<<
>>

Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.

В настоящее время конструкция «защита прав потребителей», «институт защиты прав потребителей» активно используются в цивилистической доктрине, однако четкого представления о ее внутреннем содержании так и не получено.

По нашему мнению, это обусловлено следующими причинами: во- первых, регулирование защиты прав потребителей осуществляется не только нормами регулятивного законодательства, но и охранительного, что влияет на исходную точку формирования научного представления; во-вторых, в цивили- стической доктрине отсутствует единство мнений в отношении понимания «защиты прав потребителей» как правового понятия1. Кроме того, понятие «защита прав потребителей» используется в научных трудах как известное и не нуждающееся в уточнении.

В отдельных работах учеными предпринимались попытки сформулировать определение «защита прав потребителей»: защита прав потребителей - это совокупность правовых средств, направленных на восстановление и (или) ком-

л

пенсацию нарушенных прав потребителей ; система мер (средств), направленных на применение к правонарушителю принуждения[35] [36] [37]. Защиту прав потребителей рассматривают как совокупность разнородных социальных механизмов, призванных помочь потребителю в ситуациях, когда контакт с профессионалом или предпринимателем чреват для него особыми опасностями[38], как направление обеспечения государством публичных интересов в сфере предпринимательской деятельности[39].

По нашему мнению, защита прав потребителей как общеправовая категория нуждается в более широкой трактовке. Защита прав потребителей - это многозначное, межотраслевое понятие, прочно вошедшее не только в юридическую терминологию, но и в политико-социальный лексикон. В юридической науке категория «защита прав потребителей» используется в различных отраслях права: гражданском, конституционном, уголовном, экологическом, административном, жилищном и др.

Законодатель широко употребляет оборот «защита прав потребителей» в нормативных правовых актах как указание на сферу действия, цели принятия. Целевые и стратегические программы развития нашего государства ставят защиту прав потребителей на уровень национального приоритета. По нашему мнению, защита прав потребителей в широком смысле представляет собой сочетание публично-правовых, общественных и частноправовых механизмов, используемых для достижения оптимального уровня эффективной защиты прав граждан на рынке товаров и услуг, предназначенных для обеспечения интересов общества и государства, имеющих своей целью создание благоприятной среды для удовлетворения субъектами права своих потребностей.

Защита прав потребителей как явление, как неотъемлемый элемент развития общества, является объектом пристального внимания со стороны современных ученых-цивилистов. Но, следует отметить, что результаты научных дискуссий, проводимых еще в дореволюционный период, способствовали развитию законодательных норм в области защиты прав и законных интересов участников имущественного оборота.

Так, в научных трудах ведущих дореволюционных цивилистов таких, как Г.Ф. Шершеневич, С.В. Пахман, К.П. Победоносцев наблюдается повышенный интерес к проблемам защиты прав потребителей (в его современном понимании). В их исследованиях проанализированы нормы о купле-продаже товаров, свойствах товара, вопросы качества товаров и услуг, явные и скрытые недостатки. Названные направления научного исследования послужили основой для формирования будущего учения о цивилистической защите прав потребителей. При этом следует заметить, что понятие «потребитель» отсутствовало в дореволюционном законодательстве и в науке. По нашему мнению, особенности дореволюционной российской государственности, уровень развития законодательства, общественная и политическая обстановка, экономическое развитие не могли послужить предпосылками осознания необходимости защищать возводить защиту прав потребителей (покупателей) в национальный приоритет.

Между тем, в отдельных работах цивилистов данного периода времени активно разрабатываются вопросы о качестве товаров (работ, услуг), информированности покупателя о нем, последствиях продажи некачественного товара, влияние государства на частно-правовые отношения.

Так, в своем известном «Курсе гражданского права» К.П. Победоносцев привел весьма интересный пример ответственности продавца за непредоставление достоверной информации о свойствах товара[40]. На наш взгляд, в приведенном судебном казусе наглядно проиллюстрировано право гражданина на приобретение товара надлежащего качества и отражена необходимость государственно-правовой защиты прав и интересов покупателя.

Будучи известным исследователем норм обычного гражданского права, С.В. Пахман уделял большое внимание и проблемам качества продаваемой вещи, практике рассмотрения возникающих споров в волостных судах различных губерний по исследуемому вопросу1. Приведенные им судебные примеры свидетельствуют о большой значимости судебной практики в защите прав покупателей и о постоянном внимании отечественных цивилистов к проблемам реализации прав покупателей на получение достоверной информации, приобретение качественных товаров (работ, услуг).

Мировой судья В.И. Фармаковский систематизировал важнейшие правовые акты о гражданских договорах и обязательствах, разъяснил причины судебных ошибок, допускаемых в совершении, толковании и исполнении договоров, включая договоры о передаче вещей, оказании услуг, выполнении работ2.

Вместе с тем, отечественная дореволюционная научная доктрина не предусматривали обоснования выделения специальных норм о защите прав покупателя как более слабого, нуждающегося в дополнительной защите, участника договорных отношений, не дали легального определения «потребителя» как особого участника гражданских правоотношений, не сформировали самостоятельный институт «Защита прав потребителей». Ретроспективный анализ дореволюционных источников права и научной литературы свидетельствует о публично-правовом характере законодательства, регулировавшего общественные отношения с участием потребителей.

В то же время в дореволюционный период были созданы предпосылки понимания защиты прав потребителей как комплексного правового явления, связанного с активным государственноправовым регулированием.

Законодательство царской России регламентировало общественные отношения «продавец-покупатель» с помощью норм публичного и частного права, включая государственное право (определение порядка ведения торговой деятельности, распределение полномочий по контролю за ней), уголовное право (конфискация имущества, телесные наказания, уголовные преследования волхования и зелейничества), гражданское право (право на расторжение договора). Теория и практика дореволюционной защиты прав потребителей привели к современному пониманию необходимости гармоничного сочетания (соотношения) публично-правовых и частно-правовых средств, способов и форм воздействия на нарушителя законодательства о защите прав потребителей.

Теоретический интерес к проблемам гражданско-правовой защиты прав потребителей возрос к началу 1980-хх гг., когда советские ученые впервые заговорили о необходимости принятия специального закона, регламентирующего взаимоотношения производителя и потребителя. С нашей точки зрения, советская доктрина заслуживает пристального внимания по следующим основаниям.

К.Ф. Егоров полагал, что законодательство необходимо вывести на тот уровень, когда оно будет обеспечивать потребителю право на охрану от рисков, связанных с применением опасных для жизни и здоровья промышленных и продовольственных товаров; на получение информации о товарах и услугах; на обслуживание, отвечающее всем требованиям советского торгового сервиса; на эффективную и легкодоступную процедуру обмена промышленных и продовольственных товаров; на обжалование неправомерных действий работников торговли, общественного питания и бытового обслуживания; на охрану от включения в типовые договоры и другие ведомственные акты пунктов, ущемляющих законные интересы потребителей[41].

А.Ю. Кабалкин и В.П. Мозолин видели решение проблемы в трех направлениях: принятии общесоюзного Закона об охране прав потребителей, усовершенствовании действующего кодифицированного законодательства, принятие отраслевых законов, регулирующих отношения в сфере торговли, общественного питания, бытового обслуживания и др.2

Следует заметить, что к этому времени в науке уже сформировались общие подходы к пониманию сущности правоотношений, участником которых выступает гражданин-потребитель.

На примере договора розничной купли- продажи профессор В.А. Язев выделял черты, присущие данной договорной конструкции: «он заключается в советской торговле, продавцом товара выступает социалистическое торговая организация, покупателем товара является, как правило, гражданин, детальная правовая регламентация, т.е. определение многих важных условий договора (цена, качество и пр.) правовыми нормами, право покупателя расторгнуть одностороннее до момента передачи ему купленного товара в собственность, соответствие качества стандартам, техническим условиям или утвержденным образцам, подробная правовая регламентация порядка обмена и возврата товара ненадлежащего качества, большой круг дополнительных услуг, предоставляемых покупателям торговыми организациями, строгий широкий контроль за надлежащим исполнением договора, осуществляемый государственными, кооперативными, общественными организациями, а также самими покупателями»1.

Проблема правового обеспечения защиты прав покупателей становилась объектом пристального внимания ученых. С.С. Алексеев, В.П. Мозолин, В.Ф. Яковлев в 1985 г. отмечали, что «в нормах, относящихся к договору на обслуживание населения, акцент должен быть сделан на гарантиях прав граждан... число отсылочных норм должно быть сведено к минимуму, причем они должны определять, в основном, процедурные вопросы, не затрагивающих договорных прав граждан»[42] [43] [44]. Ранее, актуальные проблемы правового регулирования отношений сферы обслуживания были предметом тематической Всесоюзной научно-практической конференции «Правовое регулирование отношений в сфере

обслуживания» .

А.Ю. Кабалкин, В.А. Язев, Н.А. Баринов высказывались за необходимость эффективного гражданско-правового регулирования отношений, призванных обеспечивать надлежащее обслуживание населения, теоретическую разработку правовых аспектов торгового обслуживания, принятие специального закона по охране прав потребителей1.

Вместе с тем, В.А.

Язев являлся противником принятия закона о защите прав потребителей, называя высказываемые предложения заманчивыми, но нереальными. Он полагал, что такой закон будет громоздок, а его лаконизм «приведет к формулированию не конкретных норм (их слишком много), а норм- принципов, норм-деклараций, которые не смогут осуществить детальное регулирование конкретных правоотношений»[45] [46].

Н.А. Баринов, поддерживая идею А.Ю. Кабалкина и В.П. Мозолина о необходимости разработки всесоюзного закона об охране прав потребителей в сфере обслуживания, в разделы закона предлагал включать обеспечение права личной собственности, обеспечения прав граждан в отношениях наследования, правовые основы индивидуальной трудовой деятельности подсобного хозяйства садоводства и огородничества. В качестве критерия определения качества продукции, товаров и услуг он называл степень удовлетворения той или иной потребности. Значение самого закона он видел в сведении к минимуму появле-

3

ния нормативных актов ведомственного уровня .

Проанализировав основные теоретические взгляды на проблемы защиты прав покупателей в СССР, приходим к выводу, что основную проблему удовлетворительного состояния защиты прав покупателей ученые видели в ведомственном нормотворчестве, а не в отсутствии эффективного механизма защиты прав потребителей, договора на обслуживание граждан и пр. Последняя тема - есть часть более сложных цивилистических дискуссий относительно роли и месте договора в «социалистическом обществе», его классификации, признаках, субъектном составе и пр. Поэтому нельзя согласиться с мнением М.А. Бычко, что «одним из серьезных недостатков гражданского кодифицированного законодательства ... является отсутствие в нем общих положений, посвященных договорам в сфере обслуживания граждан как совокупность взаимосвязанных правовых явлений. На практике это привело к широкому развитию ведомственного нормотворчества»1.

Суть концепции обязательств по обслуживанию граждан составлял «интерес потребителя-гражданина», поставленный во «главу угла» регулирования данных отношений[47] [48] [49], что, в свою очередь могло послужить теоретической основой для структурного обособления обязательств по обслуживанию граждан в рамках отдельной категории обязательств.

Помимо интереса, зарождение этой концепции тесно связано с понятием

«качество». В советское время понятие качества или «проблему качества» понимали широко. В частности, В.А. Куник отмечал[50], что «применительно к договору (в контексте автора «розничной купли-продажи» - прим. Б.В.) ее (имеется ввиду проблема качества - прим. Б.В.) нельзя сводить только к качеству товаров, ибо эта проблема комплексная.вот почему ... представляется необходимым рассмотреть не только правовые вопросы качества.товаров, но и многие другие стороны качества торгового обслуживания как комплекса отношений между продавцом и покупателем».

Этот подход, по нашему мнению, был вполне оправдан для реализации мер по защите прав покупателей в условиях хозяйствования, сложившихся в конце 1950-х - начале 1980-х гг. На XXV съезде КПСС в своем докладе Л.И. Брежнев признавал, что проблема качества работы, внимания (подч. - Б.В.) к потребителю и его запросам особенно остро стоит в торговле, общественном питании, бытовом обслуживании1.

В Постановлении XXV съезда КПСС по проекту ЦК КПСС «Основные направления развития народного хозяйства СССР на 1976-1980 гг.» в программе социального развития и повышения уровня жизни народа было предусмотрено помимо прочего «.. .повышение культуры обслуживания населения, качества исполнения бытовых заказов»[51] [52] [53]. То есть налицо действие социального явления «культура обслуживания потребителей», явления в большей степени социального, чем правового, призванного разрешить проблемы, связанные с нарушением прав граждан в сфере торговли и услуг.

Частично подтверждение своего вывода мы находим у Р.О. Халфиной: «конструкция субъективного права граждан на надлежащее обслуживание как гарантированного социального права призвана помочь разработке мер, направ-

ленных на эффективную реализацию этого права» , а В.А. Язев утверждал, что «качество торгового обслуживания - проблема социальная, а право как регулятор возникающих в процессе торгового обслуживания общественных отношений закрепляло и закрепляет требования, выгодные и угодные господствующему в данном обществе классу»[54].

Таким образом, право на надлежащее (качественное) обслуживание признавалось в первую очередь социальным правом гражданина. Ввиду этого считаем, что гражданско-правовое регулирование обслуживания населения изначально исходило из социальной природы отношения. Более того, О.Б, Халфина, называя дополнительным правом гражданина, помимо прав, вытекающих из договора купли-продажи, подряда, перевозки и т.п., «право на надлежащее обслуживание» (курсив - Р.О. Халфиной), указывает, что оно охраняется нормами административного законодательства1, в то время как нормами гражданского права регулируются отношения по удовлетворению потребностей граждан в возмездном порядке.

О том, что обязательства по обслуживанию граждан сочетали в себе правовые и социальные начала свидетельствует следующий аргумент, приведенный В.А. Язевым: «важнейшие элементы качества торгового обслуживания являются быстрота обслуживания, эстетика, вежливость продавца и покупателя, соответствующая обстановка торгового предприятии»[55] [56] [57].

Я.В. Вольвач указывает, что «эта концепция в самом обобщенном виде базировалась на стирании граней различий в характере правового регулирования различных обязательств, неразграничении работ и услуг в обязательствах, опосредующих удовлетворение потребностей населения и выделении таких обязательств в качестве самостоятельного типа гражданско-правового догово-

3

ра» .

По нашему мнению, концепция гражданского правового регулирования обслуживания граждан, сформированная советскими учеными, безусловно, заслуживает поддержки по нескольким причинам: во-первых, впервые граждане- потребители выделяются в особую группу участников хозяйственных правоотношений, нуждающихся в особой правовой охране; во-вторых, за ними признается право на «личное удовлетворение», т.е. человек, удовлетворяя свой необходимый жизненный интерес, перестал быть потребителем в негативном смысле этого слова, и, как следствие, формируется предпосылка для возникновение цели правоотношения: удовлетворение личных, бытовых, семейных и иных нужд, позволяющая разделять сферу потребления на производственную и личную; в-третьих, обозначена ведущая роль именно гражданского права в регулировании правоотношений с участием потребителей; В-четвертых, признана порочность ведомственного регулирования данных отношений; в-пятых, проводятся исследования в области опыта защиты прав покупателей не только в социалистических странах, но и буржуазных, таких как Франция, США, ФРГ, Великобритания и др.

Но посыл создания данной концепции носил идеологический характер: удовлетворение материальных и культурных потребностей советских граждан в развитом социалистическом государстве. Несмотря на это, именно он способствовал разделению гражданско-правового и административно-правового регулирования рассматриваемых отношений.

Так, еще в 1940 г. С. Аскназий указал, что «удовлетворение потребительских запросов гражданина и оказание ему услуг бытового характера осуществляется в гражданско-правовых формах; это не является случайным... Для прямого регулирования этих отношений государственными органами (что получило бы свое выражение в применении к ним административноправовых методов регулирования) не остается места, - в этом порядке не могли бы в должной мере быть индивидуализированы многообразные потребности и запросы лица. Г ражданско-правовой характер удовлетворения потребительских нужд гражданина присущ удовлетворению всех видов потребительских нужд и запросов ли- ца»[58] [59].

Но, при этом, идеологический компонент незримо присутствовал в обоснованиях необходимости совершенствования механизма защиты прав граждан в виде формулировок: «недостатки в сфере обслуживания приводят к непроизводительной потере времени», «правовые нормы об экономии времени покупателей ... отсутствуют.нет какой-либо ответственности за разбазаривание времени покупателей»1, «обоснование многочисленных предложений по улучше- нию существующего порядка связано, в основном, с выработкой частных мер и пока не привело к созданию единой, цельной Концепции гражданско -правового регулирования отношений сферы обслуживания, соответствующей ее социально-экономическому значению в развитом социалистическом обществе»[60] [61] [62], «характер данных обязательственных отношений определяется главным образом действием основного закона социализма - наиболее полное удовлетворение постоянного растущих потребностей граждан. В соответствии с этим правовом регулировании обязательственных отношений по обслуживанию граждан ос-

новной акцент должен быть сделан на усиление гарантий прав граждан» .

Полагаем, что идеологическая составляющая Концепции не позволила отразить в первом проекте Закона СССР «О качестве продукции и защите прав потребителя»[63] 1988 г. все особенности данного вида правоотношений. Проект в основном содержал в себе нормы об обеспечении качества товаров и услуг, в то время как правам потребителя был посвящен только один раздел. Данный проект обсуждался на страницах печати, и его положения вызвали достаточно бурные споры[64]. В целом он был отвергнут, так как большинство положений проекта носило декларативный характер и не могло быть реализовано. Решение ряда проблем в дискуссионном порядке при формулировании основных положений Закона свидетельствует о той значимости, которая придавалась законодательству о защите прав потребителей в рамках перехода к рыночным отношениям.

К числу существенных достижений советской науки в области гражданско-правового регулирования защиты прав потребителей следует отнести результаты научных дискуссий относительно формирования понятия «договор на обслуживание граждан».

В советской доктрине было широко распространено мнение о необходимости создания «договора на обслуживание граждан», происходившего из поддержанной Е.А. Сухановым и А.Ю. Кабалкиным концепции «обязательств по обслуживанию граждан».

Н.Д. Егоров полагал, что выделение категории обязательств по обслуживанию граждан позволит яснее отразить специфику их гражданско-правового опосредования1. Он четко указывал на характер данной группы обязательственных правоотношений: «наиболее полное удовлетворение постоянно растущих потребностей граждан», в соответствии с чем «в правовом регулировании обязательственных отношений по обслуживанию граждан основной акцент должен быть сделан на усиление гарантий прав граждан»[65] [66] [67].

В советской науке гражданского права концепция выделения обязательств по обслуживанию граждан в отдельную категорию получила широчайшую поддержку среди советских ученых . Этой концепции противостояло мнение о необходимости выделения в системе гражданско-правовых договоров специфического договора услуг1.

Тем не менее, к 1992 г. в цивилистической доктрине не было выработано общее понятие и характеристика указанного договора. Договору в сфере обслуживания граждан противопоставлялся договор услуг, сторонником которого был Е.Д. Шешенин, указавший, что «сфера обслуживания не идентична сфере услуг, поэтому эти понятия нельзя отождествлять»[68].

Н.А. Баринов, не отрицая существования договора на обслуживание граждан, тем не менее, считал недостаточными аргументы Е.А. Суханова, утверждающего, что договор услуг поглощается договорами на обслуживание, т.к. это не разрешает спора по существу, поскольку можно возражать и против других наименований договоров, ссылаясь на сходство их элементов[69] [70].

Дискуссионность относительного существования данного договора проистекала из еще более сложной проблемы: соотношения понятий «сфера обслуживания», «бытовое обслуживание» и «сфера услуг».

Несмотря на кажущуюся схожесть этих понятий, советские юристы вели активные споры относительно того, к какой из отраслей народного хозяйства относится та или иная сфера общественного потребления. Так, оставался полемичным вопрос о месте общественного питания в системе отраслей народного

4

хозяйства .

По нашему мнению, существование договора на обслуживание граждан на тот момент времени представляется оправданным. В 1992 г. А.Е. Шерстобитов придал данному договору «новое звучание», опосредуя его действие уже в условиях «перехода к рыночным отношениям». Так, в частности, он указал на специфику связей субъекта договора на обслуживание граждан в качестве системообразующего фактора, а не на плановый характер договора1.

В настоящее время критическое восприятие договора на обслуживание граждан может быть связано с его непосредственной целью: достижение социально значимого результата сторонами, участвующими в данных договорных

отношениях.

По нашему мнению, такая направленность договора, в общем-то, не свойственна современным рыночным отношениям. Но, при этом, мы признаем социальную роль договора в целом, и полагаем, что такую направленность носят иные договоры, используемые в жизни общества[71].

Сегодня отдельные исследователи возвращаются к вопросу о необходимости разработки теоретической конструкции договора обслуживания. В частности, Л.В. Санникова отмечает, что «отношения обслуживания могут опосредоваться различными гражданско-правовыми обязательствами. Последние имеют, как правило, комплексный объект, в силу чего они являются самостоятельными по своей правовой природе, поэтому не могут быть отнесены к обязательству возмездного оказания услуг. Договоры, регулирующие отношения в сфере обслуживания, обладают рядом общих формальных признаков, позволяющих выделить их в теории гражданского права в группу договоров обслуживания. Представляется, что разработка теоретической конструкции договора обслуживания в цивилистической доктрине будет способствовать совершенствованию правового регулирования отношений в сфере обслуживания»1.

По нашему мнению, нельзя относиться к высказанной профессором Л.В. Санниковой идее как бесперспективной. Но для этого необходимо переосмыслить всю концепцию гражданско-правового регулирования обслуживания граждан с учетом сформировавшихся в России рыночных отношений, что, полагаем, достаточно проблематично, в том числе и с точки зрения идеологии. Ведь во многом, основу данной концепции составляли идеологические начала в обеспечении потребительских нужд советских граждан, расставляя на этом акценты в регулировании деятельности торговых и иных организаций2.

В настоящее же время предприниматели не склонны иметь основной целью своей деятельности удовлетворение материальных и духовных ценностей потребителей. Их основная цель - извлечение прибыли от соответствующего вида деятельности, а формирование концепции обеспечения качества жизни российских граждан стало государственной задачей.

Среди доктринальных исследований защиты прав потребителей постсоветского периода следует выделить фундаментальный труд Е.А. Шерстобитова «Гражданско-правовые вопросы охраны прав потребителей» (1993 г.), который до настоящего времени является единственным, на наш взгляд, специальным научным исследованием общетеоретических проблем защиты прав потребителей, положившим начало самостоятельному направлению в цивилистической науке: защите прав потребителей.

Иные исследования в этой области в период 1992-1998 гг. связаны либо с

комментированием нового законодательства , либо с анализом практики его применения[72] [73].

В этот же период появилось незначительное количество работ, посвященных решению отдельных научно-практических проблем защиты прав потреби- телей в России: цикл научных статей Э.Г. Корнилова, статьи А. Соловьева, С. Яковенко, М. Петрова, Я.Е. Парция и других.

В рамках диссертационных исследований отдельные теоретические проблемы защиты прав потребителей исследовались лишь в одной кандидатской

л

диссертации (Ю.В. Романец. М., 1993) .

С начала XXI в. в цивилистической науке нашей страны интерес к изучению проблем защиты прав потребителей существенно возрос. По нашему мнению, этому способствовал накопленный, в первую очередь, практический опыт применения норм Закона о защите прав потребителей, в который к этому времени дважды были внесены существенные изменения и дополнения (1996 г. и 1999 г.), появления новых видов торговли, услуг, а также осознание необходимости создания теоретических основ защиты прав потребителей в России.

Следует констатировать, что исследовательский интерес вызывают лишь отдельные проблемы защиты прав потребителей, в большинстве своем носящие прикладной, а не общетеоретический характер. Теория отношений с участием потребителей еще не построена, она находится лишь в процессе становления. При этом, научное осмысление правового явления «защита прав потребителей» происходит через частное к общему, а не наоборот. Анализ научных исследований, проведенных в области защиты прав потребителей, показал, что они строятся по абстрактным алгоритмам: «правовой статус - договор», «правовой статус - защита права»; «генезис - правовой статус - договор (и/или защита прав)». В теоретическом плане это не способствует выявлению закономерностей в развитии гражданско-правового регулирования защиты прав потребителей.

В частности, в цивилистических исследованиях последних пятнадцати лет анализу подвергались самые различные аспекты проблемы:

- судебной защиты прав потребителей (Л.А. Шашкова «Права потребителей и их защита в Российской Федерации гражданско-правовыми средствами», 2 Романец Ю.В. Гражданско-правовые средства охраны интересов потребителей в отношениях с предпринимателями: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993.

В.Б. Левицкий «Правовое положение граждан потребителей по действующему российскому законодательству (проблемы совершенствования)»;

- общие вопросы гражданско-правовой защиты прав потребителей (И.В. Кирюшина «Правовой статус потребителя и его реализация в гражданском праве», Д.М. Гильфанова «Гражданско-правовая охрана прав потребителей технически сложных товаров», П.А. Безлепкин «Права потребителей как фактор регулирования предпринимательской деятельности», М.В. Курепина «Система гражданско-правовых средств обеспечения субъективных прав потребителя на качество и безопасность товаров, работ и услуг», С.А. Малахов «Гражданскоправовое регулирование защиты прав потребителей»);

- субъектный состав (Т.Ю. Мицык «Система субъектов отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей»);

- договорного регулирования отношений с участием потребителей (А.М. Аврах «Договор с участием потребителей в системе гражданско-правовых договоров», А.В. Дашко «Теоретико-прикладное моделирование договорных отношений с участием потребителей»).

Некоторые вопросы гражданско-правового регулирования отношений с участием потребителей (реализация принципа добросовестности в договорных отношения, проблема защиты слабой стороны в правоотношении, обеспечение правового баланса в регулировании правоотношений и пр.) были освещены в докторских исследованиях М.Ю. Челышева, Л.Б. Ситдиковой, А.В. Баркова, Е.Е. Богдановой и других[74].

Таким образом, генезис становления института защиты прав потребителей и соответствующей цивилистической доктрины исторически связан с периодизацией развития нашего государства: дореволюционный, советский, современный. В дореволюционном законодательстве, несмотря на отдельные положения, не предусматривались специальные нормы о защите прав потребителя, что было обусловлено объективными причинами состояния экономического и социального развития российского государства. В тоже время, государство уделяло большое внимание контролю над торговой деятельностью, что позволяет нам сделать вывод о создании в данный период времени предпосылок понимания защиты прав потребителей как комплексного правового явления, связанного с активным государственно-правовым регулированием.

Советским теоретическим учением об удовлетворении материальных и культурных потребностей граждан был заложен фундамент будущего (современного) комплексного законодательства о защите прав потребителей. Оно предвосхитило вопросы, связанные с субъектным составом, информированностью граждан об их правах, правом на качество и пр., в результате чего сформировалось представление о том, что права покупателя (потребителя), как участника экономических отношений по удовлетворению материальных и духовных потребностей, нуждаются в повышенной правовой охране.

Современная теория правоотношений с участием потребителей основывается на советской гражданско-правовой концепции отношений по удовлетворению потребностей граждан, в которой отражены элементы современного восприятия защиты прав потребителей как гражданско-правового института. Современное цивилистическое учение о защите прав потребителей, несмотря на достижения гражданско-правовой науки дореволюционного, советского и современного периодов, находится в самом начале своего развития. Несмотря на проводимые исследования, современный уровень защиты прав потребителей в России характеризуется большим количеством нерешенных проблем как практического, так теоретического характера. Наличие обширной законодательной базы, регулирующей гражданские отношения с участием потребителей, не гарантирует качество и эффективность защиты прав потребителей на рынке товаров и услуг. Кроме того, в законодательстве и науке не получили своего конечного разрешения базовые вопросы (точность легальных дефиниций «потребитель», «существенный недостаток товара»), недостаточно урегулированы важнейшие способы защиты прав потребителей (взыскание неустойки, компенсация морального вреда), многие вопросы вообще не нашли своего разрешения (принципы защиты прав потребителей, претензионный порядок урегулирования споров, ответственность потребителя).

<< | >>
Источник: Богдан Варвара Владимировна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Курск - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.:

  1. § 1. Условия договора транспортной экспедиции
  2. Список использованных источников и литературы
  3. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  4. Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.
  5. Понятие и сущность правоотношений с участием потребителей.
  6. Судебная практика в системе правовых источников защиты прав потребителей.
  7. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  9. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  10. §1. Основания внедрения антимонопольного регулирования в частноправовую сферу хозяйствующих субъектов.
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  12. БИБЛИОГРАФИЯ
  13. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  14. § 2. Основные виды институциональных ограничений права собственности в системе интересов собственников
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Список использованных нормативных правовых актов и литературы
  17. §1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -