<<
>>

§ 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования

В качестве самостоятельной группы мер принуждения в уголовном судопроизводстве выделяют иные меры уголовно-процессуального принуждения. По сравнению с ранее действовавшим законодательством они получили более детальную правовую регламентацию.

Так, в отдельной статье главы 14 УПК РФ определены основания применения иных мер уголовно-процессуального принуждения, а также субъекты, в отношении которых они могут быть реализованы. Указанная группа мер имеет и другие особенности. Во-первых, они могут применяться как наряду с мерами пресечения, так и самостоятельно. При этом в отношении одного участника уголовного судопроизводства возможна реализация одновременно нескольких мер уголовно-процессуального принуждения, предусмотренных главой 14 УПК РФ (например, взятие обязательства о явке у подозреваемого, наложение ареста на его имущество, а также временное отстранение от должности указанного лица). Во-вторых, они применяются к более широкому кругу лиц, нежели меры пресечения, что, безусловно, влияет на порядок их реализации. В зависимости от субъекта процедура исполнения одной и той же меры принуждения может существенно отличаться. Данное обстоятельство не в полной мере учтено законодателем, что, безусловно, отражается на их эффективности.

Вопросы применения иных мер уголовно-процессуального принуждения на протяжении многих лет находятся в поле зрения ученых-процессуалистов. Но преимущественно предметом исследований являются основания и процессуальный порядок. Это касается и обязательства о явке[274]. С принятием УПК

РФ поводом для дискуссии стал и вопрос, связанный с определением субъектов, к которым она может применяться[275]. При этом механизму исполнения обязательства о явке в научной литературе не уделяется должного внимания.

От других мер принуждения исполнение обязательства о явке отличает следующее обстоятельство.

В данном случае основой исполнительной деятельности является не процессуальное решение органа расследования или суда, а письменное обязательство лица, в котором указываются обязательства, возлагаемые на него в связи с применением данной меры принуждения, а также последствия их нарушения. Как и решение об избрании меры принуждения, письменное обязательство о явке является индивидуализированным актом. Суть таких отличий состоит в различных для субъектов последствиях нарушения обязательства о явке.

Реализация меры принуждения, предусмотренной ст. 112 УПК РФ, состоит в возложении на участника уголовного судопроизводства[276] следующих обязанностей: являться по вызовам в орган расследования или суд, незамедлительно сообщать о перемене места жительства. В зависимости от субъекта будет различаться и характер возникающих правоотношений. Если к подозреваемому (обвиняемому) данная мера применяется при отсутствии сведений, указывающих на возможность его уклонения от расследования, то в отношении других участников уголовного процесса она может быть реализована при наличии данных, свидетельствующих о фактах их несвоевременной явки[277]. Суть правовых отношений состоит в том, что подозреваемый (обвиняемый) без применения к нему каких-либо других принудительных мер должен исполнять обязательства, изложенные в ст. 112 УПК РФ. Вместе с тем в юридической литературе указывают на возможность применения обязательства о явке в качестве дополнительной к уже существующей мере пресечения (например, к личному поручительству)[278] [279]. Данная точка зрения не находит поддержки среди ученых-процессуалистов, которые совершенно справедливо утверждают, что мера пресечения в виде личного поручительства преследует, наряду с другими, и цель обеспечить явку подозреваемого или обвиняемого, поэтому взятие обязательства о явке в этом случае просто излишне . Противоположная ситуация возникает при реализации данной меры принуждения в отношении других участников уголовного процесса.

Применение к последним ст. 112 УПК РФ указывает на вероятность недобросовестного выполнения ими своих обязанностей. Таким образом, правоотношения, возникающие при взятии обязательства о явке у подозреваемого (обвиняемого), строятся на добровольной основе, его готовности добросовестно выполнять возложенные на него обязанности. В отношении других участников уголовного процесса применение рассматриваемой меры принуждения является средством психологического воздействия при условии, что имеется вероятность их неправомерного поведения.

Применение меры принуждения, предусмотренной ст. 112 УПК РФ, как отмечалось ранее, возлагает на лицо ряд обязанностей. В первую очередь, своевременно являться в органы расследования или суд. Как справедливо отмечают в юридической литературе, анализируемой мере принуждения законодатель отводит роль способа обеспечения быстрой явки участника уголовного процесса в органы расследования или суд[280] [281] [282]. Рассматриваемая обязанность возникает с момента вызова лица в установленном законом порядке. Данная процедура подробно регламентирована законодателем в ст. 188 УПК РФ. После вручения повестки лицо, вызываемое в органы расследования или суд, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить о причинах неявки. Предусмотрен и другой способ вызова участников уголовного судопроизводства. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 25 декабря 2013 № 257 утвержден Регламент организации извещения

Л

участников судопроизводства посредством СМС-сообщений , в котором предусмотрен порядок вызова указанных лиц в суд, а также предложены образцы текста СМС-извещений . Возникает логичный вопрос о правовых последствиях неявки лица, вызванного посредством СМС-сообщения. Полагаем, что рассматриваемый способ извещения участников уголовного судопроизводства может быть приравнен к направлению повестки ввиду следующих обстоятельств. Во-первых, согласно Регламенту участник судопроизводства дает добровольное согласие на извещение путем направления на указанный им номер мобильного телефона СМС-сообщений, которые он обязуется ежедневно просматривать.

Во- вторых, лицо считается извещенным с момента поступления соответствующего СМС-сообщения. Таким образом, будучи извещенным посредством СМСсообщения о вызове в суд, участник уголовного судопроизводства обязан исполнить возложенное на него обязательство своевременно явиться. Однако такой порядок предусмотрен только для вызова участников судопроизводства в судебное заседание или совершения отдельных процессуальных действий в рамках гражданского, уголовного и административного судопроизводства и судопроизводства по материалам о грубом дисциплинарном проступке военнослужащего[283] [284] [285]. Так, например, извещение участников уголовного судопроизводства посредством СМС-сообщения допускается: в стадии подготовки и назначении уголовного дела к судебному разбирательству2, при

проведении судебного разбирательства, в том числе при рассмотрении уголовного дела в особом порядке[286]. В досудебном производстве извещение путем

СМС-сообщений предусмотрено только при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ[287], а также ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу[288]. При производстве предварительного расследования аналогичный регламент законодателем не предусмотрен. Судебная практика оправдала себя, поэтому представляется целесообразным распространить процедуру уведомления посредством направления СМС-сообщения и на досудебное производство[289]. Такие изменения наряду с применением

рассматриваемой меры принуждения позволят обеспечить быструю явку участников уголовного судопроизводства. Неисполнение указанной обязанности будет служить основанием для применения привода.

В рамках проводимого исследования нельзя оставить без внимания саму процедуру закрепления за участником уголовного судопроизводства обязанности являться по вызовам в органы расследования или суд. Она возникает не только с получением повестки либо СМС-извещения, но и вытекает из уголовнопроцессуального статуса лица.

Так, например, потерпевший не вправе уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя или в суд (п. 1 ч. 5 ст. 42 УПК РФ). Аналогичная обязанность возлагается законодателем и на других участников уголовного судопроизводства - гражданского ответчика (п. 1 ч. 3 ст. 54 УПК РФ), свидетеля (п. 1 ч. 6 ст. 56 УПК РФ), эксперта (п. 6 ч. 4 ст. 57 УПК РФ), специалиста (ч. 4 ст. 58 УПК РФ), переводчика (п. 3 ч. 4 ст. 59 УПК РФ), понятого (ч. 4 ст. 60 УПК РФ). В юридической литературе на этот факт обратил внимание К.В. Задерако. Проводя исследование правоотношений, возникающих в ходе применения ст. 112 УПК РФ, он отметил, что обязательство о явке не носит характера принуждения, является средством обеспечения оперативности прибытия лиц, вызванных в орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, а также формой удостоверения факта разъяснения участникам их прав и обязанностей, а потому должно быть обязательной мерой, и его регламентация должна осуществляться в рамках статусных норм, в связи с чем от него как от меры принуждения следует отказаться[290].

Другой позиции придерживается С.Н. Воробей. Несмотря на редкое применение обязательства о явке в уголовном судопроизводстве, она считает, что нельзя исключать из неё элементы принуждения, как предлагает К.В. Задерако. По её мнению, вполне очевидно, что на лицо, вовлеченное в сферу уголовного судопроизводства, налагаются определенные обязанности, ущемляющие его права и интересы: обязанность своевременно являться по вызовам указанных в законе должностных лиц и незамедлительно сообщать о перемене места жительства[291]. Убедительными в этой связи представляются рассуждения И.Ф. Демидова, который считает, что принуждение в уголовном процессе следует рассматривать в виде системы, одной из составляющих которой является психическое принуждение в отношении обязанного лица (угроза использовать силовые методы или юридическую ответственность). По мнению ученого, психическое воздействие является основным и обязательным в механизме процессуального принуждения, и только отказ от выполнения своих процессуальных обязанностей служит основанием для так называемого вторичного, более жесткого, следующего за психическим принуждения в виде непосредственного физического воздействия (при нарушении обязательства о

явке, это будет применение привода) .

При рассмотрении механизма исполнения меры принуждения, предусмотренной ст. 112 УПК РФ может показаться, что законодателем не предусмотрены какие-либо средства контроля за её надлежащим выполнением. Как верно отметил Э.К. Кутуев, ряд мер уголовно-процессуального принуждения имеют моральный характер, к которым в числе других мер он отнес и обязательство о явке[292]. Учитывая данную отличительную черту, к средствам контроля за надлежащим исполнением обязательств, предусмотренных ст. 112 УПК РФ, можно отнести морально-психологическое воздействие в виде таких приемов, как разъяснение, внушение, убеждение[293]. Первый из них состоит в разъяснении участнику уголовного судопроизводства следующих обстоятельств: права быть надлежащим образом уведомленным о необходимости явиться в органы расследования или суд; обязанностей, предусмотренных ч. 2 ст. 112 УПК РФ, а также последствий их нарушения. В рассматриваемом механизме сложно разделить между собой приемы в виде внушения и убеждения, поскольку они применяются в неразрывном единстве друг с другом. Названные методы воздействия заключаются в вербальном влиянии на участника уголовного судопроизводства, которое включает в себя систему обоснованных доводов о необходимости соблюдения возлагаемых на него обязательств. Являясь методами стимулирования поведения, внушение и убеждение не предполагают принудительного воздействия на лицо. Введение каких-либо дополнительных средств контроля за надлежащим исполнением ст. 112 УПК РФ представляется нецелесообразным по следующим причинам. Во-первых, обязательство о явке выполняет роль превентивной меры принуждения. Её применение предполагает наложение минимальных ограничений на участника уголовного судопроизводства. Во-вторых, за её нарушение, в зависимости от процессуального статуса субъекта, к которому она применяется, предусмотрены уголовно-процессуальные санкции в виде привода, денежного взыскания, применения меры пресечения. В связи с этим считаем правильным оставить выбор средств контроля за надлежащим исполнением ст. 112 УПК РФ на усмотрение правоприменителя.

Отдельное внимание следует уделить обязанности незамедлительно сообщать о перемене места жительства. В юридической литературе предлагают уведомлять о перемене не только места жительства, но и места пребывания[294]. Законом РФ от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» к местам пребывания отнесены гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, в которых он проживает временно. Согласимся с мнением ученых- процессуалистов о внесении таких изменений в УПК РФ. Вместе с тем представляется целесообразным уведомлять о перемене места пребывания, если оно продолжается более 24 часов. Отсутствие лица в течение меньшего периода времени не отразится на производстве расследования.

Как отмечалось ранее, обязательство о явке относится к мерам принуждения, реализация которой сопровождается минимальным принуждением и заключается в возможности применения мер взыскания к нарушившим её лицам. В юридической литературе высказываются различные мнения о последствиях несоблюдения обязательств, указанных в статье 112 УПК РФ. Так, по мнению одних ученых, лица, нарушившие обязательство о явке, могут быть подвергнуты приводу, в отношении подозреваемого, обвиняемого может быть избрана мера пресечения, в том числе самая строгая в виде заключения под стражу[295]. Другие считают, что последствия нарушения лицом обязательства о явке могут выражаться не только в избрании меры пресечения, но и в наложении денежного взыскания[296] [297] [298]. Третьи называют привод единственным средством воздействия на лицо, нарушившее обязательства, указанные в статье 112 УПК РФ . Представленные мнения находят критические оценки в юридической литературе. По мнению Б.Б. Булатова, денежное взыскание в качестве уголовнопроцессуальной санкции применяется лишь в отношении поручителя (ч. 4 ст. 103 УПК РФ), лица, под присмотр которого отдан несовершеннолетний обвиняемый (ч. 3 ст. 105 УПК РФ), присяжного заседателя (ч. 3 ст. 333 УПК РФ), а также нарушителей порядка в судебном заседании (ст. 117 УПК РФ). Исследуя последствия нарушения обязательства о явке, он указывает на целесообразность избрания в отношении подозреваемого (обвиняемого) мер пресечения более строгих, чем подписка о невыезде и надлежащем поведении, а также применение

4

принудительного привода .

По действующему законодательству применение денежного взыскания предусмотрено в отношении ограниченного круга лиц. В советском уголовном судопроизводстве существовала возможность наложения денежного взыскания на свидетеля за неявку без уважительной причины по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (ст. 73 УПК РСФСР 1960 г.). В действующем уголовно-процессуальном законодательстве такая процедура не предусмотрена. Практика применения денежного взыскания за неявку в органы расследования или суд имеется в ряде зарубежных стран. Так, согласно ст. 201 УПК Молдовы в отношении свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или защитника, не явившегося в орган расследования или судебную инстанцию, вызванных в соответствии с законом, а также прокурора в судебное заседание и неизвещение этих органов о невозможности явиться, применяется денежное взыскание в виде судебного штрафа[299]. Аналогичный подход применяется в уголовно-процессуальном законодательстве Украины. В соответствии с ч. 1 ст. 139 УПК Украины на подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего или гражданского ответчика, которые были в установленном порядке вызваны, но не явились без уважительных причин или не сообщили о причинах своей неявки, накладывается денежное взыскание.

В российском уголовном судопроизводстве применение денежного взыскания в порядке статьи 117 УПК РФ возможно к лицам, вызываемым в суд в качестве свидетеля, потерпевшего или эксперта. Такая процедура предусмотрена приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 № 36 (Форма № 29, «Судебная повестка по уголовному делу»). Согласно указанному документу применение денежного взыскания за неявку без уважительных причин предусмотрено только на судебных стадиях. Представляется возможным применять денежное взыскание за нарушение обязательства о явке к любому участнику уголовного процесса, указанному в ч. 2 ст. 111 УПК РФ. В отношении подозреваемого или обвиняемого более эффективным средством воздействия будет угроза применения привода либо мер пресечения, предусмотренных уголовно- процессуальным законом.

Другой мерой принуждения, применяемой по решению органа расследования, является привод в порядке ст. 113 УПК РФ. Ученые- процессуалисты называют его правовосстановительным по отношению к обязательству о явке[300]. Основанием исполнения привода служит процессуальное решение, в котором указывается лицо, подлежащее доставлению[301] [302], а также место его нахождения. Механизм реализации указанной меры принуждения регламентирован статьей 113 УПК РФ, а также ведомственными инструкциями . До введения в действие указанных ранее ведомственных нормативных правовых актов порядок исполнения привода регламентировался Инструкцией о порядке исполнения постановлений прокуроров, следователей, органов дознания и определений судов о приводе свидетелей, обвиняемых и подсудимых, утвержденной МВД СССР 7 июля 1972 № 110[303] [304].

С изменением нормативного правового регулирования изменился и подход к разрешению отдельных вопросов. Так, Инструкцией о порядке исполнения постановлений прокуроров, следователей, органов дознания и определений судов о приводе свидетелей, обвиняемых и подсудимых, утвержденной МВД СССР 7 июля 1972 № 110, категорически запрещалось применение оружия, наручников и связывание лица, подлежащего приводу. Действующая инструкция о порядке осуществления привода органами дознания, утвержденная приказом МВД России № 438, не содержит аналогичного запрета. При этом в пункте 13 установлено ограничение, обязывающее сотрудника полиции, осуществляющего привод, не допускать действий, унижающих честь и достоинство лица, подлежащего приводу. Более детальное регулирование возможности применения физической силы, специальных средств и оружия предусмотрено другим ведомственным нормативным правовым актом - приказом Минюста РФ от 03.08.1999 № 226, устанавливающим порядок осуществления привода судебными приставами. Согласно пункту 5.7 названного документа в случаях злостного неповиновения или сопротивления законным требованиям исполнитель привода имеет право применять физическую силу, специальные средства и оружие в порядке, определенном Федеральным законом «О судебных приставах». Говоря о компетенции органов дознания при исполнении привода, представляется возможным применять положения Федерального закона «О полиции», касающиеся применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия (гл. 5 ФЗ «О полиции»). В юридической литературе предлагается регулировать данный вопрос путем внесения дополнений в статью 113 УПК РФ . Такой подход широко применяется зарубежными странами .

Например, ст. 143 УПК Украины детально регламентирует порядок исполнения определения об осуществлении привода. В соответствии с данной нормой к лицу допускается применение мер физического воздействия в случае невыполнения им законных требований сотрудника, осуществляющего привод. Существует и другая позиция, согласно которой вопросы применения физической силы достаточно регламентировать ведомственными актами[305] 2 [306] [307]. Представленные точки зрения заслуживают внимания, при этом считаем возможным применять положения главы 5 Федерального закона «О полиции» в ходе исполнения привода без дополнительного ведомственного нормативного правового регулирования рассматриваемых вопросов. Данная позиция находит отражение в правоприменительной практике. Так, согласно приговору Московского районного суда г. Твери от 26.11.2014 г. при исполнении привода в порядке ст. 113 УПК РФ сотрудниками полиции на основании ст. 20 Федерального закона «О полиции»

была применена физическая сила. Их действия признаны законными . Аналогичная практика складывается и в других регионах[308].

Другим важным вопросом, подлежащим разрешению в ходе исполнения привода, является возможность вхождения в жилище. Компетенция субъектов,

исполняющих рассматриваемую меру принуждения, отличается. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О судебных приставах» при осуществлении привода лица, уклоняющегося от явки по вызову суда (судьи), судебные приставы вправе входить в жилые помещения в случае, указанном в постановлении суда (судьи)[309] [310]. Федеральный закон «О полиции» аналогичного положения не содержит. Согласно ст. 15 вхождение в жилые и иные помещения сотрудникам полиции допускается: для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; для пресечения преступления; для установления обстоятельств несчастного случая. В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства вход в жилище возможен только по решению суда, за исключением случаев, не терпящих отлагательства (ст.ст. 12, 165 УПК РФ). Рассматриваемая ситуация к ним не относится. В юридической литературе высказывается мнение о возможности вхождения в жилище органу дознания с разрешения суда в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ. В случаях, не терпящих отлагательства, вход в жилище, где находится подлежащее приводу лицо, может осуществляться на основании постановления дознавателя, следователя с последующим уведомлением суда в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ .

Между тем должностными лицами допускаются существенные нарушения действующего законодательства. Так, в ходе исполнения постановления о приводе гражданина Б. сотрудники патрульно-постовой службы ОВД по Агинскому району незаконно без соответствующего разрешения проникли в жилище указанного лица[311]. Для разрешения рассматриваемой проблемы представляется целесообразным дополнить ст. 113 УПК РФ частью восьмой следующего содержания: «Если при исполнении привода возникает необходимость войти в жилище против воли проживающих в нем лиц, дознаватель с согласия прокурора, следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждают перед судом ходатайство о получении разрешения на проникновение в жилище. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. В исключительных случаях, когда исполнение привода с проникновением в жилище не терпит отлагательства, указанное действие может быть произведено в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса».

Отдельное внимание следует уделить возможности проведения личного досмотра лица, подлежащего приводу. Статья 113 УПК РФ, а также нормативные правовые акты министерств, регламентирующие порядок исполнения привода, не возлагают такую обязанность на сотрудника, осуществляющего указанную меру принуждения. При этом он должен исключить возможность причинения доставляемым вреда себе или окружающим. В случае возникновения такой ситуации сотруднику, исполняющему решение о приводе, следует руководствоваться положениями других федеральных законов. В юридической литературе справедливо отмечают, что личный досмотр, проводимый в порядке ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, помимо своих непосредственных целей, также способствует обеспечению личной безопасности сотрудников полиции, осуществляющих доставление, административное задержание или другие действия с правонарушителем[312] [313] [314]. В этом случае уместно говорить о реализации сотрудниками полиции и судебными приставами прав, закрепленных в федеральных законах, определяющих их общеправовой статус. Так, право производить личный досмотр органом дознания закреплено в п. 16 ст. 13 Федерального закона «О полиции», судебными приставами - в ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О судебных приставах». Таким образом, для обеспечения общественной безопасности и личной безопасности сотрудников, исполняющих привод, на основании указанных федеральных законов допускается проведение личного досмотра лиц, подлежащих приводу.

Важную роль в ходе исполнения привода играет его продолжительность. В уголовно-процессуальном законодательстве имеется только запрет на производство данной меры принуждения в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Других положений, указывающих на продолжительность привода, закон не содержит. В юридической литературе

Л

обоснованно отмечают непродолжительность данного действия . А.В. Павлов, исследовавший вопросы задержания обвиняемого, находящегося в розыске, считает правомерным исполнение привода в отношении указанного лица в срок, не превышающий 12 часов . Другие ученые-процессуалисты не ограничивают продолжительность привода временными рамками[315]. В этом отношении представляется правильным подход, примененный украинским законодателем. Так, положения ч. 3 ст. 143 УПК Украины запрещают ограничивать лицо, подлежащее приводу, в течение времени большего, чем необходимо для его немедленной доставки к месту вызова. Указанная норма хотя не устанавливает четких временных границ исполнения рассматриваемой меры принуждения, но в то же время данный запрет ограждает участников уголовного процесса от незаконных и необоснованных действий со стороны правоохранительных органов. Представляется целесообразным дополнить ч. 5 ст. 113 УПК РФ положением, ограничивающим время исполнения привода: «Продолжительность привода не должна превышать времени, необходимого для немедленного доставления лица к месту вызова».

Завершающим элементом исполнения привода является оформление его результатов. Согласно п. 15 приказа МВД № 438 они фиксируются в рапорте сотрудника, осуществившего указанную меру принуждения, с приложением расписки о приводе. При наличии обстоятельств, препятствующих

осуществлению привода, к рапорту прилагаются копии документов, подтверждающие указанные обстоятельства. Рассматриваемая мера принуждения не может быть исполнена при установлении уважительных причин неявки лица \ Используя в УПК РФ термин «уважительные причины» (ст. 113, 188), законодатель не конкретизирует их[316] [317]. В ряде зарубежных стран используется иной подход. Так, в УПК Республики Казахстан в ч. 2 ст. 157, регулирующей применение привода, представлен открытый перечень уважительных причин, к которым законодателем отнесены: болезнь, лишающая возможности лицо

явиться, смерть близких родственников, стихийные бедствия, иные причины, лишающие лицо возможность явиться в назначенный срок. Аналогичные положения закреплены в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Таджикистан (ч. 1 ст. 115, ч. 2 ст. 224), Киргизии (ч. 1 ст. 117, ч. 5 ст. 215), Туркменистана (ч. 2 ст. 166), Эстонии (ч. 2 ст. 139, ч. 2 ст. 170). В УПК Украины предусмотрена отдельная статья (ст. 138), в которой определен перечень уважительных причин неприбытия лица по вызову. Согласно указанной норме ими являются: ограничение свободы передвижения в результате действия закона или судебного решения; обстоятельства непреодолимой силы (эпидемии, военные события, стихийные бедствия или другие подобные обстоятельства); отсутствие лица по месту проживания в течение длительного времени в результате командировки, путешествия; тяжелая болезнь или пребывание в заведении здравоохранения в связи с лечением или беременностью при условии невозможности временно оставить это заведение; смерть близких родственников, членов семьи или других близких лиц или серьезная угроза их жизни; несвоевременное получение повестки о вызове; другие обстоятельства, которые объективно делают невозможной явку лица по вызову[318]. В отечественном уголовно-процессуальном законодательстве была предусмотрена аналогичная норма. Согласно ст. 388 Устава уголовного судопроизводства 1864 года «законными причинами» неявки к следствию признавались: 1) лишение свободы;

2) прекращение сообщений во время заразы, нашествия неприятеля, необыкновенного разлития рек и тому подобных непреодолимых препятствий;

3) внезапное разорение от несчастного случая; 4) болезнь, лишающая

возможности отлучиться из дому; 5) смерть родителей, мужа, жены или детей, или же тяжкая, грозящая смертью, болезнь их и 6) неполучение или несвоевременное получение повестки. В УПК РСФСР 1922, 1923 гг. данные положения не нашли своего нормативного закрепления. Позднее в статье 146 УПК РСФСР 1960 г., посвященной обязательности явки обвиняемого,

законодателем был представлен перечень уважительных причин неявки, среди

которых были названы: болезнь, лишающая обвиняемого возможности явиться; несвоевременное получение обвиняемым повестки, а также иные обстоятельства, лишающие обвиняемого возможности явиться в назначенный срок.

Принимая во внимание опыт зарубежных стран, а также нормы ранее действовавшего отечественного законодательства, считаем целесообразным предусмотреть аналогичный перечень уважительных причин в российском законодательстве, но с некоторыми уточнениями. Так, не во всех случаях несвоевременное получение повестки о вызове можно отнести к уважительной причине неявки лица. Согласимся с мнением, высказанным в юридической литературе, о том что несвоевременное получение подозреваемым, обвиняемым, свидетелем повестки по причине перемены ими места жительства и неуведомления об этом лица, осуществляющего предварительное следствие, дознание или суда, не является уважительной причиной неявки такого лица по вызову[319]. В данной ситуации имеет место сознательное нарушение лицом возложенных на него обязательств, в связи с чем возникают основания для применения более строгих мер принуждения. Другие причины неявки обоснованны. Представляется целесообразным закрепить перечень уважительных причин в ст. 113 УПК РФ.

Рассмотрение механизма исполнения иных мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых по решению органа расследования, позволяет сделать следующие выводы.

1. Обязательство о явке является мерой принуждения, при реализации которой к участникам уголовного судопроизводства применяются минимальные ограничения. Исполнение обязательства о явке ограничивается мерами моральнопсихологического воздействия в виде таких приемов, как разъяснение, внушение, убеждение. Целью их применения является осознание участником уголовного судопроизводства необходимости надлежащим образом выполнять возложенные на него обязанности, предусмотренные ст. 112 УПК РФ. В связи с этим, законодателем не предусмотрены какие-либо средства контроля за её

надлежащим выполнением. Их выбор остается на усмотрение правоприменителя.

2. Правоотношения, возникающие при взятии обязательства о явке у подозреваемого (обвиняемого), строятся на добровольной основе, его готовности выполнять возложенные на него обязанности. В отношении других участников уголовного судопроизводства применение указанной меры принуждения является средством воздействия при условии, что имеется вероятность их неправомерного поведения.

3. Для надлежащего исполнения меры принуждения в виде обязательства о явке представляется целесообразным в рамках специальной нормы - статьи 112 УПК РФ - установить круг лиц, к которым она может применяться, а также определить последствия нарушения возложенных на лицо обязанностей. Для этого необходимо внести следующие изменения в УПК РФ:

- изложить ст. 112 УПК РФ в новой редакции:

«1. Обязательство о явке состоит в письменном обязательстве подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста, переводчика и (или) понятого своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а в случае перемены места жительства или места пребывания (на срок более 24 часов) незамедлительно сообщать об этом.

2.1. Подозреваемый, обвиняемый, свидетель или потерпевший, нарушившие обязательство о явке, могут быть подвергнуты приводу в порядке статьи 113 настоящего Кодекса. При наличии оснований к подозреваемому, обвиняемому может быть применена мера пресечения.

2.2. При нарушении обязательства о явке лицами, указанными в части первой настоящей статьи, на них может быть наложено денежное взыскание в порядке, установленном статьей 118 настоящего Кодекса»;

- изложить ч. 1 ст. 188 УПК РФ в следующей редакции: «Свидетель, потерпевший вызывается на допрос повесткой или посредством СМС-сообщения, где указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных

причин».

3. Исполнение привода регулируется нормами уголовно-процессуального законодательства, а также ведомственными нормативными правовыми актами, устанавливающими порядок его осуществления. Для обеспечения общественной и своей личной безопасности сотрудник, исполняющий привод, вправе проводить личный досмотр лица, подлежащего доставлению, в порядке, предусмотренном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Посредством реализации положений других федеральных законов - «О полиции», «О судебных приставах» - органы дознания, судебные приставы вправе применять физическую силу, специальные средства, оружие в ходе исполнения привода. При этом неразрешенными остались такие вопросы, как продолжительность привода, возможность вхождения в жилище с целью исполнения указанной меры принуждения, а также уважительные причины неявки лица. Для их надлежащего регулирования представляется целесообразным внести следующие изменения:

- дополнить ч. 3 ст. 113 УПК РФ предложением: «Уважительными причинами неявки признаются: болезнь, лишающая возможности лицо явиться; смерть близких родственников; стихийные бедствия; иные причины, лишающие лицо возможности явиться в назначенный срок»;

- дополнить ч. 5 ст. 113 УПК РФ положением, ограничивающим время исполнения привода: «Продолжительность привода не должна превышать времени, необходимого для немедленного доставления лица к месту вызова»;

- дополнить ст. 113 УПК РФ частью восьмой следующего содержания: «Если при исполнении привода возникает необходимость войти в жилище против воли проживающих в нем лиц, дознаватель с согласия прокурора, следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждают перед судом ходатайство о получении разрешения на проникновение в жилище. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. В исключительных случаях, когда исполнение привода с проникновением в жилище не терпит отлагательства, указанное действие может быть произведено в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса»;

- дополнить приказ МВД России № 438 следующим положением:

«17. При установлении уважительных причин неявки лица, подлежащего приводу, сотрудник полиции либо старший группы (наряда) сотрудников полиции объявляет ему под расписку о необходимости явиться, о чем в постановлении (определении) о приводе делается соответствующая запись».

<< | >>
Источник: Баландюк Олеся Владимировна. ИСПОЛНЕНИЕ МЕР УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск-2015. 2015

Еще по теме § 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования:

  1. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  2. § 3. Проблемы правового регулирования решений, принимаемых Конституционным Судом России и Конституционным Советом Франции по обращениям граящан, и их исполнения
  3. § 1. Понятие исполнения мер процессуального принуждения
  4. § 3. Решение об избрании мер процессуального принуждения как основа и пределы деятельности по их исполнению
  5. § 1. Исполнение мер пресечения, избираемых решением органа расследования
  6. § 2. Исполнение мер пресечения, избираемых решением суда
  7. § 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования
  8. § 2. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением суда
  9. §2. Уголовно-правовая характеристика заведомо ложного доноса
  10. §1. Развитие уголовно-процессуального права как науки и отрасли права в российской правовой систематике
  11. § 1 Уголовное дело и уголовное преследование: их соотношение.
  12. § 2. Историко-теоретический анализ эволюции уголовно-исполнительных правоотношений
  13. § 1 Судебная экспертиза в стадии возбуждения уголовного дела
  14. § 3. Превентивная деятельность руководителя территориального органа МВД по профилактике правонарушений среди сотрудников
  15. §1. Виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
  16. § 1. Механизм реализации юридической ответственности за воинские преступления в контексте эволюции системы уголовного законодательства Республики Казахстан
  17. § 2. Характеристика элементов, образующих уголовно-правовой ме- ханизм охраны прав и свобод пациента
  18. § 1. Классификация государственного принуждения в сфере обеспечения экономической безопасности[476]
  19. § 4. Правоприменительные факторы эффективности государственного принуждения в сфере обеспечения экономической безопасности[1107]
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -