<<
>>

§ 1. Распространение сферы действия международного права прав человека на вооруженные конфликты

Универсальные и региональные международные договоры по правам человека содержат различные конструкции, описывающие их применимость в вооруженных конфликтах: одни договоры предусматривают возможность делать отступления от соблюдения закрепленных в них прав человека, другие, наоборот, запрещают делать отступления, некоторые содержат положения, специально предназначенные для применения в ситуации вооруженного конфликта.

Международный пакт о гражданских и политических правах,

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также Американская конвенция о правах человека содержат положения о возможности в случае вооруженного конфликта делать отступления от соблюдения прав человека . Из положений этих договоров следует, что, во-первых, государства могут, но не должны делать отступление от соблюдения всех обязательств в случае вооруженного конфликта, при этом данный процесс формализован и предполагает обязательное информирование соответствующих международных должностных лиц[72] [73]. Следовательно, если государства не делают такого отступления в ситуации вооруженного конфликта, договорные обязательства должны продолжать действовать для них в полном объеме[74]. Государства крайне редко пользуются правом делать отступления и зачастую даже не вводят режим чрезвычайного положения по национальному праву[75]. Здесь следует отметить, что именно это обстоятельство, квалифицированное ЕСПЧ в качестве практики государств, легло в основу сделанного в постановлении по делу «Хассан против Великобритании» вывода о том, что отступать от соблюдения обязательств по соблюдению прав человека, зафиксированных в Конвенции, можно и вне рамок ст. 15[76] [77] [78]. До сих пор это решение остается первым и единственным случаем, когда международный орган по защите прав человека допустил возможность сделать отступление в обход формальной процедуры.

Во-вторых, международные договоры ставят возможность отступления от налагаемых ими обязательств в зависимость от соблюдения принципов необходимости и пропорциональности, допуская отступление только в той степени, в какой это продиктовано чрезвычайностью обстоятельств или остротой положения . В-третьих, от ряда основных прав запрещается делать отступления, а значит, обязательства государств по соблюдению этих прав продолжают действовать и во время вооруженного конфликта. В-четвертых, принимаемые государствами меры по отступлению не должны нарушать «другие обязательства по международному

78

праву» .

К правам, от которых не допускаются отступления, все три указанных

79

международных договора относят право на жизнь , запрет применения пыток, бесчеловечных и унижающих человеческое достоинство видов обращения или наказания, запрет рабства, запрет придания обратной силы уголовному закону, а также принцип nullum crimen sine lege. Международный пакт о гражданских и политических правах и Американская конвенция о правах человека также указывают на право на признание правосубъектности, а также свободу мысли, слова и религии. Кроме того, Международный пакт о гражданских и политических правах не допускает отступлений от запрета лишения свободы из-за невыполнения договорного обязательства. Американская конвенция о правах человека идет дальше Международного пакта о гражданских и политических правах, запрещая государствам-участникам отступать от обязанностей по защите семьи, соблюдению права на имя, прав ребенка, права на гражданство и на участие в государственном управлении, а также права на предоставление правовых гарантий для защиты прав, от которых нельзя отступать. В свою очередь, государства-участники Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод не могут отступать от запрета смертной казни в мирное время[79] [80], а участники Протокола № 13 - и в военное время[81]; а Протокол № 7 запрещает привлекать к уголовной ответственности дважды[82].

Наконец, принцип non-refoulement, закрепленный в Конвенции о статусе беженцев, и имеющий обычно-правовую природу, считается нормой jus cogens[83].

В Замечании общего порядка № 29, принятом в 2001 г., Комитет по правам человека ООН по сравнению с п. 2 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах значительно расширил список прав, от которых недопустимо делать отступления[84]. Во-первых, как отметил Комитет, «категория императивных норм выходит за рамки приведенного в пункте 2 статьи 4 перечня положений, не допускающих отступлений», поэтому «ни при каких обстоятельствах государства-участники не могут ссылаться на статью 4 Пакта для оправдания таких действий в нарушение положений гуманитарного права или императивных норм международного права, как, например, взятие заложников, применение коллективных наказаний, произвольное лишение свободы или отход от основных принципов справедливого судебного разбирательства, включая

презумпцию невиновности» . Во-вторых, и в не перечисленных в п. 2 ст. 4 Пакта

86

положениях могут содержаться элементы, от которых нельзя отступать . Приводя примеры таких «элементов», Комитет указал на право лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности; запрет «взятия заложников, похищений или тайных задержаний»; международную защиту прав лиц, принадлежащих к

меньшинствам; запрет депортации или насильственного перемещения населения; запрет «ведения пропаганды войны или организации выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию» . В-третьих, не может быть сделано отступление от обязательства по обеспечению эффективного средства правовой защиты от нарушения любого из перечисленных в Пакте прав человека, так как это «является договорным обязательством, вытекающим из всего Пакта в целом»[85] [86] [87] [88] [89].

Наконец, в-четвертых, защита прав, от которых не допускаются отступления в силу п. 2 ст. 4 Пакта, должна «обеспечиваться процессуальными гарантиями, включая зачастую судебные», и, соответственно,

89

от них также нельзя отступать .

С одной стороны, замечания общего порядка как таковые не являются обязательными. С другой - сформулированные Комитетом по правам человека выводы являются официальным толкованием Международного пакта о гражданских и политических правах, и, исходя из принципа добросовестности выполнения международных договоров[90], государства-участники Пакта, прибегая к отступлению от положений этого договора, должны следовать толкованию, которое было дано Комитетом. Замечания общего порядка также могут рассматриваться как «последующая практика применения», которая наряду с контекстом, целями и объектом договора формирует содержание общего правила толкования международных договоров. Таким образом, в свете толкования, данного Комитетом по правам человека, Международный пакт о гражданских и политических правах допускает отступления от минимального количества прав и свобод, поднимая планку требований по соблюдению прав человека по сравнению с региональными договорами. Пока этот подход остаётся применимым только в привязке к конкретному договору - Международному пакту о гражданских и политических правах. Однако, учитывая то, что Пакт носит универсальный характер, и с 2006 г. на все государства-члены ООН вне зависимости от участия в данном международном договоре возложена обязанность в рамках универсального периодического обзора отчитываться о его соблюдении[91], можно вести речь о формировании соответствующего международного обычая.

Отсутствие в ряде международных договоров: Конвенции о предупреждении геноцида и наказании за него 1948 г., Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международной конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., а также в Африканской хартии прав человека и народов 1981 г.

указания на возможность отступления означает, что в случае вооруженного конфликта эти международные договоры действуют в полном объеме . Как отметила Африканская комиссия по правам человека и народов, «Африканская Хартия, в отличие от других договоров по правам человека, не позволяет государствам-участникам отступать от своих договорных обязательств во время чрезвычайных ситуаций», «поэтому даже гражданская война в Чад не может быть использована как оправдание для государства, нарушающего или допускающего нарушения прав, предусмотренных в Хартии»[92] [93].

Ряд международных договоров, среди которых Конвенция о предотвращении преступления геноцида и наказании за него, Конвенция о статусе беженцев, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а также Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, не предусматривая возможности отступления от соблюдения закрепленных в них обязательств, содержат указания на применимость в военное время[94].

Наконец, в текст некоторых международных договоров по правам человека включены положения, сферой применения которых являются вооруженные конфликты. Статья 38 Конвенции о правах ребенка 1989 г. обязывает государства

«принимать все возможные меры для обеспечения того, чтобы лица, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях». Принятый в 2000 г. Факультативный протокол к этой Конвенции полностью посвящен проблеме участия детей в вооруженных конфликтах[95]. Из пункта 2 ст. 22 Африканской конвенции о правах и благополучии ребенка следует обязательство государств-участников обеспечить действие запрета на

непосредственное участие лиц, не достигших возраста 18 лет, в вооруженных конфликтах[96]. В пункте 3 ст. 17 Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания упоминаются державы-покровительницы и МККК[97] [98].

В целом можно сделать вывод о том, что международные договоры по правам человека продолжают действовать в вооруженных конфликтах, за исключением случаев, когда обратное прямо указано в их текстах, как это сделано, к примеру, в Межамериканской конвенции о насильственных исчезновениях 1994 г. Ряд международных договоров предусматривают право государств делать отступления от соблюдения всего каталога перечисленных в них прав, налагая, однако, серьёзные ограничения как материального, так и процессуального характера. Ограничения материального характера заключаются в необходимости соблюсти принцип пропорциональности, а также в установлении расширяемого за счёт поступательного развития практики международных судебных и квазисудебных органов списка тех прав и свобод, от которых не допускается отступление. В процессуальном плане право делать отступления формализовано: надлежащее уведомление является обязательным условием для его использования.

<< | >>
Источник: Русинова Вера Николаевна. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ: СООТНОШЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Распространение сферы действия международного права прав человека на вооруженные конфликты:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -