<<
>>

3.1. Понятие и специфика субъектного состава правоотношений по созданию и применению единой технологии

В настоящее время существующий уровень развития техники и технологий уже не может быть ограничен узким кругом субъектов в правоотношениях по созданию объектов научно-технической деятельности.

Процесс создания объекта научно-технической деятельности единой технологии включает разные этапы: организацию создания результата интеллектуальной деятельности (включает поиск существующих результатов интеллектуальной деятельности, поиск создателей новых результатов интеллектуальной деятельности), непосредственное создание результатов интеллектуальной деятельности (охраняемых и неохраняемых), регистрацию и получение прав на результат интеллектуальной деятельности, внедрение результата научно-технической деятельности. На различных этапах разработки результата научно-технической деятельности могут быть свои характерные субъекты. Определение круга субъектов имеет огромное значение для теории и практики.

В исследуемых правоотношениях субъектный состав права на единую технологию имеет свои особенности, отличные от привычных двухсторонних правоотношений по поводу создания результатов научно-технической деятельности между правообладателем и правоприобретателем (заказчиком и исполнителем).

Во-первых, по тому, что ст. 1240 ГК РФ введен особый субъект правоотношений по поводу создания единой технологии - лицо, организовавшее создание сложного объекта. В п. 1 ст. 1240 ГК РФ указано, что данный субъект приобретает право использования результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. Под результатами понимаются сами сложные объекты - результаты интеллектуальной деятельности (кинофильм или иное аудиовизуальное произведение, театрально-зрелищное представление, мультимедийный продукт, база данных) и также результат научно-технической деятельности (единая технология).

Во-вторых, в отношении единой технологии есть особая оговорка в п. 5 ст. 1240 ГК РФ, согласно которой лицо, организовавшее создание единой технологии, имеет право использовать результаты интеллектуальной деятельности в составе единой технологии.

В ходе разработки, регистрации, внедрения и последующего использования единой технологии складывается целый комплекс отношений со своим специфическим субъектным составом.

Деятельность по созданию единой технологии носит комплексный характер и охватывает организационную, творческую, научную, научно - техническую, инвестиционную, коммерческую, производственную и другие виды деятельности.

В конструкции правовых норм, входящих в гл. 77 ГК РФ, упоминается возможность участия в финансировании разработок совместно с Российской Федерацией или ее субъектами и другими инвесторами, а также такая взаимосвязь именуется инвестиционным проектом.

Учитывая то, что и сама деятельность по его созданию, и специфический характер конечного результата в виде комплексного научно-технического результата направлены на порождение определенного новшества, считаем правомерным рассматривать деятельность по разработке единой технологии как инновационную.

На уровне Российской Федерации в ст. 2 Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» инновации определяются как «...введенный в употребление новый или значительно улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продаж или новый организационный метод в деловой практике, организации рабочих мест или во внешних связях.». Инновационная деятельность там же определяется как «.деятельность (включая научную, технологическую, организационную, финансовую и коммерческую деятельность), направленная на реализацию инновационных проектов, а также на создание инновационной инфраструктуры и обеспечение ее деятельности.».

Несложно отметить, что такие категории, как осуществление научных разработок, организационных действий, технологичность деятельности финансирование и коммерциализация присутствуют также и в деятельности по разработке единой технологии.

Следует отметить, что на федеральном уровне законодательное закрепление приведенных основополагающих терминов осуществлено лишь в 2011 году, а до этого подобные дефиниции встречались лишь в региональных законодательных актах. Так, например, Закон Белгородской области от 01.10.2009 № 296 «Об инновационной деятельности и инновационной политике на территории Белгородской области»[127] определяет инновацию как «.конечный результат творческого труда, получивший реализацию в виде новой или усовершенствованной продукции либо нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в экономическом обороте.», а инновационную деятельность как «.вид деятельности, связанный с трансформацией идей (результатов научных исследований, разработок, опытно-конструкторских работ либо иных научнотехнических достижений) в новый или усовершенствованный продукт, в новый или усовершенствованный технологический процесс, реализуемые в экономическом обороте, в том числе в области биоэнергетики и биотехнологий...»

М.В. Волынкина определяет инновационную деятельность как «.многоэтапную, при реализации которой один вид деятельности, один этап цикла сменяется другим, меняя за собой и субъекта деятельности, к которому относятся инновационные предприятия, специализированные инновационные организации и государство в лице его органов, осуществляющих меры по регулированию инновационной деятельности, реализующих инновационную политику, и в случаях, указанных в законе, выступающих в роли правообладателя на результаты научно-технической деятельности.»[128].

Учитывая, что процесс создания единой технологии обусловлен и сопровождается финансированием, специфику которого мы выше предложили рассматривать в качестве критерия для разграничения на «публичные» и «частные» единые технологии есть основания для сопоставления ее и с инвестиционной деятельностью.

Инвестиционная деятельность двумя институционными законодательными актами[129] закрепляется как «.вложение инвестиций, т.е.

денежных средств, ценных бумаг, иного имущества, в том числе имущественных прав, иных прав, имеющих денежную оценку и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. ».

Сопоставив с деятельностью по созданию единой технологии, не сложно заметить, что, во-первых, в обоих случаях имеет место наличие вложений, причем, как мы уже оговорились выше, способы, которые законодательно закреплены как основополагающие для финансирования комплексного научно-технического решения, значимы лишь для случаев создания «публичной» единой технологии. Во-вторых, признак инвестиционной деятельности, отражающий ее направленность на получение прибыли или достижения иного полезного эффекта, по объему значительно шире и охватывает собой, в том числе и такой результат, как возможность «... служить технологической основой определенной практической деятельности». В- третьих, широкое указание на осуществление практических действий дает основание отнести к таковым и действия лица, организовавшего разработку по творческой систематизации входящих в единую технологию охраняемых и не охраняемых объектов интеллектуальной деятельности.

В соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 08.12.2011 № 2227-р[130] стратегия инновационного развития Российской Федерации предполагает реализацию инновационных проектов.

Определение инновационного проекта дано в ст. 2 Закона «О науке» как «.комплекса направленных на достижение экономического эффекта мероприятий по осуществлению инноваций, в том числе по коммерциализации научных и (или) научно-технических результатов.».

Регламентация проектной деятельности на уровне Российской Федерации осуществляется в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 15.10.2016 № 1050[131].

Проект указанным нормативным актом определяется как «.комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на достижение уникальных результатов в условиях временных и ресурсных ограничений.».

Проектная деятельность, соответственно, это «...деятельность, связанная с инициированием, подготовкой, реализацией и завершением проектов (программ).».

Таким образом, деятельность по созданию единой технологии одновременно является и инновационной, и инвестиционной, и проектной.

Нормативно субъектный состав правоотношений, складывающихся по поводу единой технологии, определяется путем упоминания в гл. 77 ГК РФ публично-правовых образований в лице Российской Федерации или ее субъектов, организатора (лица организовавшего) создания единой технологии, лицо заинтересованное и обладающее реальными возможностями для внедрения единой технологии, исполнитель.

Специальный закон, регламентирующий порядок использования единых технологий (Закон о передаче прав), к числу субъектов отношений по передаче прав на единые технологии или их части относит: «.органы исполнительной власти РФ или ее субъекта, уполномоченные иные органы или юридические лица, осуществляющие от имени публичного образования распоряжение правами на единые технологии.»; «.лица, организовавшие создание единой технологии (исполнители).»; «.лица, которым права на технологию принадлежат совместно с РФ или ее субъектами.»; «.лица приобретающие права на единую технологию (причем в порядке, установленном именно этим законом).»; «.иные участвующие в передаче прав на единые технологии лица.».

Уже отмеченный нами специальный характер норм, направленный исключительно на регламентацию результата, созданного с привлечением бюджетного финансирования, обуславливает и подход законодателя, во- первых, к определению круга субъектов, в число которых в обязательном порядке включено финансирующее публичное образование, и, во-вторых, отождествление организатора с исполнителем. Действительно, если отношения по созданию комплексного научно-технического результата реализуются в рамках государственного контракта, то организатор совпадает с исполнителем контракта. Однако в отношении отдельных результатов интеллектуальной деятельности, включенных в конечный объект, исполнителями, как правило, выступают иные лица.

Развивая концептуальную идею (положение) настоящего исследования о необходимости более широкого подхода к правовому регулированию единой технологии, рассмотрим возможный круг складывающихся в ее отношении субъектов.

Исходя из контекста принадлежности деятельности по созданию единой технологии к инновационной деятельности, исследуем субъектный состав инновационной деятельности.

В соответствии со ст. 36 Модельного инновационного кодекса для государств-участников СНГ[132] предусматривается разграничение субъектов и участников инновационной деятельности, относя при этом к функциям последних возможность быть заказчиками инновационных программ и проектов, обслуживать инновационный процесс и содействовать разработкам, освоению производства и реализации инновационного продукта.

Субъектами инновационной деятельности соответственно являются:

«... - авторы (соавторы) новшеств;

- обладатели исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности (новшества), используемые в инновационной деятельности;

- физические и юридические лица, их объединения, создающие инновационный продукт (научно-исследовательские организации, опытноконструкторские бюро, предприятия, высшие учебные заведения, ученые, специалисты, изобретатели и др.) и (или) осуществляющие введение его в гражданский (хозяйственный) оборот;

- иные лица.».

Участники инновационной деятельности:

«...- органы государственной власти и местного самоуправления и уполномоченные ими организации, участвующие в формировании и реализации государственной инновационной политики и в регулировании отношений в сфере инновационной деятельности;

- субъекты инновационной инфраструктуры (технопарки, бизнесинкубаторы, центры трансфера технологий, венчурные фонды и др.);

- иные физические и юридические лица, способствующие обеспечению инновационной деятельности (банки, страховые и консалтинговые компании, учреждения образования и др.);

- общественные организации, их объединения, профессиональные саморегулируемые организации, защищающие интересы производителей и потребителей инновационного продукта;

- международные организации;

- иные лица.»

Подход в регламентации, предусматривающий отдельно субъектов и отдельно участников инновационной деятельности, осуществлен с учетом роли соответствующих лиц в инновационном процессе.

На неоднородность состава субъектов инновационной деятельности в юридической науке неоднократно обращалось внимание[133].

В своем исследовании О.И. Худокормова приводила классификацию субъектов инновационной деятельности и выделяла две группы субъектов инновационной деятельности: субъекты, непосредственно осуществляющие инновационную деятельность, и субъекты, обеспечивающие ее осуществление[134].

Более детальную классификацию субъектов инновационной деятельности определяет И.Н. Кардаш, который выделяет следующие группы субъектов инновационной деятельности: инновационно-активные физические и юридические лица; специализированные субъекты инновационной деятельности; организации инновационной инфраструктуры; государственные органы, принимающие участие в регулировании инновационной деятельности[135].

С точки зрения А.П. Бердашкевич, инновационная деятельность не имеет универсальных субъектов[136].

Стоит отметить, что в Российской Федерации на уровне федерального законодательства отсутствует легальное определение субъекта инновационной деятельности.

В нормативных правовых актах законодатель ограничивается дефиницией термина «инновационная деятельность».

На региональном уровне, напротив, законодательными актами устанавливается «субъект инновационной деятельности». К примеру, в Законе города Москвы «О научно-технической и инновационной деятельности в городе Москве»[137] приводится следующее определение понятия: «...субъект научно-технической и инновационной деятельности - это физические и юридические лица (их объединения), в том числе индивидуальные предприниматели, осуществляющие научно-техническую и инновационную деятельность.». В уже упоминавшемся законе Белгородской области субъект инновационной деятельности определяется как «.физические лица, юридические лица независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющие инновационную деятельность на территории Белгородской области.».

Инновационная деятельность в Российской Федерации осуществляется не только российскими юридическими и физическими лицами, но и иностранными юридическими и физическими лицами, их объединениями, индивидуальными предпринимателями. Следовательно, ограничение на законодательном уровне субъектного состава инновационной деятельности может стать препятствием для ее осуществления.

В действующем законодательстве иностранных государств также наблюдается различие в подходе к определению понятия «субъект инновационной деятельности».

Так, согласно Закону Украины «Об инновационной деятельности», субъектами инновационной деятельности могут быть физические и (или) юридические лица Украины, физические и (или) юридические лица иностранных государств, лица без гражданства, объединения этих лиц, проводящие в Украине инновационную деятельность и (или) привлекающие имущественные и интеллектуальные ценности, вкладывающие собственные или заимствованные средства в реализацию в Украине инновационных проектов[138].

В Законе Республики Казахстан «Об инновационной деятельности[139]» приводится следующее определение: субъекты инновационной деятельности - физические и (или) юридические лица, осуществляющие инновационную деятельность. В свою очередь инновационная деятельность представляет собой использование и внедрение инноваций в производство.

Нет единства в понимании существа категории «субъект инновационной деятельности» и среди ученых.

К примеру, Е.А. Марданшина предлагает следующее определение понятия: «...субъект инновационной деятельности» - это субъект права, обладающий правами и обязанностями, имущественной базой, участвующий в осуществлении, организации и регулировании инновационной деятельности изарегистрированный в установленном законом порядке... ))[140].

Данное определение представляется не совсем удачным, поскольку автор предлагает в качестве атрибутивного признака субъекта инновационной деятельности его легитимацию в установленном законом порядке. Однако в действительности инновационная деятельность может осуществляться и иными лицами, не зарегистрированными надлежащим образом, и при этом законодательство не выдвигает требование об их регистрации в качестве обязательного признака. Так, инновационный продукт может создаваться учеными, не имеющими статус индивидуального предпринимателя.

В то же время О.В. Гутников к числу субъектов инновационной деятельности относит всех лиц, в отношении которых осуществляются меры государственной поддержки, предусмотренные законом, и лица, получившие положительное экспертное заключение соответствующего органа исполнительной власти о характере деятельности данного лица[141]. Тем самым предлагается установить зависимость инновационной деятельности отдельных субъектов от экспертных учреждений или факта государственного стимулирования, что так же противоречит законодательству.

По мнению Н.М. Фроловой, критерием субъекта инновационной деятельности является имущественное или личное неимущественное право на объект, которое возникает у управомоченного лица по закону либо по договору и которое удостоверяется соответствующим документом (патентом, лицензией и др.)[142]. Обладатели указанного права приобретают статус субъекта инновационной деятельности. Такое сужение круга субъектов и зависимость статуса субъекта от наличия соответствующего документа в целом исключает из их числа лиц, осуществивших деятельность в отношении объектов, не отнесенных законодательно к числу охраняемых специальными документами.

А.А. Друева, справедливо опровергая данную позицию, указывает, что возможность осуществлять реализацию, внедрение, коммерциализацию инновационного продукта, лишенного признака охраноспособности, является недостатком. Также необходимо учесть, что основной целью инновационной деятельности, если и не всегда, является получение прибыли от реализации инновационного продукта, то в обязательном порядке нацеленность на его коммерциализацию. Обладание хозяйствующим субъектом имущественным или личным неимущественным правом не всегда свидетельствует о намерениях реализации данного права[143].

Субъекты инновационной деятельности имеют сходства с субъектами предпринимательской деятельности, т.к. обладают комплексной правосубъектностью, обособленным имуществом, которое представляет собой основу самостоятельной имущественной ответственности, сочетают ведение инновационной деятельности и руководство ею, а также, как правило, зарегистрированы в установленном законом порядке. Отличием является отсутствие требований совершить такие дополнительные действия, как получение лицензии, разрешение на осуществление инновационной деятельности, за редким исключением.

Определяя видовое разнообразие субъектов инновационной деятельности, необходимо отметить, что не установлено единого, сформировавшегося подхода к данному вопросу.

Субъект инновационной деятельности - это обязательный активно действующий участник инновационной деятельности, который осуществляет инновационную деятельность, имеет интерес и способен оказывать воздействие на развитие и завершение общественных отношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности.

Восприняв предложенную в Модельном инновационном кодексе стран- участниц СНГ двухуровневую структуру субъектов инновационной деятельности и обобщив ее, можно разделить лиц, связанных с инвестиционной деятельностью, на:

- осуществляющих научную и научно-исследовательскую деятельность по созданию новшеств, включая в эту группу непосредственно авторов и юридические лица, создающих инновационный продукт;

- обладателей исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые в инновации;

- физические и юридические лица, их объединения, осуществляющие введение инновационного продукта в гражданский (хозяйственный) оборот;

- субъекты инновационной инфраструктуры (технопарки, бизнесинкубаторы, центры трансфера технологий, венчурные фонды и др.);

- иные физические и юридические лица, способствующие обеспечению инновационной деятельности (банки, страховые и консалтинговые компании, учреждения образования и др.).

Рассматривая деятельность по созданию единой технологии в контексте ее финансирования, т.е. с точки зрения вложения инвестиций, отмечаем, что субъектный состав инвестиционной деятельности значительно детальнее конкретизирован в специальном «инвестиционном» законодательстве.

Так, Закон РСФСР об инвестиционной деятельности к соответствующим субъектам относит «...инвесторов, заказчиков, исполнителей работ, пользователей объектов инвестиционной деятельности, а также поставщиков, юридических лиц (банковские, страховые и посреднические организации, инвестиционные биржи) и других участников инвестиционного процесса.».

В Федеральном законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений круг субъектов включает в себя «.инвесторов, заказчиков, подрядчиков, пользователей объектов капитальных вложений и других лиц.».

В целом субъектный состав, предусмотренный двумя законодательными актами, совпадает, однако включение в Закон РСФСР дополнительно юридических лиц - банковских, страховых, посреднических организаций, инвестиционных бирж и, так же, как и в Федеральном законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений других лиц - несколько лишает конкретности перечень участников.

Стремясь конкретизировать субъектный состав участников, В.Н. Лисица, например, просто под другими лицами понимает те самые банковские, страховые, посреднические и иные организации[144].

Учитывая, что субъектный состав инвестиционной деятельности интересует нас только в контексте его соотношения с субъектами деятельности по созданию единой технологии, мы не станем специально заострять внимание на научно-теоретических изысканиях, посвященных ему.

Определив, что деятельность по созданию единой технологии является одновременно и проектной, заострим внимание на круге ее субъектов.

Классифицируя субъектов инвестиционной деятельности, В.Д. Перевалов и Д.В. Грибанов, например, относят лиц, осуществляющих проектную деятельность, к специализированным субъектам инвестиционной деятельности[145].

В связи с внесением изменений в законодательство с 2014 года в числе субъектов предпринимательских правоотношений появились специализированные общества проектного финансирования[146], которые управомочены выпускать облигации для инвестирования вырученных денежных средств в реализуемые проекты.

Упоминавшееся выше Постановление Правительства от 15.10.2016 № 1050 предусматривает специализированный круг субъектов управления проектной деятельностью, осуществляемой Правительством РФ, который, по нашему мнению, не может быть применен в целях деятельности по созданию результата в виде единой технологии не только частного, но и публичного характера, так как направлен исключительно на регламентацию внутренней структуры проектных органов Правительства.

Таким образом, обобщив возможные варианты подходов к нормативному регулированию и учитывая наличие выявленных нами факторов, считаем:

1. Существуют правовые основания распространить положения о субъектном составе инновационной, проектной и инвестиционной деятельности на деятельность по созданию единой технологии

2. Учитывая специфику таких субъектов, как организатор создания единой технологии, разработчики входящих в единую технологию элементов и пользователи единой технологии, считаем необходимым выделить и провести самостоятельное исследование особенностей их правового положения.

3. Нормативное регулирование инвестиционной деятельности предусматривает наличие наряду с инвестором самостоятельного субъекта - заказчика, который, будучи уполномочен на то инвестором, реализует инвестиционный проект. При этом допускается совпадение в одном лице инвестора и заказчика, равно как и иное сочетание субъектов, если оно не вступает в противоречие с заключенными договорами.

3.2.

<< | >>
Источник: КАСУЛИНА ВЛАДА ВЛАДИМИРОВНА. Единая технология как объект гражданско-правового регулирования. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1. Понятие и специфика субъектного состава правоотношений по созданию и применению единой технологии:

  1. 1.2. Некоторые вопросы субъектного состава отношений государственного кредита
  2. Т. 1 «Понятие гражданского права. Г ражданское правоотношение»
  3. Понятие, виды и основания возникновения гражданских процессуальных правоотношений.
  4. Общее понятие о принудительном исполнении и правоотношениях в данной сфере
  5. 4.1.2. Особенности субъектного состава
  6. §1.1. Понятие и общие положения криминалистической характеристики хищений, совершенных с использованием интернет технологий.
  7. § 3. Основания возникновения корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования
  11. Глава 3. ГРАЖДАНСКО- ПРАВОВОЙ СТАТУС СУБЪЕКТОВ ПРАВООТНОШЕНИЙ ПО СОЗДАНИЮ, ЛЕГАЛИЗАЦИИ, ИСПОЛЬЗОВАНИЮ И ПРИМЕНЕНИЮ ЕДИНОЙ ТЕХНОЛОГИИ
  12. 3.1. Понятие и специфика субъектного состава правоотношений по созданию и применению единой технологии
  13. Г ражданско - правовой статус разработчиков результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии
  14. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  15. § 3. Особенности субъектного состава договора строительного подряда как его квалифицирующий признак
  16. 2. Характеристика субъектного состава правоотношении, складываю­щихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, нежащих в основе их возникновения.
  17. §2. Принцип защиты слабой стороны в обязательстве
  18. Проблема определения субъектного состава международно-правовойответственности
  19. § 3. Субъектный состав правоотношений в сфере наложения ареста на имущество в российском уголовном процессе
  20. § 2. Понятие субъекта юридической ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -