<<
>>

Параграф 2.2. Принцип международной вежливости и/или взаимности как правовое основание признания иностранных судебных решений.

Как было отмечено в предыдущем разделе, иностранные судебные решения подлежат признанию и исполнению в РФ при наличии международного договора (п. 3 ст. 6 ФКЗ «О судебной системе»; ст.

409 ГПК РФ) и/или федерального закона (ст. 241 АПК РФ и ст. 2451 АПК РФ)

(правовые основания/предпосылки признания иностранных судебных решений).

В то же время в российской доктрине существует точка зрения, согласно которой признание и исполнение иностранных судебных решений может иметь место в силу принципов международного права и/или международно-правового обычая[346] [347] [348]. Основываясь на тезисе о приоритете международного права (п. 4 ст. 15 Конституции РФ), отдельные авторы утверждают, что указанные нормы международного права отменяют запрет, установленный ст. 409 ГПК РФ; ст. 241 АПК РФ. Для обозначения данных понятий в доктрине используются термины: «международная вежливость» (“comitas gentium ”) или «взаимность».

Как отмечается Т.Н. Нешатаевой, «международная вежливость» представляет собой «международное обыкновение»345, в силу которого государство должно относиться к иностранному правопорядку «вежливо и обходительно»346. По мнению автора, существование данного обыкновения подтверждается неким решением английского суда, на которое ранее

ссылались И.С. Перетерский и С.Б. Крылов . Утверждается, что в данном решении английский суд постановил дословно следующее: «Заявить, что законодательство государства, признанного суверенным со стороны нашего государства, противоречит основным принципам справедливости и морали, - это значит серьезно нарушить международную вежливость» .

Однако, цитируемое решение по делу Лютер против Сэгора (Luther v. Sagor)349, полное название которого приводится в работе И.С. Перетерского и С.Б Крылова, совершенно не касается признания и исполнения иностранных судебных решений.

В рассматриваемом деле английская компания Лютер обратилась с иском к коммерсанту Джеймсу Сэгору о признании права собственности на груз фанеры. В обоснование своих требований истец указал, что данная фанера была экспроприирована в 1918 г на основании Декрета Совета народных комиссаров. Однако данное требование было отклонено английским судом по причине того, что между РСФСР и Великобританией было заключено торговое соглашение от 16 марта 1921 г. . Таким образом, указанная цитата о существовании международной вежливости относится к дипломатическому признанию государства (применению права непризнанного государства).

Отдельно отметим, что в работе И.С. Перетерского и С.Б. Крылова содержится ряд критических замечаний относительно существования международной вежливости. Так, рассматриваемыми авторами отмечается, что понятие «международная вежливость» выходит из употребления в [349] [350] [351] [352] английской доктрине. По этой причине решение по делу Лютер против Сэгора представляет собой исключение из общего правила.

Наряду с понятием «международная вежливость» Т.Н. Нешатаева также ссылается на некий «принцип взаимности». В рассматриваемой работе «взаимность» отождествляется с принципом взаимного сотрудничества государств, закрепленным в Уставе ООН. Отдельно рассматриваемым автором отмечается, что данное явление прошло определенное развитие от «мягкой формы» - международной вежливости до «обязанности государств сотрудничать друг с другом во благо своих граждан» (т.е. нормы jus cogens)[353] [354].

Нетрудно заметить, что отождествление понятий «взаимность» и «принцип взаимного сотрудничества» основано исключительно на том обстоятельстве, что в них содержится общий грамматический корень «взаим» . Однако в юриспруденции подобный подход к установлению

содержания понятия ошибочен a priori, поскольку существует ряд однокоренных понятий, обозначающих различные правовые явления: 1) поручительство и договор поручения; 2) арбитражный суд и международный коммерческий арбитраж.

Из этого следует, что отождествление понятий «взаимность» и «принцип взаимного сотрудничества» лишь по причине наличия в них общего грамматического корня представляет собой юридическую ошибку.

В свою очередь Н.Г. Елисеев характеризует термин «международная вежливость» как «понимание», в силу которого государство признает на своей территории действие иностранных актов публичной власти (т.е. законодательных, административных и судебных актов). В развитие данного тезиса указывается, что государство, признавая иностранные судебные решения, тем самым, проявляет должное уважение к международным обязательствам, а также к правам собственных граждан . Данное определение международной вежливости приводится Н.Г. Елисеевым согласно решению Верховного суда Канады по делу Morguard Investments Lt. v De Savoye354, которое содержит ссылку на более раннее решение

355

Верховного суда США по делу Hilton v. Guyot

Природа международной вежливости характеризуется Н.Г. Елисеевым достаточно противоречиво. Так, автором утверждается, что международная вежливость (принцип международной вежливости) проистекает из преамбулы Устава ООН, согласно которой государства приняли на себя обязательство жить в мире друг с другом как добрые соседи. Из данной формулировки, по мнению автора, проистекает обязанность государств сотрудничать друг другом в сфере взаимного признания и исполнения судебных решений. Однако уже в следующем абзаце цитируемой статьи Н.Г. Елисеев указывает, что международная вежливость не возлагает на государство обязанность обеспечить признание абсолютно всех иностранных судебных решений (т.е. исходный тезис противоречит следствию из него). Иными словами, остается неясным, существует ли обязанность признания иностранных судебных решений в силу международной вежливости. [355] [356] [357]

Наряду с понятием «международная вежливость» Н.Г. Елисеев использует термин «взаимность». По мнению автора, понятие «взаимность» предстает в двух аспектах.

Во-первых, утверждается, что «взаимность» представляет собой принцип международного права, провозглашенный Уставом ООН. В данном контексте Н.Г. Елисеев отождествляет «взаимность» с «международной вежливостью».

Во-вторых, по мнению данного автора, понятие «взаимность» используется также для обозначения правила национального законодательства, согласно которому признание и исполнение иностранного судебного решения может иметь место лишь в тех случаях, когда иностранным государством обеспечивается признание и исполнение решений судов первого государства.

В последующих работах ряд российских авторов[358], как правило, некритически воспроизводят одно из определений международной вежливости/взаимности, содержащихся в работе Т.Н. Нешатаевой и Н.Г. Елисеева.

Отметим, что российские суды также стремятся сформулировать собственный подход к содержанию понятия международная вежливость» и/или «взаимность» и их соотношению.

Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 23.01.2012 по делу N А55-5718/2011, касавшемся вопроса признания решения Окружного суда г. Гааги, указывается, что оно подлежит признанию на основании «общепризнанных принципов международной вежливости и взаимности», а

также Соглашения о партнерстве и сотрудничестве РФ-ЕС 1994 г . В данном случае российский суд рассматривает данные понятия как синонимы.

В иных судебных актах понятия «международная вежливость»/ «взаимность» рассматриваются как взаимосвязанные, но различные явления. Согласно Постановлению Арбитражного суда Московского округа от 18.10.2016 N Ф05-12221/2014 в силу принципа международной вежливости государство обязано «относиться к иностранному правопорядку вежливо и обходительно» . В свою очередь принцип взаимности характеризуется судебной инстанцией как «обязанность государств проявлять взаимное уважение к результатам деятельности друг друга».

В силу того, что рассмотренные выше подходы к содержанию понятий «международная вежливость»/ «взаимность» содержат в себе

существенные противоречия, далее остановимся на них более подробно.

<< | >>
Источник: Костин Александр Алексеевич. «ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Параграф 2.2. Принцип международной вежливости и/или взаимности как правовое основание признания иностранных судебных решений.:

  1. Несоблюдение принципа национального языка судопроизводства служит бесспорным основанием для отмены судебного решения или определения.
  2. § 2. Принципы выборов и избирательного права в судебных решениях
  3. § 2. Принципы международного экологического права
  4. § 3. Международные соглашения о признании и исполнении иностранных судебных решений по взысканию алиментов
  5. § 2 Общепризнанные принципы международного права в сфере труда и источники их закрепления
  6. §1. Понятие и основные принципы международно-правового режима управления рыболовством
  7. §4. Особенности международного и национально-правового регулирования труда иностранных членов экипажей рыболовных судов
  8. ГЛАВА 1. МЕСТО ИНСТИТУТА ПРИЗНАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  9. Признание и исполнение иностранных судебных решений как институт международного частного права
  10. 2.2 Признание иностранных судебных решений по семейным делам как основание их исполнения
  11. § 2. Источники правового регулирования процедуры признания и приведения в исполнение в США Общие положения
  12. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  13. Оглавление
  14. 1.1. Взаимодействие государств в области придания обязательной силы иностранным судебным решениям.
  15. Параграф 1.4. Признание и исполнение иностранных судебных решений.
  16. Параграф 2.1. Международный договор и/или федеральный закон как правовое основание признания иностранных судебных решений в РФ.
  17. Параграф 2.2. Принцип международной вежливости и/или взаимности как правовое основание признания иностранных судебных решений.
  18. § 2.2.1 Содержание понятия «международная вежливость» в доктрине и правоприменительной практике.
  19. Параграф 2.3. Конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г. как правовое основание признания и исполнения иностранных судебных решений в Российской Федерации.
  20. § 2.2. Принципы признания и исполнения решений международных инвестиционных арбитражей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -