<<
>>

§ 2. Понятие и частноправовые аспекты объекта предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов

Реализация конституционного права граждан на занятие предпринимательской деятельностью посредством эксплуатации ОПО осуществляется в рамках фундаментальной правовой конструкции - гражданского отношения в целом и предпринимательского отношения, в частности.

Цивилисты отмечают, что осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей неотделимо от правоотношения1. Кроме того, благодаря этой конструкции реализуются цели искомой деятельности, и регулируется поведение субъектов отношения как участников гражданского оборота. В настоящее время совершенствование российской правовой системы требует развития предпринимательских отношений и поиска «новых подходов к их правовому регулированию»[165][166], одним из которых является договорное регулирование.

Таким образом, в динамике проводимого диссертационного исследования целью параграфа является определение понятия и выявление частноправовых аспектов объекта искомого отношения как одного из его структурных элементов, обладающего свойствами объектов гражданских прав. Для этого необходимо решить две задачи: во-первых, дать определение понятия «предпринимательское отношение по эксплуатации ОПО» и установить его структурные элементы; во- вторых, аргументировать наличие гражданско-правовых аспектов объекта рассматриваемого правоотношения, влияющих на процесс осуществления гражданских прав в изучаемой области.

Решение поставленных задач будет базироваться на изучении и оценке опыта накопленных знаний о правоотношении в целом, гражданского и предпринимательского правоотношения, в частности. Этот опыт включает в себя анализ научной и учебной литературы, результатов докторских и кандидатских диссертаций, материалов судебной и арбитражной практики в исследуемой сфере, а также результатов, ранее полученных автором совместно с другими учеными1.

Наибольшее развитие понятие «правоотношение» получило в теории права.

Теоретики представляют правовое отношение в качестве: во-первых, взаимосвязи прав «одного лица с корреспондирующими обязанностями другого»; во-вторых, «субъективных прав и юридических обязанностей» лиц; в-третьих, «модели поведения человека»; в-четвертых, «юридической связи между» субъектами права[167][168].

По мнению С. С. Алексеева, под правоотношением следует понимать появляющуюся при помощи правовых норм «индивидуализированную общественную связь между лицами», в соответствии с которой они обладают юридическими правами и обязанностями, а сама связь обеспечивается

3 «принудительной силой государства»[169].

В учебнике «Теория государства и права» правоотношения рассматриваются как разновидность общественных отношений, регламентированных правовыми нормами и охраняемых государством, в соответствии с которыми их участники обладают взаимными правами и обязанностями[170].

Таким образом, в теоретическом значении правоотношение рассматривается как разновидность социального (общественного) отношения. Оно упорядочено

правовыми нормами, охраняется принудительной силой государства и возникает между субъектами посредством их взаимных прав и обязанностей.

Однако названные теоретические аспекты еще не дают достаточных оснований для формулирования авторского определения понятия «предпринимательское отношение по эксплуатации ОНО». Для этого необходимо придать вышеуказанным аспектам отношения предпринимательский характер и конкретизировать их применительно к теме исследования.

В учебной литературе по гражданскому праву отмечается, что гражданское отношение представляет собой «не что иное, как само общественное отношение»1, которое урегулировано гражданско-правовыми нормами и детализируется различными цивилистическими аспектами (объектами гражданских прав, равноправием участников и т.п.)[171][172]. При этом структурные особенности правоотношения обусловлены предметом гражданско-правового

3 регулирования[173], характеризуются имущественной самостоятельностью и

равенством их участников, диспозитивностью правового регулирования, специфическими приемами и способами защиты гражданских прав[174].

В то же время вышеуказанные аспекты гражданского отношения имеют общий характер и еще не дают достаточных оснований для определения искомого авторского понятия. Так среди участников отношения значатся «отдельные индивиды», «коллективы людей», «публично-правовые образования»[175]. К объектам относятся как отдельные виды имущества, так и права на него, результаты работ, оказание услуг[176], а также другие объекты1.

Вместе с тем не все из вышеперечисленных аспектов могут обладать правовым положением субъекта, иметь правовой режим объекта предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО и, как следствие этого, осуществлять соответствующие права и исполнять обязанности. По мнению Б. И. Пугинского, в гражданском праве важно определить реальное значение «конкретного содержания правоотношений»[177][178].

Для достижения поставленной в параграфе цели обратимся к современным цивилистическим работам, в которых исследовались гражданские отношения в различных их интерпретациях.

Е. В. Вавилин под правоотношением понимает то общественное отношение, которое урегулировано правовыми нормами и в структуре которого действует право субъекта и противопоставленная «ему субъективная обязанность»[179]. При этом элементами отношения являются субъекты, объект, субъективное право и юридическая обязанность, которые проявляются в процессе своей реализации[180].

Л. А. Чеговадзе видит в гражданском правоотношении «системную связь субъектов», характеризуемую их обособленными правами и обязанностями, возникающую по поводу объекта - присвоения или потребления соответствующих общественных благ, реализуемую «по собственному усмотрению» субъектов и обеспеченную мерами государственного принуждения[181].

Т. В. Дерюгина подчеркивает, что правоотношение представляет собой правовую форму, в системе которой реализуются субъективные права и выполняются обязанности[182].

С. С. Каширский определяет правоотношение через термины «форма взаимосвязи», «система», «структурное образование»1.

Ученый отмечает, что структурные элементы отношения («субъектный состав, объект, содержание») не могут «покинуть» рассматриваемую правовую форму, поскольку их существование за ее пределами «является бессмысленным»[183][184].

Полученные посредством проведенного анализа результаты, в силу своего общего характера, хотя и являются базой для дальнейшего исследования, еще не позволяют в должной мере достигнуть цели и решить задачи настоящего параграфа. В этой связи авторским решением будет являться оценка известных научных результатов, полученных в сфере отношений предпринимательства.

В настоящее время цивилисты отмечают наличие «отдельной области общественных отношений» - отношений предпринимательской деятельности[185]. Однако ГК РФ, в отличие от структурных элементов гражданского отношения (ч. 1 ст. 2, ст. 128 и др.), не детализирует подобные элементы предпринимательского отношения. Как отмечают ученые, ГК РФ, будучи частноправовым актом, «не дает и не может дать адекватного определения» предпринимательству, так как оно не является частным, исходя из своих целей, задач и соответствующих отношений[186].

Понятие и содержание предпринимательских отношений дается в учебниках по предпринимательскому праву и специализированных научных исследованиях. Например, Е. П. Губин и П. Г. Лахно считают, что предпринимательские отношения являются предметом предпринимательского права, «имеют сложные содержание и структуру»[187] и объединяются в четыре группы по следующим критериям: 1) организация предпринимательства; 2) содержание и цель

предпринимательства; 3) государственное регулирование предпринимательства; 4) внутренний процесс осуществления предпринимательства (внутрихозяйственные, корпоративные отношения)1.

Исследователи предпринимательского права солидарны в том, что комплексный характер этой отрасли влияет и на характер соответствующих отношений, которые имеют «разнородный», «интегрированный» характер, соединенный «цементирующим началом» - осуществлением предпринимательства[188][189].

Именно названный характер влияет и на природу правового регулирования предпринимательских отношений, представляющих собой синтез публичных и частных интересов[190].

Следует заметить, что цивилизованный характер государства не допускает динамику предпринимательских отношений, основанную исключительно «на частных интересах», поскольку эффект от их правового регулирования может быть обеспечен только «на основе сочетания частноправовых и публично­правовых начал», в том числе свободы предпринимательства и его государственного регулирования[191]. Как отмечают ученые, сочетание публичных и частных интересов в правовом регулировании рассматриваемых отношений настолько велико, что является основанием для формирования специфической правовой модели балансирования принципа государственного регулирования предпринимательства с принципом свободы договора[192].

Предпринимательское отношение имеет экономический характер, который обусловлен «прямым указанием ст. 34 Конституции РФ»[193], является «априорным»,

поскольку напрямую или косвенным образом связан «с экономическим воспроизводством»1. Как отмечает Е. П. Губин, экономика является основой правового регулирования предпринимательства[194][195]. Именно процесс воспроизводства материальных и духовных ценностей, представляющий собой совокупность производства, распределения, обмена и потребления[196], выступает не только движущей силой экономики, но и фундаментом возникающих в этой сфере предпринимательских отношений. Так, М. И. Клеандров, на примере правового регулирования предпринимательства в нефтегазовой сфере (то есть в той сфере, в которой большинство объектов отношений имеет правовой режим «опасный производственный объект». - прим. авт.), констатирует взаимозависимость правового регулирования соответствующих отношений и «народно­хозяйственного» (экономического) развития страны[197]. Ученый видит «колоссальный потенциал» экономического развития государства за счет совершенствования правового регулирования отношений в рассматриваемой сфере, само существование которого «априорно»[198].

Кроме того, экономический характер отношения обусловлен и правовой природой ОПО, которые в большинстве своем представляют строения, сооружения, цеха и другие подобные вещи, то есть подпадают под правовой режим недвижимого имущества. В. Н. Сусликов подчеркивает, что названный режим выступает как «экономико-правовое явление», характерное для достижения «предпринимательско-правовых целей»[199].

В сфере предпринимательства правоотношение реализуется через свою структуру, которую в контексте настоящего исследования следует рассматривать в широком и узком значении. Так, в первом случае она практически не отличается

от структуры гражданского правоотношения, а его структурными элементами являются субъекты (граждане, организации, публичные образования), объекты (объекты гражданских прав) и содержание (субъективные права и юридические обязанности субъектов).

В узком значении под субъектами следует понимать участников, предпринимательской деятельности, то есть тех лиц, которые ее осуществляют (индивидуальные предприниматели, коммерческие организации и др.)1. Всех их объединяет процесс «обеспечения предпринимательского интереса», который, по сути, выступает объектом правоотношения и достигается посредством реализации соответствующих прав и обязанностей субъектов в предпринимательской деятельности[200][201]. Таким образом, в узком смысле объектом предпринимательского отношения выступают те объекты гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), которые соотносятся с критериями предпринимательства, закрепленными в ч. 1 ст. 2 ГК РФ: пользование и купля-продажа вещей, выполнение работ, оказание услуг и др.

Содержание правоотношения обусловлено правоспособностью субъектов. Как отмечает В. К. Андреев, юридическое лицо имеет права и исполняет свои обязанности в соответствии с целями своей деятельности, предусмотренными учредительными документами[202]. Следовательно, учреждение организации с целью эксплуатации ОПО изначально предполагает меру ее необходимого поведения по поводу этих объектов как процесс осуществления гражданских прав. Например, Д. Н. Кархалев подчеркивает, что для осуществления предпринимательской деятельности субъекты вынуждены вступать между собой в «горизонтальные» предпринимательские отношения, при которых ненадлежащее (неисполнение) взятых на себя обязательств предусматривает «повышенную ответственность», в том числе и как владельцев источников повышенной опасности[203].

Однако выполненный анализ не позволяет в должной мере достигнуть цели и решить задачи параграфа, поскольку обладает обобщенными аспектами, хотя и имеющими значение, но еще не интегрированными в систему предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО.

Практическое значение реализации основных положений и начал гражданского законодательства, а также актуальность правового регулирования предпринимательских отношений проявляются через их конкретные виды1. Кроме того, стремительное развитие экономики дает толчок для появления и совершенствования предпринимательских отношений в различных областях человеческой жизнедеятельности и их научного осмысления[204][205]. Как отмечает И. В. Ершова, отличия отношений предпринимательства проявляются в специфике объектов, «конструкции ... прав и обязанностей» субъектов[206].

В связи с изложенными аргументами обратим внимание на диссертационные исследования, предметом которых становились аспекты предпринимательских отношений, возникающих в процессе эксплуатации ОПО в различных сферах предпринимательства.

В. П. Бугорский детализирует содержание предпринимательских отношений в области строительства, которое обусловлено «субъективным признаком» («производитель работ», «заказчик-застройщик» и др.)[207]. Автор приходит к выводу о том, что отношения долевого строительства, базирующиеся на «легальных конструкциях» и «сложившейся практике» представляют собой устойчивую «правовую модель», которая определяет и квалифицирует права и обязанности субъектов отношения как сторон соответствующего договора[208].

В. Ю. Савватеев понимает под предпринимательскими отношениями «осуществление гражданских прав и обязанностей», «прав и интересов»,

гарантированных соответствующей защитой со стороны государства, процесс которой представляет собой отдельное правоотношение1.

И. М. Клеандров отмечает комплексный характер предпринимательских отношений, возникающих в области поиска и эксплуатации нефтяных месторождений, проявляющийся в их публично-правовом и частноправовом регулировании[209][210]. Эти отношения отличаются своей структурой: специфическими субъектами («участники геологического изучения месторождений нефти», «компетентные органы государства» и др.), а также их правами и обязанностями[211].

Д. А. Благов отмечает, что ведущая роль в образовании предпринимательских отношений на территории особых экономических зон принадлежит гражданско-правовым отношениям в целом и «имущественной потребности» субъектов предпринимательства, в частности[212]. Автор подчеркивает системный характер правового регулирования отношений посредством воздействия на них норм административного, финансового, таможенного, налогового и иных отраслей права, обусловленных правовыми режимами объектов[213]. При этом особенности прав и обязанностей, как мер возможного и необходимого поведения, определяются наличием специфического статуса субъектов изучаемых отношений (например, «резиденты особых экономических зон»), обладающих элементами правосубъектности участников земельных, таможенных и иных отношений, а также направленностью осуществляемой ими предпринимательской деятельности[214].

В. В. Романова, исследуя отношения в области создания энергетических объектов, отмечает комплексный характер их правового регулирования,

объединяющий публично-правовые и частноправовые средства, подчеркивая при этом базовый характер договорных отношений в изучаемой сфере (подряд, поставка, страхование и др.)1.

Подводя промежуточные итоги параграфа, сделаем выводы о теоретических аспектах предпринимательского правоотношения, выступающих основой для проведения дальнейшего исследования.

1. Исследователи предпринимательского права и отдельных видов предпринимательской деятельности придерживаются позиции, согласно которой процесс осуществления предпринимательства происходит в системе устойчивой правовой конструкции - предпринимательского отношения. В обобщенном виде под ним рассматривается «урегулированное нормами права отношение, действующее в форме правовой связи между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, посредством использования вещей, их купли-продажи, выполнения работ, оказания услуг, проявляющиеся в обладании лицами субъективных прав и юридических обязанностей, гарантированное возможностью использования санкций юридической ответственности»[215][216].

2. Предпринимательское отношение является сложным, комплексным правовым понятием, а его динамика определяется соответствующим развитием различных сфер экономической деятельности.

3. Комплексный характер правоотношения предопределяет и соответствующий характер правового регулирования, сочетающий в себе публично-правовые и частноправовые средства, среди которых главенствующая роль принадлежит гражданско-правовому договору.

4. Субъектами отношения являются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность в установленном законом порядке. Объектами отношения выступают те объекты гражданских прав, посредством воздействия на которые достигаются цели предпринимательской деятельности, а

содержанием отношения являются обусловленные правоспособностью субъекта и правовым режимом объекта соответствующие субъективные права и юридические обязанности субъектов, в том числе и в сфере возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности.

5. Сущность структурных элементов предпринимательского отношения, несмотря на их общие черты, проявляется через свои особенности в различных областях предпринимательства.

6. Во всех рассмотренных работах не дается определение понятия «предпринимательское отношение по эксплуатации ОПО», а также в недостаточной степени исследуются особенности частноправовых аспектов объекта и трансформационные свойства содержания этого отношения. Именно изучение этих особенностей применительно к объекту1 и содержанию отношения в области эксплуатации ОПО и является основой для проведения дальнейшего исследования[217][218].

Как отмечает Л. А. Чеговадзе, непосредственная конструкция гражданского правоотношения выстраивается его участниками самостоятельно в зависимости от «типичной ситуации», определяется конкретными правами и обязанностями субъектов, а также различными видами деятельности человека[219]. Следовательно, базируясь на конструкции гражданского и предпринимательского правоотношения, необходимо трансформировать «типичную» для настоящего исследования ситуацию - предпринимательскую деятельность по эксплуатации ОПО - в структуру соответствующего отношения, обусловленную динамикой экономического развития в изучаемой сфере и комплексным характером правового регулирования, фундаментальным фактором для которого выступает договорное регулирование.

В контексте решения задач параграфа необходимо отметить, что в диссертации не будут исследоваться субъекты искомого отношения. Это связано с тем, что их правовое положение определено актами законодательства и в достаточной степени исследовано цивилистической наукой1. Однако детализируем это законодательство с целью уточнения правового статуса названных лиц. С одной стороны, их статус закреплен в ГК РФ, согласно которому лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, подлежат государственной регистрации в этом качестве (ч. 1 ст. 2), отсутствие которой не позволяет им обращаться в судебные инстанции в качестве предпринимателей[220][221]. Так, легальными субъектами предпринимательства могут являться коммерческие организации и индивидуальные предприниматели (ст. 23, 50 и др.). Автор отмечает, что некоммерческие организации не рассматриваются в качестве субъектов искомого правоотношения, поскольку предоставленное им ГК РФ право (ч. 4. ст. 50) на получение дохода от отдельных видов деятельности нельзя признать предпринимательством в том виде, в котором оно определяется названным кодексом. Во-первых, получение дохода не имеет систематического характера и не является основной целью деятельности организации. Во-вторых, по своей природе названные юридические лица учреждаются для иных, некоммерческих целей и не подлежат государственной регистрации в качестве субъектов предпринимательства. С другой стороны, правовое положение субъекта отношения по эксплуатации объекта определено Преамбулой к Закону о промбезопасности, согласно которой таковыми являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, извлекающие полезные свойства из этих объектов и именуемые как «организации, эксплуатирующие ОПО». Таким

образом, в качестве субъекта рассматриваемого отношения и будет использоваться названное наименование.

На основе оценки вышеизложенных решений автор предлагает определение понятия: «предпринимательское отношение по эксплуатации ОПО - это урегулированное нормами публичного и частного права отношение, проявляющееся в виде юридической связи между лицами, ведущими предпринимательскую деятельность посредством производства вещей, выполнения работ или оказания услуг, представляющих собой повышенную опасность для окружающих, выражающееся в проявлении меры возможного (право) и необходимого (обязанность) поведения субъектов и обеспеченное возможностью применения к нарушителю санкций юридической ответственности».1

Для решения задачи по определению понятия и частноправовых свойств объекта отношения обратимся к опыту накопленных знаний в сфере правового регулирования процесса эксплуатации ОПО, понимая под этим опытом результаты докторских и кандидатских диссертаций, выполненных в сфере различных общественных наук.

В первую очередь, следует отметить концептуальное научное исследование (докторскую диссертацию) Н. Г. Кутьина[222][223]. Рассматривая аспекты промышленной безопасности искомых объектов в части их административно-правового режима, автор отмечает, что эксплуатация объектов должна осуществляться «безаварийно» или с «уменьшением негативных последствий аварий»[224]. Вместе с тем ученый не дает определение интересующему нас понятию ни в его гражданско-правовом, ни в административно-правовых аспектах.

А. В. Кодолова, исследуя гражданско-правовой статус юридических лиц, деятельность которых направлена на эксплуатацию экологически особо опасных объектов, понимает под термином «эксплуатация» активные действия лица «по использованию объекта эксплуатации»1. При этом автор отмечает, что процесс эксплуатации лишь тогда становится легальным, когда объект «закреплен» за лицом на соответствующем правомочии: либо праве собственности, либо, по меньшей мере, праве владения[225][226].

Е. А. Максимова считает, что эксплуатация «опасных производств» с составлением соответствующих деклараций безопасности является одним из обязательных элементов требований экологической безопасности[227]. Однако автор не раскрывает содержание интересующего нас понятия.

Поскольку анализ диссертаций, непосредственно связанных с исследованием различных аспектов правовой природы опасных ОПО, не позволяет решить поставленную задачу, то обратимся к научным работам, изучающим страхование гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, который может быть причинен в процессе эксплуатации ОПО. Так, Е. И. Четырус обусловливает процесс «осуществления эксплуатации опасного объекта» нахождением его во владении индивидуального предпринимателя или юридического лица[228].

Следует обратить внимание и на диссертации, в которых опасный производственный объект рассматривается не через процесс его эксплуатации, а посредством деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих.

Например, С. К. Шишкин считает, что опасность эксплуатации «вредоносного объекта» (источника повышенной опасности. - прим. авт.)

объясняется наличием у этого объекта определенных вредоносных свойств и невозможностью надлежащего контроля объекта со стороны людей1. По мнению А. Д. Власовой, вредоносные свойства источника могут проявляться только в процессе совершения над ним определенных действий[229][230], которые, по сути, и представляют его эксплуатацию.

Процесс эксплуатации ОПО становился предметом исследования не только юридической, но и экономической науки. Так, В. Н. Пасикун, исследуя механизм страхования и оценки рисков изучаемых объектов, отмечает, что все виды страхования направлены на организацию безопасной эксплуатации опасных производств и снижения рисков «эксплуатационной надежности оборудования» и других элементов объекта[231]. В то же время автор не дает определение исследуемого понятия. А. В. Шерстнев делает вывод о том, что экономическая оценка рисков в структуре управления экологической безопасностью искомых объектов зависит от «реальных условий» их эксплуатации, с учетом вероятности возникновения аварий и других чрезвычайных ситуаций[232]. Однако в работе не уточняется, что представляет собой процесс эксплуатации исследуемых объектов.

Резюмируя сказанное об эксплуатации ОПО в научных исследованиях, можно получить следующие результаты.

Во-первых, в рассмотренных работах искомый термин не изучался как объект предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО.

Во-вторых, акцент в исследованиях был сделан не на гражданско-правовую природу «эксплуатации.», а на изучение ее правовых (административных, экологических) и экономических аспектов. Безусловно, в процессе договорного регулирования отношений по эксплуатации ОПО защита «экологических прав

граждан»1 выступает важным, но не единственным критерием надлежащего осуществления организацией своих прав в изучаемой области.

В-третьих, искомый термин в большинстве своем рассматривался как элемент обеспечения соответствующего вида безопасности (промышленной, экологической и др.), а не как элемент осуществления гражданских прав.

Поскольку вышеуказанные научные результаты не позволяют должным образом решить задачу по определению понятия «эксплуатация ОПО как объект предпринимательского отношения», проведем дальнейшее исследование и определим содержание этого термина. Для этого воспользуемся методом комплексного толкования цивилистических понятий, предложенным русским юристом Е. В. Васьковским. В его основу будет положено сочетание результатов лексического и юридического толкования[233][234] понятия «эксплуатация ОПО».

В целях лексического толкования искомого понятия последовательно определим значение слов «эксплуатация», «опасный», «производственный» и «объект». В словаре С. И. Ожегова «эксплуатация» означает «использование природных богатств, средств производства, транспорта, зданий и др.»[235]. При этом под «использованием» понимается пользование чем-нибудь или употребление с пользой[236]. Слово «опасный» толкуется как «способный причинить какой-нибудь вред, несчастье»[237]. Слово «производственный» является зависимым от «производства», которое в контексте проводимого исследования имеет два значения. Во-первых, под ним понимается «социальный процесс образования материальных благ, включающий в себя как производственные силы, так и производственные отношения». Во-вторых, это «изготовление, выработка,

создание какой-нибудь продукции»1. Под словом «объект» понимается «предмет, на который направлена чья-либо деятельность, предприятие» или «все, что является местом какой-нибудь деятельности»[238][239]. В свою очередь слово «предмет»

3 рассматривается как «всякое материальное явление, вещь»[240].

Таким образом, подводя итоги лексического толкования, можно констатировать наличие следующего результата: «эксплуатация ОПО - это извлечение полезных свойств от воздействия на вещь (иное имущество) с целью создания материальных благ, посредством осуществления деятельности, в процессе которой может быть причинен вред».

В целях юридического толкования исследуемого термина обратимся к нормативным правовым актам, регулирующим различные отношения по эксплуатации ОПО, рассматривая под ними кодексы, законы и подзаконные акты, а также к юридическому словарю.

Основополагающий акт гражданского законодательства - ГК РФ не содержит упоминания об исследуемом понятии. Вместе с тем в ст. 1079 ГК РФ законодатель использует сходные с ним термины: «деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих» и «источник повышенной опасности». Автор считает, что оба термина непосредственно относятся и к понятию «эксплуатация ОПО», в котором термин «деятельность» соотносится с термином «эксплуатация», а сочетание «источник повышенной опасности» - с «опасными производственными объектами». Как отмечает Н. Г. Соломина, специализированные признаки видов деятельности, обусловленной опасными производственными объектами, правовой режим которых установлен специальными актами, могут применяться для установления деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих[241]. Представляется, что в этом проявляется гражданско-правовой аспект Закона о промбезопасности.

Помимо ГК РФ, искомое понятие применяется, но не раскрывается в тексте Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ)[242] и в тексте Градостроительного кодекса РФ2. Так, в ст. 9.19 КоАП РФ подчеркивается, что эксплуатация опасного производственного объекта без наличия соответствующего договора страхования влечет за собой применение мер административно-правовой ответственности. В свою очередь в ч. 2 ст. 4 Градостроительного кодекса РФ указывается, что его нормы имеют юридическую силу в части безопасности ОПО лишь в том случае, если эти отношения не урегулированы законодательством о промбезопасности названных объектов или техническими регламентами.

Таким образом, кодифицированные акты не раскрывают содержания понятия «эксплуатация ОПО» и, кроме того, легально признают высшую юридическую силу специальных законов и подзаконных актов в изучаемой сфере.

Рассмотрим эти акты более подробно.

Закон о промбезопасности не определяет понятие «эксплуатация ОПО», но детализирует категории этих объектов. Проведенный анализ закона позволяет выявить два составных элемента исследуемого понятия, классифицируемых в системе гражданского права как объекты гражданских прав и как элементы права собственности.

В результате анализа установлено, что к объектам гражданских прав следует отнести понятия: «вещи», «результаты работ» и «оказание услуг». Так, вещи можно классифицировать по двум основаниям: недвижимые и движимые. К недвижимым вещам относятся: 1) предприятия и (или) их цеха; 2) участки и площадки. В свою очередь, движимые вещи представляют собой: 1) воспламеняющиеся, окисляющиеся, горючие, взрывчатые, токсические и высокотоксические вещества, содержащиеся в определенных их количествах и

концентрациях; 2) вещества, создающие угрозу для окружающей среды; 3) агрегаты, работающие под высоким давлением от воздействия пара, газа, воды и иных жидкостей; 4) отдельные виды грузоподъемных механизмов; 5) расплавы черных и цветных металлов.

Объект «результаты работ» характеризуется получением результата от выполнения работ по использованию вышеуказанных вещей, ведению горных работ и работ по получению полезных ископаемых, работ по монтажу и ремонту оборудования.

Оказание услуг осуществляется посредством хранения, транспортировки соответствующего вида вещей, а также действиями по проведению экспертизы промышленной безопасности или по обучению работников объекта.

Применительно к гражданско-правовому институту «Право собственности», одновременно выступающему и элементом предмета гражданского права (ч. 1 ст. 2 ГК РФ) можно выделить три аспекта, обусловленных соответствующими главами и статьями Кодекса.

К первому аспекту относится использование (извлечение полезных свойств) вышеуказанных вещей, по сути, представляющих собой составной элемент права собственности - «пользование» (ст. 209 ГК РФ). Сущность второго аспекта связана с переработкой искомых вещей, что в контексте главы 14 ГК РФ квалифицируется как одно из оснований возникновения права собственности (ст. 220). Третий аспект характеризуется действиями организации по уничтожению опасных веществ и определяется как процесс прекращения права собственности (ч. 1 ст. 235 ГК РФ).

В законе, регулирующим отношения по обязательному страхованию ответственности в изучаемой сфере[243], под эксплуатацией объекта понимаются действия, обусловленные его вводом в строй, использованием, техническим обслуживанием, консервацией, ремонтом, а также созданием, монтированием, пуском и обслуживанием технологических устройств, используемых на объекте.

Например, судом было установлено, что индивидуальный предприниматель Ш. не совершил определенных действий, направленных на надлежащую эксплуатацию объекта. Так, им не были установлены соответствующие предупреждающие знаки о запрете нахождения на территории объекта, не разработана система наблюдения, оповещения и связи на случай действий при ликвидации аварий. Суд обязал Ш. устранить выявленные недостатки, то есть совершить те необходимые действия, которые должны быть направлены на надлежащую эксплуатацию опасного производственного объекта1.

В ст. 9 Федерального закона от 12.02.1998 № 28-ФЗ «О гражданской обороне» с процессом эксплуатации отдельных ОПО связывается обязанность организации создавать и поддерживать в надлежащем состоянии нештатные аварийно-спасательные команды, а также локальную систему оповещения. Таким образом, закон посредством возложения вышеуказанных обязанностей детализирует процесс эксплуатации объекта, включая в него действия лица по предотвращению потенциального вреда от различного рода чрезвычайных ситуаций. Кроме того, такие действия организации, эксплуатирующей опасный производственный объект, представляют собой и одну из форм участия в обеспечении обороны и безопасности страны[244][245].

Анализ подзаконных актов позволяет дополнить процесс эксплуатации еще одним элементом, связанным с приобретением права собственности - получением отдельного вида опасных веществ[246]. Например, могут быть получены воспламеняющиеся, окисляющиеся, взрывчатые и другие подобные вещества[247], с которыми в дальнейшем необходимо совершать юридически значимые действия. Цивилисты отмечают, что любой объект характеризуется наличием определенных

этапов своего существования (появление, функционирование, прекращение и т.п.), в совокупности именуемых «жизненным циклом»1. Таким образом, в процессе своего «жизненного цикла» вышеуказанные вещества, классифицируемые как объект гражданских прав - вещи, будут сохранять свои вредоносные свойства, а их правовой режим будет иметь характер источников повышенной опасности.

Резюмируя сказанное в нормативных правовых актах о процессе искомой эксплуатации, автором делаются следующие выводы о частноправовых аспектах изучаемого объекта правоотношения.

1. Объект гражданских прав - вещи, которые в силу своей материальности обладают вредоносными свойствами, например, горючие, взрывчатые, токсичные, воспламеняющиеся, окисляющиеся вещества, расплавы черных и цветных металлов, оборудование, работающие под высоким давлением, и др. Следует обратить внимание на трансформацию вещей из обычного (не опасного) их состояния в состояние, придающее им опасность. Например, вода лишь тогда становится опасной вещью, когда нагревается более 115 градусов Цельсия, а иные жидкости обладают опасными свойствами выше температуры их кипения при повышенном давлении 0,07 мегапаскаля (Приложение 1 к Закону о промбезопасности).

2. Объект гражданских прав - действия (деятельность) субъектов, направленные на использование вещей посредством выполнения соответствующего вида работ и (или) оказания услуг.

Как отмечают исследователи отдельных видов ОПО, объекты которые, в силу своего правового режима сочетают в себе несколько объектов гражданских прав, имеют «специальный (сложный)» характер[248][249]. В этой связи Л. А. Чеговадзе подчеркивает, что указанные в ГК РФ (ст. 128) гражданско-правовые объекты

(вещи, результаты работ, оказание услуг) являются «предметом приложения усилий» конкретного лица и тем самым они преобразуются в структуру гражданского правоотношения в качестве его объекта1.

3. Действия субъектов, осуществляемые посредством реализации отдельных правомочий права собственности (переработка, уничтожение вещи) или правомочий аренды. Так, судом было отказано ООО «КА» в удовлетворении иска о возмещении вреда, причиненного имуществу истца в результате пожара и взрыва оборудования, вызванных ненадлежащей эксплуатацией ООО «АТ» опасного производственного объекта. В ходе судебного разбирательства суды различных инстанций пришли к выводу о том, что в действиях ответчика нет состава гражданского правонарушения, поскольку на момент вышеуказанной аварии ООО «АТ» фактически не владело и не пользовалось оборудованием, входящим в состав опасного производственного объекта[250][251].

4. Опасность действий (деятельности) и высокая вероятность причинения вреда. Вышеперечисленные действия в совокупности можно квалифицировать как «деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих», ненадлежащее осуществление которой может повлечь за собой появление обязательств по возмещению соответствующего вида вреда без наличия вины правонарушителя (ст. 1079 ГК РФ). Например, не снижается степень опасности для жизни и здоровья людей в процессе деятельности организаций, эксплуатирующих ОПО в угледобывающей сфере, в которой только в 2013 г. было смертельно травмировано 72 человека[252].

Вред от эксплуатации ОПО может быть причинен нематериальным и материальным объектам гражданских прав: жизни и здоровью людей, имуществу граждан и организаций, окружающей среде.

5. Особый характер правового регулирования деятельности, который проявляется в сочетании частноправовых (договор) и публично-правовых (лицензирование) средств и признается одним из аспектов правового регулирования предпринимательских отношений1.

Согласно Большому юридическому словарю, объект правоотношения означает то, по поводу чего появляются обязанности и права субъектов[253][254]. Эти объекты квалифицируются в виде материальных и нематериальных благ, 3 поведения людей, результатов их деятельности и по другим критериям[255].

Таким образом, в результате анализа известных решений в изучаемой области можно дать авторское определение понятия «эксплуатация ОПО как объект предпринимательского отношения». Под ним понимаются «осуществляемые на основе правовых средств фактические действия индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций, направленные на извлечение полезных свойств от воздействия на вещи (иное имущество) с целью создания (производства) материальных благ посредством выполнения работ и (или) оказания услуг, в процессе которых возрастает опасность причинения вреда жизни и здоровью людей, имуществу граждан и организаций, окружающей среде». При этом, эксплуатация опасных ОПО классифицируется как процесс осуществления гражданских прав.

Резюмируя сказанное в параграфе, можно аргументировать получение следующих научных результатов.

Во-первых, доказано, что предпринимательская деятельность, преследующая своей целью эксплуатацию ОПО, осуществляется в системе соответствующего правоотношения, выступающего в свою очередь предметом правового регулирования в целом и договорного регулирования, в частности.

Во-вторых, сформулировано авторское определение понятия

«предпринимательское отношение по эксплуатации ОПО» и определена его

структура. Это отношение имеет динамичный характер и зависит от состояния экономики. В связи с этим обосновано, что на данном этапе развития экономики, отдельные свойства объекта и содержания отношения еще не подвергались должному научному исследованию средствами цивилистической науки в контексте его адекватного правового регулирования.

В-третьих, аргументировано, что объектом искомого отношения являются фактические действия субъектов предпринимательства по эксплуатации ОПО, классифицируемые как процесс осуществления гражданских прав и обладающие частноправовыми аспектами.

В-четвертых, дано определение понятия «предпринимательское отношение по эксплуатации ОПО», которое обладает научной новизной, поскольку: 1) имеет универсальный характер, так как может быть применимо к объектам гражданских прав, имеющим правовой режим «опасный производственный объект»; 2) интегрировано в систему объектов гражданских прав (вещи, результаты работ, оказание услуг); 3) обладает концептуальными свойствами, так как базируется на основных положениях теории права, доктринальных аспектах гражданского и предпринимательского права.

В-пятых, установлено, что искомое предпринимательское отношение подлежит комплексному правовому регулированию, сочетающему в себе публично- и частноправовое начала. Вместе с тем основным средством правового регулирования выступает гражданско-правовой договор, что придает отношению обязательственный характер.

На основании сделанных выводов предлагается дополнить список видов деятельности, отличающихся повышенной опасностью для окружающих лиц, предусмотренных частью 1 статьи 1079 ГК РФ фразой: «связанной с эксплуатацией опасных производственных объектов».

<< | >>
Источник: Севостьянов Вадим Владимирович. Договорное регулирование предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме § 2. Понятие и частноправовые аспекты объекта предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов:

  1. Административно-правовая природа соглашений о разделе продукции как формы государственно-частного партнерства в нефтегазовом комплексе России
  2. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
  3. Административно-правовая природа соглашений о разделе продукции как формы государственно-частного партнерства в нефтегазовом комплексе России
  4. §3. Обязательственно-правовые средства охраны прав потребителей электрической энергии
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. § 1. Договор как средство правового регулирования предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов
  8. § 2. Понятие и частноправовые аспекты объекта предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов
  9. § 3. Трансформационные свойства содержания предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов
  10. § 1. Обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как объект гражданско-правового регулирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -