<<
>>

Понятие и особенности гражданско-правовой защиты прав потребителей.

Концептуальные подходы к совершенствованию регулирования правоотношений с участием потребителей основываются, в том числе, на определении проблем гражданско-правовой защиты прав потребителей и обозначении направлений их решения.

Цивилизованный гражданский оборот предполагает не только нормальное осуществление гражданских прав, но и их надежную правовую защиту. Понятие «защита гражданских прав» является важнейшей категорией науки гражданского права, без уяснения смысла которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, их видах, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав, включая права потребителей.

В рамках цивилистической науки значение понятия «защита гражданских прав» имеет большое значение, как с точки зрения научного познания, так и непосредственно в правоприменительной деятельности. В современной науке гражданского права существует различные подходы по определению понятия «защита гражданских прав». При этом, защита гражданских прав традиционно понимается в двух аспектах: материально-правовом и процессуально-правовом, так как «специальной терминологии для разграничения защиты в области материальных и процессуальных прав не имеется»[397], а также с позиции трех теорий: «теория мер», «теория деятельности» и «теория функции»2.

Классическими (традиционными) точками зрения на защиту гражданских прав для цивилистической науки можно назвать точки зрения А.П. Сергеева (защита гражданских прав представляет собой систему предусмотренных законом мер, которые направлены на восстановление или признание гражданских

прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании)1, Е. А. Суханова (защита гражданских прав - это меры правоохранительного характера, применяемые с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, наЛ

рушающих право) , основанные, в частности, на теоретических выводах В.П.

Грибанова, понимающего под защитой права совокупность приемов и способов, с помощью которых осуществляется восстановление прав законных инте-

ресов в случае их нарушения, либо предотвращается угроза их нарушения .

Ю.Г. Басин понимал под защитой гражданских прав систему мер борьбы с правонарушениями, опирающихся на государственное принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права и ликвидацию его на-

4

рушения .

Н.А. Баринов определяет защиту гражданских прав как деятельность управомоченного органа или лица (гражданина) по принудительному осуществлению нарушенных субъективных гражданских прав и интересов в установленном законом порядке и определенными способами[398] [399] [400] [401] [402].

А.И. Базилевич определяет защиту гражданских прав и законных интересов как констатацию прав соответствующих субъектов или принятие мер материально-правового воздействия в отношении обязанной стороны, осуществляемое в определенной процессуальной форме, когда заинтересованные лица наделяются комплексом процессуальных прав, посредством которых обеспечивается защита субъективных прав и охраняемых законом интересов[403].

Следует отметить, что в ряде случаев из понимания «защита гражданских прав» необоснованно исключается возможность осуществления самозащиты права, что, по нашему мнению, обедняет содержание данного понятия. Например, В.П. Грибанов включал в понятие право на защиту возможность самозащиты гражданских прав , аналогичную позицию высказывал Н.В. Витрук .

По нашему мнению, в качестве основы определения понятия «гражданско-правовая защита» следует использовать комплексный подход к исследуемой категории и применение алгоритма «действие - меры». В указанную систему входят как самозащитные действия носителя субъективного гражданского права, так и защитные действия управомоченных законом лиц. Таким образом, под гражданско-правовой защитой можно понимать действия потерпевшего по самозащите своих прав, обращению к государственным правозащитным органам, а также правозащитную деятельность государственных органов, направленные на применение мер гражданско-правовой защиты и гражданскоправовой ответственности с целью предупреждения, пресечения правонарушения, восстановления первоначального положения в установленном законом порядке.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что гражданско-правовая защита прав потребителей - это фактические и юридические действия потребителей по защите прав, предусмотренных законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей, правозащитная деятельность управомоченных законом государственных органов и общественных организаций с применением универсальных и специальных мер и способов защиты субъективных гражданских прав потребителя, направленных на предупреждение, пресечение правонарушения, восстановления первоначального положения, а также мер гражданско-правовой ответственности в установленном законом порядке. [404] [405]

При исследовании особенностей гражданско-правовой защиты прав потребителей особое внимание следует обратить на соотношение понятий «защита» и «охрана» прав.

Как известно, в цивилистической доктрине преобладает взгляд на «защиту» как на системную часть «охраны» гражданских прав. А.П. Сергеев, Е.А. Суханов, Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг вполне обоснованно характеризуют защиту гражданских прав как часть «охраны прав», возникающую вследствие нарушения субъективных гражданских прав в регулятивном правоотношении1. О.С. Иоффе отмечал, что охрана интересов личности - категория более объемная, чем одна только сфера борьбы с гражданскими правонарушениями, и что практически, а также в научном отношении, гораздо более значимы те гражданско-правовые нормы, которые обеспечивают охрану интересов личности в процессе их вполне нормальной реализации[406] [407] [408] [409]. Аналогичной позиции придерживаются С. Сабикенов и Н.И. Матузов.

В.А. Тархов отмечал, что охрана прав действует постоянно и ее целью является обеспечение надлежащего осуществления прав, недопущения их нарушения. Необходимость же защиты прав появляется лишь в случае их наруше-

ния, оспаривания либо угрозы нарушения .

На наш взгляд, следует согласиться с точкой зрения о том, что охрана права - это «признак правового бытия таких юридических средств, как права, свободы и законные интересы, представляющий собой не только готовность к защите последних, но и иной специально-юридический инструментарий, опре-

4

деляющий их место в структуре механизма правового регулирования» .

А.Е. Шерстобитов утверждает, что понятие «охрана» представляет собой более объемное понятие, чем «защита» и полностью охватывает ее. Под охраной прав потребителей ученый понимает целенаправленную систему гражданско-правовых мер (средств), обеспечивающих приоритет потребителей в их взаимоотношениях с производителями товаров и услуг, а также продавцами на потребительском рынке. По его мнению, защита прав потребителей - это система мер (средств), направленных на применение к правонарушителю принуж- дения1.

Представляется, что мнение А.Е. Шерстобитова заслуживает поддержки. Верно и мнение Н.И. Матузова о том, что «охрана и защита субъективного права или охраняемого законом интереса - не одно и то же: охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент ох-

Л

раны, одна из ее форм. Эти понятия не совпадают» .

По нашему мнению, охрана прав потребителей строится на основе комплексного института защиты прав потребителей и представляет собой совокупность мер и способов, направленных на создание эффективных условий реализации прав потребителей. С нашей точки зрения, охрану прав потребителей следует рассматривать как совокупность частноправовых и публично-правовых мер (средств), направленных на создание необходимых условий для эффективной реализации предусмотренных законом прав потребителей, и на предупреждение (предотвращение) возможных нарушений субъективных прав потребителя со стороны продавцов (изготовителей, исполнителей). Защита прав потребителей представляет собой часть охраны прав потребителей и возникает лишь в случае нарушения (угрозы нарушения) их субъективных прав. В широком смысле защита прав потребителей может осуществляться не только с помощью норм частного (гражданского), но и публичного (уголовного, административного, процессуального) законодательства. [410] [411]

Следует заметить, что защита субъективных прав потребителей осуществляется в рамках материальных охранительных правоотношений, и связана с их нарушением (оспариванием), созданием помех в их нормальном осуществлении.

Защита субъективных прав потребителей происходит благодаря правозащитному механизму, который обеспечивает реальную защиту прав потребителей, включая восстановление нарушенного правового положения, возложение обязанности на правонарушителя прекратить свои неправомерные действия, возместить убытки, компенсировать причиненный моральный вред и другие правозащитные меры, предусмотренные законодательством о защите прав потребителей.

Будучи составной частью механизма правового регулирования, правозащитный механизм предназначен для осуществления охранительной функции права, реализуемой правоохранительными и судебными органами с помощью мер государственного принуждения. Основными элементами такого механизма выступают: 1) юридические нормы, регулирующие поведение субъектов в конфликтной ситуации; 2) правоотношения, в рамках которых осуществляются меры защиты субъективных прав; 3) акты реализации прав и обязанностей субъектов конфликтной ситуации; 4) правоприменительные акты.

Механизм защиты субъективных гражданских прав - это динамичная система правовых средств (способов, охранительных правоотношений, правоприменительных актов, актов реализации прав и обязанностей), форм по защите прав и законных интересов субъектов гражданского права с использованием мер государственного принуждения. Существенное влияние на характер и содержание гражданско-правового механизма защиты оказывают дозволительно- разрешительный метод гражданско-правового регулирования, субъектный состав охранительного правоотношения, меры гражданско-правовой защиты и ответственности.

Механизм гражданско-правовой защиты основан на применении принудительных мер гражданско-правового воздействий имущественного характера на началах диспозитивности, правовой инициативы, юридического равенства субъектов правоотношений. Иными словами, существенное влияние на защиту и механизм гражданско-правовой защиты прав потребителей оказывают предмет и метод гражданско-правового регулирования (защиты), доминирование гражданско-правовых мер (санкций) имущественного характера, инициатива самого потерпевшего лица в принятии мер правозащитного характера.

Суд не вправе самостоятельно возбудить то или иное производство по гражданскому делу без соответствующего волеизъявления потерпевшего лица; потерпевшая сторона самостоятельно выбирает способ защиты, вид и размер ответственности, может вообще отказаться от привлечения виновного лица к гражданскоправовой ответственности.

Представляется, что осуществление защиты происходит одновременно с применением мер гражданско-правовой ответственности. Гражданско-правовая ответственность в субъективном смысле - это вытекающая из охранительного правоотношения обязанность нарушителя субъективных гражданских прав претерпевать лишения имущественного характера, возникающие в результате применения к нему мер гражданско-правовой ответственности, направленных на предупреждение, пресечение, признание и восстановление нарушенных (оспариваемых) субъективных гражданских прав[412]. В большинстве случаев гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер, отличается от иных видов юридической ответственности основаниями (условиями) своего возникновения, характером и содержанием гражданско-правовых санкций (мер ответственности). Надлежащее принятие мер гражданско-правовой ответственности способствует должной правовой защите и является, по существу, оборотной стороной правозащитного механизма.

Как уже отмечалось, защита субъективных гражданских прав потребителей происходит в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы. Предоставляя возможность правовой защиты, государство обязано предусмотреть и форму этой защиты1. Форма защиты играет большую роль в механизме защиты гражданских прав потребителей, предопределяет выбор защищающимся лицом конкретного субъекта защиты и, соответственно, совокупность средств и способов защиты, характерных для избранной

Л

формы защиты, набор процедурных норм и порядок их осуществления . Между тем, современное гражданское законодательство не содержит понятия «форма защиты», а использует термины «порядок защиты» и «способ защиты» (ст. 12 ГК РФ). В цивилистической науке продолжаются дискуссии о понимании и содержании формы защиты гражданских прав, в том числе прав потребителей.

Форма защиты воспринимается как: 1) «регламентированный правом комплекс особых процедур, осуществляемых правоприменительными органами и самим управомоченным лицом в рамках правозащитного процесса и направленных на восстановление (подтверждение) нарушенного (оспоренного пра-

ва)» ; 2) определенный порядок защиты прав и интересов, осуществляемый тем или иным юрисдикционным органом в зависимости от его природы ; 3) определяемая законом деятельность компетентных органов по защите права, т.е. по установлению фактических обстоятельств, применению норм права, определению способа защиты права и вынесению решения[413] [414] [415] [416] [417]; 4) комплекс согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав, протекающих в рамках единого правового режима[418] и другие.

М.И. Брагинский не различал понятия «форма» и «способ» защиты, указывая, что «соответствующая норма (ст. 11 ГК РФ) допускает установление в законе и другого способа защиты гражданских прав - обращения к соответствующему органу, наделенному властной компетенцией»1.

Таким образом, в научных исследованиях превалирует процессуальный подход к пониманию сущности «формы защиты». Между тем, в цивилистиче- ской доктрине предлагается рассматривать форму защиты и с позиции материально-правового аспекта. Так, Ю.Н. Андреев вполне обоснованно указывает, что форма защиты - это не только порядок (процедура, процесс) осуществления правозащитной деятельности, но и указание на «конкретный вид субъекта правовой защиты (государственный или третейский суд, представительный или исполнительный орган власти, орган прокуратуры... самозащита); на объем правозащитных полномочий этого субъекта защиты, допустимые им средства и способы защиты, на всю системную деятельность управомоченного государст-

Л

вом субъекта по защите нарушенных (нарушаемых) прав» .

Действительно, форма защиты - это объемное структурное явление и исключение из него материально-правовой составляющей ведет к необоснованному ограничению этого уникального правового института, обеднению его внутреннего содержание, сведению «формы защиты» к процедурной (процессуальной) деятельности.

Форма защиты гражданских прав, в том числе потребителей, может иметь самые различные классификационные виды: 1) международная, государствен-

ная, негосударственная формы защиты и самозащиту ; 2) государственная (судебная, арбитражная и административная), общественная (деятельность по защите прав и интересов, осуществляемую товарищескими судами, профсоюзными комитетами, правлениями колхозов, товарищества, общества и коопера- [419] [420] [421] тива), самозащита, смешанная и третейская формы1; 3) судебная, административная и общественная[422] [423] [424] и другие.

Наиболее широкое распространение получила классификация формы за-

3

щиты на юрисдикционную и неюрисдикционную .

Сущность юрисдикционной формы заключается в том, что потерпевшее лицо, полагающее, что его права или законные интересы нарушены, вправе обратиться в государственный орган, наделенный соответствующими полномочиями по разрешению споров, возникающих вследствие такого обращения. Рассматривая правовой спор в установленном законом порядке, юрисдикционный орган устанавливает фактические обстоятельства дела, правовые основания предъявленных требований, выявляет существование тех или иных прав у заявителя, факты их нарушения и принимает решение, обязательное не только для участников спора, но и для третьих лиц, и обеспеченное государственноправовым принуждением. Юрисдикционная защита может осуществляться в общем (судебном) и особом (административном) порядках. Последний применим лишь в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 11 ГК РФ). В отличие от судебной защиты, где в качестве средства защиты выступает иск, средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба (заявление).

Юрисдикционная форма - это защита права юрисдикционным органом, стоящим над сторонами (судом, административным, иным государственным органом или органом, избранным самими сторонами), в силу: 1) специального (процессуального) закона (например, Гражданский процессуальный кодекс РФ); 2) иного федерального закона (например, Закон РФ «О защите прав потре- бителей»); 3) соглашения сторон; 4) императивных коллизионных норм национального законодательства с участием иностранного элемента; 5) законодательных норм применительно к отдельным, специфическим правоотношениям.

Выбор юрисдикционной формы защиты обусловлен множеством факторов: императивными требованиями законодателя о порядке производства правовой защиты; характером и содержанием прав, подлежащих защите; видом совершенного нарушения, его последствиями; природой возникшего охранительного правоотношения, правовым статусом участников правовой защиты; целью правовой защиты; правовыми традициями и правовой культурой субъектов права.

В рамках неюрисдикционной формы происходит защита субъективных гражданских прав посредством самостоятельных действий управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным органам в виде самозащиты (самопомощи, удержания, необходимой обороны, принятия мер оперативного воздействия).

По нашему мнению, классификация форм правовой защиты на юрисдикционную и неюрисдикционную является наиболее универсальной, в рамках которой могут «размещаться» иные классификации форм защиты. Так, с помощью юрисдикционной формы может осуществляться международная, государственная (судебная, административная, нотариальная) правовая защита. В рамках неюрисдиционной формы происходит, как правило, негосударственная, общественная защита, самозащита.

Г ражданско-правовая защита прав потребителей осуществляется в рамках форм, предусмотренных общими нормами гражданского и гражданскопроцессуального законодательства, но с учетом особенностей, содержащихся в законодательстве о защите прав потребителей. Анализ данного законодательства позволяет сделать вывод о применении универсальных и специальных форм защиты. Так, Закон о защите прав потребителей предусматривает следующие формы защиты: 1) судебную; 2) административную; 3) общественную.

Судебная защита прав потребителей осуществляется на основании ст. 17 Закона о защите прав потребителей.

Особенности административной формы защиты прав потребителей состоит в специфике круга и полномочий государственных органов по защите прав и охраняемых законом интересов потребителей (органы прокуратуры, Федеральная государственная служба по благополучию населения и защиты прав потребителей Российской Федерации (Роспотребнадзор) и его территориальные управления, Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии, Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору и

др.).

Общественная защита прав потребителей осуществляется общественными объединениями потребителей (их ассоциациями, союзами). В ст. 45 Закона о защите прав потребителей изложены основные положения об общественной защите прав потребителей, определяются пределы осуществления общественной защиты прав потребителей.

Таким образом, особенность формы защиты прав потребителей проявляется в многообразии, сочетании юрисдикционных и неюрисдикционных форм защиты.

На специфику гражданско-правовой защиты прав потребителей существенное влияние оказывают способы гражданско-правовой защиты, занимающие особое место в системе правовой защиты прав потребителей.

В доктрине гражданского права существует несколько подходов к пониманию способа защиты гражданских прав, включая: 1) способ защиты - это мера, «посредством которой устраняется нарушение права»1; 2) способ защиты - это средство, «с помощью которых могут быть достигнуты: пресечение, предотвращение, устранение нарушения права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права»2; 3) способ защиты - это дей-

ствия или система действий, применяемых при исполнении какой-либо работы, при осуществлении или для достижения чего-либо1; 4) способ защиты - это требования особого рода[425] [426] [427] [428].

По мнению Е.А. Суханова, способом защиты гражданского права является закрепленная или санкционированная законом правоохранительная мера, посредством которой производится устранение нарушения права и воздействие на

3

правонарушителя .

Как утверждает А.П. Сергеев, под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правона-

4

рушителя .

Основываясь на научных трудах цивилистов, Д.А. Муратова утверждает, что «способы защиты гражданских прав представляют собой исчерпывающе предусмотренные ГК РФ или иными федеральными законами действия, последовательно осуществляемые управомоченными лицами или органами государственной власти, направленные на пресечение правонарушения и (или) восстановление нарушенного гражданского права»[429].

На наш взгляд, высказанная позиция Д.А. Муратовой нуждается в дополнительном обосновании, так как Конституция РФ предоставляет возможность правовой защиты всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 46), а ГК РФ предусматривает примерный, а не закрытый перечень способов защиты гражданских прав (ст. 12). Кроме того, автор, по сути, отождествляет понятия «способ» и «действие» («способы ... представляют собой ... действия»).

Ю.Н. Андреев вполне обоснованно утверждает, что способы защиты «следует понимать не как фактические, совершаемые субъектом защиты действия (действие), процесс защиты, правоохранительную деятельность самого управомоченного лица или юрисдикционную деятельность правозащитного государственного органа, а как модель (идеал) возможного будущего поведения (действия) правообладателя, предлагаемую законодателем, набор предусмотренных законов приемов, подходов, путей, технологий при осуществлении тех или иных действий, которыми правообладатель может воспользоваться по своему усмотрению»1. Представляется верным и мнение ученого относительно того, что способ защиты и фактические действия по осуществлению защиты соотносятся друг с другом «как возможность и действительность, форма и содержание»[430] [431].

В тоже время, позиция Ю.Н. Андреева о том, что правообладатель может воспользоваться набором предусмотренных приемов, путей, технологий при осуществлении тех или иных действий по своему усмотрению, требует дополнительного обоснования. На наш взгляд, усмотрение управомоченного субъекта должно соответствовать рамкам (ограничениям), предусмотренных законом, так как в противном случае может возникнуть ситуация злоупотребления правом. Соглашаясь с определением способа защиты как модели поведения, предлагаемой законодателем, следует утверждать, что воспользоваться тем или иным способом правовой защиты по своему усмотрению управомоченное лицо может только в пределах, установленных законом. Неверно избранный способ защиты может привести к отказу в удовлетворении заявленных требований в судебном порядке.

Таким образом, под способом гражданско-правовой защиты можно понимать гражданско-правовые меры (средства), предусматривающие совокупность способов (приемов) воздействия на нарушителей субъективных гражданских прав с целью пресечения, восстановления нарушенных прав, представляющие собой идеальные правовые модели и фактические действия участников правозащитной деятельности (управомоченных лиц, организаций, правоохранительных, судебных органов).

Согласно ст.ст. 12 - 16.1 ГК РФ, гражданские права и интересы защищаются путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признание недействительным решения собрания; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

В юридической литературе поддерживается стремление законодателя дать наиболее полный перечень способов гражданско-правовой защиты, но высказывается мнение о сомнительности научной обоснованности указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга[432]. Действительно, в ст. 12 ГК РФ отсутствует системная классификация основных способов защиты гражданских прав, нет критериев отличия одной группы способов от другой, допускается одновременное указание на форму и способов защиты. Так, в частности, самозащита указывается как способ защиты гражданских прав. По нашему мнению, самозащита является не только способом, но и формой гражданско-правовой защиты.

При защите субъективных гражданских прав потребителей возможно применение многих универсальных способов, предусмотренных в ст. 12 ГК РФ и Законом о защите прав потребителей. Применение конкретного способа гра-

жданско-правовой защиты зависит от содержания защищаемого субъективного права, характера его нарушения и волеизъявления правообладателя. Процесс гражданско-правовой защиты прав потребителей должен проходить с соблюдением норм гражданского законодательства о разумности, справедливости и добросовестности.

Обобщение судебной практики показывает, что наиболее востребованы такие способы защиты прав потребителей, как возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда, изменение или прекращение правоотношения, самозащита. Указанные способы защиты прав потребителей могут быть применены управомоченным субъектом одновременно или в отдельности. Так, например, при отказе от исполнения договора в большинстве случаев потребитель не только требует прекращения (изменения) правоотношения, но и взыскания убытков, неустойки, компенсации морального вреда.

Иными словами, каждый из универсальных и специальных способов защиты прав потребителей является самостоятельным, и лишь в отдельных ситуациях по желанию заявителя может стать основным. Поэтому представляется неверным мнение отдельных юристов, утверждающих, что изменение или прекращение гражданского правоотношения в случае продажи некачественного товара относится к основному способу защиты, а остальные способы защиты - к дополнительным1. На наш взгляд, дополнительным способом защиты прав потребителей может быть только штраф, взыскиваемый с нарушителя прав потребителей наряду с применением иных способов защиты: согласно п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей «при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя». Примечательно, что

данный способ защиты реализуется не самим потребителем, а судом (самостоятельным способом защиты прав потребителей взыскание штрафа быть не может).

Наиболее распространенным способом защиты прав потребителей является изменение или прекращение правоотношения. В тоже время, в научной литературе высказывается мнение, что данный способ защиты встречается крайне редко1. Отмечается, что «прекращение или изменение правоотношения как способ защиты гражданских прав реализуется судом за счет применения мер, направленных на устранение разногласий между участниками гражданских правоотношений, возникших при определенных обстоятельствах»[433] [434], «прекращение или изменение правоотношений применяется для защиты гражданских прав по основаниям и в порядке, предусмотренным соглашением сторон (договором) или законом (см. ст. 450-453, 407-419 ГК РФ)». Таким образом, использование данного способа защиты права допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором, что позволяет обеспечить реальную возможность осуществления субъективного права лица. Прекращение или изменение правоотношения применяются в случае установления юридических фактов, свидетельствующих о том, что правоотношение изменилось или прекратилось.

Изменение правоотношения как способ защиты прав потребителей реализуется при предъявлении требований: 1) о замене на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула); 2) о замене на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; 3) о соразмерном уменьшении покупной цены; 4) о незамедлительном безвозмездном устранении недостатков товара или возмещении расходов на их исправление потребителем или третьим лицом (п. 1. ст. 18 Закона о защите прав потребителей); 5) об установлении нового срока для передачи предварительно оплаченного товара (п. 2 ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей); 6) об обмене непродовольственного товара надлежащего качества на аналогичный товар у продавца, у которого этот товар был приобретен, если указанный товар не подошел по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации (ст. 25 Закона о защите прав потребителей); 7) о назначении исполнителю нового срока для выполнения принятой на себя обязанности; 8) о поручении выполнения работы (оказания услуги) третьим лицам за разумную цену или выполнении ее своими силами с требованием от исполнителя возмещения понесенных расходов; 9) о требовании уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги) (п.1 ст. 28 Закона о защите прав потребителей); о безвозмездном устранении недостатков выполненной работы (оказанной услуги); 10) о соответствующем уменьшении цены выполненной работы (оказанной услуги); 11) о безвозмездном изготовлении другой вещи из однородного материала такого же качества или повторном выполнении работ; 12) о возмещении понесенных потребителем расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами (п. 1. ст. 29 Закона о защите прав потребителей).

Прекращение правоотношения как способ защиты прав потребителей реализуется при предъявлении требований: 1) об отказе в разумный срок от исполнения договора в связи с непредоставлением возможности незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге) (п. 1 ст. 12 Закона о защите прав потребителей); 2) об отказе от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы в связи с ненадлежащим качеством товара (п.1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей); возврат суммы предварительной оплаты товара, не переданного продавцом (п. 2 ст. 23.1 Закон о защите прав потребителей); 3) об отказе от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) в связи с нарушением сроков (п.1 ст. 28 Закона о защите прав потребителей).

Таким образом, потребителю предоставляется право выбора: отказаться от исполнения договора или в одностороннем порядке изменить его условия.

При этом законодатель стремится к достижению должного баланса прав потребителей и предпринимателей, недопущению злоупотреблений предоставленными правами, обеспечению стабильности гражданского оборота.

Так, наиболее распространенными требованиями, связанными с недостатками товаров, являются: 1) требование о безвозмездном устранении недостатков (ремонте) и 2) отказ от исполнения договора (возврат денежных средств).

Удовлетворение первого требования (осуществление безвозмездного устранения недостатков (ремонта) товара) обеспечивается дополнительными гарантиями, в частности, предоставлением аналогичного товара на время ремонта и осуществлением такого ремонта в течение не более 45 дней.

Противовесом в данном случае выступает Постановление Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара» и возможность продления срока ремонта по соглашению сторон на более длительный срок.

Заметим, что для технически сложных товаров в 2007 г. были установлены несколько иные требования в отношении сроков проведения ремонта. В соответствии со ст. 18 Закона о защите прав потребителей, потребитель вправе отказаться от исполнения договора, если такой товар находился на ремонте более 30 дней в течение каждого года гарантийного срока. В судебной практике встречаются такие случаи[435], однако следует учитывать, исходя из буквального толкования данной нормы, что если, например, в течение первого года гарантийного срока товар находился на ремонте 29 дней, то следующий год гарантийного срока начинает течь заново. Таким образом, для того, чтобы у потребителя возникло право на отказ от исполнения договора, товар должен находиться на ремонте не менее 30 дней в каждом годе гарантийного срока.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 10 ноября 2011 г. № 924 «Об утверждении перечня технически сложных товаров» отдельные виды товаров можно обменять (вернуть) только при обнаружении в них существенных недостатков. В тоже время, ввиду того, что доказывание наличия в товаре существенного недостатка - процесс сложный (особенно по отдельным видам товара, например, автомобилям, в которых практически любой недостаток является устранимым), Закон о защите прав потребителей предоставляет потребителям право отказаться от товара при наличии любого недостатка в течение пятнадцати дней со дня передачи такого товара. Подобное положение значительно улучшает положение потребителя, так как действительно многие недостатки проявляются именно в первые две недели эксплуатации.

Определенной спецификой обладает реализация прав потребителей в случае выполнения некачественных работ (оказании услуг). Потребитель не вправе отказаться сразу от исполнения договора при обнаружении недостатков в выполненной работе, за исключением существенных. Потребитель вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги); безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы; возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами; отказаться от исполнения договора, если в установленный срок недостатки не были устранены.

Таким образом, право на отказ от исполнения договора при обнаружении недостатков в выполненной работе (оказанной услуге) (прекращение правоотношения) может быть реализовано только при наличии существенного недостатка или в случае нарушения сроков устранения недостатков.

В отличие от прав потребителей, предоставленных им в случае выполнения некачественных работ (оказании услуг), права потребителей при просрочке выполнения работы (оказании услуги) более категоричны. Потребитель вправе сразу заявить требование об отказе от исполнения договора. Помимо этого права, потребитель может назначить исполнителю новый срок; поручить выполнение работы (оказание услуги) третьим лицам за разумную цену или выполнить ее своими силами и потребовать от исполнителя возмещения понесенных расходов; потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги).

Согласно смыслу действующего законодательства о защите прав потребителей изменение или прекращение правоотношений как способ защиты права должны реализоваться в добровольном порядке. Однако прямое указание на это обстоятельство в Законе о защите прав потребителей отсутствует. Добровольность удовлетворения требований непосредственно касается только неустойки (п. 5 ст. 13 Закона). Косвенно добровольность упоминается в п. 6 ст. 13 Закона: при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Это дает основание в некоторых случаях полагать, что вопрос, например, о возмещении убытков должен рассматриваться только в судебном порядке.

Возмещение убытков и взыскание неустойки как способы защиты прав потребителей, как правило, применяются в совокупности, и являются мерами, направленными на восстановление имущественной сферы управомоченного лица. Особенностью их применения является то, что убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полном объеме сверх неустойки (п.2 ст. 13 Закона), в отличие от общего правила, в соответствии с которым в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства убытки возмещаются в части, не покрытые неустойкой (п.1 ст. 394 ГК РФ). Кроме того, уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают обязанное лицо от исполнения обязательства в натуре.

Возмещение убытков является общим и основным видом ответственности в коммерческом обороте, равно как и в гражданском. Общим потому, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные любым неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств (если законом или договором не предусмотрено иное). Основным потому, что возмещение убытков позволяет наиболее полно реализовать все функции ответственности, в том числе компенсационную, стимулирующую, предупредительную.

Возмещение убытков призвано обеспечить кредитору получение от должника именно той денежной суммы, на которую фактически был причинен ущерб, поставить потерпевшую сторону в такое положение, как если бы договор был исполнен. Это является одной из главных особенностей возмещения убытков по сравнению с другими видами ответственности. То, что неисправный должник обязан полностью в соответствии с п.1 ст.15 ГК РФ возместить все понесенные потери и неполученную прибыль потерпевшей стороне, подчеркивает компенсационный характер убытков1.

Полагаем, что для более полного раскрытия понятия убытков необходима их качественная характеристика, т. е. определение их поэлементного состава (структуры) Качественный анализ убытков важен в первую очередь с точки зрения практической, так как он помогает выявить и исчислить убытки. Кроме того, без него невозможно составление методик расчета убытков.

Некоторую сложность качественного анализа убытков можно объяснить тем, что на структуру убытков оказывают влияние разнообразные факторы, такие, как характер нарушения договора, географическое положение сторон, вид и назначение товара, продолжительность нарушения. Тем не менее, все эти факторы не имеют решающего значения. При сравнительном рассмотрении типовых видов нарушения договора (нарушение качества товара, прав на информацию, нарушение сроков исполнения работы (оказания услуги) и т.д.) на первый план выступает общее для всех нарушений последствие - лишение возможности потребителя воспользоваться купленным товаром по назначению или результатом работы (услуги).

Традиционный состав убытков, закрепленный в ГК РФ, предполагает возмещение двух видов убытков: реального ущерба и упущенной выгоды (п.2 ст.15 ГК РФ).

Реальный ущерб характеризуется уменьшением (реальным или неизбежным в будущем) наличного имущества кредитора в отличие от упущенной выгоды, когда наличное имущество потерпевшей стороны не увеличивается, хотя и могло бы увеличиться, если бы договор был исполнен. В связи с этим реальный ущерб включает: во-первых, фактически понесенные лицом расходы на момент предъявления иска; во-вторых, будущие необходимые расходы, т. е. расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права; в-третьих, утрату и повреждение имущества.

Понесенные расходы могут быть самыми разнообразными. Например, расходы на содержание и эксплуатацию некачественного товара (результата работы), транспортные расходы, расходы по оплате проведенной экспертизы и т.д. Для расчета и доказательства размера понесенных расходов необходимо использовать все документы, в том числе и первичные.

В соответствии с п.2 ст.15 ГК РФ возмещению подлежат не только фактически понесенные расходы, но и расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Определение будущих необходимых расходов в качестве составного элемента убытков является новеллой ГК РФ и позволяет действительно полностью возместить убытки, сэкономив при этом время.

В этой связи представляет интерес отношение к убыткам в судебной практике по делам о защите прав потребителей в части понятия расходов, «которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права». Так, например, для восстановления своего нарушенного права потребители все чаще стали обращаться в юридические конторы для получения соответствую-

щих консультаций, составления исковых заявлений, а также оплачивать стоимость почтовых услуг за отправку претензий, доверенности за представительство интересов. В настоящее время большинство судей исходят из того, что данные расходы являются убытками и подлежат возмещению в полном объеме. Но в некоторых случаях суды необоснованно отказывают в их возмещении. Так, например, разрешая дело по иску о расторжении договора, взыскании неустойки, убытков и морального вреда суд отказал истцу в возмещении расходов, затраченных на юридическую консультацию, выдачу доверенности, почтовую пересылку, указав, что фактически эти расходы не относятся к убыткам[436].

С данным выводом суда трудно согласиться: указанные расходы были затрачены истцом в целях восстановления своего нарушенного права на досудебной стадии и в понимании п.2 ст. 15 ГК РФ являются убытками. По данному гражданскому делу ответчик отказывался принимать претензии, поэтому истец был вынужден дважды отправлять ему претензию по почте. В установленный законом срок претензия истца не была удовлетворена, поэтому у истца возникло право на обращение в суд за защитой своего нарушенного права. Поскольку истец не обладает специальными познаниями в области юриспруденции, он обратился в юридическую консультацию. Кроме того, исходя из сложившейся судебной практики, данные расходы, возникшие на досудебной стадии и связанные с защитой нарушенного права, относятся именно к числу убытков. Следовательно, такие расходы должны быть возмещены истцу в полном объеме.

При утрате имущества, вызванной нарушением обязательств, возмещению подлежит стоимость такого имущества за вычетом износа, определяемая исходя из цен, существующих в месте исполнения обязательств на день добровольного удовлетворения требований кредитора, либо, если добровольного удовлетворения требований не было, на день предъявления иска или, по усмотрению суда, на день вынесения решения суда (п.3 ст.393 ГК РФ).

Упущенная выгода является важнейшим видом убытков. Причем в коммерческом обороте упущенная выгода или неполученная прибыль занимает центральное место. Это связано с тем, что субъекты торгового оборота заключают сделки между собой исключительно с целью извлечения прибыли. И когда один из контрагентов нарушает обязательство, он в первую очередь лишает потерпевшую сторону прибыли, а уж затем вынуждает ее произвести дополнительные расходы, связанные с попыткой извлечения прибыли. Важно учитывать, что убытки в виде упущенной выгоды образуются только в случае уменьшения объема производства, реализации и/или доходов от реализации товаров; в противном случае можно говорить лишь о реальном ущербе.

Следует еще раз подчеркнуть, что упущенная выгода отражает тот факт, что наличное имущество кредитора не увеличилось, хотя могло бы увеличиться. В связи с этим хотелось бы не согласиться с достаточно распространенным мнением, что упущенная выгода является будущими убытками, характеризующими деформацию имущественных интересов в будущем в отличие от реального ущерба1. Дело в том, что упущенная выгода, так же как и реальный ущерб, возникает непосредственно в результате нарушения договора, и совершенно не имеет значения, когда по времени были понесены данные виды убытков. Ведь упущенная выгода может возникнуть сразу после нарушения договора, и, наоборот, реальный ущерб может быть понесен через некоторое время после такого нарушения.

Убытки и неустойка подлежат возмещению в добровольном порядке.

Закон о защите прав потребителей предусматривает, что потребителю должны быть возмещены убытки в полной сумме сверх неустойки, а уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченную организацию или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) от исполнения возложенных на него обязательств в натуре перед потребителем. При этом требования потребителя об уп-

лате неустойки подлежат удовлетворению в добровольном порядке. Таким образом, неустойка носит штрафной характер. В научной литературе высказывается мнение о том, что штрафная неустойка является в современных условиях аномальным явлением и от нее следует отказаться1. Но, по нашему мнению, смысл защиты прав потребителей состоит в предоставлении им дополнительных прав, гарантий и иных мер, способных «уровнять» правовое положение лиц, участвующих в данном правоотношении.

Размер неустойки установлен в законодательстве: за невыполнение законных требований потребителя предусмотрены 1% за каждый день просрочки при продаже товаров (п.1 ст. 23 Закона), 0,5 % за каждый день просрочки в случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара (п.3 ст. 23.1 Закона), и 3% при оказании услуг и выполнении работ (п.5 ст. 28 Закона), причем в договоре ее размер не может быть снижен, т.к. это противоречило бы Закону и ГК РФ (ст.332). При этом необходимо учитывать, что предельный размер неустойки по требованиям в отношении работ (услуг) ограничен: ее общая сумма не может превышать цену работы или услуги. Ограничен размер неустойки и по ст. 23.1 Закона: размер взыскиваемой неустойки не может превышать общую сумму предварительной оплаты товара. Кроме того, суд вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ).

Е.Б. Келебай считает, что неустойка за нарушение прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг) не подлежит уменьшению судом, т.к. закон сам ограничивает ее максимальный размер . Мы согласны с данным утверждением автора, т.к. Закон, установивший штрафной характер неустойки, направлен на всестороннюю защиту прав гражданина-потребителя, поэтому следует установить в нем изъятие из общего правила применения ст. 333 ГК РФ [437] [438] путем невозможности снижения судом размера неустойки, если она ниже или равна цене договора.

Надо сказать, что в судебной практике в настоящее время изменен подход к решению вопроса о взыскании неустойки.

До июня 2012 г., т.е до принятия Постановления № 17, в судебной практике отсутствовало единообразие о разрешении вопроса о взыскании неустойки по договорам оказания услуг (выполнения работ). В Постановлении № 7 было указано: «учитывая, что указанный Закон Российской Федерации не содержит каких-либо изъятий из общих правил начисления и взыскания неустойки, суд в соответствии со ст. 333 ГК РФ вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств» (п.12), но не давало ответа на вопрос о взыскании неустойки в отношениях по поводу выполнения работ (оказания услуг). Возможность снижения законной неустойки подтверждалась судебно-арбитражной практикой. Однако в рассматриваемых правоотношениях, смысл и содержание которых изначально направлены на установление дополнительных прав гражданину-потребителю, на обеспечение эффективной защиты прав последних, устраняющих экономическое неравенство сторон, аргументы, приводимые в судебных актах арбитражных судов, не могли и не могут быть приняты во внимание.

Таким образом, нормативно-правовое содержание статей Закона о защите прав потребителей о взыскании неустойки и разъяснения Постановления № 7 фактически исключали эффективность данного способа защиты прав потребителей, т.к. судам было предоставлено право снижать ее размеры на основании ст. 333 ГК РФ, которое они использовали практически в 90% случаев.

При изучении гражданских дел по защите прав потребителей, рассмотренных мировыми судами и судами общей юрисдикции г. Курска и Курской области до июня 2012 года, было установлено, что размер неустойки, который составлял более или менее приличную сумму, снижался в каждом деле: с 50 000 рублей до 10 000 рублей, с 22 000 рублей до 3 000 рулей и т.п. Весьма показа- телен один пример. В мировой суд г. Курска обратился потребитель с требованием об отказе от исполнения договоров бытового подряда по изготовлению рольштор в связи с нарушением сроков изготовления, возврату уплаченных денежных средств, взыскании неустойки, убытков, компенсации морального вреда. Размер взыскиваемых неустоек был равен цене договора. Мировой суд, удовлетворяя требования истца, взыскал неустойку в полном объеме (редчайший случай - Б.В.), мотивируя именно ограничением ее размера Законом о защите прав потребителей. Но суд апелляционной инстанции не согласился с мнением мирового судьи, и размер неустойки был существенно снижен. Тем самым была подтверждена общая тенденция снижения размера законной неустойки даже в том случае, когда закон напрямую ограничивает ее максимальный размер.

Согласно п. 32 Постановления № 17 при рассмотрении требований потребителей о взыскании неустойки, предусмотренной Законом о защите прав потребителей, необходимо иметь в виду, что неустойка (пеня) в размере, установленном статьей 23 Закона, взыскивается за каждый день просрочки указанных в статьях 20, 21, 22 Закона сроков устранения недостатков товара и замены товара с недостатками, соразмерного уменьшения покупной цены товара, возмещения расходов на исправление недостатков товара потребителем, возврата уплаченной за товар денежной суммы, возмещения причиненных потребителю убытков вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, а также за каждый день задержки выполнения требования потребителя о предоставлении на время ремонта либо до замены товара с недостатками товара длительного пользования, обладающего этими же основными потребительскими свойствами, впредь до выдачи потребителю товара из ремонта или его замены либо до предоставления во временное пользование товара длительного пользования, обладающего этими же основными потребительскими свойствами, без ограничения какой-либо суммой. Неустойка (пеня) в размере, предусмотренном пунктом 5 статьи 28 Закона, за нарушение установленных сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) и промежуточных сроков выполнения работы (оказания услуги), а также назначенных потребителем на основании пункта 1 статьи 28 Закона новых сроков, в течение которых исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги), ее этапа и (или) выполнить работу (оказать услугу), ее этап, взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки вплоть до начала исполнения работы (оказания услуги), ее этапа либо окончания выполнения работы (оказания услуги), ее этапа или до предъявления потребителем иных требований, перечисленных в пункте 1 статьи 28 Закона. Если исполнителем были одновременно нарушены установленные сроки начала и окончания работы (оказания услуги), ее этапа, неустойка (пеня) взыскивается за каждое нарушение, однако ее сумма, в отличие от неустойки (пени), установленной статьей 23 Закона, не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) не определена договором. Размер подлежащей взысканию неустойки (пени) за нарушение предусмотренных статьями 30, 31 Закона сроков устранения недостатков работы (услуги) должен определяться в соответствии с пунктом 5 статьи 28 Закона. Неустойка (пеня) в размере, установленном в пункте 3 статьи 23.1 Закона, в случае нарушения продавцом установленного договором купли-продажи срока передачи потребителю предварительно оплаченного товара взыскивается за каждый день просрочки со дня, когда по указанному договору передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня передачи товара потребителю или до дня удовлетворения требования потребителя о возврате ему предварительно уплаченной им суммы. При этом сумма неустойки (пени) не может превышать сумму предварительной оплаты товара.

Таким образом, после принятия Постановления № 17, применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей допускается в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым. Итогом данного разъяснения стало резкое увеличение размера сумы неустойки, взыскиваемой с контрагентов потребителей за нарушение их прав. Так, например, решением Ленинского районного суда г. Курска по иску К., В. к ООО «Росстройком» о взыскании неустойки за неисполнение обязательств, предусмотренных договором об участии в долевом строительстве жилого дома по окончанию строительства жилого дома, сдаче его в эксплуатацию и передаче объекта участникам долевого строительства была взыскана неустойка в размере по 282080 (двести восемьдесят две тысячи восемьдесят) рублей каждому из истцов1. Курским областным судом было изменено решение Железногорского районного суда Курской области в части взыскания неустойки. Так, суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования истцом, снизил размер требуемой неустойки с 131 629 руб. 86 коп до 30 000 рублей. Суд апелляционной инстанции со ссылкой на применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей только в исключительных случаях и по заявлению ответчика взыскал полную сумму неустойки в пользу истцов, указав, что ответчиком ходатайств о снижении размера подлежащей взысканию неустойки не заявлялось, в связи с чем применение судом первой инстанции положений ст.333 ГК РФ не

л

может быть признано законным . Подобное апелляционное определение было

3

вынесено и по другому делу .

Тем не менее, какого-либо юридически обоснованного снижения размера неустойки, подтверждающего «исключительный случай», в судебной практике еще не встречается. Так, в решении Ленинского районного суда был снижен размер неустойки со ссылкой п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором указано, что при решении вопроса об уменьшении неустойки (ст. 333) необходимо [439] [440] [441] иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание, в том числе, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договора и т.п.). Изучив отзыв ответчика о снижении размера подлежащей взысканию неустойки, в котором он ссылался на ее несоразмерность последствиям нарушения обязательств, обстоятельства дела (истец просил взыскать неустойку за неисполнение требований потребителя по возмещению расходов на устранение недостатков товара за период, не превышающий 3-х месяцев, в размере 50001 руб. 00 коп.), суд посчитал допустимым и возможным снизить размер неустойки до 2000 руб. 00 коп., которая будет отвечать принципу соразмерности1.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 29.10.2013 № 8-КГ13-12, суд, при уменьшении размера неустойки, должен учитывать, что снижение размера неустойки не должно вести к необоснованному освобождению должника от ответственности за просрочку исполнения обязательства и ответственности за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. Кроме того, в решении суда в обязательном порядке должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу, что уменьшение размера неустойки является допустимым и указано, в чем заключается несоразмерность размера неустойки поЛ

следствиям нарушения обязательств . Аналогичная позиция изложена в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2013 г. № 41- КГ13-25, № 41-КГ13-24, 25 июня 2013 № 3-КГ13-6[442] [443] [444].

На основании изложенного, считаем, что разъяснения Постановления № 17 дают возможность потребителю более эффективно использовать данный

способ защиты прав, т.к. суд более не вправе по своему усмотрению снижать размеры неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, но, тем не менее, является «половинчатым», поскольку под «исключительные случаи» с надлежащим обоснованием от ответчика можно подвести соответствующую мотивировку.

Кроме того, в целях обеспечения эффективной защиты прав потребителей и стимулирования продавцов (изготовителей исполнителей) к добровольному удовлетворению требований потребителей, а также с учетом судебной практики, считаем необходимым установить максимально возможный предел взыскиваемой неустойки при предъявлении претензий в отношении качества товаров (работ, услуг) в размере цены договора. При этом, в Законе должна быть исключена возможность снижения размера неустойки в судебном порядке по ст. 333 ГК РФ. Таким образом, п. 5 ст. 13 Закона требуется изложить в следующей редакции: «Требования потребителя об уплате неустойки (пени), предусмотренной Законом или договором, подлежат удовлетворению изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в добровольном порядке. В случае неудовлетворения требований потребителя в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) суд не вправе снизить размер взыскиваемой суммы неустойки. При этом сумма взыскиваемой потребителем неустойки (пени) не может превышать цену товара, сумму предварительной оплаты товара, отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги)».

Компенсация морального вреда как способ защиты прав потребителя реализуется в судебном порядке, поскольку в соответствии со ст.151 ГК РФ, ст. 15 Закона о защите прав потребителей, размер денежной компенсации устанавливается исключительно судом.

С точки зрения ст. 151 ГК РФ моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания, которые претерпевает гражданин в результате нарушений или посягательств на его права. Более развернутое определение морального вреда содержится в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства

0 компенсации морального вреда: «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина» (п. 2)[445].

Зарубежное законодательство размер морального вреда, подлежащего возмещению, ничем не ограничивает и исходит из личности пострадавшего, его психики и материального положения. Российское законодательство, в отличие от зарубежных стран, ограничило размер суммы морального вреда по российскому законодательству характером нравственных и физических страданий, причиненных потребителю (п. 45 Постановления 17), от вины нарушителя (ст. 15 Закона о защите прав потребителей), и возмещается с учетом требований разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

В целом, данный способ защиты прав потребителей является достаточно эффективным. Несмотря на общую тенденцию снижения размера компенсации судами, отказы в компенсации морального вреда достаточно редки. Но суммы, взыскиваемые в качестве компенсации морального вреда, как правило, уменьшаются судами в разы, и это притом, что размеры, указанные в исках потребителями, являются вполне разумными и не выходящими за рамки справедливости. Из нескольких десятков проанализированных судебных решений судов Курской области за 2007-2010 г. лишь в 8 случаях моральный вред был компенсирован именно в том размере, который просил взыскать потребитель, при этом суммы варьировались от 1000 до 5000 рублей.

Следует отметить, что обоснование суммы компенсации морального вреда представляет собой одну из проблем как теоретического, так и практического свойства. Исходя из законодательства и практики его применения, размер морального вреда компенсируется с учетом нравственных и/или физических страданий. Как указывает Е.П. Редько, «... учитывать в целях определения размера компенсации следует не все фактические обстоятельства, а только заслуживающие внимания для определения размера компенсации. Степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего должны приниматься во внимание во взаимосвязи с индивидуальными особенностями потер- певшего»1, а также выделяет критерий разумности и справедливости, что предоставляет суду право принимать решение в пределах свободы усмотрения, предоставленной ему законом. В науке гражданского права это направление весьма дискуссионное[446] [447].

В качестве примера реализации свободы усмотрения приведем два случая из судебной практики о компенсации морального вреда по защите прав потребителей. В одном деле об отказе от исполнения договора купли-продажи некачественного мотороллера компенсация морального вреда составила две (!) тысячи рублей (при заявленных пятнадцати). И это притом, что потребитель долгое время ездил на неисправном мотороллере, в котором заклинивали колеса, отказывали тормоза, что могло повлечь за собой весьма неблагоприятные последствия. Разбирательство дела длилось на протяжении семи месяцев, проводилась экспертиза, ответчик обвинял истца в неправильной эксплуатации мотороллера. В другом деле (незаконное взимание комиссии за ведение ссудного счета), моральный вред составил три тысячи рублей из заявленных пяти (два судебных заседания).

Такое положение дел значительно снижает эффективность компенсации морального вреда как способа защиты прав потребителей. Контрагенты потребителей осведомлены о праве суда снижать размер заявленной компенсации, которым непременно пользуются в судебных процессах, но следует учитывать, что и потребители, знающие и своем праве на компенсацию морального вреда, заявляют астрономические суммы.

Г ражданское законодательство Украины подошло к этому вопросу более ограничено. В подп.5 п.1. ст.4 Закона Украины № 1023-XII от 12 мая 1991 года (с последующими изменениями) «О защите прав потребителей» установлено, что потребитель имеет право на возмещение имущественного и морального вреда, причиненного вследствие недостатков продукции (дефекта в продукции) в соответствии с законом. Это означает, что компенсация морального вреда по Закону Украины возможна не при любом нарушении прав потребителей (например, нарушении сроков выполнения работ, нарушения права на информацию), а только если имущественный вред был причинен вследствие недостатков продукции. Это подтверждает и п.2 ст. 22 Закона Украины «Судебная защита прав потребителей»: при удовлетворении требования потребителя суд одновременно решает вопрос о возмещении морального (неимущественного) вреда. В качестве примера можно привести заочное решение по делу № 2- 1973/11 Константиновского районного суда Донецкой Области от 14 мая 2012 г. по иску о взыскании задолженности, неустойки и морального вреда, который обосновывался тем, что 14.08.2010 г. был заключен с ответчиком договор на установку пластических окон. Срок выполнения работ составил 14 дней. Истицей было уплачено ответчику 2000 гривен в качестве аванса. Но ответчик не выполнил заказ на установку окон, в связи с чем истец просила взыскать: сумму долга - 2000 грн., сумму пени за несвоевременное выполнение своих обязанностей обязательств - 21600 грн. и в возмещение морального вреда - 5000 грн. Суд частично удовлетворил требования истца, но отказал в удовлетворении требования о возмещении морального вреда со ссылкой на ч. 5 ст. 4 и ч.2 ст. 22 Закона Украины указав, что суд не может принять во внимание ссылки истца по причинения ему морального вреда ненадлежащим выполнением условий договора, поскольку правоотношения, возникшие между ответчиком и истцом, регулируются нормами Закона Украины «О защите прав потребителей», согласно которому моральный вред возмещается, если он причинен только опасной для жизни и здоровья продукцией1.

В Молдове ограничен срок обращения за компенсацией морального вреда: в соответствии со ст. 15 Закона Республики Молдова от 13 марта 2003 года № 105-XV «О защите прав потребителей», ущерб (в том числе моральный) возмещается продавцом, исполнителем в случае причинения его в течение: срока годности - по продуктам, на которые установлен этот срок; срока службы - по продуктам длительного пользования; с) двух лет - по продуктам, на которые не предусмотрено установление срока годности или срока службы.

В научной литературе высказано мнение, что компенсация морального вреда требуется только в случае, если вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей контрагентом потребителя был причинен вред жизни, здоровью потребителя или членов его семьи[448] [449]. Такой подход автора обусловлен необходимостью укрепления нравственных начал гражданско-правового регулирования. Данная позиция представляется весьма спорной. Предусмотренный Законом о защите прав потребителей механизм защиты прав потому и эффективен, что дает возможность потребителю как слабой стороне в правоотношении реальную возможность защитить свои нарушенные права. Компенсация морального вреда также выступает и в качестве дополнительно стимула для исполнения своих обязанностей контрагентами потребителя в соответствии с условиями договора, неисполнение или ненадлежащее исполнение которых неизбежно повлекут за собой дополнительные финансовые расходы.

Эффективность применения того или иного способа защиты прав потребителей зависит от целого комплекса действий, совершаемых потребителем и предпринимателем после возникновения спора. И если эффективность взыскания неустойки во многом зависит от действий потребителя (она взыскивается только за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требования потребителя), то эффективность компенсации морального вреда зависит от индивидуального восприятия ситуации.

После принятия Постановления № 17 подход правоприменителя (но, заметим, не законодателя) к вопросу компенсации морального вреда был изменен: достаточным условием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда является факт нарушения прав потребителей. До этого момента проблема наличия вины нарушителя не стояла: прямое указание Закона о защите прав потребителей и действующего на тот момент Постановления № 7 не допускали возможность компенсации морального вреда, если не будет доказана вина причинителя вреда. Не вдаваясь в полемику относительно соответствия такого разъяснения нормам действующего законодательства, отметим, что на эффективность применения компенсации морального вреда как способа защиты прав потребителей оно вряд ли повлияет. Кроме того, фактически, Постановление № 17 закрепило общую тенденцию презумпции вины нарушителя, сложившуюся в судах. Так, например, в одном из решений судов, принятых еще до принятия Постановления 17 было указано «то обстоятельство, что претензия К. о возврате стоимости товара и возмещении расходов на экспертизу была удовлетворена ответчиком добровольно, не свидетельствует об отсутствии у истца нравственных страданий, связанных с продажей ей товара ненадлежащего качества. Последним нарушены права истца как потребителя, что является основанием для взыскания в ее пользу компенсации морального вреда»[450]. Аналогичный подход изложен в апелляционном определении Ростовского областного суда: «установив факт нарушения прав истицы как потребителя услуг банка, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости присуждения истице компенсации морального вреда»2.

А.М. Эрделевский отмечает, что презумпция вины нарушителя прав потребителя, не означает, что «суды не должны оценивать характер и степень причиненных потребителю страданий, т.к. такая оценка необходима для определения размера присуждаемой потребителю компенсации морального вреда»3. С этим мнением следует согласиться, но его утверждение о возможности «компенсации морального вреда в символическом размере» весьма спорно. В обосновании данного тезиса, А.М. Эрделевский говорит о ситуации, когда потерпевший неспособен сообщить суду какие-либо сведения о характере и степени страданий. Отказ в удовлетворении требования о компенсации морального вреда в такой ситуации невозможен, поэтому, по его мнению, компенсация морального вреда в символическом размере «фактически будет лишена своего имущественного (и, следовательно, компенсационного в точном смысле слова) значения, но судебным решением будет подтверждено наличие у потерпевшего самого права на компенсацию морального вреда».

По нашему мнению, позиция ученого нуждается в уточнении относительно того, что имеется ввиду под «неспособностью потерпевшего сообщить суду какие-либо сведения о характере и степени причиненных страданий», в связи с чем «суд не сможет определить размер компенсации». Проанализировав значительное количество решений судов общей юрисдикции по делам о защите прав потребителей, в которых был использован, в том числе, и такой способ защиты прав потребителей как компенсация морального вреда, мы приходим к выводу, что суды в своих решениях формально подходят к обоснованию взыскания компенсации морального вреда. А сообщение о «своих нравственных переживаниях суду» потребителем, как правило, формулируются следующим образом: «неправомерными действиями ответчика мне причинены нравственные страдания, выразившимися в том, что ...». На основании такого сообщения, суд, со ссылкой на закон и требования разумности и справедливости, и удовлетворяет требование о компенсации морального вреда.

Указание на то, что вина причинителя вреда презюмируется, по нашему мнению, с одной стороны, облегчает применение данного способа защиты нарушенного права, а с другой, дает возможность недобросовестным потребителям использовать его как средство получения дополнительных доходов, причем не важно, больших или маленьких. Допустил просрочку продавец доставки предварительно оплаченного товара на один день - у потребителя возникло право на компенсацию морального вреда. Почему эта просрочка произошла, значения не имеет.

По нашему мнению, в настоящее время невозможно придти к каким-либо цифрам, формулам и т.п. для определения размера компенсации морального вреда, ибо данная категория сильно подвержена индивидуальному восприятию не только каждого из участников спорного правоотношения, но и суда.

Требования разумности и справедливости, степень нравственных и физических переживаний касаются размера суммы компенсации. При этом, вина причинителя вреда в обязательном порядке должна учитываться при ее определении. И вот в таких ситуациях вполне обоснованно применять «символический размер» компенсации. Если контрагент потребителя объективно не виноват в нарушении прав потребителя, или с момента возникновения спора способствовал его разрешению в добровольном порядке, то «символический размер» компенсации - вполне разумное средство для предотвращения нарушения баланса интересов потребителей и предпринимателей.

Следует заметить, что суд, принимая решение в пользу потребителя, не вправе забывать о социальных последствиях своего решения, т.к. это может привести, например, к банкротству контрагента потребителя. Е.Е. Богданова, соглашаясь с нашей позицией, обращает внимание, что подобное регулирование отношений, скорее всего, поощряет недобросовестное поведение участников гражданского оборота[451].

Мы полагаем, что при определении суммы подлежащей компенсации морального вреда, суд должен учитывать все объективные обстоятельства, способствующие как его снижению, так и оставлению в запрашиваемом потребителем размере. Интересен подход в этом отношении белорусского правоприменителя. В п. 32 Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 24 июня 2010 г. № 4 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о защите прав потребителей» указано, что «размер компенсации морального вреда зависит от ... степени вины ответчика и его поведения при предъявлении к нему требований об устранении допущенных нарушений (выд. - Б.В.), иных заслуживающих внимания обстоятельств»2.

В научных исследованиях было высказано мнение, что в некоторых ситуациях разрешение конфликтов «продавец-покупатель» доводится до суда именно потому, что моральный вред невозможно возместить в добровольном порядке, и предлагается на законодательном уровне закрепить подобную воз- можность3. По нашему мнению, такое утверждение не соответствует действующему законодательству, а, кроме того, реализация данного положения на практике будет чрезвычайно затруднена. Во-первых, нарушитель может и не согласиться с тем, что своими действиями причинил нравственные или физические страдания потребителю, а во-вторых, разногласия по поводу суммы компенсации будут возникать повсеместно, что неизбежно приведет конфликтующие стороны в суд.

Особую роль в защите прав потребителей играет институт самозащиты субъективных гражданских прав. Следует отметить, что вопрос о том, является ли самозащита формой или способом защиты гражданских прав, в науке гражданского права еще не получил своего окончательного разрешения.

Институт самозащиты имеет в доктрине российского гражданского права глубокие исторические корни. Более того, само появление в ГК РФ подобных норм стало результатом серьезных научных исследований, проведенных отечественными цивилистами, которые подготовили почву для внедрения в российское гражданское законодательство этого нового для него института1. О самозащите как форме защиты права упоминал Е.В. Васьковский, указывающий, что иногда «обладателю права приходится осуществить его принудительным путем. Сделать это можно, прежде всего, употреблением собственной физической силы, т.е. путем самопомощи.. .»[452] [453].

А.П. Сергеев указывает, что в самозащите «смешаны близкие, но отнюдь не совпадающие понятия - способ и форма защиты гражданских прав. Самозащита гражданских прав с позиций теории - это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов».

М. С. Кораблева отмечает, что трудно поставить самозащиту права в один ряд с другими способами защиты гражданских прав, предусмотренными ст.12 ГК РФ, поскольку это юридические категории различного уровня. Г.А. Сверд- лык и Э.Л. Страунинг называют самозащиту самостоятельной формой защиты гражданских прав[454].

В.В. Витрянский безоговорочно относит самозащиту к способам защиты гражданских прав, позволяющим предупредить или пресечь нарушение права1.

По нашему мнению, самозащиту права как способ защиты прав потребителей следует рассматривать как систему фактических и юридических действий управомоченного лица, специализированных органов, осуществляемых без обращения в юрисдикционный орган (государственный или правоохранительный), и направленных на защиту прав и законных интересов потребителя.

В гражданско-правовой науке самозащиту права принято рассматривать как совершение управомоченным лицом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных и имущественных прав и интересов. Действия юридического порядка охватываются понятием «меры оперативного воздействия»[455] [456]. По мнению отдельных ученых, самозащита права рассматривается как совокупность действий и фактического, и юридического порядка[457].

В исследуемой ситуации предпочтение следует отдать второму пониманию «самозащиты» как гражданско-правового способа защиты прав потребителей, поскольку именно в правоотношениях с участием потребителей особенно ярко проявляется одновременное совершение фактических и юридических действий, направленных на охрану имущественных прав и интересов потребителя. Способ самозащиты гражданских прав — это действие или система действий по защите гражданских прав, предпринимаемых управомоченным на то в силу закона или договора лицом, без обращения в соответствующие государственные или иные правоохранительные органы[458]. Если проецировать специфику защиты прав потребителей, осуществляемой в рамках самозащиты, через данное определение способа самозащиты, то в понятие «действие» следует включать действия как фактического, так и юридического характера. Это связано с тем, что самозащита в сфере защиты прав потребителей в ее понимании как «совершение действий фактического порядка» самим управомоченным лицом применяется нечасто, что объясняется объективными причинами: низкий уровень правовой грамотности, информированности о своих правах и пр. В то же время, меры оперативного воздействия как «юридические средства, применяемые к нарушителю управомоченным лицом, без обращения за защитой права в компетентные органы» широко используются в отношениях «предприниматель - потребитель». Ст. 12 ГК РФ включает самозащиту в число способов гражданскоправовой защиты.

Таким образом, мы приходим к следующим выводам. Концептуальный подход к реализации гражданско-правовой защиты прав потребителей имеет две существенные черты: во-первых, гражданско-правовая защита прав потребителей находится в системе общего понимания защиты прав человека и гражданина, что выражается в тесной органической связи между понятиями «защита прав потребителей» и «защита прав человека и гражданина»; во-вторых, специфику его содержания предопределяет вопрос о необходимости обеспечения полноценного равенства таких субъектов как предприниматель и потребитель, основанного на принципах законности, добросовестности, социальной справедливости, которое может быть реализовано только путем вмешательства государства в сферу частных интересов.

Под гражданско-правовой защитой прав потребителей следует понимать действия потерпевшего по самозащите своих прав, обращению к государственным правозащитным органам, а также правозащитную деятельность государственных органов, направленные на применение мер гражданско-правовой защиты и гражданско-правовой ответственности с целью предупреждения, пресечения правонарушения, восстановления первоначального положения в установленном законом порядке.

Понятие «охрана прав потребителей» шире понятия «защита прав потребителей». Под охраной прав потребителей следует рассматривать как совокупность частноправовых и публично-правовых мер (средств), направленных на создание необходимых условий для эффективной реализации прав потребителей, закрепленных в законодательстве о защите прав потребителей, и на предотвращение (ограждение) от возможных нарушений субъективных прав потребителя со стороны продавцов (изготовителей, исполнителей).

Защита прав потребителей - это деятельность потребителей, государственных органов и общественных организаций по применению системы мер (средств), направленной на предупреждение и пресечение правонарушения (правовой эффект) путем использования мер гражданско-правовой защиты и гражданско-правовой ответственности в установленном законом порядке.

Под способом гражданско-правовой защиты следует понимать гражданско-правовые меры (средства), предусматривающие совокупность способов (приемов) воздействия на нарушителей субъективных гражданских прав с целью пресечения, восстановления нарушенных прав, представляющие собой идеальные правовые модели и фактические действия участников правозащитной деятельности (управомоченных лиц, организаций, правоохранительных, судебных органов).

Применение конкретного способа гражданско-правовой защиты прав потребителей зависит от содержания защищаемого субъективного права, характера его нарушения и волеизъявления правообладателя. При защите субъективных гражданских прав потребителей возможно применение многих универсальных способов, а обобщение судебной практики показало, что наиболее востребованы такие способы защиты прав потребителей, как возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда, изменение или прекращение правоотношения, самозащита.

Самозащиту права как способ защиты прав потребителей следует рассматривать как систему фактических и юридических действий управомоченного лица, специализированных органов, осуществляемых без обращения в юрисдикционный орган (государственный или правоохранительный), и направленных на защиту прав и законных интересов потребителя.

4.3

<< | >>
Источник: Богдан Варвара Владимировна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Курск - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие и особенности гражданско-правовой защиты прав потребителей.:

  1. Понятие и природа гражданско-правовых средств охраны интереса должника в договорном обязательстве
  2. Формирование института защиты прав потребителей в России.
  3. Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.
  4. Соотношение частноправового и публично-правового начал в регулировании отношений с участием потребителей.
  5. Общая характеристика прав потребителей.
  6. Понятие договора с участием потребителей и его роль в обеспечении защиты прав потребителей.
  7. Судебная практика в системе правовых источников защиты прав потребителей.
  8. 4.1 Принципы гражданско-правовой защиты прав потребителей и практика их правового закрепления.
  9. Понятие и особенности гражданско-правовой защиты прав потребителей.
  10. Гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера
  11. § 3. Формирование системы гражданско-правовых договоров по направленности результата на современном этапе
  12. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм
  13. Параграф 3. Гражданско-правовая охрана прав юридического лица на средства индивидуализации результатов своей деятельности
  14. § 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа
  15. § 1.2. Характеристика договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
  16. § 2.2. Правовое положение страхователей и выгодоприобретателей в отношениях по страхованию гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
  17. § 3.1. Тенденции развития регулирования отношений по страхованию гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в Российской Федерации
  18. Понятие и особенности обязательного страхования жизни и здоровья граждан
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -