<<
>>

§ 1. Обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как объект гражданско-правового регулирования

Полученные в предыдущих разделах диссертации научные результаты, в частности вывод о трансформации субъективного права лица, эксплуатирующего ОПО в его юридическую обязанность в установленных законом случаях, требуют дальнейшего развития в контексте их применения в практике гражданского оборота.

Только в этом случае договорное регулирование отношения по эксплуатации ОПО будет направлено на решение приоритетных социально­экономических государственных задач, позволяя его участникам должным образом осуществлять свои гражданские права (ст. 9 ГК РФ). Как отмечает Б. И. Пугинский, именно договорная практика, а не «толкование и комментирование норм о договоре», занимает базовую позицию в эффективном договорном регулировании1.

Объективной причиной написания настоящей главы диссертации является необходимость поиска средства правового регулирования исполнения организацией своей обязанности по предотвращению проникновения на опасный объект посторонних лиц. Такая обязанность возникает у лица на основании ст. 9 Закона о промбезопасности и в области гражданско-правового регулирования может быть реализована посредством введения на ОПО пропускного и внутриобъектового режимов. Эти режимы можно обеспечить только посредством заключения специального договора[350][351]. Однако и договор, и сама услуга по обеспечению названных режимов являются непоименованными (не упомянутыми в ГК РФ), в недостаточной степени изученными средствами цивилистической

науки в целом и отношению к ОПО, в частности. Кроме того, ученые отмечают стремительный рост «новых услуг», значительно опережающий производство1.

Таким образом, целью настоящего параграфа является установление правовой природы услуги по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов как одного из объектов гражданских прав и, как следствие этого, объекта правового регулирования.

Для достижения цели нужно: 1) проанализировать динамику искомой услуги как объекта правового регулирования и определить степень ее влияния на реализацию названной обязанности организации; 2) оценить известные решения в области исследования услуги как объекта гражданских прав; 3) сформулировать определения понятий «пропускной режим опасного производственного объекта» и «внутриобъектовый режим опасного производственного объекта» как базовых элементов исследуемой услуги; 4) дать авторское определение изучаемой услуги как объекта гражданских прав в изучаемой области и выявить ее квалифицирующие признаки.

Полученные в параграфе решения поставленных задач позволят внести предложения по совершенствованию законодательства в изучаемой сфере.

В основу методологии исследования будут положены научные результаты, положения и выводы, полученные автором в первой главе настоящей диссертации и в своих предыдущих исследованиях[352][353].

Рассмотрим подробнее решения поставленных задач.

В контексте решения первой задачи параграфа проведем анализ истории появления и становления рассматриваемых режимов, для чего исследуем содержание нормативных правовых актов, регулирующих отношения, в той или иной степени связанные с режимами, результаты диссертационных работ и

научных публикаций, объектом изучения которых выступали пропускной и (или) внутриобъектовый режимы в различных их интерпретациях.

Несмотря на то, что исходная предпосылка охранной деятельности - понятие «охрана» - прошла в своем содержательном развитии многовековой путь1, первые признаки пропускного и внутриобъектового режимов в отношении ОПО в их современном толковании отчетливо стали проявляться в период реформаторской деятельности Петра I (в первой четверти XVIII века). В этот исторический период стали формироваться новые, технически сложные по меркам того времени объекты охраны, по своему предназначению представляющие имущественные комплексы, например, «уральские заводы»[354][355].

Кроме того, специальные охранные меры принимались к защите оружия, боеприпасов и других вещей военного предназначения[356]. Их производство осуществлялось на заводах, в отношении которых по требованиям современного законодательства действовал бы правовой режим опасного производственного объекта. Важным шагом к совершенствованию изучаемых режимов является появление специальных средств, использование которых повышало защиту объектов, например, «ограждений»[357]. Сегодня под ними понимаются технические средства охраны, без которых обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов становится невозможным. Так, судом было определено, что сооруженное собственником земельного участка ограждение было предназначено для выявления границ участка и установления пропускного режима с целью недопущения беспрепятственного допуска «посторонних лиц» на этот участок[358].

В советский период, в период преобладания отношений социалистической собственности и социалистического правопорядка стороной договора охраны - исполнителем - выступал орган внутренних дел, прообразом которого являлась

«ведомственная милиция», зародившаяся во второй половине 20-х годов ХХ века1. И хотя в то время не существовало правового режима «опасный производственный объект» в современном его толковании, правомочия названного государственного органа по обеспечению пропускного режима (проведение досмотра транспорта, личных вещей граждан, проверка документов и др.)[359][360] в полной мере были приемлемыми и в отношении исследуемых объектов. Вместе с тем защита ведомственной милицией «частных предприятий», не имеющих государственного значения, в указанный период всячески «пресекалась со стороны руководства ЦАУ НКВД РСФСР»[361].

Любое научное правовое исследование должно базироваться на соответствующих правовых источниках. В контексте решаемой задачи параграфа проведем анализ нормативных правовых актов, содержащих нормы о пропускном и внутриобъектовом режимах в различных их интерпретациях.

Для этого целесообразно классифицировать исследуемые акты по следующим группам:1) кодифицированные акты; 2) законы, устанавливающие правовые режимы для отдельных видов объектов гражданских прав (объект топливно-энергетического комплекса, опасный производственный объект и др.);

3) законы, определяющие права и обязанности субъектов в изучаемой области;

4) подзаконные акты.

Проведен последовательный анализ вышеуказанных актов.

Среди кодифицированных актов главенствующее положение занимает ГК РФ, представляющий собой «идеальную конструкцию» для правоприменения[362]. Анализ его положений позволяет прийти к выводу о том, что он не содержал и не

содержит каких-либо норм, обусловленных оказанием охранных услуг в целом и услуг по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов, в частности. Как отмечают исследователи предпринимательской деятельности, такое положение может быть вполне оправдано, поскольку правовая природа договоров и их отдельных условий закрепляются не в тексте Кодекса, а в иных актах гражданского законодательства, например, в законах и подзаконных актах[363].

Однако прежде чем рассматривать нормы законов, обратим внимание на два кодифицированных акта, в общем виде содержащих интересующее нас понятие. Первым из них является КоАП РФ, предусматривающий среди административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и безопасность, нарушение пропускного режима охраняемого объекта (ст. 20.17). И хотя этот акт детализирует сущность нарушения - самовольное проникновение на объект, охраняемый в установленном порядке, он все же не дает определения понятия искомого режима. Не раскрывает содержание исследуемых режимов и второй кодифицированный акт - «Воздушный кодекс Российской Федерации» от 19.03.1997 № 60-ФЗ (далее - ВК РФ), предусматривающий среди элементов обеспечения авиационной безопасности проверку уполномоченным органом пропускного и внутриобъектового режимов на соответствующих объектах (пп.1 п. 5 ст. 84).

В отличие от кодексов, законы предназначены для правового регулирования конкретных правоотношений. В этой связи обратим внимание на акты второй группы, устанавливающие правовой режим различных видов объектов гражданских прав в той или иной степени, обусловленных осуществлением искомых режимов.

В первую очередь следует отметить Закон о промбезопасности, закрепляющий правовой режим ОПО в области промышленной безопасности. И хотя в законе не содержится буквального закрепления понятий «пропускной и внутриобъектовый режим», анализ обязанности организации, эксплуатирующей названные объекты по предотвращению проникновения на них посторонних лиц,

позволяет сделать вывод о том, что речь идет о санкционированном законом способе указанного предотвращения - установление и дальнейшее обеспечение исследуемых режимов. Очевидно, что в период принятия названного закона понятия «пропускной и внутриобъектовый режим» еще не получили широкого законодательного оформления и по этой причине не были закреплены в этой формулировке.

Закон о безопасности ТЭК1 устанавливает правовой режим в отношении объектов топливно-энергетического комплекса, многие из которых относятся к опасным производственным объектам. В этом законе механизм предотвращения противоправных проникновений на объект ТЭК приобретает определенные формы, именуемые в качестве рассматриваемых режимов. Например, среди обязательных разделов «Паспорта безопасности объекта топливно­энергетического комплекса» предусмотрен раздел «Организация пропускного и внутриобъектового режимов» (приложение к Закону о безопасности ТЭК). Вместе с тем, названный правовой акт не дает определения искомых понятий и не раскрывает их содержание.

Среди актов, определяющих права и обязанности субъектов в области обеспечения режимов (третья группа), прежде всего, обратим внимание на Федеральный закон от 04.12.2007 № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». Он возлагает на собственников и пользователей спортивных объектов, а также на организаторов спортивных соревнований обязанности по организации пропускного и внутриобъектового режимов в период и в местах их проведения (п.

17 ст. 20). Например, пропускной режим на территории г. Москвы устанавливается «администрацией объектов» по согласованию с ГУВД города[364][365].

Среди других законов этой группы отдельно следует выделить акты, определяющие правомочия федеральных органов исполнительной власти не только в организации и обеспечении исследуемых режимов, но и в контроле их

обеспечения со стороны различных участников гражданского оборота. Например, согласно Федеральному закону от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» среди правомочий полиции содержится право требования от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов на защищаемых ею объектах (п. 25 ст. 13). Аналогичные правомочия возлагаются и на сотрудников Росгвардии в установленных законом случаях (п. 10 ст. 9)[366].

Однако если в вышеуказанных законах обеспечение режимов является правом соответствующих субъектов, то согласно Федеральному закону от 26.04.2013 № 67-ФЗ «О порядке отбывания административного ареста» на администрацию и сотрудников места отбывания ареста возлагается не право, а обязанность за соблюдением изучаемых режимов на подконтрольных им территориях (пп. 5 п. 2 ст. 19).

В отличие от вышеназванных органов исполнительной власти, для органов государственной охраны обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов является одной из мер по реализации соответствующих охранных полномочий (п. 4 ст. 4 Федерального закона от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране»). Кроме того, среди основных понятий закона закрепляется понятие «пропускной режим» (ст. 1), которое может быть использовано лишь в отношении государственных объектов охраны, исключенных из гражданского оборота в части оказания услуг.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 14.04.1999 № 77-ФЗ «О ведомственной охране» (далее - Закон о ведомственной охране) осуществление на охраняемых объекта изучаемых режимов выступает в качестве задачи названной структуры. Кроме того, содержанием трудового правоотношения работников ведомственной охраны является их право требования к физическим лицам о соблюдении режимов на объектах охраны (ст. 11) и обязанность по их обеспечению (ст. 12). Названный закон раскрывает и содержание исследуемых понятий (ст. 1) в отношении объектов ведомственной

охраны. Однако, исходя из того, что этот вид охраны предназначен для защиты имущества, находящегося в государственной собственности, или имущества, закрепленного за отдельными федеральными государственными органами (ст. 8), то искомые понятия, которые хотя и являются объектом правового регулирования, не могут в должной мере использоваться в качестве гражданско- правовой услуги по исполнению вышеуказанной обязанности организации, эксплуатирующей опасные объекты, находящиеся в частной собственности.

Наиболее объемным, по отношению к исследуемым режимам, является содержание Закона о частной охране, в котором пропускной и внутриобъектовый режим закреплены как: 1) основные понятия, используемые в законе (ст. 1); 2) отдельный вид услуг частной охранной деятельности (ст. 3); 3) содержание правоотношения с участием частного охранника в контексте его прав и обязанностей по исполнению соответствующей трудовой функции.

Подводя итоги анализа, следует отметить, что кодифицированные и иные законодательные акты хотя и признают искомые режимы объектом правового регулирования, все же не раскрывают их правовое содержание как услуги и не детализируют аспекты договорного регулирования «режимных» отношений.

Автор полагает, что эти аспекты должным образом реализуются в подзаконных актах (четвертая группа), как правило, в Постановлениях Правительства РФ, в большинстве своем принятых во исполнение соответствующих законов. Эти акты можно классифицировать по следующим разделам: 1) акты, регламентирующие организацию изучаемых режимов в отношении отдельных объектов; 2) акты, обусловленные обеспечением режимов в контексте организации антитеррористической защищенности некоторых видов объектов; 3) акты, устанавливающие порядок организации и обеспечения режимов силами и средствами ведомственной охраны, принятые во исполнение Закона о ведомственной охране; 4) иные акты.

Рассмотрим эти акты в контексте цели и задач настоящего параграфа.

Среди актов первого раздела следует отметить Постановление Правительства РФ 29.12.2015 № 1469, регламентирующее вопросы обеспечения

состояния защищенности инфраструктуры транспорта при строительстве моста через Керченский пролив1. Согласно этому акту ответственное лицо[367][368] должно создать или привлечь специализированное подразделение для обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов (п. «д» ст. 1), а также разработать соответствующие инструкции, определяющие содержание и механизм реализации режимов (п. «е» ст. 1) в порядке, установленном законом[369]. Дальнейший анализ рассматриваемого акта позволяет сделать вывод о том, что содержательными элементами режимов выступают: 1) установление порядка допуска на объект людей, транспорта, различных видов имущества; 2) выявление лиц, не имеющих оснований для пребывания на объекте; 3) проведение досмотровых мероприятий; 4) последовательность обнаружения оружия, различного рода химических и радиоактивных веществ, а также других запрещенных для размещения на объекте видов имущества; 5) механизм эксплуатации технических средств, устройств, инженерных сооружений; 6) организация выдачи пропусков; 7) другие действия, направленные на обеспечение безопасности объекта посредством обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов.

Вместе с тем «Керченский мост», который в силу своих конструктивных свойств является опасным производственным объектом, все же находится в федеральной собственности и, как следствие этого, обеспечение изучаемых режимов осуществляется соответствующим органом государственной власти. Такое положение не позволяет в должной мере применить вышеназванные положения к структуре предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО.

Кроме того, юридическим фактом отношений по обеспечению режимов выступает не гражданско-правовой договор, а система нормативных правовых актов, обладающих публично-правовым характером1.

Нормы подзаконных актов второго раздела обусловлены правомочиями Правительства РФ в части установления обязательных для исполнения требований антитеррористической защищенности объектов[370][371], среди которых предусмотрены и требования по организации и обеспечению режимов. Например, лица, эксплуатирующие отдельные объекты водоснабжения, должны определять содержание и механизм обеспечения режимов на объектах. При этом пропускной и внутриобъектовый режимы на объектах, не подлежащих обязательной защите Росгвардией, определяются руководителями соответствующих организаций самостоятельно[372]. Следовательно, в случае, если объект водоснабжения находится в частной собственности и в отношении него установлен правовой режим опасного производственного объекта, то его собственник (владелец) обязан выполнять необходимые требования в части установления и обеспечения исследуемых режимов.

Подзаконные акты третьего раздела обусловлены процессом защиты федеральной собственности, которая закреплена за соответствующими государственными органами и организациями, охраняемых посредством обеспечения режимов силами и средствами ведомственной охраны. Так, среди основных задач названного вида охраны организации «Единой системы

газоснабжения» значится обеспечение на объектах этой системы пропускного и внутриобъектового режимов1.

Вместе с тем акты вышеуказанной группы не определяют содержание изучаемых режимов и механизм их обеспечения. Это призваны сделать подзаконные акты четвертой группы, обладающие, как правило, юридической силой приказа соответствующего органа государственной власти. Например, исследуемые режимы в аэропортах устанавливаются и реализуются на основании специальной инструкции, согласованной с органом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта и уполномоченным подразделением МВД России. При этом в инструкции предусматриваются структурные элементы режимов (например, правила проезда транспорта на перрон, рулежные дорожки и др.)[373][374].

Отдельные элементы содержания пропускного режима определяются и актами Минтранса РФ. Так, согласно ст. 129 приказа этого органа власти, такой режим представляет собой совокупность правил, регламентирующих порядок входа (выхода), въезда (выезда) людей, транспорта и имущества на охраняемых объектах[375].

Подводя итоги анализа вышеуказанных актов, можно прийти к следующим выводам.

Во-первых, отношения по организации и обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов являются предметом, а сами режимы - объектом правового регулирования как законов, так и подзаконных актов.

Во-вторых, установление изучаемых режимов является не правом, а обязанностью отдельных физических и юридических лиц в целом и организаций, эксплуатирующих ОПО, в частности (объекты ТЭК, водоснабжения и др.).

В-третьих, понятие и содержание исследуемых режимов дается применительно к отдельным правоотношениям, как правило, отношениям по защите государством принадлежащего ему имущества. Поскольку такая охрана является функцией государства и осуществляется при помощи публично­правовых средств (военной службы, оперативно-розыскной деятельности и др.), она не является процессом осуществления гражданских прав и не может быть квалифицирована как гражданско-правовая услуга, а значит, не может в должной мере использоваться в структуре предпринимательского правоотношения по эксплуатации ОПО.

В-четвертых, ни один из исследованных актов не содержит норм о юридическом факте искомой услуги - договоре на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов. Законодательное закрепление обеспечения этих режимов в качестве одного из видов услуг частной охранной деятельности 1 нельзя признать в полной мере объектом договорного регулирования, поскольку названный закон не содержит норм о договоре на оказание охранных услуг.

В-пятых, если процесс обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов осуществляется специализированными охранными органами и организациями (Федеральная служба охраны, ведомственная охрана и др.), то обязанности по его установлению возлагаются на собственников объектов в целом и на организации, эксплуатирующие ОПО в частности.

Поскольку нормативные правовые акты в должной мере не позволяют достигнуть цели и решить задачи настоящего параграфа, а авторские выводы должны быть аргументированы и оценены по сравнению с другими подобными решениями[376][377], то обратимся к научным исследованиям, выполненным в изучаемой сфере, понимая под ними докторские и кандидатские диссертации.

Диссертационные исследования в отношении понятий «пропускной и внутриобъектовый режимы» осуществлялись в сфере правового регулирования

различных видов охранной деятельности и выполнялись средствами публично - правовых и частноправовых наук.

В контексте настоящего параграфа эти исследования следует систематизировать по трем группам: 1) труды, обусловленные общими аспектами правового регулирования охранной деятельности; 2) диссертации, обусловленные исследованием различных аспектов договорных отношений охранной деятельности; 3) концептуальные работы, то есть те, в которых раскрываются концепции правового регулирования охранной деятельности либо деятельности по обеспечению безопасности ОПО.

Одной из первых работ, содержащей в своей структуре термины «пропускной и внутриобъектовый режимы», стала кандидатская диссертация О. А. Евлановой. И хотя в диссертации затрагивался криминологический аспект участия охранных «предприятий в борьбе с преступностью», автор признает «осуществление» исследуемых режимов в качестве одной из задач искомого вида охраны1.

В диссертациях ученых-цивилистов интересующие нас термины не используются в их буквальном толковании, но все же просматриваются их отдельные элементы в структуре охранных услуг. Например, В. В. Горовенко относит к объектам частной охранной деятельности услугу как определенный режим безопасности имущества заказчика и (или) его имущественных прав[378][379]. Подобный подход применяется и в диссертации В. А. Кузькина, который предлагает расширить перечень охранных услуг, включив в них услугу по задержанию и доставлению в орган внутренних дел лиц, «нарушающих внутренний распорядок охраняемых объектов»[380]. Представляется, что названный распорядок и является элементом «внутриобъектового режима».

В работе А. Ю. Огурцова также не содержится буквального упоминания терминов «пропускной и внутриобъектовый режимы», поскольку целью диссертации является исследование контроля органов внутренних дел за частной охраной. Вместе с тем заслуживают внимания выводы автора о «расширении компетенции» частных охранных организаций за счет «перераспределения» отдельных полномочий государственной охраны. К таковым ученый относит предоставление частным охранникам правомочий по досмотру людей, вещей, транспорта, по проверке документов1. Представляется, что перечисленные аспекты являются не чем иным, как элементами пропускного режима.

Более детальное исследование пропускного и внутриобъектового режимов осуществлялось в работах, выполненных средствами науки административного права. Возможно, это обусловлено советским и постсоветским подходом к охране как средству пресечения уголовных и административных правонарушений[381][382]. Так, в диссертации А. Г. Гришакова частично раскрывается содержание пропускного режима как своеобразного «комплекса мероприятий», направленных на упорядочивание входа (выхода) людей, въезда (выезда) транспорта, вноса (выноса) вещей на соответствующем объекте охране. В свою очередь сущность внутриобъектового режима составляет «патрулирование милицией охраняемого объекта» с целью пресечения различного рода правонарушений[383]. Кроме того, автор полагает, что несоблюдение вышеуказанных режимов является административным правонарушением[384].

Заметим, что целью настоящего параграфа является определение содержания пропускного и внутриобъектового режимов как вида охранных услуг, а также как объекта правового, в том числе договорного регулирования, механизм реализации которого представляет собой процесс осуществления гражданских

прав. В этом смысле заслуживают внимания диссертационные исследования, объектом которых являлись непосредственно отношения по договорному регулированию охранных услуг в различных их интерпретациях. Например, М. А. Литвинова подчеркивает, что по договору охраны имущества исполнитель обязуется обеспечивать «внешнюю сохранность» имущества от «неблагоприятных обстоятельств», но не детализирует, каким образом (посредством обеспечения режимов или другим способом. - прим. авт.) он должен это делать1. По мнению А. В. Милькова, пропускной режим понимается как один из приемов и способов оказания охранных услуг в части их отдельных видов или объектов охраны (например, «крупного промышленного предприятия»)[385][386]. В свою очередь В. А. Сухоруков (2007 г.) рассматривает договор как средство минимизации предпринимательского риска при защите принадлежащего субъекту предпринимательства имущества. При этом автор не дифференцирует охранные услуги в части обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов, ограничиваясь лишь выводом о том, что перечень таких услуг устанавливается законами и не может подвергаться

3

«расширительному толкованию» сторонами соответствующего договора[387].

Следует обратить внимание и на концепцию гражданско-правового регулирования охранной деятельности, в которой пропускной и внутриобъектовый режим представлены как: 1) объект охраны - порядок, по поводу которого возникает отношение охранной деятельности; 2) охранная услуга «обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов»; 3) предмет договора на оказание охранных услуг[388]. Кроме того, в концепции выделяется юридический факт возникновения режимов - локальный нормативный акт заказчика этого вида

услуг, и даются общие определения понятий «пропускной и внутриобъектовый режимы» в исследуемой сфере1.

В докторской диссертации Н. Г. Кутьина, с одной стороны, определяется сущность правового режима защиты ОПО как системы ряда правовых норм и осуществляемых на их базе мероприятий, преследующих целью устойчивое и безопасное функционирование[389][390], с другой стороны, не содержатся определения понятий «пропускной и внутриобъектовый режимы».

Резюмируя сказанное в диссертационных исследованиях о договорном регулировании пропускного и внутриобъектового режимов, можно сделать следующие выводы: 1) рассматриваемые режимы и договорный порядок их обеспечения непосредственно не выступали объектом научных исследований, выполненных средствами различных юридических наук; 2) режимы рассматривались как отдельные виды охранных услуг и как специальные приемы и способы их оказания; 3) обеспечение режимов рассматривалось вне системы исследуемого в настоящей диссертации правоотношения; 4) согласно концепции гражданско-правового регулирования охранной деятельности обеспечение режимов является предметом договора оказания охранных услуг; 5) не было дано определения понятия, и не была установлена правовая природа договора на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как соответствующего средства их правового регулирования.

В контексте динамики проводимого исследования в качестве решения второй задачи параграфа обратимся к «специализированным» диссертациям, понимая под ними те работы, в которых услуга исследовалась как объект гражданских прав в различных ее интерпретациях.

В целях оценки известных решений об услугах как объектах гражданских прав обратимся к результатам современных диссертационных исследований. Их динамика была обусловлена состоянием общественных отношений и в своем развитии прошла путь от общих подходов к искомому объекту гражданских прав

(Л. В. Санникова, Д. И. Степанов), до детализации услуг в системе различных видов деятельности участников гражданского оборота (Я. В. Вольвач, М. В. Гулей, Р. Н. Мородумов, Л. Б. Ситдикова и др.).

Так, в связи с изложенным, среди научных результатов диссертации Д. И. Степанова следует выделить выводы автора о правовой природе услуг как: 1) обязательства; 2) специфического поведения исполнителя, проявляющегося в процессе совершения определенных операций; 3) деятельности, неотделимой от «источника», «неосязаемой», «синхронной» в части ее оказания и получения, «моментальной потребляемости», характеризующейся «протяженностью исполнения»; 4) самостоятельного объекта гражданских прав; 5) процесса проявления «максимальных усилий», а не как процесса достижения определенного результата1. Ученый отмечает, что юридическим фактом оказания услуг является гражданско-правовой договор, из которого и возникают обязательства по их оказанию[391][392].

Л. В. Санникова отмечает двойственность правовой природы услуг, которые проявляются в гражданском праве как объект правового регулирования и как объект соответствующих прав, получившие свое распространение в отношении отдельных видов деятельности[393]. Ученый определяет услугу как «действия услугодателя» по динамике «неимущественных благ», производимых им в интересах «услугополучателя»[394]. В системе объектов гражданских прав автор констатирует, что работы отличаются от услуг «объектом воздействия», в качестве которого выступают «невещественные блага», и отмечает, что «сохранение или изменение» этих благ является результатом услуги[395]. Кроме того, Л. В. Санникова считает, что презумпция «достижения результата услуги» должна

быть законодательно закреплена, а сам результат должен обладать качественным характером1.

Я. В. Вольвач отмечает комплексный характер туристической услуги как объекта гражданских прав, который обусловлен результатом деятельности туристического оператора и собственно деятельностью по динамике туристического продукта[396][397]. Ученый отмечает трансформацию изучаемой деятельности в соответствующие услуги, которые, в свою очередь, имеют свои признаки и могут быть классифицированы по различным видам[398].

М. В. Гулей под жилищно-коммунальной услугой понимает соответствующую деятельность исполнителя, обусловленную требованиями законодательства и условиями договора, осуществляемую с целью обеспечения «комфортных» жизненных условий потребителя в рассматриваемой сфере[399]. Автор обращает внимание на то, что результатом исследуемых им услуг является достижение вышеуказанного «нематериального блага» посредством выполнения различного рода технических работ (электроснабжение, газоснабжение и др.)[400]. В контексте настоящего исследования важным является вывод ученого о невозможности обеспечения потребителем надлежащего уровня безопасности подконтрольных ему «энергетических сетей»[401], некоторые из которых подпадают под правовой режим «опасный производственный объект».

Р. Н. Мородумов подходит к определению понятия «услуга» через предмет возмездного договора и рассматривает под ней те действия (деятельность), которые фактически производятся исполнителем, не имеют материального результата и потребляются в ходе процесса их совершения[402].

Л. Б. Ситдикова, базируясь на комплексном подходе к услуге, отмечает, что под ней следует понимать действия граждан и организаций (услугодателей), которые направлены на достижение соответствующего «нематериального результата», имеющего определенную ценность и удовлетворяющего потребности субъектов - получателей услуги1.

Подводя итоги анализа, можно сделать следующие выводы, которые будут положены в основу дальнейшего исследования.

Во-первых, услуги как объект гражданских прав становились предметом научных цивилистических исследований, динамика которых свидетельствует о направленности в детализации услуг применительно к различным видам деятельности. Не является исключением и деятельность по эксплуатации ОПО.

Во-вторых, услуги представляют действия (деятельность) услугодателя, проявляющиеся как определенный, последовательный процесс, направленный на удовлетворение потребностей заказчика услуг (услугополучателя).

В-третьих, о отличие от объекта «работы», услуги не имеют материального результата и не отделимы от их исполнителя.

В-четвертых, по мнению некоторых исследователей (Л. В. Санниковой, М. В. Гулея), услуги все же имеют своей результат как некое «неовеществленное благо». Однако следует заметить некорректность такого вывода по отношению к услуге как объекту гражданских прав. Так, согласно ст. 128 ГК РФ термин «результат» применяется только к работам, в то время как объектом искомых прав является не «результат услуг», а сам процесс их оказания. В этом смысле связывать результат услуги с деятельностью ее исполнителя представляется необоснованным. Однако термин «результат» может быть применим к действиям исполнителя услуги в качестве доказательств ее оказания (договорные проекты, заявления и другие документы)[403][404].

В-пятых, основанием возникновения и оказания услуги является соответствующий договор, предметом которого и выступает совершение исполнителем за плату определенных действий по заданию и в интересах заказчика услуги.

В-шестых, действия исполнителя и сам характер услуги должны отвечать требованиям безопасности. Автор настоящей диссертации считает, что такую безопасность в отношении эксплуатации ОПО можно гарантировать посредством деятельности охранных организаций по оказанию услуги в виде обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов, выступающих предметом исследуемого договора.

В-седьмых, услуга может иметь комплексный характер, обусловленный как взаимодействием отдельных видов объектов гражданских прав (вещей, работ и др.), так и действиями заказчика и исполнителя по надлежащему оформлению и оказанию услуги.

Полученные в настоящем разделе диссертации научные результаты позволяют решить третью задачу и дать авторское определение исследуемым понятиям.

«Пропускной режим опасного производственного объекта - это порядок, устанавливаемый локальным нормативным актом организации, эксплуатирующей опасный производственный объект в соответствии с его правовым режимом, согласующийся с законодательством России, обязательный для исполнения физическими лицами, состоящими с организацией в трудовых или в иных правоотношениях, реализуемый через комплекс мер и правил, исключающих возможность бесконтрольного входа (выхода) физических лиц, въезда (выезда) транспорта, вноса (выноса) и (или) ввоза (вывоза) имущества на опасный производственный объект (с опасного производственного объекта)».

«Внутриобъектовый режим опасного производственного объекта - это порядок, устанавливаемый локальным нормативным актом организации,

эксплуатирующей опасный производственный объект в соответствии с его правовым режимом, согласующийся с законодательством России, обязательный для исполнения физическими лицами, состоящими с организацией в трудовых или в иных правоотношениях, реализуемый через комплекс мер и правил, регламентирующих перемещение людей, транспорта, имущества внутри опасного производственного объекта».

Вместе с тем трансформация искомых режимов в услугу становится возможной посредством применения термина «обеспечение», который придает режимам характер действенности, реальности, выполнимости[405]. Следовательно, сформулированные автором определения понятий «пропускной режим» и «внутриобъектовый режим» при помощи названного термина позволяют выявить правовые свойства услуги как объекта гражданских прав.

Таким образом, обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как объект правового регулирования представляет собой услугу. Эта услуга по своим правовым свойствам характеризуется тем, что не имеет овеществленного результата, неотделима от исполнителя, проявляется в виде действий коммерческой (охранной) организации в форме ее необходимого правомерного поведения по фактическому выполнению порядка, установленного локальным нормативным актом организации, эксплуатирующей опасный производственный объект, в части исполнения физическими лицами комплекса мер и правил, не дающих возможность без контроля осуществлять им вход (выход), въезд (выезд) транспорта, внос (вынос) и (или) ввоз (вывоз) вещей на объект (с объекта), а также исключающих бесконтрольное перемещение людей, транспорта, имущества внутри опасного производственного объекта.

Представленная услуга квалифицируется как объект гражданских прав и обладает следующими квалифицирующими признаками:1) направленностью на фактическую реализацию законодательной обязанности организации по предотвращению проникновения на объект посторонних лиц; 2) взаимодействием различных объектов гражданских прав (вещей и иного имущества, результатов

работ, жизни и здоровья людей), осуществляемого с единой целью - обеспечения определенного порядка и правил поведения в отношении опасного объекта; 3) системностью действий, определяющих сущность услуги: действия по входу (выходу) на объект, вносу (выносу) имущества, въезду (выезду) транспортных средств; 4) письменным оформлением услуги в качестве предмета соответствующего договора, основанного на задании заказчика; 5) оказанием услуги только специализированными (охранными) организациями, имеющими специальную правоспособность по оказанию услуги.

Резюмируя сказанное в параграфе, можно констатировать получение следующих научных результатов исследования.

1. В изучаемой области обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов выступает в качестве объекта гражданско-правового регулирования и квалифицируется как услуга, то есть представляет собой один из объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

2. Сформулированное автором определение понятия услуги имеет научно­

практическую значимость, которая позволяет организации, эксплуатирующей ОПО: 1) надлежащим образом осуществлять процесс гражданских прав;

2) определить пределы осуществления гражданских прав в части реализации своей обязанности по исключению допуска ОПО посторонних лиц[406]; 3) получить в качестве соответствующего договора услуг дополнительное средство в защите своих прав по осуществлению предпринимательской деятельности.

3. Обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов является трансформированной из субъективного права обязанностью организации, эксплуатирующей ОПО по пресечению проникновения на объекты иных лиц.

4. Выполнить вышеуказанную обязанность становится возможным на основании гражданско-правового договора, являющего составной частью договорного регулирования предпринимательского отношения по эксплуатации ОПО и одним из элементов процесса осуществления гражданских прав.

5. Обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как разновидность возмездного оказания услуг прочно входит в практику современного гражданского оборота. В настоящее время во многих случаях без оказания этих услуг невозможно надлежащее осуществление гражданских прав. В связи с этим автор предлагает дополнить Закон о частной охране отдельной главой «Услуги по обеспечению пропускного и (или) внутриобъектового режимов»1.

<< | >>
Источник: Севостьянов Вадим Владимирович. Договорное регулирование предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Грозный - 2019. 2019

Еще по теме § 1. Обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов как объект гражданско-правового регулирования:

  1. § 1. Элементы административно-правового механизма регулирования деятельности полиции по обеспечению транспортной безопасности
  2. § 3. Компетенция полиции по обеспечению транспортной безопасности
  3. 1.2. Формы и методы контрольно-надзорной деятельности при осуществлении инспектирования подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  4. 2.2. Порядок, виды и стадии инспектирования
  5. Приложения
  6. Приложения
  7. § 2. Система контроля и управления доступом на территорию работодателя
  8. Оглавление
  9. Введение
  10. § 1. Договор как средство правового регулирования предпринимательского отношения по эксплуатации опасных производственных объектов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -