Республики установлен трехсуточный срок, в течение которого руководитель администрации по месту работы подозреваемого (обвиняемого) должен исполнить постановление о временном отстранении от должности и поставить об этом в известность орган или лицо, вынесшие соответствующее постановление. Аналогичный порядок предусмотрен в уголовном судопроизводстве Казахстана, Киргизии, Монголии, Таджикистана, Туркменистана[328] [329]. В других зарубежных странах законодатель предъявляет более строгие требования, указывая на немедленное исполнение

3

решения о временном отстранении от должности .

Установить рассматриваемый срок в положениях российского уголовно-процессуального закона предлагалось в Проектах УПК РФ, подготовленных в Министерстве юстиции Российской Федерации и Комитете Государственной Думы по законодательству и судебноправовой реформе, однако данная идея не нашла своего нормативного закрепления. В названных проектах УПК РФ предлагалось установить трехдневный срок для исполнения решения суда об отстранении от должности и уведомления об этом органа, в производстве которого находится уголовное дело[330]. Считаем, что данное предложение должно быть реализовано.

Не установлена законодателем и продолжительность применения рассматриваемой меры принуждения[331] [332]. По данному поводу в интересах подозреваемых (обвиняемых) в суд поступают жалобы с требованием установления периода отстранения от должности. Так, в кассационной жалобе в интересах подозреваемого Б. защитник указал на нарушение ст. 114 УПК РФ, заключавшееся в неуказании срока, на который указанное лицо отстраняется от

занимаемой должности . Аналогичные жалобы поступили в Иркутский областной суд и Кунгурский городской суд Пермского края[333]. Во всех случаях принятые решения оставлены кассационной инстанцией без изменения. Указанный вопрос неоднократно становился предметом внимания Конституционного Суда

Российской Федерации. Согласно его правовой позиции, отсутствие в ч. 4 ст. 114 УПК РФ указания на срок применения меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности не свидетельствует о нарушении конституционных прав подозреваемого или обвиняемого[334]. В зарубежном законодательстве (ст.ст. 157-158 УПК Украины) длительность временного отстранения от должности ограничена двухмесячным сроком, с возможностью его дальнейшего продления. В юридической литературе высказано предложение о применении данного положения в отечественном уголовном судопроизводстве[335]. Данная позиция вполне обоснованна, принимая во внимание, что временное отстранение от должности существенно ограничивает конституционное право на осуществление определенного вида деятельности, представляется целесообразным установить конкретный срок применения данной меры принуждения с возможностью его последующего продления.

При рассмотрении данного вопроса судом будут одновременно оцениваться и целесообразность сохранения установленных ранее ограничений.

Исполнение ст. 114 УПК РФ не должно ограничиваться направлением соответствующего постановления по месту работы и принятием мер по его реализации. На руководителя организации следует возложить обязанность уведомлять о допущенных подозреваемым или обвиняемым, временно отстраненным от должности, нарушениях. В целях надлежащего ее исполнения представляется целесообразным направлять уведомление об отмене меры принуждения по месту работы подозреваемого или обвиняемого[336] [337]. Для этого необходимо внести изменения в ст. 114 УПК РФ: дополнить частью следующего содержания: «В случае совершения подозреваемым, обвиняемым действий, для предупреждения которых он был временно отстранен от должности, руководитель организации немедленно уведомляет об этом должностное лицо или орган, применивший данную меру принуждения»; дополнить ч. 4 предложением «Принятое решение направляется по месту работы подозреваемого или обвиняемого». Кроме того, эффективному применению ограничений, предусмотренных ст. 114 УПК РФ, будет способствовать уведомление лиц, осуществлявших совместную трудовую деятельность с подозреваемым (обвиняемым), отстраненным от должности, на которых он может оказать воздействие. Для этого представляется целесообразным дополнить ч. 3 ст. 114 УПК РФ предложением следующего содержания: «При необходимости физические и (или) юридические лица могут быть уведомлены о временном отстранении от должности подозреваемого или обвиняемого».

Определенные сложности в правоприменительной деятельности вызывают ситуации, когда лицом, временно отстраненным от должности, является сам

Л

руководитель организации (учреждения или предприятия) . В этом случае представляется целесообразным направлять копию решения, предусмотренного ст. 114 УПК РФ, исполняющему обязанности руководителя, временно отстраненного от должности, либо руководителю вышестоящей организации, а при его отсутствии возложить контроль за надлежащим его исполнением на стадии предварительного расследования - на орган, в производстве которого находится уголовное дело, на стадии судебного производства - на судебных приставов-исполнителей.

Другой мерой принуждения, избираемой по решению суда, является

наложение ареста на имущество. Основой ее исполнения является постановление суда. Оно имеет важное значение не только для уголовного судопроизводства в целом, но и для собственника или владельца имущества, подлежащего аресту. В своем решении суд определяет, какое имущество подлежит аресту, степень ограничений, при наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, - срок, на который будут установлены данные ограничения. Исполнение данного решения органом расследования не допускает изменения его существа как в сторону увеличения, так и уменьшения ограничений. В пределах своей компетенции органом расследования при наличии на то оснований может быть принято решение об отмене ареста на имущество либо отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество[338].

Перед непосредственным рассмотрением механизма исполнения меры принуждения, предусмотренной ст. 115 УПК РФ, представляется целесообразным определить - какое имущество и в каком размере подлежит аресту. Разрешение данного вопроса важно не только на этапе вынесения судебного решения о наложении ареста на имущества, но и в ходе его исполнения - в том случае, когда в постановлении не определено конкретное имущество, подлежащее аресту. Частью первой ст. 115 УПК РФ предусмотрено наложение ареста на имущество для обеспечения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий, а также в целях возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ. Между тем законодателем не установлены пределы имущественных ограничений, применяемых при реализации рассматриваемой меры принуждения. Единственным положением, связанным с определением имущества, подлежащего аресту, является ст. 446 ГПК РФ, в которой запрещается налагать взыскание на конкретный перечень предметов.

Вопрос определения стоимости имущества, на которое может быть наложен арест, разъяснен Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Согласно методическим рекомендациям, посвященным вопросам применения мер принуждения, предусмотренных статьями 114-117 УПК РФ, стоимость имущества, на которое может быть наложен арест, не должна превышать суммы гражданского иска или имущественных взысканий[339] [340] [341]. Примером правильного соблюдения данного разъяснения является постановление Киквидзенского районного суда Волгоградской области от 05.06.2014, согласно которому наложен арест на имущество, принадлежащее подозреваемой К.Р., в пределах цены иска . Согласно другому решению Ворошиловским районным судом г. Волгограда наложен ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО

«Управдом-МД», на сумму не более установленного ущерба .

В законодательстве зарубежных стран количественная характеристика имущества, подлежащего аресту, имеет нормативное закрепление. Так, согласно ч. 3.5 ст. 249 УПК Азербайджана в постановлении суда о наложении ареста на имущество должно быть указано имущество, достаточное для обеспечения гражданского иска. Аналогичные положения закреплены в законодательстве Республики Армения, Республики Казахстан, Республики Молдова, Туркменистана[342]. Такое внимание со стороны законодателя к определению стоимости имущества, подлежащего аресту, не случайно. Согласно позиции Европейского Суда по правам человека воздействие на имущественные права собственника не должно быть произвольным или непредсказуемым, а понесенные им убытки не должны превышать действительно неизбежных[343] [344] [345] [346]. Вопросы соразмерности ограничений, применяемых при реализации меры принуждения, предусмотренной ст. 115 УПК РФ, являются предметом внимания ученых- процессуалистов. По мнению одних, арест должен налагаться лишь на такое количество имущества, стоимость которого достаточна для возмещения причиненного ущерба . Другие считают, что общая сумма описанных при аресте

вещей должна быть на 25% выше суммы причиненного ущерба . Третьи приходят к выводу о необходимости наложения ареста на все имущество обвиняемого и

4

других лиц, указанных в законе .

Принимая во внимание высказанные в юридической литературе точки зрения, полагаем, что применение рассматриваемой меры принуждения не должно необоснованно ограничивать охраняемые законом права собственника или владельца имущества, подлежащего аресту. Применительно к разрешению вопроса о наложении ареста на имущество в гражданском судопроизводстве ч. 3 ст. 140 ГПК РФ устанавливает, что меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию. Указанное положение распространяется исключительно на гражданские правовые отношения. Анализ ст. 115 УПК РФ позволяет говорить о применении норм гражданского процессуального законодательства при реализации данной меры принуждения, однако это касается только вопросов, связанных с определением имущества, на которое не может быть наложен арест (ст. 446 ГПК РФ). Не меньшее внимание правам собственника или владельца имущества, подлежащего аресту, должно быть уделено и в уголовном судопроизводстве, в связи с чем представляется целесообразным при наложении ареста на имущество в порядке ст. 115 УПК РФ руководствоваться принципом соразмерности[347].

Арест может быть наложен на имущество, указанное в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, для обеспечения возможной конфискации. Применение указанных ограничений возлагает на правоприменителя обязанность - установить обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 1041 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). В этом случае представляется достаточным определить природу появления такого имущества у подозреваемого, обвиняемого или других лиц либо цели, для которых оно использовалось. На необходимость правильного применения уголовного закона обращают суды общей юрисдикции. Так, постановление Железнодорожного районного суда г. Орла от 11.05.2011 о наложении ареста на недвижимое имущество оставлено без изменения, а кассационная жалоба генерального директора - без удовлетворения, поскольку судом установлено, что арестованное имущество получено в результате преступных действий обвиняемого и в последующем реализовано[348]. В другом случае постановление Мценского районного суда Орловской области от 22.04.2011 о наложении ареста на автомобиль обвиняемого отменено судебной коллегией по уголовным делам Орловского областного суда, поскольку судом не исследован вопрос, является ли этот автомобиль средством совершения преступления, или же он просто использовался обвиняемым для проезда к месту совершения преступления[349]. По аналогичным основаниям был отменен ряд постановлений о наложении ареста на имущество судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного

суда. Таким образом, обязательным условием при наложении ареста на имущество для обеспечения приговора в части возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК РФ, является установление данных о том, что оно приобретено незаконным путем или является орудием совершения преступления. Определять стоимость рассматриваемого вида имущества представляется необходимым только в том случае, если это имущество и (или) доходы от него были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем (ч. 2 ст. 1041 УК РФ).

Правовые ограничения, возлагаемые в порядке ст. 115 УПК РФ, состоят в запрете распоряжаться, в необходимых случаях пользоваться имуществом, а также в его изъятии и передаче на хранение. До внесения изменений в УПК РФ Федеральным законом № 190-ФЗ от 29.06.2015 законодатель не требовал от суда указывать характер возлагаемого запрета, в связи с чем правоприменительная практика определения судом степени ограничений, адресованных собственнику или владельцу имущества, складывалась по-разному. Так, судебная коллегия по уголовным делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа в решении Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 06.09.2011 о наложении ареста на имущество усмотрела нарушения требований ч. 2 ст. 115 УПК РФ, указав, что в решении суда не конкретизирована форма запрета при наложении ареста на имущество, в связи с чем решение суда первой инстанции было отменено, ходатайство с материалами направлено на новое рассмотрение[350] [351] [352]. В других регионах подобные нарушения устранялись путем внесения изменений в решения судов первой инстанции . Иной подход применен Московским городским судом в Кассационном определении от 05.03.2012 по делу № 22-2742/2012, согласно которому отсутствие данных о том, в чем конкретно состоит наложение ареста на имущество, не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона

3

и не влечет отмену решения .

Правильным в этом отношении представляется мнение судей Волгоградского областного суда, согласно которому отсутствие в резолютивной части постановлений о наложении ареста на имущество указаний на предусмотренные ч. 2 ст. 115 УПК РФ запреты и ограничения может повлечь неопределенность в последующем, поскольку суд с целью сохранения имущества, на которое должен быть наложен арест, вправе наложить запрет не только на распоряжение им, но и на пользование, указав также на необходимость изъятия имущества и передачи на хранение[353] [354] [355]. Данное обстоятельство стало предметом внимания законодателя. Федеральным законом № 190-ФЗ от 29.06.2015 внесены существенные изменения в ст. 115 УПК РФ, согласно которым на суд возложена обязанность устанавливать ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

До принятия указанного закона в правоприменительной практике особо остро стоял вопрос, связанный с продолжительностью наложения ареста на имущество2. В уголовно-процессуальном законодательстве не содержалось норм, устанавливающих конкретный срок действия рассматриваемой меры принуждения,

что неоднократно становилось предметом обжалования . Данный вопрос находился в зоне постоянного внимания Конституционного Суда Российской Федерации. По результатам рассмотрения жалоб ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой в постановлении от 31.01.2011 № 1-П Конституционным Судом Российской Федерации[356]

сформулировано предложение о внесении в УПК РФ необходимых изменений, с тем чтобы обеспечить лицам, на чье имущество наложен арест в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, эффективную защиту права собственности, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным

применением данной меры процессуального принуждения[357].

В 2012 году в Государственную Думу внесен законопроект об изменении ст. 115 УПК РФ в части уточнения порядка наложения ареста на имущество, в котором предлагалось установить срок данной меры принуждения[358] [359]. Данное предложение не нашло своего законодательного закрепления. В 2014 году вопрос продолжительности наложения ареста на имущество вновь стал предметом внимания Конституционного Суда Российской Федерации. В своем постановлении от 21.10.2014 № 25-П он отметил, что до внесения в действующее правовое регулирование надлежащих изменений судам при принятии решения об удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования о наложении ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и гражданскими ответчиками по уголовному делу, должен указывать в соответствующем постановлении разумный и не превышающий установленных законом сроков предварительного расследования срок действия данной меры процессуального принуждения, который при необходимости может

быть продлен судом . Под влиянием правовой позиции Конституционного Суда

Российской Федерации в уголовно-процессуальное законодательство были внесены изменения, позволяющие ограничить срок исполнения наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия. Законодатель не только установил срок данной меры принуждения, но и посвятил отдельную статью вопросам его продления. При рассмотрении поступившего ходатайства судом может быть принято решение о продлении срока ареста, наложенного на имущество, сохранении или изменении ограничений, связанных с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. Изменение ограничений предполагает корректировку первоначального решения суда о наложении ареста на имущество. Важно отметить, что данный процессуальный акт определяет пределы, в рамках которых оно может быть изменено. Поэтому суд не может установить более строгие ограничения, чем это определено в постановлении об избрании рассматриваемой меры принуждения. Подчеркнем, что какие-либо изменения допустимы в пределах первоначального решения только в сторону уменьшения установленных ранее ограничений. Для их усиления орган расследования вправе вновь обратиться в суд с ходатайством об избрании меры принуждения в виде наложении ареста на имущества.

Важным элементом исполнения решения, предусмотренного ст. 115 УПК РФ, является определение режима хранения арестованного имущества. Наибольшую его сохранность, безусловно, обеспечит процедура изъятия. Однако не во всех случаях целесообразно налагать максимальные ограничения, предусмотренные ч. 2 ст. 115 УПК РФ, кроме того, физическое изъятие отдельных видов имущества невозможно. Речь идет о недвижимом имуществе, а также громоздких предметах. Используемый законодателем термин «хранение» не совсем удачен, когда речь идет о недвижимом имуществе. В этом случае целесообразно применять формулировку «передача под охрану», как это имеет место в исполнительном производстве[360].

В ч. 6 ст. 115 УПК РФ законодателем определены лица, которым может быть передано на хранение арестованное имущество. Других положений, регулирующих данную процедуру, в законе не закреплено. Более детальную регламентацию вопросы хранения арестованного имущества имеют в исполнительном производстве. Так, ст. 86 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» разрешает ситуации, связанные со сменой хранителя арестованного имущества. В уголовно-процессуальном законодательстве такая возможность не предусмотрена. Для разрешения этого вопроса представляется целесообразным дополнить ч. 6 ст. 115 УПК РФ предложением следующего содержания: «При необходимости смены хранителя органом, осуществляющим уголовное судопроизводство, выносится постановление. Передача имущества новому хранителю осуществляется по акту приема-передачи имущества».

Свои особенности имеет режим хранения денежных средств и иных ценностей, находящихся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях. До внесения изменений в УПК РФ Федеральным законом № 190-ФЗ от 29.06.2015 передача указанного имущества на хранение не допускалась. Согласно ч. 7 ст. 115 УПК РФ (в ред. Федерального закона № 87-ФЗ от 05.06.2007) операции по данному счету прекращались полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Указанный недостаток нормативного регулирования послужил поводом для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. По мнению заявителя ЗАО «Глория», оспариваемые им законоположения, предусматривая возможность изъятия и передачи на хранение арестованного в рамках уголовного дела имущества в виде денежных средств их собственнику или другому лицу лишь в отношении наличных денежных средств и не допуская такой возможности применительно к безналичным денежным средствам, ставят в неравное положение потерпевших от преступлений, предметом которых являлись безналичные денежные средства, и потерпевших от преступлений, предметом которых являлись наличные денежные средства[361]. Таким образом, потерпевший на неопределенный срок не только лишен возможности использовать принадлежащие ему денежные средства, но и несет вследствие этого убытки, что в свою очередь нарушает его права и законные интересы. По результатам рассмотрения жалобы ЗАО «Глория» Конституционный Суд Российской Федерации констатировал отсутствие в уголовно-процессуальном законе специального механизма возмещения убытков, причиненных собственнику арестованного имущества чрезмерно длительным ограничением его прав. Обозначенная проблема решена законодателем путем дополнения ч. 9 ст. 115 УПК РФ положением, предусматривающим отмену ареста на указанный вид имущества, если его принадлежность установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Серьезные затруднения в уголовном судопроизводстве возникают в ходе исполнения постановления суда о наложении денежного взыскания. Об этом свидетельствуют статистические сведения, представленные Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации, согласно которым денежные взыскания, уплаченные добровольно в 2010 году, составили 3,1%, в 2011 году - 1,8%, в 2012 году - 5,5%, 2013 году - 14,2%, в 2014 году - 1,2% от общей суммы[362]. Единственным положением в законе, регулирующим механизм исполнения указанной меры принуждения, является ч. 5 ст. 118 УПК РФ, согласно которой суд может отсрочить или рассрочить исполнение постановления о наложении денежного взыскания на срок до 3 месяцев. В юридической литературе предлагается применять в рамках рассматриваемой процедуры правила раздела 14 УПК РФ «Исполнение приговора». Вместе с тем, по мнению ученых, названные положения закона не учитывают особенностей исполнения определений суда и постановлений судьи о наложении денежного взыскания на участников уголовно-процессуальной деятельности[363] [364] [365].

Уголовно-процессуальное законодательство в недостаточной степени регламентирует рассматриваемый механизм, в связи с этим представляется целесообразным обратиться к нормативному правовому регулированию мер, закрепленных в других федеральных законах и схожих по своей природе с

Л

денежным взысканием . К ним можно отнести судебный штраф, применяемый в административном судопроизводстве (ст.ст. 122-123 Кодекса административного

судопроизводства Российской Федерации ), административный штраф (ст. 3.5 КоАП РФ), уголовное наказание в виде штрафа (гл. 5 УИК РФ).

Рассмотрим данные процедуры подробнее. В первую очередь, необходимо определить сроки исполнения названных мер. Как указывалось ранее, в уголовно - процессуальном законодательстве предусмотрен только срок отсрочки или рассрочки исполнения постановления о наложении денежного взыскания (ч. 5 ст. 118 УПК РФ). Не отличается определенностью и ст. 123 КАС РФ, регулирующая порядок рассмотрения вопроса о наложении судебного штрафа. Вместе с тем из положений ст. 352 КАС РФ следует, что в судебных актах могут быть указаны способы и сроки их исполнения.

В отличие от предыдущего источника в ст. 32.2 КоАП РФ законодателем установлен конкретный срок уплаты административного штрафа - не позднее шестидесяти дней со дня вступления в законную силу соответствующего постановления либо со дня истечения срока отсрочки или рассрочки. Исключение составляет взыскание штрафов за административные правонарушения в области дорожного движения. Федеральным законом от 22.12.2014 № 437-ФЗ введены более сокращенные сроки исполнения указанного решения. С 1 января 2016 года они не должны превышать двадцати дней со дня вынесения соответствующего постановления. В отдельных случаях установление срока связано с наступлением событий, влияющих на возможность своевременного исполнения принятого судом решения. Так, административный штраф, назначенный иностранному гражданину или лицу без гражданства одновременно с административным выдворением за пределы Российской Федерации, должен быть уплачен не позднее следующего дня после дня вступления в законную силу соответствующего постановления по делу об административном правонарушении (п. 1.1 ст. 32.2 КоАП РФ). В другом случае административный штраф, назначенный за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 11.26 или 11.29 КоАП РФ, должен быть уплачен до выезда принадлежащего иностранному перевозчику транспортного средства, на котором совершено административное правонарушение, с территории Российской Федерации, но не позднее срока, указанного в ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ. В уголовно-исполнительном законодательстве предусмотрен срок уплаты штрафа длительностью 60 дней, а также предусмотрена возможность рассрочки выплаты продолжительностью до пяти лет с ежемесячной периодичностью внесения оставшейся части штрафа.

Представленные положения федерального законодательства позволяют констатировать, что в основном сроки исполнения установлены законодателем. В отдельных случаях суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения. Разрешение данного вопроса в уголовном судопроизводстве видится в установлении конкретных сроков. Оптимальным для исполнения решения о

наложении денежного взыскания представляется тридцатисуточный срок[366].

Важное значение в ходе исполнения рассматриваемой меры принуждения имеет не только своевременная уплата суммы денежного взыскания, но и уведомление об этом органа, вынесшего данное решение. В соответствии с п. 10.2.4 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента от 29.04.2003 № 36, оконченные производства о наложении денежных взысканий подлежат списанию в архив с визой судьи только после получения сведений об исполнении. Положениями уголовнопроцессуального закона данный вопрос не регулируется. Принимая во внимание важность данной процедуры, представляется целесообразным обязать лицо, на которое наложено денежное взыскание, уведомить орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, об уплате суммы денежного взыскания с предоставлением подтверждающих документов.

Нередко в правоприменительной практике встречаются случаи уклонения лица от выполнения возложенных на него обязательств[367] [368]. Являясь уголовнопроцессуальной санкцией за неисполнение участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных нормами УПК РФ, а также нарушения ими порядка в судебном заседании, невыплата

^ 3

денежного взыскания не влечет никакой дополнительной ответственности .

Согласно Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента от 29.04.2003 № 36, в форму № 13 «Журнал учета денежных взысканий и штрафов, налагаемых в процессуальном порядке по уголовным делам» по результатам исполнения решения, предусмотренного ст. 118 УПК РФ, вносятся данные о добровольной уплате денежного взыскания либо принудительном взыскании. При этом способ принудительного исполнения в названном приложении не указан.

По-другому данный вопрос регулируется в административном и уголовно - исполнительном законодательствах. Согласно ст. 20.25 КоАП РФ неуплата административного штрафа в установленные сроки влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного штрафа, а также другие виды административного наказания в виде административного ареста либо обязательных работ[369]. В уголовно-исполнительном законодательстве в отношении осужденных, злостно уклоняющихся от уплаты штрафа, решается вопрос о замене штрафа другим видом наказания, либо производится взыскание штрафа в принудительном порядке, предусмотренном Федеральным законом от

02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»[370]. Неисполнение меры принуждения в виде денежного взыскания не влечет административной или уголовной ответственности. В рамках уголовно-процессуальных правоотношений представляется целесообразным использовать меры, направленные на удержание денежных средств из дохода лица, уклоняющего от исполнения меры принуждения, предусмотренной ст. 117 УПК РФ, либо обращение взыскания на его имущество. Данные меры определены статьей 68 Федерального закона от

02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Анализ правоотношений, возникающих в ходе исполнения иных мер принуждения, применяемых по решению суда, позволяет сделать следующие выводы.

1. Применение ст. 114 УПК РФ ограничивает конституционное право подозреваемого или обвиняемого на выбор рода деятельности и профессии. Вынесению законного и обоснованного решения о временном отстранении от должности будет способствовать установление конкретных запретов, возлагаемых на лицо, а также определение сроков их применения.

В отсутствии четкого механизма исполнения решения суда о временном отстранении от должности необходимо уделить большее внимание специфике правового статуса руководителя организации (учреждения, предприятия). На него следует возложить обязанность уведомлять о принятых мерах должностное лицо или орган, в производстве которого находится уголовное дело, а также о нарушениях, допущенных подозреваемым или обвиняемым.

2. Правоотношения, возникающие в ходе исполнения денежного взыскания, регулируются только в ч. 5 ст. 118 УПК РФ, устанавливающей срок отсрочки и рассрочки исполнения. Данного положения недостаточно для надлежащего исполнения меры принуждения в виде денежного взыскания. Регламентировать указанные правоотношения представляется возможным посредством применения отдельных процедур, закрепленных в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации, а также в Федеральном законе «Об исполнительном производстве». Это касается сроков исполнения денежного взыскания и применения принудительных способов его взыскания.

3. Для эффективного исполнения иных мер принуждения, применяемых по решению суда, представляется целесообразным внести следующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство:

- изложить статью 114 УПК РФ в следующей редакции:

«Статья 114. Временное отстранение от должности

1. При необходимости временного отстранения от должности подозреваемого или обвиняемого следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство, за исключением случая, предусмотренного частью пятой настоящей статьи.

1.1. Временное отстранение от должности состоит в возлагаемых на подозреваемого или обвиняемого запретах: 1) входить без разрешения в учреждение (предприятие, организацию), где он работает; 2) общаться с определенными лицами из числа подчиненных, отправлять им корреспонденцию, вести с ними переговоры с использованием любых средств связи.

1.2. Временное отстранение от должности применяется на срок до двух месяцев, который исчисляется с момента вынесения судом решения о применении данной меры принуждения. При необходимости он может быть продлен по

решению суда в порядке, предусмотренном частью второй настоящей статьи.

2. В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выносит постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности или об отказе в этом.

3. Постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности направляется по месту его работы. Копия указанного постановления вручается лицу, в отношении которого оно вынесено. При необходимости физические и (или) юридические лица могут быть уведомлены о временном отстранении от должности подозреваемого ил обвиняемого. О принятых мерах руководитель организации обязан в течение трех суток уведомить орган, в производстве которого находится уголовное дело.

3.1. Если подозреваемый или обвиняемый является руководителем организации, постановление судьи об отстранении его от должности направляется исполняющему обязанности руководителя либо руководителю вышестоящей организации, при их отсутствии исполнение данного судебного решения возлагается на стадии предварительного расследования - на орган, в производстве которого находится уголовное дело, на стадии судебного производства - на судебных приставов-исполнителей.

3.2. В случае совершения подозреваемым, обвиняемым действий, для предупреждения которых он был временно отстранен от должности, руководитель организации немедленно уведомляет об этом должностное лицо или орган, применивший данную меру принуждения.

4. Временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности отменяется на основании постановления дознавателя, следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость. Принятое решение направляется по месту работы подозреваемого или обвиняемого.

5. В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Г енераль- ный прокурор Российской Федерации направляет Президенту Российской Федерации представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент Российской Федерации в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом.

6. Временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное пособие, которое выплачивается ему в соответствии с пунктом 8 части второй статьи 131 настоящего Кодекса»;

- изложить ч. 6 ст. 115 УПК РФ в следующей редакции: «Арестованное имущество может быть изъято либо передано по усмотрению органа, осуществляющего уголовное судопроизводство, под охрану или на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ограничениях, которым подвергнуто арестованное имущество, и ответственности за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе. При необходимости смены хранителя органом, осуществляющим уголовное судопроизводство, выносится постановление. Передача имущества новому хранителю осуществляется по акту приема-передачи имущества»;

- дополнить УПК РФ статьей 118-1 «Исполнение денежного взыскания» следующего содержания:

«1. Сумма денежного взыскания должна быть уплачена в полном размере лицом, к которому применена данная мера принуждения, не позднее тридцати дней со дня вступления определения или постановления суда в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или рассрочки, предусмотренных частью пятой статьи 118 настоящего Кодекса.

2. Лицо, уплатившее денежное взыскание, должно уведомить об этом орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, с предоставлением подтверждающих документов.

3. При отсутствии документа, свидетельствующего об уплате денежного взыскания, по истечении тридцати дней со срока, указанного в части первой настоящей статьи, копия определения или постановления суда направляется судебному приставу-исполнителю для применения принудительных мер исполнения, предусмотренных федеральным законодательством».

<< | >>
Источник: Баландюк Олеся Владимировна. ИСПОЛНЕНИЕ МЕР УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск-2015. 2015

Еще по теме § 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда:

  1. I. Юридическая природа обязанностей суда как субъекта гражданских процессуальных отношений. Понятие активных полномочий суда как процессуальных обязанностей ex officio
  2. 2. Виды мер процессуального принуждения, их характеристика
  3. Предмет и пределы предварительного судебного контроля со стороны следственного судьи при санкционировании действий и решений следователя, дознавателя
  4. § 3. Особенности уголовно-процессуальной формы стадии подготовки судебного разбирательства с участием несовершеннолетних
  5. § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения
  6. § 2. Правовая природа и отраслевая принадлежность деятельности по исполнению мер процессуального принуждения
  7. § 3. Решение об избрании мер процессуального принуждения как основа и пределы деятельности по их исполнению
  8. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  9. § 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования
  10. § 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда
  11. §1. Развитие уголовно-процессуального права как науки и отрасли права в российской правовой систематике
  12. § 4. Иные нереабилитируннцис основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования.
  13. Понятие и виды мер административного принуждения, применяемых к иностранным гражданам и лицам без гражданства
  14. Сравнительно-правовая характеристика мерадминистративного принуждения, применяемых на деликтной основе к иностранным гражданам и лицам без гражданства, по законодательству Российской Федерации и государств ближнего зарубежья
  15. Меры административного принуждения, применяемые к негосударственным организациям за административные правонарушения
  16. § 1. Система мер административного принуждения, применяемых сотрудниками полиции
  17. Глава 1. Процессуальный факт и процессуальный состав
  18. Реализация права на защиту лица, запрашиваемого к выдаче для уголовного преследования, при применении к нему уголовно-процессуального принуждения
  19. § 1. Понятие и субъекты обеспечения уголовно-процессуальных прав содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -