<<
>>

Понятие и элементы гражданско-правового статуса участников государственно-частного партнерства

В переводе с латинского слово «status» означает сложившееся состояние, положение1. В российском праве широко используется понятие «правовой статус». В настоящий момент в отечественном законодательстве можно найти несколько десятков упоминаний этой категории[97] [98].

При этом раскрытие такого понятия сложно назвать всеобъемлющим и полным. В ГК РФ прямо говорится лишь о статусе публичного общества (п. 2 ст. 97 ГК РФ), статусе органов государственной власти (п. 1 и 2 ст. 125 ГК РФ) и статусе организации в качестве юридического лица (п. 2 ст. 1202 ГК РФ). Однако основополагающей нормой о правовом статусе в гражданском законодательстве следует считать п. 1 ст. 2 ГК РФ. В нем устанавливается, что гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота. Кроме того, в п. 4 ст. 49 ГК РФ говорится о том, что гражданско-правовое положение юридических лиц и порядок их участия в гражданском обороте регулируется ГК РФ, а гражданско-правовое положение отдельных организационно-правовых форм, видов и типов юридических лиц - другими законами и нормативно-правовыми актами.

Следует упомянуть также ряд статей и пунктов ГК РФ, в которых термин «правовое положение» употребляется применительно к отдельным субъектам гражданского права. В частности, п. 7 ст. 66 ГК РФ указывает на правовое положение отдельных видов коммерческих корпоративных организаций, а п. 1 ст. 66.2 ГК РФ - на правовое положение отдельных видов хозяйственных обществ (например, п. 3 ст. 87 ГК РФ регламентирует правовое положение общества с ограниченной ответственностью, п. 3 ст. 96 ГК РФ - правовое положение акционерного общества и т. д.).

Хотя упоминания о правовом положении в ГК РФ довольно многочисленны, содержательно эта категория недостаточно раскрыта. В связи с этим в юридической литературе существует множество точек зрения относительно того, как определять гражданско-правовой статус и что следует вкладывать в его содержание.

В целом вопросы понятия и структуры правового статуса, его элементов на сегодняшний день составляют одно из ведущих направлений как теории государства и права, так и отраслевых юридических наук, в том числе и науки гражданского права. Однако перед тем как приступить к анализу юридической литературы, следует обратить внимание на то, как определяется правовой статус в универсальных и специальных энциклопедических словарях.

Толковый словарь С. И. Ожегова определяет понятие «статус» как некое сложившееся состояние, положение1. Большая советская энциклопедия трактует правовой статус как«правовое положение гражданина либо юридического лица»[99] [100] [101]. Большой юридический словарь даёт более развернутое толкование, определяя правовой статус как «юридически закрепленное положение субъекта в обществе, которое выражается в определенном

комплексе его прав и обязанностей» . Нетрудно заметить, что последнее определение является более широким по своему содержанию, так как включает в себя уже ключевые элементы правового статуса - права и обязанности его носителя. Дефиниции, представленные в иных энциклопедических словарях, как правило, не выходят за рамки границ понятия, обозначенных выше[102].

В теории государства и права также выделяется ряд подходов относительно понятия «правовой статус». По мнению ряда исследователей, правовой статус представляет собой «совокупность прав и свобод, обязанностей и ответственности личности, устанавливающих ее правовое положение в обществе»[103] или «совокупность всех принадлежащих гражданину прав, свобод и обязанностей, определяющих и юридически закрепляющих его правовое положение в обществе»[104]. В. Д. Перевалов определяет правовой статус как «правовое положение человека, отражающее его фактическое состояние во взаимных правоотношениях с другими людьми, государством и обществом»1. В свою очередь, А. Ф. Черданцев указывает, что «правовой статус (правовое положение) выражается в совокупности прав и обязанностей, характеризующихся широтой и реальностью прав и свобод, закрепленных в конституциях и других законах»[105] [106] [107].

Многие ученые, рассматривая вопрос о правовом статусе, сосредотачивают свое внимание на правовом статусе личности, который является хоть и важнейшей, но все же разновидностью правового статусакак такового (что, впрочем, не умаляет ценности подходов, предложенных исследователями в своих работах). Например, М. Н. Марченко определяет правовой статус как «законодательно установленные государством и взятые в

единстве права, свободы и обязанности личности» . При этом «по своей сути он представляет собой систему эталонов, образцов поведения людей, поощряемых и защищаемых от нарушения государством и, как правило, одобряемых обществом»[108]. Отдельные исследователи рассматривают

правовой статус юридического лица. Например, А. В. Венедиктов определял сущность гражданско-правового статуса юридического лица через раскрытие содержания гражданской правоспособности юридического лица[109].

Само понятие «статус» трактуется исследователями по-разному, в зависимости от словосочетания, в котором это слово употребляется. Если словосочетания «юридический статус», «правовой статус», «правовой статус личности», «правовой (юридический) статус личности», «правовой статус человека» с некоторыми оговорками чаще всего рассматриваются как синонимы, то встречающийся изредка термин «статус-кво» имеет совсем иное значение и рассматривается как реальный, действительный, сложившийся на практике статус.

В целом теоретики права, оперируя различными понятиями, раскрывают правовой статус как определенное правовое состояние, положение, основное содержание которого составляют права и обязанности субъекта права. Как таковой правовой статус основывается на социальном статусе - реальном положении человека в системе общественных отношений. Они имеют родовую связь, соотносятся как форма и содержание. В науке подобное явление принято обозначать социально-нормативным статусом. Его важнейшей частью и является правовой статус, который определяется как «совокупность прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности, признаваемых и гарантируемых государством»1.

Отметим, что подобного рода подход сформировался не сразу. Исторически категория правового статуса начала развиваться в рамках дореволюционной теории права применительно к физическим лицам (гражданам). Как писал И. А. Покровский, «освобождение личности от полного поглощения ее обществом знаменуется прежде всего признанием ее самостоятельным субъектом прав, обладательницей правоспособности и

Л

дееспособности» . П. П. Цитович, рассматривая правовой статус торговца, выделял торговую правоспособность (как право на торговлю) и торговую

дееспособность (как право вести торговлю) . Д. И. Мейер отмечал, что «юридическому лицу могут принадлежать только те права, которые удобомыслимы, независимо от живого человека»[110] [111] [112] [113]. При этом ученый имел в виду «вещные права, права собственности и права на чужие вещи»[114].

Стоит особо отметить исследования Г. Ф. Шершеневича, в которых ученый прямо выделял правоспособность и дееспособность как основные элементы правового статуса физического лица как субъекта права. При этом исследователь разделял дееспособность на активную (как «возможность создать актом своей воли юридическое отношение, из которого для действовавшего возникало бы право как правовое последствие») и пассивную (как «возможность создать актом своей воли юридическое отношение, из которого для действовавшего возникала бы обязанность как правовое последствие»)1.

Дальнейшее развитие учения о гражданско-правовом статусе во многом произошло благодаря трудам ряда выдающихся советских ученых- юристов: С. С. Алексеева, Н. В. Витрука, А. Б. Венгерова, В. С. Нерсесянца и др. Тем не менее позиции ученых-исследователей далеко не всегда совпадали. Например, С. С. Алексеев разделял правовой статус и правовое положение: к первому он относил правосубъектность, основные права и обязанности субъектов права, а ко второму - конкретные права и обязанности лица, связанные с наличием определенных юридических

Л

фактов .

В. В. Лазарев под правовым статусом понимает закрепленные в законодательстве права и обязанности индивида, а под правовым положением - совокупность статутных и субъективных прав и обязанностей[115] [116] [117]. Н. Н. Витрук также различал эти понятия[118]. В. С. Нерсесянцже их, наоборот, отождествлял, определяя правовой статус как правовое положение, законодательно закрепленную право- и дееспособность в сфере частных и публично-властных отношений[119]. На равнозначность понятий «правовой статус» и «правовое положение» указывают Н. И. Матузов и

А. В. Малько[120].

Относительно структуры правового статуса ученые-теоретики также имеют разные точки зрения. Например, О. С. Иоффе в числе элементов правового статуса лица выделял правосубъектность, право(дее)способность, субъективные права1. О. А. Красавчиков к числу основных элементов правового статуса относил правоспособность, дееспособность и

Л

деликтоспособность . В. В. Долинская, раскрывая структуру правового статуса, в качестве его основных элементов рассматривает: 1) правовые основы деятельности лица; 2) при каких условиях лицо становится субъектом права; 3) правосубъектность данного лица; 4) условия прекращения его деятельности . В то же время Н. И. Матузов и А. В. Малько, говоря о структуре правового статуса, выделяют следующие элементы: 1) права и обязанности; 2) законные интересы; 3) правосубъектность; 4) гражданство; 5) юридическую ответственность; 6) правовые принципы и т. п. При этом такой перечень является открытым[121] [122] [123] [124]. М. С. Строгович структурными компонентами правового статуса, помимо прав и обязанностей, называет правовые гарантии, а также правовую ответственность за выполнение обязанностей[125].

Как следствие, в решении вопроса о понятии и структуре правового статуса личности (индивида) в общетеоретической юридической науке можно наблюдать различные позиции.

Б. Б. Тишаев поддерживает точку зрения, в соответствии с которой правовой статус следует толковать в двух смыслах - в широком и узком, суть которых зависит от количества и качества элементов, входящих в его состав. Если в узком смысле правовой статус представляет собой систему юридических прав, свобод и

обязанностей, то в широком смысле это юридическая конструкция, включающая в свой состав следующие элементы: 1) юридическое (норма права) и фактическое (правосубъектность, гражданство) основания; 2) содержание - гражданско-правовой статус в узком смысле слова: субъективные права, свободы и обязанности; 3) форму реализации в виде правоотношений1. По мнению автора, необходимо различать такие понятия, как «структура» и «содержание правового статуса», в котором содержание является элементом такой структуры[126] [127] [128] [129]. В результате правовой статус индивида определяется автором как система предусмотренных

юридическими нормами прав, свобод и обязанностей индивида, обусловленная его правосубъектностью и гражданством и реализуемая в

3

соответствующих правоотношениях .

А. А. Иванов, определяя правовой статус личности как «совокупность юридических норм, которые закрепляют права, свободы и обязанности личности (гражданина, иностранца, лица без гражданства) по отношению к обществу, государству и другим физическим лицам и одновременно права и обязанности последних в отношении данной личности», рассматривает его в виде трех связанных блоков: 1) предстатусные элементы (правоспособность, дееспособность и т. п.); 2) собственно гражданско-правовой статус (права, свободы и обязанности); 3) послестатусные элементы (гарантии, законные интересы личности и проч.) .

Как справедливо отмечал Я. Р. Веберс, понятие правового статуса трактуется в юридической литературе весьма многообразно. Вместе с тем неправильно отождествлять правовой статус с какой-либо другой определенной правовой категорией (например, с правоспособностью и дееспособностью), так как этого будет недостаточно для раскрытия содержания правового статуса. В результате автор склоняется к мнению, согласно которому правовой статус- это комплексная категория, включающая в свой состав гражданство, правоспособность, права и обязанности, принципы, гарантии правового статуса. Решающую роль в структуре правового статуса принадлежит правам и обязанностям1.

В. М. Сырых к основным элементам правового статуса относил субъективные права и субъективные обязанности. Под субъективным правом ученый понимал конкретно дозволенную меру поведения, основанную на её объективной возможности, а под субъективной обязанностью - конкретно должную меру поведения, основанную на её объективной необходимости. Субъективные права и юридические обязанности выступают предварительной мерой практических действий и бездействия субъектов права, при этом предшествуя этим действиям (бездействию). К числу иных элементов ученый относил правоспособность, дееспособность, а в определенных случаях - деликтоспособность и компетенционность[130] [131] [132]. Отметим, что сама категория «субъективное право» является отдельным

объектом исследования юридической науки .

М. Н. Марченко в состав элементов правового статуса личности включал права и обязанности личности, а также гарантии прав и ответственность личности[133]. Под правами личности следует понимать формально определенные, юридически гарантированные возможности пользоваться социальными благами, официальную меру возможного поведения человека в обществе; а под обязанностями - установленные и гарантированные государством требования к поведению человека, официальную меру должного поведения человека1. Права и обязанности личности объективно взаимосвязаны между собой, что проявляется через их взаимообусловленность, а также юридическое равенство основных прав и обязанностей личности.

Права и обязанности личности тесно связаны с понятиями юридической ответственности личности и гарантиями прав личности. Если юридическая ответственность личности состоит в обязанности лица претерпевать меры государственного воздействия за совершение противоправных и виновных поступков или за неисполнение или ненадлежащее исполнение юридических обязанностей, то гарантии прав личности - это условия и возможности, которые государство обязуется создать и предоставить гражданам для практического осуществления ими своих прав и свобод[134] [135] [136].

Особое внимание следует уделить подходу Н. В. Витрука, разделявшего понятия «правовой статус» и «правовое положение». По мнению ученого, правовое положение личности - это более широкая, обобщающая категория, включающая в себя, в частности, правовой статус личности. Вместе с тем главным элементом правового положения личности выступает именно правовой статус личности как система признанных

государством прав, свобод, законных интересов и обязанностей .

Следующим элементом правового положения личности является гражданство, так как в зависимости от него определяется содержание гражданско-правового статуса. Еще одним элементом правового положения личности выступает правосубъектностькак закрепленная правом способность личности быть носителем правового статуса, способность осуществлять его и отвечать за неправомерную реализацию. Юридические гарантии правового положения личности, обеспечивая его реализацию и защиту, составляют еще один структурный элемент правового положения личности (при этом под юридическими гарантиями понимаются исключительно меры юридической (ретроспективной) ответственности и иные меры государственно-правового принуждения). Заключительным элементом правового положения личности являются правовые принципы1.

Таким образом, основу правового положения личности составляет система юридических прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности в их единстве, т. е. правовой статус личности. Иными структурными элементами правового положения личности являются гражданство и правосубъектность как необходимые условия обладания правовым статусом личности, а также юридические гарантии правового статуса личности. Особым, специфическим элементом правового положения личности и его структурных составляющих, по мнению Н. В. Витрука, служат принципы, закрепленные в законе либо вытекающие из правовой природы отношений личности, общества и государства, определяющие сущность и содержание правового положения личности и его структурных элементов[137] [138] [139].

Нетрудно заметить, что занимаемые упомянутыми исследователями позиции весьма схожи. В конструкции правового статуса ученые фактически предлагают выделить его основание в виде правосубъектности и основное содержание в виде прав и обязанностей носителя такого статуса. В связи с этим стоит отметить позицию В. П. Басика, который указывает, что правовой статус является сложной, собирательной категорией, отражающей весь

комплекс связей человека с обществом . В основе правового статуса лежит фактический социальный статус как реальное положение человека в данной системе общественных отношений, при этом правовой статус также является важнейшей частью социально-нормативного статуса, т. е. статуса, определяемого соответствующими социальными нормами и отношениями1. Таким образом, содержание правового статуса динамично, изменяется вместе с развитием реальных общественных отношений.

С. В. Редких, систематизируя взгляды ученых - теоретиков права, их представления о сущности правового статуса, выделяет два направления - абстрактное и реальное. Первое направление (А. Ю. Якимов, Ю. С. Новикова) констатирует статичный характер правового статуса, понимая под ним нормативно закрепленную в законодательстве модель,

Л

имеющую неизменный характер . Второе направление (Н. И. Матузов, С. С. Алексеев) при изучении правового статуса включает в его структуру динамику прав и обязанностей субъекта права, которая заключается в

отражении его фактического положения . Ученый приходит к выводу, что различия в понимании правового статуса происходит из-за расхождений в уровне его рассмотрения. Абстрактное направление понимает правовой статус на микроуровне - уровне правоотношений между субъектами; реальное направление, наоборот, использует макроуровень исследования правового статуса, рассматривая его как комплексное явление, отражающее юридические характеристики субъекта по отношению к общности, частью

4

которого он является .

Представители отраслевых юридических наук определяют правовой статус и его элементы по-разному, в зависимости от специфики объекта исследования той или иной отрасли науки, благодаря чему происходит выделение т. н. отраслевых правовых статусов: конституционно-правового, административно-правового, гражданско-правового и др.

В первую очередь обратим внимание на исследования ученых в области конституционного права. По мнению С. А. Авакьяна, правовой статус означает «оформленное нормативным актом положение органа, [140] [141] [142] [143] организации, объединения, должностного лица, личности. Статус характеризует их природу, место в системе общественных отношений и субъектов права, важнейшие права и обязанности, формы (порядок) их реализации и принимаемые при этом акты или совершаемые действия»1. Как можно заметить, исследователь отмечает роль юридико-фактических оснований правового статуса, служащих необходимой базой для его возникновения, функционирования и развития.

Г. А. Якимов рассматривает конституционный статус человека как правовой институт, совокупность конституционных норм, определяющих правовое положение человека в российском обществе и государстве, во взаимоотношениях между людьми[144] [145] [146]. Ученый отмечает, что наличие большого числа различных элементов «сделало конструкцию правового статуса громоздкой», поэтому в его состав исследователь включает только конституционные права и обязанности человека, а также конституционные

(правовые) принципы . Однако если права и обязанности рассматриваются в качестве элемента правового статуса традиционно многими учеными, то включение конституционных (правовых) принципов в его состав вызывает большие сомнения. Автор не предпринимает попытки построения какой- либо системы принципов и только указывает, что «рассмотрение конституционного статуса человека как единого правового института должно быть основано на выделении в качестве его элемента принципов права, которые бы: 1) лежали в основе как норм о субъективных правах, так и норм

0 юридических обязанностях; 2) были иерархически связаны между собой»[147]. Следовательно, по существу позиция ученого не выходит за рамки общепринятых представлений о правовом статусе как совокупности прав и обязанностей его носителя.

М. С. Трофимов трактует правовой статус субъекта права как «сложное явление, основанное на нормах права, которое включает в себя ряд элементов, характеризующих фактическое положение субъекта в системе общества и характер его взаимоотношений с другими субъектами общественных отношений»1. При этом в число основных элементов муниципально-правового статуса главы муниципального образования входят полномочия, гарантии деятельности, запреты и ограничения, ответственность[148] [149] [150]. Такие категории, как правосубъектность, гражданство, порядок замещения должности главы муниципального образования, по мнению автора, не выступают в качестве элементов правового статуса главы муниципального образования, а играют роль оснований возникновения такого статуса . Однако указанное утверждение представляется нам достаточно спорным: по нашему мнению, основания возникновения правового статуса уже являются его элементами, и рассматривать их в отрыве от его структуры не следует.

Структура правового статуса, с точки зрения ученого- конституционалиста, во многом зависит от того, какой субъект конституционно-правовых отношений рассматривается им в качестве объекта научного исследования. Например, в структуре конституционно - правового статуса местной администрации А. Т. Карасева, А. В. Елькина предлагают выделять два уровня: первый - это место администрации в системе правоотношений, определяемое нормами конституционного права; второй - ее права, обязанности, гарантии и ответственность[151]. М. В. Коренев, рассматривая структуру конституционно-правового статуса депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, в качестве ее основных элементов называет политико-правовой характер депутатского мандата, полномочия, совокупность прав и обязанностей депутата, гарантии депутатской деятельности, ответственность депутатов1. Рассматривая конституционноправовой статус субъекта Российской Федерации, А. А. Кондрашев включает в него три обязательных элемента: права, обязанности и ответственность[152] [153] [154].

В юридической науке встречаются и принципиально другие подходы. По мнению В. Н. Чабаева, общепринятый подход к определению правового статуса через субъектов права не позволяет объяснить правовой статус целого ряда правовых явлений, которые, не являясь физическими или юридическими лицами, не могут иметь субъективные права и нести юридические обязанности (например, правовой статус государственной границы, правовой статус различных территорий, правовой статус

государственного языка и т. д.) . В связи с этим ученый вводит понятие «статус объекта права» и определяет его как «совокупность правовых положений, предусмотренных Конституцией РФ, международными договорами РФ, законами и иными нормативными правовыми актами, в которых соответственно определяются функции конкретного объекта права, принципы установления правовых режимов, правовые гарантии, система субъектов защиты и их полномочия»[155]. Указанный подход нашел некоторую поддержку в ученой среде (например, С. В. Сабаева исследует правовой статус столицы Российской Федерации[156]), но встречается довольно редко и не является определяющим.

В целом ученые-конституционалисты подчеркивают, что конституционно-правовой статус служит нормативной и теоретической основой для конструкции общего юридического статуса1, а также представляет собой базовый фундамент правовой свободы индивида, на основе которого формируются специальные и индивидуальные правовые статусы[157] [158] [159].

Ученые-международники, исследуя правовой статус с точки зрения взаимодействия международного и внутригосударственного правового регулирования, указывают, что использовать права и исполнять обязанности может лишь субъект права, поскольку только его поведение подвергается правовому регулированию . Представители других отраслевых юридических наук, в частности, административно-правовой[160], финансово-правовой[161], налогово-правовой[162], гражданско-процессуальной[163] [164]наук, составляют свой набор элементов правового статуса в зависимости от выбранного ими объекта исследования. Центральным элементом такой структуры выступают, как правило, права и обязанности (либо полномочия) рассматриваемого

о

учеными субъекта права . Как указывает В. М. Сырых, каждая отрасль права в соответствии со своим предметом регулирования закрепляет правовой статус в соответствующей сфере общественных отношений1.

По нашему мнению, особое внимание заслуживают представители гражданско-правовой науки. Е. А. Суханов выделяет два элемента правового статуса участника гражданского оборота: правоспособность и

дееспособность .Эту точку зрения поддерживает Н. В. Козлова. Как указывает В. К. Андреев, центральным элементом гражданско-правового статуса юридического лица как субъекта экономической деятельности является правоспособность[165] [166] [167] [168]. Правоспособность юридического лица осуществляется действиями его органов и других лиц, уполномоченных выступать от его имени и в его интересах; при этом у юридического лица нет категории дееспособности, а есть категория осуществления правоспособности юридического лица посредством действий его органов и других лиц[169]. По мнению Л. А. Аксенчук, ведущим элементом гражданскоправового статуса физического лица в сфере предпринимательской деятельности также является правоспособность[170].

Н. В. Козлова отождествляет понятие «правосубъектность» и «правовой статус», при этом правосубъектность определяется ею как социально-правовая возможность лица быть участником гражданских правоотношений. По своей природе это право общего типа, обеспеченное государством, наделение субъекта правосубъектностью есть следствие существования длящейся связи субъекта и государства. В свою очередь, правоспособность и дееспособность являются предпосылками и составными частями гражданской правосубъектности юридического лица1.

Н. В. Летова, обращая внимание на неоднозначность толкования понятий «правовой статус» и «правовое положение» (а также их соотношения), классифицирует высказанные в литературе мнения относительно гражданско-правового статуса гражданина, выделяя две основные точки зрения. Если первая трактует гражданско-правовой статус в узком значении (как простую совокупность прав и обязанностей гражданина), то вторая - в широком, так как включает в него и иные элементы (правовые нормы, правосубъектность, гражданство, ответственность и т. п.)[171] [172] [173]. По мнению ученого, узконормативное понимание гражданско-правового статуса, является более предпочтительным (так как широкое понимание гражданско-правового статуса затруднительно на практике, а также не позволяет определить основной элемент в его

содержании) .

С указанной точкой зрения согласиться сложно. Во-первых, основным элементом содержания гражданско-правового статуса всегда выступали права и обязанности его носителя. Это признается практически всеми учеными-юристами, поэтому выделение основного элемента в содержании гражданско-правового статуса даже при большом количестве его составляющих не должно вызывать особого труда. Во-вторых, широкое понимание гражданско-правового статуса может быть действительно затруднительным, но не из-за количества входящих в его состав элементов, а от их качества, т. е. того смысла, что будет в них закладываться законодателем. Поэтому следует отметить необходимость последовательного совершенствования законодательства и обязательного учета сложившейся

правоприменительной практики1.

И. А. Шершнева-Цитульская, касаясь дискуссии относительно соотношения понятий «правовой статус» и «правовое положение», поддерживает методологический подход, в соответствии с которым указанные категории разделяются. По мнению исследователя, «гражданскоправовой статус субъекта права как совокупность конституционных норм и принципов может быть неизменен в течение длительного времени, наряду с тем, как реальное положение субъекта правовых отношений редко находится в состоянии стагнации, -напротив, оно непрерывно эволюционирует, в конечном итоге вступая в противоречие с закрепленным в законодательстве гражданско-правовым статусом, что и приводит к изменению гражданскоправового статуса субъекта права»[174] [175] [176].

В этом смысле оригинальностью отличается подход А. В. Богданова относительно гражданско-правового статуса и его элементов на примере

единоличного исполнительного органа акционерного общества . Автор исходит из положения о том, что наличие гражданско-правового статуса у участника правоотношений не обусловлено обязательностью отнесения его к субъектам права[177]. Подтверждается это тем, что участниками гражданскоправовых отношений, обладающими определенными правами и обязанностями, выступают и органы государственной власти, не обладающие свойством юридического лица. Поскольку они не могут быть отнесены и к гражданам, они не являются субъектами права, но при этом обладают гражданско-правовым статусом. Следовательно, категория «гражданскоправовой статус» характеризует не столько субъекта права, сколько

участника гражданско-правовых отношений1. По мнению автора,

гражданско-правовой статус единоличного исполнительного органа

акционерного общества включает в себя: 1) порядок образования и прекращения полномочий; 2) функции, задачи; 3) компетенцию, права и обязанности, акты; 4) ответственность единоличного исполнительного органа[178] [179] [180]. При этом гражданско-правовая ответственность лица,

осуществляющего функции единоличного исполнительного органа

акционерного общества, имеет различное видовое содержание .

Таким образом, в целом под гражданско-правовым статусом можно понимать определенное правовое состояние, положение, основной элемент которого составляют права и обязанности субъекта права. Однако вопрос относительно дальнейшей структуры гражданско-правового статуса до сих пор остается не разрешенным в современной российской юридической науке.

Учеными выделяются различные разновидности правового статуса. Как отмечает М. Н. Марченко, общий правовой статус получает нормативную конкретизацию применительно к отдельным категориям и группам граждан, на этой основе складываются специальные правовые статусы различных категорий населения[181]. Как считает А. С. Пиголкин, общий правовой статус - это «совокупность право- и дееспособности, необходимых для возникновения конкретных правоотношений, а также общих прав и обязанностей, реализация которых не порождает конкретные правоотношения»[182]. Собственно, это и есть правовой статус как таковой. Помимо общего правового статуса ученый выделяет еще и индивидуальный гражданско-правовой статус (как совокупность правоотношений, одной из сторон которой выступает определенное лицо), и специализированный правовой статус (в виде совокупности прав и обязанностей определенной категории субъектов права)1. Б. Б. Тишаев классифицирует правовой статус в зависимости от юридического основания, подразделяя его на международно-

Л

правовой, конституционно-правовой и отраслевой . А. К. Дубровин выделяет общий (единый для всех граждан), специальный (распространяемый на определенные категории лиц, например, госслужащих), особый (как определенную разновидность специального статуса, например, статус государственных служащих по осуществлению административно-правовых полномочий с целью привлечения лиц, совершивших правонарушения, к

ответственности) и индивидуальный гражданско-правовой статус .

Н. В. Витрук выделяет общий правовой статус, специальный правовой статус и индивидуальный правовой статус[183] [184] [185] [186]. Общий правовой статус основан на общих правах, свободах и обязанностях личности. Специальный гражданско-правовой статус базируется на специальных правах и обязанностях той или иной группы лиц, объединенных специфическими чертами их положения. Индивидуальный гражданско-правовой статус личности определяется общим гражданско-правовым статусом и набором специальных правовых статусов.

Как подчеркивают Н. И. Матузов и А. В. Малько, «набор правовых статусов велик» (отдельные классификации насчитывают свыше 10 разновидностей гражданско-правового статуса), поэтому решающее значение имеют три вида правового статуса: 1) общий правовой статус; 2) специальный (родовой) правовой статус; 3) индивидуальный правовой статус[187]. Общеправовой статус определяется Конституцией РФ, волей законодателя, и его содержание не может быть изменено волей отдельного лица. Родовой статус определяет особенности отдельных категорий носителей такого статуса (физических лиц, юридических лиц, государственных органов и т. п.). Наконец, индивидуальный статус присущ конкретному лицу, он крайне динамичен и подвержен влиянию самых разных юридических фактов.

Представленную классификацию правовых статусов мы считаем разумной и обоснованной, поэтому необходимость в выделении каких-либо дополнительных видов правовых статусов в рамках настоящего исследования отсутствует. Однако важно отметить, что все три приведенные разновидности правового статуса диалектически связаны друг с другом подобно философским категориям единичного, особенного и общего. Это положение в полной мере распространяется и на гражданско-правовой статус участников ГЧП. По справедливому замечанию В. В. Долинской, «каждый предыдущий статус составляет основу последующего, а каждый последующий частично входит в предыдущий» \Однаков юридической литературе взаимосвязь между общеправовым и отраслевым статусом участников ГЧП еще не раскрывалась. Ученые лишь подчеркивают, что«участники государственно-частного партнерства действительно различны и по организационно-правовым формам, и по правовому (административно-правовому) статусу в целом»[188] [189].

Вместе с тем в основе гражданско-правового статуса участников ГЧП лежит определенная система социально-экономических возможностей участников ГЧП. Юридическими средствами регламентации социальноэкономических возможностей участников ГЧП служат определяемые законом

0 ГЧП специальные права и обязанности, в совокупности составляющие основу их гражданско-правового статуса. Вследствие этого гражданскоправовой статус участников ГЧП носит специальный (родовой) характер. Закрепление гражданско-правового статуса участников ГЧП не является результатом произвольных действий государства, а обусловлено объективными социально-экономическими факторами и закономерностями развития государства и права.

Обобщая вышесказанное относительно понятия гражданско-правового статуса, его структуры и содержания, констатируем следующее.Гражданско- правовой статус участников ГЧП - это система нормативно закрепленных социально-экономических возможностей участников ГЧП, элементы которой отражают фактическое состояние участников ГЧП в правоотношениях между собой и иными участниками гражданского оборота. Гражданско-правовой статус участника ГЧП по своей характеристике является разновидностью специального (родового) правового статуса, ибо в силу закона его может получить лишь ограниченный круг субъектов права, имеющих специальные права и обязанности, установленные в законодательстве.

Определив понятие гражданско-правового статуса участников ГЧП, следует раскрыть его структуру, т. е. привести его юридическую конструкцию. Как отмечал Н. В. Витрук, «юридическая конструкция как идеальная модель предмета (явления) служит формой отражения действительности, является упрощенным, огрубленным образом правовой действительности»1. Вместе с тем в юридической конструкции выражается системное строение исследуемых объектов, поэтому она определяется как состав, включающий в себя ряд определенных элементов[190] [191]. Состав гражданско-правового статуса участников ГЧП - это не простая категория, а модель, отражающая комплексное строение гражданско-правового статуса участников ГЧП. Познание гражданско-правового статуса участников ГЧП как упорядоченной системы позволяет глубже и полнее понять его социально-экономическое содержание, исследовать его элементы, установить их связь и взаимодействие друг с другом и более правильно раскрыть их роль в современном российском гражданском обороте.

Состав гражданско-правового статуса участников ГЧП имеет сложный, комплексный характер и включает в себя две группы элементов:

1. Регулятивные элементы гражданско-правового статуса участников ГЧП:

1) Основания возникновения и прекращения гражданско-правового статуса участников ГЧП. Этот элемент включает в себя основания возникновения гражданско-правового статуса участников ГЧП как систему юридических фактов, образующую сложный, связанный юридический состав с эффектом накопления и состоящую из ряда стадий (этапов). Возникает гражданско-правовой статус участников ГЧП только при наличии всех стадий (этапов) юридического состава и при соблюдении порядка их накопления. Прекращается гражданскоправовой статус участников ГЧП после истечения срока соответствующих соглашений либо досрочно.

2) Права и обязанности участников ГЧП. Указанный элемент включает в себя права и обязанности участников ГЧП, распределенные по нескольким классификационным группам, каждая из которых формируется на основе существенных и факультативных условий соглашения о ГЧП и прямого соглашения. Помимо прав и обязанностей, присущих сторонам классических гражданско-правовых договоров, частный партнер имеет особую обязанность, а публичный партнер - особое право требовать от частного партнера эксплуатировать объект соглашения о ГЧП в общеполезных целях: производить товары, выполнять работы, оказывать услуги для удовлетворения потребностей населения в течение определенного срока.

2. Охранительные элементы гражданско-правового статуса участников ГЧП:

1) Способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером. Этот элемент включает в себя способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером в ГЧП как меры, предназначенные для защиты интересов публичного партнера от ненадлежащего исполнения обязательства частным партнером. Указанные в ст. 12 Закона о ГЧП способы обеспечения исполнения обязательств различаются между собой по степени и характеру воздействия на частного партнера. Способы обеспечения исполнения обязательств направлены как на защиту интересов кредитора при неисполнении (ненадлежащем исполнении)должником обязательства, так и на побуждение должника к исполнению обязательства, а при неисполнении - на защиту законных интересов кредитора. Закон о ГЧП не регламентирует обеспечение исполнения обязательств публичного партнера перед частным партнером. В этом качестве выступают гарантии защиты прав частного партнера по соглашению о ГЧП.

2) Гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера. Данный элемент включает в себя гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера как систему гарантий, состоящую из четырех групп:

- общие гражданско-правовые гарантии, установленные гражданским законодательством и вытекающие из природы соглашения о ГЧП как гражданско-правового договора;

- инвестиционные гарантии, установленные в соответствии с инвестиционным законодательством и распространяемые на частного партнера как на инвестора;

- публичные (бюджетные) гарантии, установленные в соответствии с бюджетным законодательством;

- специальные гарантии, установленные в соответствии с Законом о ГЧП и предназначенные исключительно для защиты прав частного партнера.

Представленный состав гражданско-правового статуса участников ГЧП построен на делении основных функций права на регулятивно-статическую и охранительную.

Регулятивно-статическую функцию права формируют регулятивные правоотношения, которые складываются на основе регулятивно-статических норм права. Они направлены на упорядочение, закрепление и развитие общественных отношений, в том числе на закрепление круга субъектов права и их гражданско-правового статуса. Они определяют состояние, в котором находится субъект права и от которого зависит его правовое положение по отношению ко всем другим лицам.

Охранительную функцию права выражают охранительные правоотношения, которые основаны на его охранительных нормах. Они направлены на защиту субъектов права, в том числе на охрану и беспрепятственную реализацию субъективных прав, использование и соблюдение юридических обязанностей, предусмотренных нормами права. Данные правоотношения определяют состояние, в котором находится субъект права при нарушении его субъективных прав и обязанностей другими лицами.

Регулятивные и охранительные правоотношения отличаются друг от друга не только по основаниям возникновения (правомерного или неправомерного поведения субъектов), но и по своему содержанию, которое определяет состояние субъектов права, их гражданско-правовой статус. В свою очередь, регулятивные и охранительные правоотношения, складывающиеся в сфере ГЧП, определяют содержание гражданскоправового статуса участников ГЧП. Это позволяет соответствующим образом классифицировать входящие в его состав элементы.

Поскольку регулятивные элементы гражданско-правового статуса участников ГЧП призваны должным образом упорядочить общественные отношения в области государственно-частного партнерства, в том числе деятельность его участников, в их состав следует включать основания возникновения и прекращения гражданско-правового статуса участников ГЧП, а также права и обязанности участников ГЧП. Такие элементы основаны на правомерных действиях участников ГЧП и не нуждаются в участии принудительной силы со стороны государства. В свою очередь, так как охранительные элементы обеспечивают поддержание стабильности гражданского оборота в рамках государственно-частного партнерства, а также служат охране, защите и восстановлению прав участников государственно-частного партнерства, к их числу мы отнесли способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером и гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера. Присутствие указанных элементов во многом обусловлено необходимостью принудительного вмешательства государства в деятельность участников ГЧП для осуществления должных мер принуждения в определенных законом случаях. Таким образом, гражданско-правовой статус участников ГЧП рассматривается на основе динамической, а не статической модели правового регулирования.

Предложенная нами совокупность элементов существенно отличается от большинства точек зрения на состав гражданско-правового статуса. В числе выделяемых нами элементов отсутствует выделяемые многими учеными «принципы правового статуса» и «правосубъектность». По нашему мнению, включать их в число элементов гражданско-правового статуса не следует по ряду причин.

В ст. 4 Закона о ГЧП обозначены принципы государственно-частного партнерства: 1) открытость и доступность информации о государственно - частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве, за исключением сведений, составляющих государственную тайну и иную охраняемую законом тайну; 2) обеспечение конкуренции; 3) отсутствие дискриминации, равноправие сторон соглашения и равенство их перед законом; 4) добросовестное исполнение сторонами соглашения обязательств по соглашению; 5) справедливое распределение рисков и обязательств между сторонами соглашения; 6) свобода заключения соглашения.

Следует сказать, что в юридической литературе давно отстаивалось мнение о необходимости законодательного закрепления принципов ГЧП как исходных начал, положений, посредством которых выражается сущность института ГЧП по аналогии с принципами гражданского HpaBa1-B юридической литературе был также сделан вывод о дискуссионности определения принципов гражданского права как ведущих начал, руководящих положений и идей[192] [193] [194]. Отметим, что принципы государственночастного партнерства предусмотрены и в региональных законах о ГЧП.

Отметим также, что некоторые принципы ГЧП напрямую корреспондируют общим гражданско-правовым принципам. В частности, это свобода заключения соглашения (принцип свободы договора), отсутствие дискриминации, равноправие сторон соглашения и равенство их перед законом (принцип равенства),добросовестное исполнение сторонами соглашения обязательств по соглашению (принцип добросовестности). Как отмечает А. Л. Маковский, среди них определяющими являются «принцип равенства участников гражданского правоотношения и принцип свободного распоряжения правами, принадлежащими такому участнику (принцип

диспозитивности)» .Требование добросовестности поведения участников гражданского оборота - важнейшее начало частноправового регулирования[195].Особое значение принципа добросовестности подчеркивает Е. М. Тужилова-Орданская[196]. Роль принципа добросовестности как нравственного ограничителя гражданских прав отмечает и В. А. Микрюков[197].

В целом нормы-принципы ГЧП, как и общие принципы гражданского права, имеют важное правоприменительное значение. В частности, с их помощью происходит ликвидация пробелов в праве. Как подчеркивает В. В. Ершов, пробел в праве в целом возможен только при отсутствии принципов и (или) норм права в единой и многоуровневой системе форм внутригосударственного и международного права, реализуемых в России1. По мнению О. А. Кузнецовой, «сегодня суды все чаще ссылаются в своих решениях непосредственно на принципы гражданского права»[198] [199] [200] [201]. В частности, суды применяют принципы гражданского права в четырех случаях: для усиления аргументации по делу, в процессе юридического толкования, при применении аналогии права, при непосредственном использовании в качестве норм прямого действия. Указанная практика применения распространяется и на принципы ГЧП .

Следует отметить, что принципы ГЧП соответствуют не только принципам гражданского права, но и общим принципам правового и социального государства, установленным в Конституции РФ[202].В соответствии с Конституцией РФ Российская Федерация является правовым (ч. 1 ст. 1) и социальным (ч. 1 ст. 7) государством[203]. По мнению В. В. Ершова,

установленные Конституцией РФ принципы российского права должны отражать сущность всего российского права[204]. В частности, конституционный принцип построения социального государства влияет на процессы публицизации и социализации частного права1.

Как отмечает О. А. Серова, современный период развития гражданского права в России ориентирован на решение таких задач, как отчуждение работника от средств производства, приватизация, равенство форм собственности[205] [206] [207], при этом действие конституционных принципов

трансформируется в гуманистическом, социальном направлении гражданского законодательства . В связи с этим принципы ГЧП в полной мере отвечают конституционному принципу признания и равной защиты всех форм собственности[208]. Как отмечает П. В. Крашенинников, «Основной Закон содержит базовые положения для любого законодательства»[209].Вместе с тем следует согласиться с В. К. Андреевым, отмечающим, что «Конституция РФ определяет смысл и содержание законов и не содержит норм, которые бы непосредственно применялись бы в практической деятельности»[210] [211]. Однако в целом все конституционно-правовые принципы реализованы в гражданском праве Российской Федерации .

Так как действие принципов ГЧП распространяется на весь объем правоотношений государственно-частного партнёрства, выделять отдельные принципы гражданско-правового статуса участников ГЧП мы считаем излишним. Такие принципы характеризовали бы не существенные особенности правового положения участников государственно-частного партнерства, а их наиболее типичные свойства как субъектов гражданскоправовых отношений, которые, в свою очередь, вытекают из отдельных элементов их гражданско-правового статуса (в первую очередь соответствующих прав и обязанностей).

По нашему мнению, правосубъектность является правовой предпосылкой обретения каким-либо лицом статуса субъекта права. Как отмечает Р. О. Халфина, правосубъектность является общей предпосылкой участия в правоотношениях1. По своей юридической природе правосубъектность означает правовую возможность потенциального участия в конкретных правоотношениях. По мнению С. С. Алексеева, по своим исходным элементам правосубъектность может быть охарактеризована как бланкетная возможность - возможность данного лица быть субъектом права вообще, а в пределах отдельных отраслей - субъектом трудовых, гражданских, административных и иных правоотношений[212] [213] [214]. Как отмечает В. В. Лазарев, главное в правосубъектности - не соответствующие права или обязанности, а принципиальная возможность их иметь и осуществлять, своего рода «право на право» . Как указывает Н. В. Витрук, гражданскоправовой статус- это самостоятельное явление, отличное от правосубъектности[215].

Таким образом, правосубъектность - это только предпосылка к обладанию статусом, его правообразующая основа[216]. Поэтому любые попытки попытки выделения правосубъектности в качестве элемента гражданскоправового статуса, по сути, не позволяют выйти за рамки общепринятых представлений о гражданско-правовом статусе как правовом положении его носителя. Кроме того, наличие большого количества различных элементов делает конструкцию гражданско-правового статуса чрезмерно объемной и от этого малоприменимой. В то же время выделение только одного центрального элемента - прав и обязанностей субъекта права - также нельзя признать верным вследствие существенного сужения содержания этой важной гражданско-правовой категории. Поэтому нами была предпринята попытка классифицировать элементы гражданско-правового статуса участников ГЧП, выделив при этом две группы - регулятивные и охранительные.

Таким образом, гражданско-правовой статус участников ГЧП носит специальный (отраслевой) характер и представляет собой систему нормативно закрепленных социально-экономических возможностей участников ГЧП, элементы которой отражают фактическое состояние участников ГЧП в правоотношениях между собой и иными участниками гражданского оборота. Состав гражданско-правового статуса участников ГЧП включает в себя две группы элементов: регулятивные (основания возникновения и прекращения гражданско-правового статуса участников ГЧП; права и обязанности участников ГЧП) и охранительные (способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером как меры защиты прав публичного партнера; гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера).

<< | >>
Источник: КАЗАКОВ АЛЕКСЕЙ ОЛЕГОВИЧ. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ СТАТУС УЧАСТНИКОВ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие и элементы гражданско-правового статуса участников государственно-частного партнерства:

  1. 9.1. Правовые основы концессионных форм инвестиционной деятельности
  2. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  3. § 1.1. Понятие и общая характеристика гражданского общества
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. 1. Понятие и система участников государственно-частного партнерства
  6. Понятие и элементы гражданско-правового статуса участников государственно-частного партнерства
  7. 2.1.Основания возникновения и прекращения гражданско-правового статуса участников государственно-частного партнерства
  8. Права и обязанности участников государственно-частного партнерства
  9. 3.1.Способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером как меры защиты прав публичного партнера
  10. Гарантии гражданско-правовой защиты прав частного партнера
  11. 2.1. Структура элементов, образующих право на единую технологию
  12. 2.3. Понятие и конституционно–правовой статус общественных объединений в Республике Молдова
  13. 4.3. Место институтов гражданского общества в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  14. § 6.1. Права негосударственных организаций в структуре административно-правового статуса и гарантии их реализации
  15. Список использованных правовых актов и литературы
  16. § 1. Правосубъектные гражданско - правовые средства охраны прав потребителя электрической энергии
  17. Список нормативных правовых актов, материалов судебной практики и специальной литературы
  18. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  19. 2.1 Правовой статус непрофсоюзных (альтернативных) представителей интересов работников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -