<<
>>

Закрепление международных стандартов в области гражданских (личных) и политических прав в правовой системе Республики Таджикистан

Таджикистан ратифицировал Международный Пакт о гражданских и политических правах 4 января 1999 г. Таким образом, исполнение всех положений данного документа обязательно для республики, в законодательстве которой закреплены следующие основные положения Пакта, касающиеся гражданских (личных) прав человека: право на жизнь - ст.

6;свобода от пыток - ст. 7;гуманное обращение с лицами, лишенными свободы - ст. 10;свобода передвижения - ст. 12;право на справедливое судебное разбирательство - ст. 14;свобода мысли, совести и религии и др.

Заметим, что любая классификация прав человека достаточно условна. На этот счет правильно отмечает А. Имомов, что система прав и свобод человека и гражданина выступают единым целым, но регулируют различные сферы общественной жизни человека и гражданина. Независимо от их деления, они связаны между собой и взаимозависимы.[407] Деление на личные и политические права также является условным, поскольку гражданские и политические права порой не отделимы друг от друга и взаимно перетекают одно в другое. Так, свободу передвижения можно отнести и к личным, и к политическим, и экономическим правам человека, или свободу слова можно отнести и к личным, и к политическим правам и т.д. Анализ каждого права по его принадлежности не является целью нашего исследования, и поэтому в данной работе условность деления носит в большей степени технический характер.

К этому добавим, что, исследуя гражданские и политические права, мы ограничимся рамками работы, которые не позволяют охватить весь

комплекс нормативных положений законодательных актов Республики Таджикистан в отношении прав и свобод человека. Свое внимание мы сосредоточили на наиболее существенных и актуальных нормативных положениях, касающихся прав и свобод человека, на закреплении международных стандартов в этой области в законодательстве республики.

А.И.

Ковлер, исследуя проблемы соотношения личных прав человека и других прав и мнения ученых по данной тематике, дает следующее понятие личных (гражданских) прав человека:

«Личные (гражданские) права (права первого поколения) призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства. Органическая основа и главное назначение гражданских прав состоят в том, чтобы обеспечить приоритет индивидуальных, внутренних ориентиров развития каждой личности.

Эта категория прав характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида, и не может быть объектом притязаний государства. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности»[408].

Исторически личные права были провозглашены с целью обеспечения личной свободы, ограждения человека от вмешательства государства в сферу личной свободы. Личная жизнь человека, его свобода, убеждения, внутренний мир свободны от противоправного, чрезмерного и необоснованного вмешательства государства. Личные права в большей мере связаны с реализацией автономии и свободы индивида[409].

Личные права и свободы можно трактовать как блага, ценности и возможности человека, ограждающие его от противоправного, чрезмерного и необоснованного вмешательства в его личную жизнь и свободу и призванные обеспечить автономию индивида.

В литературе существуют различные трактовки личных прав. Часто личные права трактуются как права члена гражданского общества в его отношении с государством (как правило, правовом). Так, Е.А. Лукашева под личными правами понимает «права, которые призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства»[410].

Такая оценка личных прав обусловлена тем, что они принадлежат индивиду независимо от его гражданства (правовой связи с государством). Иначе говоря, личные права признаются на уровне международного и национального права, как права фактически существующие, естественные (прирожденные и неотчуждаемые), принадлежащие каждому индивиду как человеку, личности.

Итак, личные права являются достоянием каждого человека и, несмотря на название «гражданские», не связываются непосредственно с принадлежностью индивида к определенному государственному образованию и не вытекают из него. Гражданские права декларируются как прирожденные и неотъемлемые применительно к любому субъекту права вне зависимости от гражданства, пола, возраста, расы, этнической или религиозной принадлежности. Наличие гражданских прав диктуется необходимостью охраны жизни, достоинства и свободы человека.

В то же время политические права отличаются от личных тем, что они тесно связаны с гражданством определенного государства и, соответственно определяют участие граждан в общественной и политической жизни страны.

Выбор анализируемых нами статей обусловлен положениями отчета Комитета по правам человека на соответствие законодательства Республики Таджикистан Международному Пакту о гражданских и политических правах (МПГПП) и Международному Пакту об экономических, социальных, культурных правах (МПЭСКП).

В первую очередь остановимся на положениях ст.2 МПГПП, согласно которым Таджикистан, как участник Пакта, обязан обеспечивать всем находящимся на его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в Пакте, независимо от любых различий; обязан принимать все необходимые конституционные меры; обеспечить каждому человеку, права и свободы которого нарушены независимо от официального положения нарушителей, эффективные средства правовой защиты, устанавливаемые компетентными органами, согласно внутреннему праву государства.

Следует иметь в виду, что, в отличие от Пакта об экономических, социальных и культурных правах, который требует исполнения в зависимости от доступных ресурсов, МПГПП налагает немедленные обязательства по соблюдению и обеспечению прав, провозглашенных в нем, и по принятию законодательных и других мер, необходимых для достижения результатов.

Именно на основе ст. 2, т. е. общего положения о характере обязательств Таджикистана в рамках МПГПП, исследуется степень внедрения в законодательство страны обязательств страны по соблюдению гражданских и политических прав[411].

Правовой статус международных договоров регулирует ст.10 Конституции Республики Таджикистан: «Международно-правовые акты, признанные Таджикистаном, являются составной частью правовой системы республики. В случае несоответствия законов республики

признанным международно-правовым актам применяются нормы международно-правовых актов».

Указанная конституционная норма прямо указывает на реализацию гражданских и политических прав в стране, согласно международно-правовым актам. Но здесь возникают следующие вопросы: внедрены ли эти международные нормы в национальное законодательство? Применяются ли они и соблюдаются ли различными государственными структурами?

Наиболее глубокого анализа, по нашему мнению, требует в данном случае такое наиболее важное естественное право человека, как право на жизнь, и закрепление такового в законодательстве Таджикистана.

Право на жизнь. Право на жизнь, как важнейшее социальное благо, неотделимо от всей совокупности прав и свобод человека и гражданина. Очевиден и тот факт, что вопросы права на жизнь напрямую связаны с проблемами самого существования государства и национальной безопасности. Таким образом, мы можем говорить об исключительной важности права на жизнь как инструментально-институционального явления политико-юридической действительности[412].

На современном этапе право на жизнь получило статус абсолютной, высшей ценности, правового принципа[413].

Согласно ст. 6 МПГПП, право на жизнь является неотъемлемым правом каждого человека и охраняется законом при недопустимости произвольного ее лишения. Пакт не требует от государств-участников отмены смертной казни. Однако обязывает государства, не отменившие этот вид наказания, предпринять все юридические меры, чтобы смертный приговор выносился только за самые тяжкие преступления, соответственно закону, действовавшему во время совершения преступления при отсутствии противоречий с положениями Пакта

касательно предупреждения геноцида.

Смертный приговор осуществляется только во исполнение окончательного приговора вынесенного компетентным судом. Приговоренный к казни должен быть наделен правом помилования или смягчения приговора. Смертный приговор не может быть вынесен лицам моложе 18 лет и не может быть приведен в исполнение в отношении беременных женщин.

Конституционные гарантии права на жизнь устанавливаются в ст. 5 Конституции Таджикистана. Ст. 18 Конституции провозглашает недопустимость лишения жизни кроме как за особо тяжкое преступление и по приговору суда, который должен быть компетентным, независимым и беспристрастным.

Конституция республики закрепляет право государства на объявление чрезвычайного положения как временной меры при недопустимости ограничения права на жизнь (ст. 47 Конституции РТ).

Кроме того, ст.11 Конституции РТ запрещает пропаганду войны, Геноцид преследуется, согласно ст. 398 Уголовного кодекса Республики Таджикистан, а ст. 395 УК запрещает агрессию.

До внесения поправок в новый Уголовный кодекс смертная казнь применялась к 14 различным преступлениям. Сейчас число таких преступлений снизилось до 5. Несмотря на то, что смертная казнь как высшая мера наказания указана в Уголовном кодексе, тем не менее с 2004 г. Таджикистан наложил мораторий на ее исполнение. С этого года в республике никто не был приговорен к этой мере наказания.

Уголовное законодательство Таджикистана предусматривает применение смертной казни за следующие преступления: убийство (ст. 104, ч.2), изнасилование (ст. 138, ч.3), терроризм (ст. 179, ч.3), производство или распространение оружия массового поражения (ст. 398) и геноцид (ст. 399)1. В порядке помилования смертная казнь может

быть заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы сроком на двадцать пять лет ( ч.3 ст. 59 УК РТ).

Что касается смертной казни в отношении женщин, то положения Пакта предусматривают неприменение смертной казни к женщинам, находящимся в состоянии беременности. В Таджикистане же, согласно ч.

2 ст. 59 УК, смертная казнь к женщинам вообще не применяется.

Ст. 399 Уголовного кодекса Таджикистана преследует биоцид, ст.400 - экоцид.

Действия государства по борьбе с вооружением также можно оценить по наличию законодательства, запрещающего содействие, подстрекательство, поддержку или склонение финансовыми или другими методами любого физического или юридического лица к занятию любой подобной деятельностью, а также предусматривающего наказание за покушение или угрозу совершить одно из вышеуказанных преступлений.

Указаны в УК РТ преступления, имеющие косвенное отношение к правам на жизнь (ст. 198, 199, 224, 225, 228).

Ст. 105 УК РТ закрепляет наказание за детоубийство. Наказание, предусмотренное для матери, совершившей такое преступление в психической и травматической обстановке во время родов или после них, составляет до 3 лет лишения свободы и ограничение свободы на срок до 5 лет.

Ст. 57 Закона «Об охране здоровья населения» предусматривает меры по определению момента смерти человека медицинским персоналом, в данной статье также содержится положение о запрете эвтаназии: «медицинскому персоналу запрещается осуществлять

эвтаназию»[414]. Такими действиями считаются выполнение просьбы больного пациента ускорить момент наступления смерти посредством конкретных действий или методов, в том числе отключением систем искусственного жизнеобеспечения. Лицо, преднамеренно подталкивающее пациента к осуществлению эвтаназии, уголовно преследуется, в соответствии с законодательством Таджикистана[415].

Следует признать, что положения Закона об охране здоровья населения и Уголовного кодекса должны быть приведены в соответствие, в том числе с учетом запрета эвтаназии, предусмотренного в законе, в качестве отдельного уголовно наказуемого деяния. Уголовное законодательство не содержит нормы, предусматривающей ответственность за эвтаназию. Поэтому, в соответствии с положениями Пакта, необходимо ввести в УК РТ ст. 1041 следующего содержания: «Эвтаназия - удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни наказывается.».

«Те же действия, сопряженные с сознательным побуждением к эвтаназии, наказываются.».

Запрет пыток. Согласно ст.7 МПГПП никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, бесчеловечному или унизительному обращению или наказанию, медицинским или научным экспериментам без согласия.

Указанное положение дополняется позитивными требованиями, изложенными в п.1 ст. 10 Пакта, где отражено предписание, касающееся гуманного и уважительного обращения, соответственно человеческому достоинству, с лицами, лишенными свободы.

Комитет в отношении указанной нормы установил следующие обязательства:

- государства-участники посредством законодательных и других мер должны обеспечивать защиту от пыток и прочего жестокого, бесчеловечного и унизительного отношения со стороны лиц, официально представляющих государство, превышающих официальные полномочия или действующих частным порядком;

- государства должны объявить уголовное преследование за пытки и жестокое, бесчеловечное и унизительное отношение, совершаемые как официальными лицами, действующими от имени государства, так и частными. Лица, нарушающие ст. 7, путем поощрения, приказа, допущения или непосредственного совершения запрещенных действий, должны понести ответственность. Соответственно, лица, отказавшиеся подчиняться таким приказаниям, не должны преследоваться или подвергаться враждебному отношению;

- государства должны принять все юридически обоснованные меры, направленные на предотвращение актов пыток и жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения;

- государства должны принять меры, предотвращающие подвергание лиц пыткам или жестокому, бесчеловечному или унизительному обращению или наказанию, при их возвращении в другую страну посредством экстрадиции, высылки или выдачи;

- государствам необходимо запретить использовать в суде в качестве улик признания, добытые под пытками или через другие формы запрещенного обращения;

- государствам необходимо запретить медицинские или научные эксперименты без свободного согласия объекта экспериментов. Государство должно особенно осторожно относиться к тому, что какое - то лицо, задержанное или лишенное свободы или не способное дать действительное согласие, все же дало его. Такие лица не должны подвергаться никаким медицинским или научным экспериментам,

которые могут отрицательно сказаться на их здоровье[416].

Помимо ст. 18, 47 Конституции РТ, гарантирующих

неприкосновенность личности и неприемлемость жестокого или бесчеловечного обращения, запрет насильственных медицинских и научных экспериментов предусматривается и в других правовых актах. А. Имомов, исследуя данную проблематику, отмечает важность конституционного закрепления данного права.[417]Конституционные принципы конкретизируются в Уголовном кодексе РТ, Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) РТ, Кодексе исполнения уголовных наказаний (КИУН).

Так, КИУН запрещает пытки или жестокое, бесчеловечное или унизительное обращение с задержанными, а также медицинские или научные эксперименты, способные нанести вред жизни и здоровью заключенных, даже с их разрешения ( ст. 10).

УПК устанавливает принцип всеобъемлющего, полного и объективного расследования обстоятельств такого преступления, запрещает получение признания от обвиняемых и других лиц путем насилия, угроз и других незаконных действий (ч. 2 ст.10). Ст. 11 УПК РТ говорит о «неприкосновенности личности»: никто не может быть арестован или принудительно помещен в медицинское или воспитательное учреждение без решения суда.

УК РТ предусматривает положения по наказанию за совершение пыток и положения, касающиеся преступлений, совершенных с использованием пыток или жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения.

16 апреля 2012 г. в УК РТ была введена новая норма - ст. 1431 предусматривающая наказание за пытки, где субъектом преступления является должностное лицо правоохранительных органов. Согласно этой статье, ответственность предусматривается за умышленное

причинение физических и (или) психических страданий, совершенное лицом, производящим дознание или предварительное следствие, или иным должностным лицом, либо с их подстрекательства или с их молчаливого согласия, либо с их ведома другим лицом с целью получить от пытаемого или третьего лица сведения или признания или наказания за действие, которое совершило это лицо или всовершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо или по другой причине дискриминационного характера.

Квалифицирующие признаки этого преступления: повторность; совершение группой лиц по предварительному сговору; в отношении женщины заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; заведомо для виновного несовершеннолетнего, инвалида; с причинением вреда здоровью средней тяжести (ч.2 ст. 1431).

Особо квалифицирующими признаками указанной нормой признаются пытки, совершенные с причинением тяжкого вреда здоровью; повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч.3 ст. 1431).

Ст. 117 УК РТ определяет наказание за причинение физических или психологических страданий путем систематического избиения и других актов насилия. В примечании к данной статье говорится, что определение пыток, данное в этой статье и во всех других статьях кодекса, включает причинение физического и психологического вреда с целью получения признания или других действий, осуществляемых против воли лица или с целью наказания или любых других целей.

В ст. 354 УК РТ говорится о наказании за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля к даче показаний, а также эксперта к даче свидетельства путем угроз, шантажа или других незаконных действий лицами, ответственными за расследование, предварительное расследование и отправление правосудия, в том числе путем высмеивания подозреваемого, пыток или других форм насилия или причинения серьезного вреда.

Ст. 109 УК предусматривает наказание за «доведение до самоубийства».

Заслуживает внимания ст. 174 УК, согласно которой, если обязательства по образованию несовершеннолетних детей родителями или любыми другими лицами, по закону обязанными выполнять данную обязанность (учителя или другие работники образовательных учреждений), выполняются с использованием жестокого обращения, то такое поведение наказывается ограничением свободы на срок до 2 лет или лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или выполнять определенные функции на срок до 3 лет.

Между тем в кодексе нет положений, в которых бы говорилось о наказании за жестокое или бесчеловечное обращение медицинского персонала со своими пациентами.

Как видим, законодательство Таджикистана, касающееся запрета пыток, достаточно полно, но все же перечисленных норм недостаточно для того, чтобы соблюсти обязательства государства по всем требованиям ст. 7 МПГПП. В частности, УК дает определение пыток, но не дает толкования «жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения». Защита от пыток и обращения, предусматриваемая ст. 7 Пакта, на национальном уровне сужена - не охватывает учеников и пациентов медицинских учреждений.

Уголовный кодекс РТ не определяет преступлений, напрямую связанных с использованием телесных наказаний, включая чрезмерное наказание как дисциплинарную или образовательную меру. Законы и положения, регулирующие профессиональное поведение медицинского и образовательного персонала, не содержат прямого запрета пыток или другого обращения, противоречащего ст. 7 МПГПП.

Свобода мысли, совести и религии. Ст. 18 Пакта провозглашает право каждого на свободу мысли, совести и религии по собственному выбору, без принуждения, а также свободу индивидуально или совместно

с другими, открыто или конфиденциально выражать свою религию или вероисповедание. Ограничения могут предписываться только законом. Они необходимы для защиты общественной безопасности, порядка, здоровья или морали, фундаментальных прав и свобод других лиц.

Ст. 26 Конституции РТ гласит, что каждый имеет право на самостоятельное решение о своих религиозных верованиях и принятии любой религии, индивидуально или в сообществе, а также право на участие в религиозных культах, проведении ритуалов и церемоний.

Закон РТ «О свободе совести и религиозных объединениях»[418]предоставляет гражданам следующие права:

- право свободно определять свое отношение к религии;

- право исповедовать или не исповедовать любую религию, индивидуально или в сообществе, и выражать и распространять религиозные верования;

- право родителей или попечителей по взаимному согласию обеспечить воспитание ребенка в соответствии с их религиозными убеждениями;

- запрет принуждения лица к отдельным религиозным убеждениям, исповеданию или не исповеданию какой-либо религии, участию или неучастию в молитвах, религиозных ритуалах и церемониях, а также к изучению религии (ст.5).

Согласно упомянутому закону, использование права на религию может быть подвергнуто необходимым ограничениям для защиты общественного порядка и безопасности, здоровья и морали, а также для защиты прав и свобод других граждан, обеспечиваемых законом и

соответствующими международными обязательствами Республики Таджикистан.

По законодательству, граждане Таджикистана, независимо от их религиозных убеждений, равны перед законом во всех сферах гражданской, политической, экономической, общественной и культурной жизни. Упоминание о вероисповедании в официальных документах запрещено, если это не сделано самим гражданином по собственному желанию. Прямое или косвенное ограничение любых прав граждан, предпочтение в связи с вероисповеданием, разжигание религиозной вражды и ненависти, согласно закону влекут ответственность. Никто не может игнорировать свои законные обязанности по религиозным убеждениям; однако допускается замена одних обязанностей другими, в соответствии с установленными процедурами (ст.4).

В Таджикистане религия отделена от государства, все религии равны перед законом. Не допускается, чтобы одни религии имели преимущества перед другими, нельзя налагать ограничения на одни религии в пользу других. Государство должно обеспечивать атмосферу взаимной терпимости и уважения между гражданами всех вероисповеданий и между религиозными организациями. Государство должно подавлять акты религиозного фанатизма и экстремизма (ст.5).

Молитвы, религиозные культы и церемонии должны беспрепятственно проводиться в местах молитв и на их территории, в местах паломничества, в зданиях религиозных организаций, на кладбищах, а также в частных квартирах и домах.

Граждане и религиозные организации имеют право покупать и использовать религиозную литературу на любом языке по их выбору, а также другие предметы и материалы для религиозных целей. Религиозные организации имеют право производить, экспортировать, импортировать и распространять предметы религиозных культов, религиозную литературу и другую информацию, материалы

религиозного содержания, за исключением призывающих к экстремизму или фанатизму, или выступающих против общественного здоровья и морали или нарушающих права других граждан (ст.22).

Кроме того, в законе о религии говорится о том, что религиозные организации имеют право открывать религиозные образовательные учреждения, монастыри, церкви, центры, братства и миссии, во исполнение религиозных нужд граждан, для исповедания и распространения их религии.

Кодекс исполнения уголовных наказаний закрепляет за осужденными право праздновать или участвовать в религиозных церемониях, для которых администрация тюрьмы должна отвести специальное помещение. Они также имеют право использовать предметы культа и религиозную литературу, согласно установленным законом процедурам (ст. 21 КИУН).

Проанализировав национальное законодательство по рассматриваемому вопросу, можно привести примеры не полного соответствия обязательствам государства по ст. 18 МПГПП. Комитет требует равной защиты свободы религии, вероисповедания наряду с другими формами свободы мысли и свободы совести, иначе государство не обеспечивает полный спектр защиты.

Свобода выражения мнений. Ст. 19 Пакта провозглашает право на свободное выражение своего мнения, в том числе свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Законом государства при этом могут устанавливаться ограничения, связанные с уважением прав и репутации других лиц, безопасности государства, общественного порядка, здоровья, нравственности населения.

Ст. 30 Конституции РТ закрепляет свободу слова, печати, право на пользование средствами информации, запрещая государственную цензуру и преследование за критику.

Положения Конституции РТ отражены в Законе «О печати и средствах массовой информации», в котором говорится о свободе прессы. Закон устанавливает право каждого гражданина республики на свободное выражение своих убеждений и мнений, право распространения их в любых формах в печати, других средствах массовой информации. Государственная цензура и преследование за критику запрещаются[419].

Для обеспечения доступности информации на других языках закон определяет языки, которые должны использоваться в СМИ Таджикистана. СМИ осуществляют свою деятельность на государственном языке и других языках, согласно законодательству. Гарантируется обеспечение прав граждан республики на использование родного языка и других языков народов при получении и распространении массовой информации (ст. 3).

Закон определяет правила для предотвращения злоупотребления правом на свободу выражения. Так, в средствах массовой информации запрещается публикация следующей информации: государственная тайна или любые другие тайны, охраняемые законом; призывы к насильственному свержению конституционного порядка; информация, порочащая честь и достоинство государства и Президента; призывы к войне, насилию и жестокости, терроризму в любой форме; призывы к расовой, национальной или религиозной вражде или нетерпимости; порнография; подстрекательство к совершению преступлений.

Средства массовой информации нельзя также использовать с целью вмешательства в личную жизнь граждан, посягательства на их честь и достоинство.

Согласно ст. 5 данного закона, государственные, политические и общественные организации, движения и должностные лица обязаны предоставлять средствам массовой информации необходимые сведения. За незаконное вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность журналистов, которую они обязаны исполнять, равно как и принуждение их публиковать или не публиковать определенную информацию, предусматривается административная и уголовная ответственность.

Деятельность средств массовой информации, включая распространение информации, разрешается только после государственной регистрации соответствующего СМИ, с некоторыми исключениями, оговоренными законом, - публикацию законодательных актов, бюллетеней суда и решений арбитража разрешается государственным органом без предварительной регистрации. Для рекламы своей деятельности предприятия, организации и учреждения имеют право разрабатывать и распространять соответствующие информационные материалы и документы. Производство печатной продукции тиражом менее 100 экземпляров регистрации в качестве СМИ не требует (ст.11).

Для регистрации необходимо подать следующие документы: заявление, включая информацию об учредителях, названии, языках, на которых будет издаваться СМИ, расположении средства массовой информации, целевом населении, программных целях и задачах, предполагаемой периодичности выхода, объеме и источниках финансирования (ст. 10); учредительные документы (контракт, если учредителей несколько); устав; юридическое заключение Министерства юстиции по учредительным документам и мнение Министерства

культуры; код, присвоенный Государственным Комитетом статистики; адрес СМИ; подтверждение оплаты госпошлины за регистрацию.

В регистрации средства массовой информации может быть отказано (ст. 12): если его название или цели и задачи предполагают злоупотребление свободой слова (согласно ст. 6 закона); если орган, ответственный за регистрацию, уже выдал свидетельство о регистрации другого средства массовой информации с аналогичным названием; если документы на регистрацию были поданы за год до истечения даты вступления в силу судебного решения о ликвидации данного СМИ.

Отказ в регистрации должен быть предоставлен в письменном виде с указанием причин отказа.

Ликвидация средства массовой информации производится или по решению учредителей, или в случае закрытия либо реорганизации средства массовой информации, или по решению суда, в случае выявления нарушения положений закона, в частности ст. 6 (злоупотребление свободой слова) и ст. 22 (запрет публикаций, нарушающих ст. 6). Законом определена процедура судебного опротестования отказа в регистрации. Если суд сочтет отказ незаконным, то СМИ может получить компенсацию нанесенного ущерба, включая потерянную прибыль.

Согласно ст. 29 закона, редакция и журналисты средства массовой информации не имеют права разглашать имя лица, предоставившего информацию на условии конфиденциальности, кроме как по требованию суда.

В ст. 32 говорится об обязанностях журналиста: следование профессиональной этике, соблюдение закона, например уважение прав и законных интересов граждан и организаций.

Ст. 33 гласит, что средства массовой информации совместно с государством, политическими и общественными организациями и движениями, могут аккредитовать собственных журналистов.

Закон о печати и СМИ определяет, что представительства периодических иностранных СМИ, а также международных

информационных агентств, должны создаваться в соответствии с законодательством Таджикистана после консультаций с Министерством иностранных дел. В свою очередь в ст. 39 констатируется, что МИД может разрешить аккредитацию и зарубежных корреспондентов, но может запретить и эту аккредитацию, и открытие зарубежных СМИ, если их действия противоречат Конституции, законодательству или национальным интересам Таджикистана.

Итак, мы видим, что Конституция Таджикистана закрепляет право каждого гражданина на свободу слова, публикаций и право на использование средств массовой информации. Это положение Конституции повторяется в соответствующих законах, но оно не полностью соответствует требованиям ст. 19 МПГПП. Согласно последней, свобода выражения включает свободу поиска, получения и передачи информации и идей всех видов, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме искусства или любыми другими средствами по своему выбору. Это положение ст. 19 требует, чтобы государство гарантировало реализацию всех аспектов свободы выражения, а не только просто декларировало свободу выражения как таковую.

Хотя ст. 39 закона регулирует деятельность иностранных СМИ в Таджикистане, между тем как внутреннее законодательство, определяющее процедуру учреждения представительств иностранных СМИ, не разработано. МИД, как было указано выше, может отменить аккредитацию или учреждение иностранных средств массовой информации, если их деятельность противоречит национальным интересам Таджикистана. Но юридического определения того, что представляют собой национальные интересы, мы не имеем, и отмена регистрации информационного средства на этом основании может значительно ограничить количество СМИ в республике. Сказанное превышает допустимые ограничения, указанные в ст. 19 МПГПП.

Право избирать и быть избранным, участвовать в политической жизни и управлении государством. Ст. 25 МПГПП предусматривает право и возможность участия в государственных делах как непосредственно, так и через представителей, избирать и быть избранным на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей, а также допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Ст. 27 Конституции РТ также предусматривает право гражданина участвовать в политической жизни и управлении государством непосредственно или через представителей с равным правом на государственную службу. Не наделяются избирательными правами лица, признанные судом недееспособными, либо содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

Согласно национальному законодательству республики, все граждане, достигшие 18-летнего возраста до дня выборов, независимо от национальности, расы, пола, языка, веры, политической позиции, социального положения, образования и собственности, наделяются избирательными правами на равных основаниях.

Указанные положения практически повторяются в

соответствующих конституционных законах Республики Таджикистан[420].

По внешним признакам избирательное законодательство республики следует положениям МПГПП. Однако следует обратить внимание на ряд существенных обстоятельств.

Одним из существенных политических прав, раскрывающих его суть, выступает право избирать и быть избранным. Избирательное право относится к числу основных, конституционных прав граждан Республики Таджикистан, поскольку является одним из ключевых средств влияния на состав и деятельность представительных и исполнительных органов государственной власти. Личное участие граждан в деятельности органов государственной власти, равно как и через избираемых ими представителей, является выражением суверенитета народа и формой осуществления принципа народовластия.[421]При этом следует подчеркнуть, что данная категория прав относится только к гражданам Республики Таджикистан. [422]

Право избирать и быть избранным закреплено в пункте (б) ст. 25 МПГПП и в пункте 3 ст. 21 ВДПЧ. Международный пакт о гражданских и политических правах устанавливает детально разработанные нормы в области выборов и участия в государственных делах.

Части 3-5 ст. 27 Конституции РТ определяют избирательные права граждан РТ: «Гражданин по достижении 18-летнего возраста вправе участвовать в референдуме, избирать, а также быть избранным по достижении возраста, установленного Конституцией, конституционными законами и законами. Лица, признанные судом недееспособными либо содержащиеся в местах лишения по приговору суда, не имеют права участвовать в выборах и референдумах. Порядок проведения выборов регулируется конституционными законами и законами. Референдум проводится согласно конституционному закону».

Избирательные права граждан, их активное и пассивное избирательное право регулируется рядом нормативно-правовых актов. Самыми главными из них являются Конституционные законы «О выборах Маджлиси Оли Республики Таджикистан» от 10 декабря 1999 г.,«О выборах Президента Республики Таджикистан» от21 июля 1994

г.«О выборах местных маджлисов народных депутатов» от 10 декабря 1999 г.

Самое большое значение избирательного права в демократическом государстве заключается в том, что это единственный способ проявления народной воли. Совершенствование механизма защиты избирательных прав невозможно без уяснения юридической природы избирательного права. В ходе выборов формируются структуры, функционирующие в сфере управления обществом и государством в рамках властных полномочий, которые делегированы этим структурам соответствующим нормативным актом. [423]

Таким образом, избирательные права граждан являются важнейшим компонентом функционирования государства. От того, как реализуются избирательные права граждан, можно судить о степени демократизации того или иного общества.

С избирательными правами тесно пересекается право на участие в делах государства. Данное право обеспечивает включение граждан в сферу принятия и осуществления государственных решений, в сферу политики. Это право обусловлено естественным равенством и прирожденной свободой людей. Оно гарантируется демократической организацией всей политической системы общества, вовлекающей граждан в активную политическую деятельность[424]. Это право обеспечивает включение граждан в сферу политики, является юридическим выражением суверенитета народа и формой осуществления им своей учредительной власти. Данное положение также вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права. В частности, в ст. 25 МПГПП содержится положение о том, что каждый гражданин без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованного ограничения должен иметь право и принимать участие

в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей. Таким образом, право на управление делами государства тесно связано с такими индивидуальными правами, как избирательные права, свобода ассоциаций, выражение мнения, и коллективным правом - правом народа на самоопределение, из которого проистекает суверенитет народа. Данное право связано с реализацией властных полномочий со стороны государственных органов. Для реализации данного права существенное значение имеет легализация государственной власти, т.е. правовые формы организации власти.

В Таджикистане народ является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти, которую осуществляет непосредственно, а также через своих представителей. (Ст. 6 Конституции РТ). Дальнейшее закрепление данное право находит в ч. 1 ст. 27 Конституции РТ, в которой говорится: «Гражданин имеет право участвовать в политической жизни и управлении государством непосредственно или через представителей».

Избирательное право реализуется в конкретных формах, через отдельные конституционные права:- право избирать и быть избранным в органы государства; право участвовать в референдуме; право на равный доступ к государственной службе; право участвовать в отправлении правосудия.

Таким образом, право на участие в управлении делами государства является непосредственно действующим и обеспечивается всем правовым механизмом защиты.

В ст. 27 Конституции РТ констатируется, что граждане РТ имеют возможность участвовать в политической жизни и управлении государством. Здесь же определяются и формы такого участия. Это право на равный доступ к государственной службе и избирательные права граждан. Право избирать представляет собой гарантированную государством возможность принимать участие в решении вопросов 262

формирования государственных органов. В конечном счете, избиратели определяют направленность законодательства и конкретной деятельности высших должностных лиц. Поэтому участие граждан в управлении делами государства, в первую очередь, осуществляется посредством деятельности избранных ими представителей в законодательный орган. Кроме того, участие граждан в управлении государством осуществляется посредством равного доступа их к государственной службе без каких-либо ограничений при наличии достаточной профессиональной подготовки.[425]

Вопросы государственной службы регулируются Конституцией РТ, законами и иными нормативными актами РТ. Конституция в ч. 2 ст. 27 определяет, что «граждане имеют равное право на доступ к государственной службе». Последняя является формой реализации конституционного права граждан на труд. Она осуществляется определенной категорией граждан, для которых работа в государственных учреждениях за вознаграждение составляет основную профессию.

Правовое положение и порядок прохождения государственной службы регулирует Закон РТ «О государственной службе» от 5 марта 2007 г. Из понятия государственной гражданской службы вытекает понятие ее субъекта — гражданского (государственного) служащего. Государственный служащий - лицо, замещающее оплачиваемую государственную должность и в соответствии с законом осуществляющее должностные обязанности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов.[426]

В основе правового понятия государственного служащего лежит требование соответствия занимаемой должности определенному статусу. Он наделяется установленным кругом обязанностей по исполнению и

обеспечению полномочий данного государственного органа и несет от­ветственность за исполнение этих обязанностей.

Согласно действующему законодательству, система государственной службы включает государственную гражданскую, военную и пра­воохранительную службу. Прохождение службы (перемещение по службе) у каждого государственного служащего сугубо индивидуально. Изменения в служебно-правовом положении могут повлечь: перемещение по службе; зачисление на учебу, связанное с увольнением от занимаемой должности; призыв на действительную военную службу; присвоение воинского или специального звания, чина, ранга, ученой степени или звания и других отличий, с которыми связаны особые права и обязанности; увольнение со службы и др.Таким образом, законодательство РТ достаточно четко закрепляет право на участие в управлении делами государства.

Свободная, в полном объеме реализация избирательных прав граждан, происходящая без вмешательства государственных органов, - идеал, к которому должно стремиться государство опирающееся на демократические ценности. В связи с этим для обеспечения подлинного участия граждан в управлении делами государства необходима эффективная система гарантий реализации данных прав, которые выражаются в условиях и средствах, с помощью которых обеспечивается реализация данных прав. В качестве условий выступают разнообразные экономические, социальные, политические, информационные и иные факторы, которые образуют систему общих гарантий.

Таким образом, главным гарантом реализации избирательных прав является их законодательное закрепление. Законность выборов в Республике Таджикистан обеспечивается тем, что порядок их назначения, подготовки и проведения юридически достаточно подробно регламентируется, поэтому участники избирательного процесса обязаны следовать соответствующим правилам. Кроме того, законодательство позволяет обжаловать нарушения избирательных прав граждан в

избирательные комиссии, суд, иные органы, имеющие отношения к избирательному процессу, в том числе и правоохранительные органы. Наконец, законодательство содержит меры конституционно-правовой, административной и уголовной ответственности за нарушения законодательства о выборах.

Важным фактором гарантии прав избирателей является кон - ституционное обеспечение сближения норм отечественного за - конодательства с нормами международного права, в частности, в вопросах правового регулирования избирательного процесса, функционирования избирательной системы в целом.[427]

В избирательном законодательстве Таджикистана учтены универсальные принципы и нормы международного права и положения международных рекомендательных актов по реализации и защите избирательных прав граждан. Законодательство РТ не допускает ограничения избирательных прав, связанных с дискриминацией по расовому, национальному, половому, языковому, религиозному призна - кам, по политическим убеждениям и социальному происхождению, а также дополняет эти факторы местом жительства, убеждениями, принадлежностью к общественным объединениям.

Конституционные ограничения избирательных прав граждан, а также права на управление делами государства предусмотрены в ч. 4 ст. 27 Конституции РТ: «Лица, признанные судом недееспособными либо содержащиеся в местах лишения по приговору суда, не имеют права участвовать в выборах и референдумах». Избирательные права, в соответствии с ч. 2 ст. 27 Конституции РТ, принадлежат гражданам РТ, к которым относятся и лица, содержащиеся по приговору суда в местах ли - шения свободы. Поэтому применительно к гражданам, содержащимся в местах лишения свободы, речь должна идти не о лишении их избирательных прав, а об их ограничении, которое должно

рассматриваться в контексте ограничений прав и свобод, применяемых к лицам, находящимся по вступившему в силу приговору суда в местах лишения свободы в соответствии с уголовным законом. Отсюда следует, что формулировка положения об ограничении избирательных правах граждан, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда, в соответствующих нормативно-правовых актах нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Тоже самое можно сказать и относительно права на участие в управлении делами государства. Ст. 16 Закона «О государственной службе» устанавливает следующие ограничения на поступление на государственную службу - гражданин не может быть принят на государственную службу и государственный служащий не может находиться на государственной службе в случае: отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную, охраняемую законом, тайну, если исполнение должностных обязанностей связано с использованием таких сведений; наличия гражданства двух или более государств, за исключением случаев, предусмотренных межгосударственными договорами Республики Таджикистан; наличия подтверждённого заключением медицинского учреждения заболевания, препятствующего исполнению должностных обязанностей; уклонения от предоставления сведений, предусмотренных в законе (сведения об имуществе, налоговая декларация); наличия судимости.

За нарушение избирательных прав граждан со стороны должностных лиц законодательство РТ предусматривает административную и уголовную ответственность. В ст. 58 Конституционного закона РТ «О выборах Маджлиси Оли Республики Таджикистан» специально подчеркивается, что лица, препятствующие путем насилия, обмана, угроз или иным путем свободному осуществлению гражданином Республики Таджикистан права избирать и быть избранным, вести предвыборную агитацию, а также члены

избирательных комиссий, должностные лица государственных органов и политических партий, совершившие подлог избирательных документов, заведомо неправильный подсчет голосов, нарушившие тайну голосования или допустившие иные нарушения закона, несут установленную законом ответственность. Аналогичная норма содержится и в ст. 37 Конституционного закона РТ «О выборах Президента Республики Таджикистан».

В соответствии со ст. 150 УК РТ, наказуемым является воспрепятствование осуществлению гражданином своих избирательных прав и права участвовать в референдуме, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, соединенные с подкупом, обманом, применением насилия либо с угрозой его применения, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, совершенного группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

За подлог избирательных документов, заведомо неправильный подсчет голосов или установление результатов выборов предусматривается самостоятельная уголовная ответственность (ст. 151 УК РТ).За нарушение тайны голосования по законодательству РТ также предусматривается уголовная ответственность (ст. 151 УК РТ). К уголовной ответственности за данное деяние привлекаются члены избирательной комиссии и члены инициативных групп кандидатов. За остальные способы воспрепятствования свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав предусмотрена административная ответственность.

4.3.

<< | >>
Источник: Сафаров Бахтовар Амиралиевич. История воплощения концепций и международных стандартов в области прав человека в правовую систему Республики Таджикистан. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Еще по теме Закрепление международных стандартов в области гражданских (личных) и политических прав в правовой системе Республики Таджикистан:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -