<<
>>

Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования

Движение по инновационному пути экономического развития России обусловлено возрастающей ролью научно-технического прогресса, повышением технологичности выпускаемой продукции и возможностью торговли технологиями.

Программную основу инновационного развития экономики составляют Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года[3] и Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года[4].

Формирование инновационной экономики определено Правительством Российской Федерации в качестве приоритетной задачи государства, для достижения стратегической цели - добиться уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI века.

Указанную цель предполагается решить за счет формирования мощного научно-технологического комплекса, обеспечивающего достижение и поддержание лидерства России в научных исследованиях и технологиях по приоритетным направлениям. Согласно упомянутой Стратегии одним из основных условий перехода экономики на инновационный путь развития является повышение инновационной активности бизнеса и ускорение появления новых инновационных компаний во всех секторах экономики, и в первую очередь в сфере экономики знаний.

Результаты интеллектуальной деятельности являются ключевым фактором развития современного общества и экономики, основанной на инновациях и высоких технологиях. Существенные изменения под воздействием прогресса приводят к образованию новых форм объектов интеллектуальной собственности, внешне выраженных в новых объектах гражданских правоотношений.

Именно этим объясняется включение в перечень охраняемых законом объектов таких результатов интеллектуальной деятельности, как программы для ЭВМ, топологии интегральных микросхем, секретов производства (roy- xay), а также новых для законодательства юридико-технических конструкций «сложных объектов интеллектуальных прав (сложных объектов)» (ст.

1240 ГК РФ) и «единых технологий» (гл. 77 ГК РФ).

Современное состояние экономического развития и научнотехнического прогресса характеризуется разработкой особых результатов интеллектуальной деятельности, которые не могут быть созданы одним лицом (автором) в силу объединения в конечном объекте разработок, относящихся к различным областям науки, техники или технологии.

Профессор В.А. Дозорцев еще в 2005 году отмечал, что с наступлением технического прогресса возникло много «сложных комплексных объектов» как в технической, так и в художественной сфере, возможности и условия для правового становления такого феномена находятся на финальной стадии завершения, и настала необходимость кристаллизировать соответствующую категорию[5].

В художественной сфере уже давно успешно используется сложный объект интеллектуальных прав (сложный объект авторского права) как аудиовизуальное произведение. Правовая конструкция аудиовизуального произведения отвечает потребностям современной киноиндустрии и позволяет объединить в один сложный объект несколько простых результатов интеллектуальной деятельности авторского права, обеспечивая интересы всего субъектного состава правоотношений по созданию аудиовизуального произведения.

Ситуация со сложными объектами в научно-технической сфере нестабильна. Законодатель длительное время пытается найти подходы к правовому закреплению юридико-технических конструкций, отвечающим, с одной стороны уровню научно-технического прогресса и, с другой стороны, интересам государства.

Как отмечает профессор И.А. Зенин, в отечественной правовой доктрине уже предпринимались попытки установления прямой правовой охраны на объекты интеллектуальных прав, подобные единой технологии, например, институт «научной интеллектуальной собственности» и «право на научный результат», известные также как «новая техника» и «новая технология»[6].

В СССР были широко применимы комплексные устройства, сходство которых с единой технологией проявляется в том, что они относятся к объектам научно-технической деятельности, имеют объективную форму, сложный, составной характер, в них содержатся охраняемые результаты научно-технической деятельности, а также объекты должны быть практически применимы.

Определенное сходство можно проследить и в механизме применения разрешительного порядка при передаче единых технологий гражданского назначения для использования их на территориях иностранных государств и сделок по передаче комплексных устройств из СССР за рубеж.

Необходимость получения разрешения в обоих случаях обусловлена государственной регистрацией экспортных сделок[7].

Комплексные изобретения, на которые было выдано авторское свидетельство, также, как и единую технологию, необходимо было практически применить (внедрить).

Определенная разница между указанными двумя объектами

прослеживается, во-первых, в предназначении этих объектов (единая технология призвана служить технологической основой определенной практической деятельности, а комплексное устройство служило

принципиальной схемой устройства или принципиальным конструктивным выполнением). Во-вторых, в необходимости получения охранных документов на объект (в отношении единой технологии законодательно предусматривается лишь осуществление организатором (исполнителем) действий по получению охранных документов на входящие в нее элементы, а на комплексное устройство получали авторское свидетельство или патент).

Институт единых технологий закреплен в завершающей ч. 4 ГК РФ главе 77 ГК РФ «Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии». Нормативное закрепление указанного объекта сразу же породило дискуссии относительно его правовой природы, специфики и возможностей практического применения.

Такие ученые как, И.С. Мухамедшин[8] и В.И. Еременко[9], сразу же указали на необходимость принятия ряда законодательных актов, которые сделают возможным практическое применение положений гл. 77 ГК РФ.

Несмотря на принятие на настоящий момент законодательных и подзаконных нормативных правовых актов, уточняющих процедуру передачи прав на единые технологии: Федерального закона от 25.12.2008 № 284-ФЗ «О передаче прав на единые технологии» (далее Закон о передаче прав)[10], Постановления Правительства Российской Федерации от 31 октября 2009 г.

№880 «Об утверждении примерных форм договоров о передаче прав на единые технологии и примерной формы договора о выполнении дополнительных работ по доведению единой технологии до стадии практического применения с учетом потребностей заинтересованного лица»[11], Постановления Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2010 г. № 1089 «О порядке управления правами на единые технологии, принадлежащими Российской Федерации»[12] и других, - высокой эффективности использования единой технологии в обороте не достигнуто.

Особое внимание на это обстоятельство обращает К.М. Жамойдик, который, оперируя статистическими данными о деятельности Роспатента, указывает на низкую эффективность вложений государства в финансирование прикладной науки, обосновывая этот вывод возрастанием с 2005 по 2014 год объемов освоенных бюджетных средств в семь раз с практически неизменным количеством оформленных заявок на выдачу патентов[13].

Существующий в настоящий момент институт единых технологий имеет множество недостатков, что обусловило невостребованность существующей правовой конструкции. Тем не менее, негативный опыт - это тоже опыт, который требует анализа недостатков и выработки путей их решения.

Рассмотрим понятие и сущность зарегламентированной единой технологии.

Нормативно единая технология определена в п. 1 ст. 1542 ГК РФ. Право на технологию «Единой технологией ... признается выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране ., и может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере (единая технология).

В состав единой технологии могут входить также результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране ., в том числе технические данные, другая информация.».

В ст. 1543. Сфера применения правил о праве на технологию закреплен неотъемлемый, по нашему мнению, признак понятия единой технологии, а именно то, что она должна быть создана «.за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации, выделяемых для оплаты работ по государственным контрактам, по другим договорам, для финансирования по сметам доходов и расходов, а также в виде субсидий.».

Несмотря на то что ряд авторов опускают указанные положения ст.1543 ГК РФ и не рассматривают их при определении понятия единой технологии[14], считаем, что наиболее полное законодательное определение единой технологии выводится из синтеза положений ст. 1542 и ст.1543 ГК РФ, поскольку законодатель обусловил деятельность по ее созданию финансированием за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации.

Сама конструкция «единой технологии» неоднократно подвергалась критике. Так, разработчики Концепции совершенствования Раздела VII ГК РФ указывали на условный характер понятия «единые технологии».[15] Так, например, Д.А. Г орячкина, пришла к выводу о несоответствии формулировки термина его содержательному аспекту[16].

По мнению Д.А. Горячкиной нельзя говорить о единстве единой технологии, поскольку «превратившись в составную часть единой технологии, результаты интеллектуальной деятельности не теряют своей самостоятельности, не растворяются среди других элементов единой технологии», т.к. «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав единой технологии, признаются и подлежат защите в соответствии с правилами ГК РФ»[17].

Е.А. Мазур охарактеризовала единую технологию как сложный продукт, не являющийся охраняемым результатом интеллектуальной деятельности, однако результаты от его деятельности, имеющей особую направленность, охраняются правом[18].

Следует согласиться с мнением указанных выше исследователей о том, что конструкция единой технологии в законодательно закрепленном виде далека от совершенства и с позиции отсутствия единства обусловленной самостоятельностью входящих в ее состав результатов интеллектуальной деятельности, и относительно неохраняемости ее как сложного продукта.

Однако проблема, по нашему мнению, коренится не в ущербности самой единой технологии как комплексного технического решения, а в особенности подхода законодателя к ее регламентации, урезавшего и сам объект, не включив его в перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, и возможности его оборота.

Если рассмотреть термин «единая технология» с этимологической позиции, то «единый» в лексическом смысле означает «общий», «объединенный»[19], «представляющий собой одно целое», «нераздельный»[20].

Так, единая технология объединяет в себе охраняемые результаты интеллектуальной деятельности (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ) и неохраняемые (технические данные, другая информация), которые служат одной цели - стать технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере с использованием средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации.

Как представляется, каким бы образом результаты интеллектуальной деятельности ни входили в состав единой технологии, сколько бы лиц совместно ни обладало правами на единую технологию, ее основная задача - сложив их воедино, быть эффективной технологической основой определенной практической деятельности. Заметим, что это сложение не является сугубо механическим, а представляет собой сложную организационную умственную деятельность.

Термин «технология» в переводе с греческого языка - учение об искусстве, мастерстве, умении (techne - искусство, мастерство, умение и logos- учение). В науку данный термин ввел немецкий ученый Иоганн Беккман в 1772 г., рассмотрев ее как учебную дисциплину. В 1777 г. он предложил рассматривать технологию в качестве науки при описании ремесел и производства - «технология, которая объясняет в целом, методически и определенно все виды труда с их последствиями и причинами». Далее в работе 1780-1805 гг. «Очерки по истории изобретений» он развил данное понятие[21].

С момента введения понятия «технология» оно приобретало различные трактовки. В отечественной и зарубежной юридической и экономической литературе общепринятого понятия и содержания термина «технология» нет[22].

Американские экономисты К. Долмен и Л. Вестфал под технологией понимают «сочетание физических процессов, которое превращает затраты в выпуск продукции»[23]. Такое понимание не различает технологию и конкретную форму производственного процесса. Именно в результате использования технологий производственный процесс приобретает форму.

К.О. Климентс определяет понятие «технология» как «науку, учитывающую совокупность производственных факторов - финансовых, трудовых и материальных ресурсов». Он считает, что «...более глубокое знание этих факторов (особенно материальных), а также их изменяющихся отношений и возможных комбинаций составляет понятие «новая технология.»[24].

В документах ЮНКТАД выработано следующее определение технологии - «.систематизированные знания, используемые для выпуска соответствующей продукции, для применения соответствующего процесса или оказания соответствующих услуг.»[25].

В России в единственном подзаконном нормативно-правовом акте - Федеральной целевой программе «Национальная технологическая база» на 2007-2011 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от

29.01.2007 г. № 54, дано определение понятия «технология» - это «совокупность научно-технических знаний, процессов, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при разработке, производстве или эксплуатации продукции»[26].

Согласно толковому словарю русского языка, технологии - совокупность процессов, приемов обработки и переработки материалов, применяемых в каком-либо деле, мастерстве, искусстве, а также научное описание способов производства[27].

В российской правовой доктрине технология понимается более широко - «научно-технические, производственные, управленческие знания и опыт»[28] или «научно-технические знания, в том числе методы, формы и способы их использования, применяемые при разработке производства или эксплуатации товаров, осуществленные в материальных носителях или существующие в интеллекте субъектов, имеющие коммерческую ценность и многоцелевое использование»[29].

В.И. Еременко и Н.А. Лынник[30] рассматривают технологию в широком и узком смысле. Технология в широком смысле - это научно-технические, производственные, управленческие и коммерческие знания и опыт. В узком смысле технология включает в себя различные объекты промышленной собственности.

Различие технологии в широком и узком смысле исследовал О.А. Городов. Так технология в широком смысле - «...объем знаний, которые можно использовать для производства товаров и услуг экономических ресурсов...», а технология в узком смысле - «...способ преобразования вещества, энергии, информации в процессе изготовления продукции, обработки и переработки материалов, сборки готовых изделий, контроля качества, управления.»[31].

Существует точка зрения Л.П. Клочковского о возможности дать юридическое определение «технология» только для национального законодательства[32]. С таким мнением можно согласиться, поскольку уровень экономического развития стран различен, уровень обладания информацией, знаниями и технические возможности также различны. Однако при передаче технологии между странами должно быть единое понимание термина «технология».

Из контекста главы 77 ГК РФ нельзя определить понятие «технология» и не представляется возможным рассмотреть технологию в доктринальных подходах. Как верно отмечает О.А. Г ородов, единая технология представляет собой «некий интегрированный результат, включающий иные результаты, т.е. результат от результатов»[33].

Следует отметить, что в научной литературе существуют различные трактовки термина «единая технология». Его определяют как сложный составной объект гражданского права[34], как результат научно-технической деятельности[35], как сложный объект, представляющий собой объединенный производственный продукт, обладающий способностью к практическому применению[36].

Одни указывают на ограничения правового регулирования отношений при создании единой технологии рамками оборонно-промышленного комплекса[37], очевидно, не замечая гражданскую сферу применения данного объекта.

Другие, говоря о сфере действия единой технологии, указывают, что применение ее в гражданской сфере подразумевает практически любую сферу деятельности[38].

Безусловно, то, что понимается под гражданской сферой и объектом в гражданской сфере с учетом отсутствия соответствующего законодательного определения, также может служить предметом для дискуссий. Так, например, в трудах Л. Ионина[39], Р.Г. Апресяна[40] исследователи практически отождествляют «гражданскую сферу» с «гражданским обществом», при этом точное понимание гражданской сферы не дается.

Единая технология представляет собой специфический и неоднозначный объект гражданских прав и обязанностей, включающий в себя признаки нескольких правовых категорий, являясь одновременно и результатом научно-технической деятельности, и сложным объектом интеллектуальной деятельности.

Законодательно понятие единой технологии закреплено как результат научно-технической деятельности. Отнесение ее к категории результатов научно-технической деятельности распространяет на регламентацию данного объекта специальные нормативные правовые акты.

Так, например, отношения субъектов научно-технической деятельности и потребителей ее результатов регулируются Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике» (далее «Закон о науке»)[41]. В соответствии со ст. 2 которого, результат научно-технической деятельности представляет собой продукт научной и (или) научно-технической деятельности, содержащий новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе.

Е.А. Мазур указывает на расширительную трактовку данного понятия и предлагает опираться на определение, данное в ГК РФ, согласно которому к результатам научно-технической деятельности относятся изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и ноу-хау[42].

Однако такое понимание результатов научно-технической деятельности сужает их до охраняемых объектов исключительных прав.

Законодательно, вместе с тем, предусмотрен ряд результатов научнотехнической деятельности, которые не являются охраняемыми объектами исключительных прав. Речь идет о зафиксированной на материальных носителях информации с потенциальной возможностью ее использования и идентификации или объектах прав третьих лиц, используемых в хозяйственной деятельности организации на договорных или законных основаниях.

Как справедливо отмечает В.И. Еременко, правовая конструкция единой технологии является противоречивой, поскольку сама единая технология не является объектом исключительных прав и не входит в исчерпывающий перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, а входящие в состав единой технологии результаты интеллектуальной деятельности могут быть охраняемыми и неохраняемыми[43].

По нашему мнению, противоречивость правовой конструкции «единая технология» не ограничивается тем, что она сама, не являясь нормативно закрепленным самостоятельным охраняемым объектом исключительных прав, способна включать в себя в качестве составных элементов охраняемые и неохраняемые результаты интеллектуальной деятельности.

Спецификой единой технологии как результата научно-технической деятельности является и то, что она формируется в итоге последовательно совершаемой системы научных и (или) научно-технических действий, следствием которых является объективное воплощение фундаментальных или прикладных знаний в нескольких результатах интеллектуальной деятельности, способных иметь самостоятельное значение, но применение которых в едином комплексе способствует достижению более значимого эффекта.

При этом необходимо отметить, что законодательно предусмотренное отдельное использование части единой технологии, имеющей самостоятельное значение (абз. 1 п. 2 ст.1549 ГК РФ), с одной стороны, обеспечивает динамику оборота входящих в ее состав элементов, а с другой, как справедливо считает О.А. Городов, «такое решение законодателя нельзя признать удачным шагом, поскольку оно существенно ограничивает возможности комплексного использования элементов, входящих в состав единой технологии»[44].

Понятие сложных объектов интеллектуальной деятельности само по себе является новеллой части IV ГК РФ. При этом законодательного определения самого термина «сложные объекты» и его признаков не дано, а законодатель ограничился лишь установлением в ст. 1240 ГК РФ закрытого перечня таких объектов (в который в первоначальной редакции входила и «единая технология»). В измененной редакции ГК РФ[45] из закрытого перечня сложных объектов, закрепленных в п.1 ст. 1240, исключили единую технологию, при этом не исключив положения п. 5 ст. 1240, предоставляющие право на использование результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии как в составе сложного объекта.

В настоящее время в п. 5 указанной статьи содержится лишь отсылочная норма, указывающая, « ...что правила ст. 1240 ГК РФ применяются к праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджета субъектов РФ ...».

Ряд ученых, точки зрения которых мы приведем ниже, сравнивают категорию сложный объект с категорией сложная вещь, конструкция которой закреплена в ст. 134 ГК РФ[46].

Так, под сложной вещью законодатель понимает разнородные вещи, образующие единое целое, использование которых должно быть по общему назначению и рассматривается как одна вещь. Примером сложных вещей служит мебельный гарнитур, картинная галерея, чайный сервиз и др. При этом сложная вещь представлена как единство физически не связанных между собой вещей, ни одна из которых не играет роли главной вещи по отношению к другим и каждая сохраняет значение самостоятельной вещи[47]. Так как сложная вещь представляет собой одну единую, то ее собственник обладает правомочием владения, пользования и распоряжения вещью. Следовательно, действия в отношении нее касаются всех элементов, если соглашением сторон не оговорено иное.

По мнению Р.Ш. Рахматулиной, главное отличие сложных вещей в гражданском праве от сложных объектов в праве интеллектуальной собственности - это их материальная составляющая[48]. Сложный объект отличает то, что по своей сущности он не является вещью, так как он - результат умственной деятельности. В связи с чем классические полномочия собственника как обладателя вещными правами на него не распространяются.

Профессор Э.П Г аврилов при этом подчеркивает, что на сложный объект исключительные права не возникают[49].

А.В. Ландин считает, что сложным объектом может быть признан «объект, который, с одной стороны, имеет сложный состав (структуру), образуемую из совокупности разнородных результатов интеллектуальной деятельности, а с другой стороны, представляет собой единое целое (единый объект), предполагающее использование таких результатов по общему назначению»[50].

Н.А. Новикова определяет сложный объект интеллектуальных прав как «объект гражданских прав, созданный организатором такого объекта, включающий в себя несколько принадлежащих различным правообладателям охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, объединенный структурными связями, предназначенный для их использования по единому назначению»[51].

Схожее определение дает и Е.А. Мазур, понимая сложный объект как объект гражданских прав, созданный автором, организатором такого объекта, включающий в себя несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, образующий единое целое и предполагающий его использование по общему назначению[52]. Отметим, что в составе сложного объекта могут быть также неохраняемые результаты интеллектуальной деятельности.

В научной литературе сложный объект зачастую называют комплексным. Профессор В.А. Дозорцев обосновывает, что сложные объекты являются результатом многослойного процесса, когда одни лица своей творческой деятельностью создают элементы, используемые на втором этапе уже другими лицами для комплексного объекта в целом[53]. Указание на творческий процесс также содержится в работе Р.Ш. Рахматулиной, где под сложным объектом в праве интеллектуальной собственности понимается результат творческого процесса[54].

Однако, по мнению многих исследователей, деятельность организатора не является творческой[55], и их позиция основывается на отсутствии законодательного указания на возможность внесения творческой составляющей лицом, организовавшим создание сложного объекта.

Следует отметить, что наличие творческого вклада в создании сложного объекта является основным дискуссионным вопросом, определяющим правовую природу сложного объекта.

Профессор Э.П. Гаврилов обратил особое внимание на право лица, организовавшего создание сложного объекта, указывать свое имя или наименование, закрепленное в п. 4 ст. 1240 ГК РФ и противоположное ему положение абзаца 2 п. 1 ст. 1228 ГК РФ о том, что организационное содействие не относится к творческому труду[56]. Полагаем, что предоставление организатору «права на имя» не случайное и не ошибочное, а дополнительно подчеркивает его роль и творческий характер деятельности по созданию сложного объекта.

В п. 19.1 Постановления пленума Верховного Суда РФ № 5, пленума ВАС РФ от 26.03.2009 г. № 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняется, что «... под лицом, организовавшим создание сложного объекта, понимается лицо, ответственное за организацию процесса создания такого объекта, в частности лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за создание соответствующего объекта (продюсер и т.п.) .. .))[57]. Трактовка весьма расширительная и специального акцента на наличие или отсутствие творческого характера в себе не содержащая, тем не менее, она вносит некоторую ясность в сущность организаторской деятельности.

С развитием науки о сложном объекте появляются и новые подходы к определению данного объекта. И.Н. Никифорова помимо признаков сложного объекта, вытекающих из буквального толкования ст.1240 ГК РФ, а именно наличие лица, организовавшего создание сложного объекта и включение в состав сложного объекта нескольких результатов интеллектуальной деятельности, выделяет новый признак - « ... невозможность использования сложного объекта в соответствии с целями, для которых он создавался, без внесения в него изменений (нарушения целостности сложного объекта) в случае запрета использования включенного в него результата интеллектуальной деятельности ...»[58]. Однако возможность установления запрета использования результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта для предотвращения нарушения целостности объекта и его предназначения может выразиться в злоупотреблении правом лица, организовавшего создание сложного объекта, и быть направлена на ограничение прав авторов входящих в сложный объект результатов интеллектуальной деятельности.

Полагаем, появление сложного объекта соответствует потребностям современного уровня развития техники, науки и экономики, когда в одном объекте не могут быть зафиксированы результаты интеллектуальной деятельности, отвечающие темпам развития современного общества. В настоящее время наблюдается тенденция комбинирования знаний различных областей науки, требующая отлаженного сочетания работы специалистов (разработчиков) разных областей науки. Специфика такого сотрудничества предполагает решение общей практической задачи.

Результаты интеллектуальной деятельности в праве промышленной собственности все чаще составляют не единичный обособленный продукт, а несколько взаимосвязанных, взаимодополняющих или взаимозависимых самостоятельных объектов, в совокупности составляющих единый комплекс, по сути, они представляют собой единую технологию.

Анализируя категорию единой технологии с точки зрения сложного объекта, следует учитывать, что она отвечает всем признакам сложного объекта.

Единую технологию как сложный объект характеризует:

- сложная структура объекта, причем составляющие ее элементы являются результатами интеллектуальной деятельности, права на которые могут как подлежать правовой охране на основе правил разд. VII ГК РФ (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ), так и не подлежать (иные результаты интеллектуальной деятельности: технические данные и другая информация);

- единство элементов единой технологии придает ей особое свойство и назначение - стать технологической основой определенной практической деятельности и быть освоенной (внедренной);

- наличие лица, организовавшего создание единой технологии.

В своем исследовании авторы Н.М. Коршунов и Ю.С. Харитонова предлагают признать сложный объект интеллектуальной собственности самостоятельным объектом интеллектуального права и самостоятельным результатом интеллектуальной деятельности[59].

О.И. Худокормова, разделяя эту позицию, полагает, что единую технологию можно считать самостоятельным объектом инновационной деятельности, который к тому же, путем особого правового регулирования, ограниченного ст. 1240 ГК РФ, может создаваться и без участия РФ и субъектов РФ за счет финансирования собственных средств частных лиц[60]. По мнению В.П. Мозолина и Д.А. Беловой, единую технологию необходимо признать объектом исключительного права[61].

По нашему мнению, единая технология, безусловно, сложный объект интеллектуальной деятельности и самостоятельный результат как научнотехнической, так и интеллектуальной деятельности в целом. Правовое регулирование данного объекта весьма специфично, ввиду тесной взаимосвязи и по фактическому назначению данный объект может быть признан объектом инновационной деятельности.

Тот факт, что нормы главы 77 ГК РФ в качестве субъектов прав использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии предусматривают лишь ограниченный круг субъектов гражданских правоотношений: в лице Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, - дает возможность включить единую технологию в объект государственной инновационной деятельности.

Как справедливо полагает Ю.П. Свит, все конструкции различных единых технологий имеют ряд специфических особенностей, которые не могут быть учтены при правовом регулировании лишь общими положениями[62]. Правила главы 77 ГК РФ в качестве основных регулируемых отношений выделяет отношения, возникающие по поводу прав на единую технологию в сфере гражданского, военного, специального и двойного назначения, созданную за счет и с привлечением средств федерального бюджета, бюджета субъектов РФ на безвозмездной основе, путем заключения государственных контрактов, иных договоров для финансирования по сметам доходов и расходов, а также в виде субсидий.

По сути, данные предписания регулируют отношения, связанные с государственным контрактом на выполнение НИОКТР в указанных сферах, по результатам которых образуется сложный составной объект научнотехнической деятельности, созданный особым субъектом - организатором, в состав которого входят в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ и другие результаты интеллектуальной деятельности, служащие технологической основой определенной практической деятельности, обусловленной необходимостью внедрения.

Резюмируя рассмотренные особенности единой технологии, можно констатировать, что она как объект гражданских правоотношений представляет собой специфическую и неоднозначную конструкцию, включающую в себя признаки нескольких правовых категорий, являясь одновременно результатом научно-технической деятельности, сложным объектом интеллектуальных прав и перспективным объектом инновационной деятельности.

В составе единой технологии имеются различные результаты интеллектуальной деятельности, которые, сливаясь и синтезируясь вместе, образуют новый уникальный объект - единую технологию, который имеет качественно новое восприятие и назначение - стать технологической основой определенной практической деятельности в гражданской сфере, сфере военного, двойного или специального назначения.

В связи с тем что понятие сложного объекта в гражданском законодательстве не определено, а также в целях защиты прав и законных интересов участников правоотношений по созданию и использованию сложных объектов предлагается дополнить статью 1240 ГК РФ развернутым определением сложного объекта.

Так, под сложным объектом интеллектуальных прав предлагается понимать объект интеллектуальных прав, созданный лицом, организовавшим создание такого объекта, в составе которого имеется несколько различных результатов интеллектуальной деятельности (охраняемых и неохраняемых, обязательных и дополнительных), взаимосвязанных друг с другом, объединенных воедино с образованием единого объекта, связанного общим назначением (единый сюжет, единый творческий замысел, единое творческое назначение, технологическая основа определенной практической деятельности и др.).

Судебная коллегия Верховного суда по гражданским делам, рассматривая в кассационном порядке спор между общественной организацией «Российское авторское общество», действовавшей в интересах М., и учреждением культуры указала, что правовой режим сложного объекта распространяется на единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта и повлечет невозможность его дальнейшего применения, при этом за автором произведения, вошедшего в состав сложного объекта, независимо от того кому принадлежат права на сам сложный объект, не признается право на отзыв своего объекта1.

При отнесении объекта интеллектуальных прав к категории «сложный объект» следует учитывать следующее:

- сложный объект представляет собой единый совокупный объект интеллектуальных прав;

- сложный объект создается лицом, организовавшим создание сложного объекта, т.е. имеет значение особый субъектный состав;

- сложный объект является сложноструктурным, в его состав входит несколько различных взаимосвязанных результатов интеллектуальной

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2012 г. № 45-В12-1 // СПС «Консультант Плюс».

деятельности (охраняемых и неохраняемых, обязательных и дополнительных);

- сложный объект имеет особую цель создания (назначение), достижение которой возможно лишь путем соединения составляющих его элементов. Цель создания сложного объекта отличается от цели создания входящих в него результатов интеллектуальной деятельности.

Основополагающим признаком сложного объекта является одна из следующих характеристик: единый сюжет, единый творческий замысел, единое творческое назначение, технологическая основа определенной практической деятельности и др.);

- существующая закрытая конструкция перечня сложных объектов интеллектуальных прав представляется не вполне обоснованной. Наука и искусство не стоят на месте, с течением времени комбинация результатов интеллектуальной деятельности в единый объект будет образовывать новые категории сложных объектов интеллектуальных прав. Полагаем, открытый перечень сложных объектов интеллектуальных прав в большей степени соответствует современным реалиям оборота интеллектуальной собственности.

Подтверждением указанных выводов служит точка зрения Верховного Суда РФ о сложном объекте: «...по смыслу закона, он должен представлять собой единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта, в результате чегонарушится целостность результата интеллектуальной деятельности и его дальнейшее применение станет невозможным .. .))[63].

Сформулируем основные выводы в отношении определения правовой природы единой технологии в структуре объектов гражданских правоотношений:

1. Теоретически обосновано, что требует конкретизации определение места единой технологии в системе объектов гражданских правоотношений. Необходимо отметить, что единая технология ни с позиции сложных объектов интеллектуальной деятельности, ни как научно-технический результат не обеспечена должной правовой охраной.

В настоящее время стремительное развитие науки, техники и технологий, развитая конкурентная борьба, рисковый характер деятельности по созданию, использованию и внедрению единой технологии указывают на необходимость дополнить и детализировать положения законодательства, направленного на ее регламентацию.

2. Нормативное закрепление единой технологии должно основываться на следующих критериях:

- единая технология как результат научно-технической деятельности (инновации) должна способствовать эффективному использованию ресурсов в условиях финансового кризиса и повышения роли технологичности выпускаемой продукции за счет объединения различных по правовой природе результатов интеллектуальной деятельности в один объект, выраженный в объективной форме, предназначенный стать технологической основой определенной практической деятельности;

- единая технология полностью отвечает признакам сложного объекта интеллектуальных прав. Исходя из того, что перечень данных объектов императивно ограничен, для придания единой технологии полноценного статуса сложного объекта она должна быть включена в предусмотренный в п.1 ст. 1240 ГК РФ перечень сложных объектов, а положения п.5 ст.1240 ГК РФ должны быть исключены;

- уникальность базовых характеристик единой технологии (внутренняя структура и назначение объекта) позволяет выделить ее в отдельную группу сложных объектов - сложный объект в праве промышленной собственности;

- единая технология должна быть признана самостоятельным охраняемым объектом исключительных прав.

3. Полагаем, что единая технология, безусловно, сложный объект интеллектуальной деятельности и самостоятельный результат как научнотехнической, так и интеллектуальной деятельности в целом. Правовое регулирование данного объекта весьма специфично, ввиду тесной взаимосвязи и по фактическому назначению данный объект может быть признан объектом инновационной деятельности.

4. Закрепление прав на единую технологию как на самостоятельный объект, а не набор результатов интеллектуальной деятельности, на которые законодатель предусмотрел право использования, позволит получить должную правовую охрану единому комплексному научно-техническому результату. Соответственно, единая технология должна быть включена в перечень охраняемых объектов интеллектуальных прав, указанных в ст. 1225 ГК РФ.

1.2.

<< | >>
Источник: КАСУЛИНА ВЛАДА ВЛАДИМИРОВНА. Единая технология как объект гражданско-правового регулирования. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования:

  1. § 3. Правовое регулирование отдельных инвестиционных договоров и соглашений
  2. § 1.1. Понятие правового механизма повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ.
  3. § 1.1. Понятие правового механизма повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ.
  4. Источники данных об объектах, полученных с помощью глобальной навигационной системы
  5. 3.1. Понятие, значение, сущность и структура криминалистической характеристики
  6. 3.1. Саморегулируемые организации в нефтегазовом строительстве и проблемы их интеграции в механизм административно-правового регулирования.
  7. Место административного процесса в системе юридического процесса.
  8. 1.2.4. Классификация вещей как объектов гражданских прав
  9. Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования
  10. Легислативные признаки, образующие правовую конструкцию единой технологии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -