<<
>>

§ 1. Деятельность государств по выполнению норм о запрещенных методах и средствах ведения войны

В международном праве основополагающее значение имеют императивные принципы (jus cogens), которые в соответствии со ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

принимаются и признаются всем международным сообществом государств как нормы, отклонение от которых недопустимо и которые могут быть изменены только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер[138].

Именно к таковым относится и принцип добросовестного выполнения международных обязательств (лат. pacta sunt servanda), который в равной мере адресован и государствам-участникам договоров по МГП.

Механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам является комплексным правовым явлением, включающим в свое содержание целый ряд международно-правовых институтов (институт обязательности, институты, связанные с добросовестностью, средства обеспечения выполнения обязательств, институты международных судебных органов, институт ответственности)1.

Под добросовестностью понимается выполнение соответствующего обязательства честно, своевременно и точно, а именно в соответствии с предусмотренным этим обязательством смыслом. Не допускается ссылка государством на внутреннее право как на причину невыполнения или ненадлежащего выполнения взятого на себя международного обязательства. Никакие иные обстоятельства также не могут служить основанием

Л

неисполнения принципа pacta sunt servanda .

Г лавным шагом для всеобщего признания pacta sunt servanda мировым сообществом стала Лондонская конференция 1871 г., которая была

посвящена пересмотру Парижского мирного договора 1856 г. В ходе работы конференции европейскими государствами было заявлено, что они признают за существенное начало международного права положение, что ни одна держава не может освободить себя от обязательств трактата, ни изменить его постановлений иначе как с согласия Договаривающихся Сторон, достигнутого посредством дружественного уговора.

Указанное решение государств впервые закрепило на международном уровне принцип pacta sunt

servanda (принцип «договоры должны соблюдаться») .

С течением времени принцип получил уже более определенное толкование[139] [140] [141] [142]. В п. 2 ст. 1 Устава Лиги Наций предусматривалось условие, следуя которому государства могли стать членами организации: «предоставить действительные гарантии искреннего намерения соблюдать международные обязательства»[143].

Позже принцип добросовестного выполнения международных обязательств был закреплен в Уставе ООН 1945 г., в преамбуле которого подчеркивается ответственность государств-членов ООН создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права. В соответствии с п. 2 ст. 2 Устава «все Члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации»1.

Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г. «все государства должны на основе общепризнанных принципов и норм международного права добросовестно выполнять свои обязательства в отношении поддержания международного мира и безопасности и стремиться к тому, чтобы сделать более эффективной систему безопасности

Л

Организации Объединенных Наций, основывающуюся на Уставе» .

В соответствии с Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. государства-участники обязуются «добросовестно выполнять свои обязательства по международному праву, как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, [144] [145]

участниками которых они являются»1.

Профессор Ф.Ф. Мартенс считал, что вне всяких сомнений договоры должны соблюдаться сторонами на основании признанного правила pacta sunt servanda. По мнению Мартенса, обязательность и юридическое значение международных документов основано на признании правоспособности одного государства другим: «Государства должны признать друг друга субъектами права, они должны признать взаимные права: иначе никакие сношения между ними невозможны»[146] [147] [148].

Л.А. Камаровский писал, что «обязательность договоров вытекает прямо и с логической необходимостью из основных положений права,

обеспечивающих мирное сожительство народов» .

По мнению А.Н. Талалаева, в принципе pacta sunt servanda заложено «строгое и точное соблюдение» вытекающих из международного договора обязательств[149].

О.И. Тиунов же говорит о том, что «честное соблюдение международных договоров означает строгое следование как букве, так и духу договора»[150].

Согласно замечанию В.Я. Суворовой, «каждая международно-правовая норма обязательна уже в силу заложенного в ней согласия государства»[151].

Известный правовед Ф.И. Кожевников подчеркивал, что «принцип pacta sunt servanda является основой всяких международных отношений и

вытекает из самой природы международного общения государств»1.

Названный принцип в одинаковой мере должны соблюдать и воюющие государства, включая обязательства по ограничению методов и средств ведения военных действий[152] [153] [154] [155].

Подобный строгий подход к реальным фактам приветствуется, поскольку несмотря на явно выраженные обязательства в отношении средств

достижения результатов, таких средств зачастую бывает недостаточно .

Выполнение международных договоров, в том числе касающихся вопросов МГП, обеспечивается с помощью международных гарантий, международного контроля, а также мер, применяемых в рамках

4

международных организаций, и других мер .

Международно-правовые гарантии международных договоров зачастую содержат взаимные обязательства между государствами по сохранению положения, обеспечению безопасности друг друга, соблюдению установленных правил. Например, такие обязательства предусматривались Договором между СССР и Турцией о дружбе и нейтралитете от 17 декабря 1925 г. Стороны обязывались воздерживаться от всякого нападения друг на друга, от участия в актах, союзах или соглашениях политического характера, направленных против другой договаривающейся стороны[156].

Дж. Хэдлэма-Морли полагает, что определение международной

гарантии включает три базовых элемента:

1) помощь по гарантии предоставляется сильным государством более слабому;

2) международная гарантия покрывает определенный объект или преследует определенную цель;

3) гарантия предполагает специфические меры1.

О. Эйхельман считал, что международные гарантии - это суть меры и средства для того, чтобы фактически побудить обязанных контрагентов исправно исполнять взаимно свой долг[157] [158] [159].

Содержательную основу правоотношения международной гарантии представляет собой совокупность корреспондирующих прав и обязанностей субъектов этого правоотношения. Базовой обязанностью всегда выступает необходимость субъектов гарантии действовать в соответствии с

общепризнанными принципами и нормами международного права .

Среди международно-правовых гарантий безопасности государств выделяют организационные (к примеру, организация средств обеспечения безопасности в связи с международным конфликтом) и материальные (равная безопасность в ограничении вооружений) [160].

Также международно-правовые гарантии международных договоров разделяют на две категории: общие и специальные. Их схожесть состоит в том, что они устанавливаются в договорном порядке и на двусторонней, и на многосторонней основе. Различие состоит в характере договоров, которые регулируют указанные гарантии.

Общие гарантии многостороннего характера предоставляются в рамках международных организаций коллективной безопасности (универсальных или региональных), Международного суда ООН, многосторонних договоров, направленных на защиту и обеспечение интересов народов. Например, универсальные гарантии обеспечения международных обязательств и коллективной безопасности предусмотрены Уставом ООН, в соответствии с положениями которого государства-члены ООН должны создать условия, обеспечивающие справедливость и уважение обязательств1.

Под специальными гарантиями А.Н. Талалаевым признается «акт, в котором государство или государства обязуются в случае необходимости сделать все от них зависящее, чтобы побудить другое государство или государства выполнить заключенный между ними договор»[161] [162] [163].

Международный контроль представляет собой деятельность субъектов международного права, «которая осуществляется в соответствии с принципами и нормами международного права на основе международных договоров и заключается в проверке соблюдения государствами принятых

обязательств с целью обеспечения неуклонного и точного их исполнения» .

Схожее определение международного контроля дает профессор Р.М. Валеев[164].

Также возможно создание специальных международных организаций, осуществляющих международный контроль за соблюдением государствами принятых обязательств. К примеру, Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. содержит положение о создании специальной организации для осуществления международной проверки соблюдения и исполнения положений Конвенции государствами-участниками[165].

Особенностью международного контроля за соблюдением государствами принятых на себя обязательств в период вооруженного конфликта является сама правовая основа такого контроля, то есть нормы, которые содержатся в конвенционных источниках, касаемо защиты жертв войны и запрещенных методов и средств ведения боевых действий.

По мнению директора Управления международного права и информации Международного комитета Красного Креста И. Сандо, правовые средства реализации МГП следует разделить на три вида:

1) превентивные средства, к которым прибегают при возникновении необходимости применения норм МГП. Такие средства гарантируют правильное и своевременное применения норм МГП;

2) средства контроля, помогающие постоянному наблюдению за соблюдением норм МГП;

3) санкции являются неотъемлемым компонентом любой конкретной правовой системы, поскольку они играют сдерживающую роль[166].

В первую очередь, к превентивным средствам относится уважение права заинтересованными государствами. Именно соблюдение этого положения является наиболее действенной гарантией правильного применения норм МГП.

Также к превентивным средствам относятся: распространение знаний о Конвенциях 1949 г. и ДП-1,11 к ним 1977 г. в целом, знание своих обязанностей командирами, подготовка специального персонала, подготовка юридических советников в вооруженных силах, специальное обучение соответствующих представителей органов власти.

К средствам контроля относятся обязательства сторон в конфликте сдерживать любые нарушения МГП. Г осударства-участники должны осуществлять надлежащий контроль за соблюдением права, особенно в случае возникновения конфликта. В современном мире любая система подобного контроля напрямую зависит от добросовестности взявшего на

себя обязательство государства и от его желания применять право1.

Контроль может осуществляться путем проведения расследования с целью выявления нарушений норм МГП самими воюющими сторонами, основываясь на статьях 52, 53, 132, 149 соответственно Конвенций I-II-III-IV 1949 г., в которых указывается, что каждый участник Конвенций может потребовать провести расследование нарушений норм МГП. Статьи 8, 8, 8, 9 соответственно Конвенций I-II-III-IV 1949 г. устанавливают, что положения Конвенций будут применяться при содействии и под контролем Держав- покровительниц, на которых возложена охрана интересов сторон, находящихся в конфликте. Статьей 90 ДП-I учреждена Международная комиссия по установлению фактов, целью которой является расследование заявлений о серьезных нарушениях МГП[167] [168] [169].

Кроме того, «Высокие Договаривающиеся Стороны смогут во всякое время войти в соглашение о том, чтобы доверить какой-нибудь организации, представляющей полную гарантию беспристрастия и действенности, обязанности, возлагаемые настоящей Конвенцией на Державы-

3

покровительницы» .

МККК также оказывает помощь государствам в этом вопросе. В системе Держав-покровительниц он может играть роль субститута или «квази-субститута», а также действовать автономно от этой системы.

Крайне важной частью контрольной деятельности государств за соблюдением норм МГП является выполнение обязательств о запрещенных средствах ведения военных действий. В связи с тем, что принятые на рубеже XIX-XX столетия различные международно-правовые документы не содержали в себе положений, касающихся контроля, а новые виды оружия, в том числе оружие массового уничтожения, стали разрабатываться в ускоренном темпе, стало ясно, что отлаженная система международного контроля, как гаранта выполнения принятых обязательств, просто необходима.

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия предусматривает специальный механизм консультаций и сотрудничества государств в области решения любого рода вопросов, которые могут возникнуть в отношении цели или в связи с выполнением положений Конвенции.

Причем любое государство может подать жалобу в Совет Безопасности ООН при наличии основания предполагать, что какое-то из государств- участников действует в нарушение обязательств, вытекающих из текста указанной Конвенции.

Конвенцией о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г. в качестве средств контроля за ее соблюдением предусматриваются консультации государств-участников и сотрудничество. Проведение консультаций возможно путем использования соответствующих международных процедур в рамках ООН. Кроме того, по просьбе любого государства-участника и в целях выяснения любых вопросов, касающихся выполнения Конвенции, депозитарий имеет право созвать Консультативный комитет экспертов.

Государства-участники указанной Конвенции обязуются сотрудничать в проведении расследования, которое предпринимает Совет Безопасности в соответствии с Уставом ООН на основании жалобы, которая была получена Советом.

Сложность разработки контрольного механизма в отношении Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г. возникла вследствие обширного объекта регулирования и широкого спектра установленных запретов.

В соответствии с положениями Конвенции на государства-участников налагается обязательство сделать объявления, в которых будет указано местонахождение химического оружия. Конвенция устанавливает обязательства государств по проверке должного соблюдения ее норм. Например, предоставление подробного плана уничтожения химического оружия в установленные сроки.

Конвенция также охватывает меры проверки по поводу деятельности, не подлежащей запрету. К примеру, в ст. 6 оговаривается, чтобы «токсичные химикаты и их прекурсоры разрабатывались, производились, приобретались, иным образом сохранялись, передавались и использовались в пределах территории государства или в любом другом месте под его юрисдикцией или контролем»1.

Как утверждает В. Калугин, принцип pacta sunt servanda только фиксирует обязанности государств-участников в полной мере и в соответствии с соображениями добросовестности выполнять международные обязательства, которые вытекают из Женевских конвенций 1949 г., ДП-I, II к ним 1977 г., а также других международно-правовых договоров в указанной сфере. Для претворения закрепленных в данных документах норм МГП в жизнь и применения их на практике требуются определенные усилия, то есть принятие внутригосударственных мер. В связи с этим возникает необходимость прибегать к мерам по обеспечению имплементации норм МГП во внутригосударственное законодательство[170] [171].

Принимать всевозможные меры по имплементации норм МГП в государствах, являющихся участниками Женевских конвенций 1949 г. и ДП-ТДТ 1977 г. следует вне вооруженного конфликта, поскольку нельзя ожидать, что в случае возникновения боевых действий стороны станут придерживаться указанных норм. Наличие же внутригосударственного механизма имплементации норм международного права в целом и МГП позволяет обеспечить всестороннюю и своевременную реализацию принимаемых на себя государствами международных обязательств[172].

Касаемо внутригосударственных мер по обеспечению выполнения международных обязательств, известно, что каждое государство призвано само решать, какие меры необходимы для выполнения заключенных ими договоров, в том числе в сфере МГП.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации международные договоры являются составной частью ее правовой системы. Закон устанавливает, что Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации принимаются меры по обеспечению выполнения договоров. Компетентными в данном вопросе федеральными органами исполнительной власти, в свою очередь, не только обеспечивается выполнение международных договоров, но и осуществляется наблюдение за выполнением обязательств иными участниками соглашений2.

Государства-участники Конвенций 1949 г. обязаны не только пресекать нарушения их положений, но также и применять санкции по отношению к тем, кто совершает серьезные нарушения, то есть военные преступления.

Большинство договоров, относящихся к МГП, предусматривают норму, обязывающую государства криминализировать нарушения положений МГП в международных вооруженных конфликтах. Так, в Женевских конвенциях 1949 г. указана обязанность «ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения

Конвенций» . То есть, Высокие Договаривающиеся Стороны обязаны интегрировать действующие в настоящее время нормы по поводу данного вопроса в свои внутренние законодательства путем принятия закона об их применении либо путем прямого включения1.

В соответствии с принципом pacta sunt servanda и общей для всех четырех Женевских конвенций 1949 г. статьей 1, «Высокие договаривающиеся Стороны обязуются соблюдать и заставлять соблюдать» Конвенции, можно сделать вывод, что государства сами должны определить возможность введения юридической ответственности за совершенное деяние, нарушающее нормы МГП, но не подпадающее под военные преступления, а также определить, в каком виде такая ответственность будет предусмотрена во внутреннем законодательстве[173] [174] [175].

Смысл обязательства в указанной статье не является очевидным, что стало предметом длительных обсуждений. Например, этому вопросу было посвящено одно из исследований Центра по изучению международного медицинского права в Льеже и Комиссии по международному медицинскому и гуманитарному праву Ассоциации международного права .

Одной из точек зрения было понимание, что данное обязательство следует рассматривать лишь как уточнение обязанности соблюдать нормы МГП, что значит соблюдение только в пределах самого государства.

Но преобладающим оказалось мнение, представляющее собой более широкое толкование статьи 1, заключающееся в том, что на Высокие Договаривающиеся Стороны возлагается обязательство по обеспечению соблюдения Конвенций 1949 г. другими государствами. Так, в комментариях, которые были опубликованы под редакцией Ж. Пикте, указывалось, что фразу в статье 1 следует толковать равно как усиление обязательства на внутригосударственном уровне[176], так и в качестве подразумеваемого обязательства по отношению к другим государствам.

Указанный тезис об обязанности обеспечения соблюдения Конвенций 1949 г. другими государствами-участниками был подтвержден на Международной конференции по правам человека, которая состоялась в 1968 г. в Тегеране, где была принята резолюция, указывающая, что «Конференция констатирует, что государства-участники Женевских конвенций Красного Креста (sic) не всегда сознают ответственность, которая обязывает их принимать необходимые меры, чтобы обеспечить соблюдение гуманитарных норм другими государствами при любых обстоятельствах, даже если они сами не вовлечены в вооруженный конфликт»2.

В ст. 49 и ст. 50 соответственно Конвенций I-II 1949 г. на государства возложены следующие обязательства по пресечению злоупотреблений и нарушений положений указанных Конвенций:

а) введение в действие законодательства, необходимого для обеспечения эффективных уголовных наказаний, предусмотренных для лиц, совершивших или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения положений Конвенции;

б) розыск лиц, обвиняемых в совершении или даче приказа совершить серьезное нарушение, и передача их своему суду вне зависимости от гражданства;

в) передача лиц, которые совершили нарушения норм МГП, в соответствии с положениями национального законодательства суду другой заинтересованной стороны, если для обвинения этих лиц есть основания;

г) принятие мер, необходимых для пресечения всех иных действий, противоречащих положениям Конвенций.

Статья 28 Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в

случае вооруженного конфликта 1954 г. предписывает государствам, ее подписавшим, обеспечить соблюдение норм Конвенции.

Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, а также все Протоколы к ней, за исключением Протокола II, не обязывают государства криминализировать запрещенные деяния1.

Только в п. 1 ст. 14 Протокола II говорится, что «каждая Высокая Договаривающаяся Сторона предпринимает все соответствующие шаги, включая законодательные и иные меры, с целью предотвращения и пресечения нарушений настоящего Протокола лицами или на территории под ее юрисдикцией или контролем»[177] [178] [179] [180]. Данные меры содержат установление уголовных санкций для лиц, которые вопреки указанным в Протоколе

3

положениям умышленно причиняют смерть и серьезные увечья гражданам .

Пункт «с» части 1 статьи VII Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г. обязывает государства «распространить свое уголовное законодательство на любую деятельность, запрещаемую государству- участнику по этой Конвенции, которая проводится где бы то ни было физическими лицами, обладающими его гражданством, в соответствии с

4

международным правом» .

Статьей 9 Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении

1997 г.1 предусматривается, что «каждое государство-участник принимает все надлежащие правовые, административные и иные меры, включая применение уголовных санкций, чтобы предотвратить и пресечь осуществление любой деятельности, запрещенной для государств- участников по данной Конвенции, лицами, находящимися на территории под его юрисдикцией или контролем»[181] [182] [183].

Такая же норма присутствует в тексте Конвенции по кассетным боеприпасам 2008 г. (ст. 9).

В ст. 4 Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1972 г. указывается, что «государства- участники обязуются в соответствии со своими конституционными процедурами принять необходимые меры по запрещению и предотвращению разработки, производства, накопления, приобретения или сохранения агентов, токсинов, оружия, оборудования и средств доставки, указанных в статье I Конвенции, в пределах территории такого государства, территории

под его юрисдикцией или под его контролем, где бы то ни было» .

Нормы МГП, в частности, те, что содержатся в Конвенциях 1949 г., ДП-Т и ДП-ТТ 1977 г., а также в Гаагской конвенции о защите культурных ценностей 1954 г., определяют целый ряд мер, которые должны приниматься в целях обеспечения должного выполнения. Основные меры - это:

1) подготавливать переводы на национальные языки текстов Конвенций и Протоколов;

2) как можно более широко распространять тексты Конвенций и Протоколов, а также ознакомлять с ними не только военнослужащих, но и все население в целом;

3) пресекать любых нарушений Конвенций и Протоколов, а также ввести в действие уголовное законодательство, необходимое для установления наказания за военные преступления;

4) обеспечивать меры по опознаванию, определению местонахождения и защите лиц и объектов, которые находятся под покровительством Конвенций и Протоколов;

5) предотвращать неправомерное использование эмблем Красного Креста и Красного Полумесяца, а также других эмблем и знаков, находящихся под защитой Конвенций и Протоколов;

6) обеспечивать соблюдение основных судебных гарантий во время ведения вооруженных конфликтов;

7) подбирать и обеспечивать необходимую подготовку персонала, специализирующегося в области МГП, включая юридических советников в вооруженных силах;

8) создавать и /или регулировать деятельность:

a. национальных обществ Красного Креста и Красного Полумесяца;

b. организаций гражданской обороны;

c. национальных информационных бюро.

9) размещать военные объекты, разрабатывать и применять оружие, а также методы и средства ведения войны с учетом требований, установленных МГП;

10) создавать в случае необходимости санитарные зоны, нейтрализованные зоны, зоны безопасности и демилитаризованные зоны.

Указанные меры играют крайне важную роль в обеспечении

эффективного выполнения норм МГП[184].

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что принцип добросовестного выполнения международных обязательств (принцип pacta sunt servanda) является основополагающим как для международного права, в целом, так и для МГП, в частности. Этот принцип представляет собой правовую основу по соблюдению международных договоров о запрещенных методах и средствах ведения войны.

Государства-участники договоров, касающихся запрещенных методов и средств ведения войны, при их подписании берут на себя определенные обязательства. Для обеспечения должного исполнения принятых обязательств по договору существуют определенные меры по их выполнению, например, международный контроль и международно - правовые гарантии. Некоторые конвенции предусматривают наличие специальных мер (механизмов) по контролю за выполнением указанных обязательств.

<< | >>
Источник: Смирнова Алена Николаевна. ПРОГРЕССИВНОЕ РАЗВИТИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА О ЗАПРЕЩЕННЫХ МЕТОДАХ И СРЕДСТВАХ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Деятельность государств по выполнению норм о запрещенных методах и средствах ведения войны:

  1. ВОЗРОСШАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН 
  2. 1. ИСТОРикО-ПРАВОвыЕ АСПекты СОЗДАНИЯ ЗАКОНОДАТеЛЬСТВА ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ
  3. 18. Советское государство и право: особенности и уроки
  4. §1. Правовые средства защиты иностранных инвестиций в странах- участниках АТЭС
  5. § 2. Основные направления и приоритеты государственной социальной политики Республики Казахстан
  6. § 1.3. Западноевропейская наука международного права о справедливой войне в период после Гуго Гроция
  7. Природагосударственного управления (регулирования) Республики Таджикистан
  8. Деятельность частых военных и охранных компаний
  9. Оглавление
  10. § 1. Становление и развитие международного гуманитарного права о запрещенных методах и средствах ведения войны в XIX - начале XX вв.
  11. § 3. Влияние Организации Объединенных Наций на развитие норм международного гуманитарного права
  12. § 1. Деятельность государств по выполнению норм о запрещенных методах и средствах ведения войны
  13. § 2. Имплементация норм международного гуманитарного права о запрещенных методах и средствах ведения войны в законодательства ряда европейских государств
  14. § 3. Правовая оценка вооруженного конфликта на Украине через призму норм международного гуманитарного права о запрещенных методах и средствах ведения войны
  15. § 4. Международное гуманитарное право о запрещенных методах и средствах ведения войны в деятельности органов внутренних дел России.
  16. Заключение
  17. § 3. Международно-правовая защита вооруженных сил ООН и Третий дополнительный протокол к женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г.
  18. §3. Механизмы урегулирования МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДВУСТОРОННИХ И МНОГОСТОРОННИХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ДОГОВОРОВ
  19. § 2. Государственная идеология и проблемы формирования положительного правосознания в условиях современной правовой реформы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -