<<
>>

Юридический позитивизм и социологическое направление в праве как источники психологической теории

Свои истоки позитивизм в праве получил из философского обоснования философского позитивизма, который возник в 30-х гг. XIX вв.; его основатель - французский мыслитель О. Конт (1798-1857).

Вслед за известным немецким философом И.Кантом, Конт полагал, что человеческий разум не способен проникать в сущность вещей, поэтому и наука должна заниматься лишь описанием этих явлений. Научное знание может быть только позитивным, т.е. основанным на синтезе выводов из

естественных и общественных наук. Применительно к теории права, это предполагало сужение предмета данной науки до совокупности знаний об установленных государством правовых нормах и их взаимосвязях между собой, так как вес иное могло быть отнесено к «метафизике»[67].

По О. Конту «всякое человеческое право, всякая человеческая свобода есть бессмысленная анархия, если они не подчиняются какому-то закону; в этом случае они не способствуют никакому порядку - ни индивидуальному, ни коллективному»[68]. Контовское представление о праве исходит из идеи о том, что подчиненность нравственных и общественных явлений неизменным законам, установленным обществом, не противоречит свободе человека. «Истинная свобода состоит, в беспрепятственным следованиям познанным законам»[69].

Позитивная теория права, основанная на философии позитивизма О. Конта, позже Г. Спенсера, по мнению авторов, и их последователей, была ориентирована на интегральную юриспруденцию, учитывающую последние достижения в различных областях знаний о природе, человеке и обществе. В связи с этим, позитивизм в праве, признающий «критерием истины» исключительно научное знание и не ограничивающийся каким- либо одним (аналитическим или социологическим) изучением права, не может быть ни «жёстким», ни «мягким», ни «формально-догматичным», а ученый-позитивист - это всегда и «аналитик», и «правовед», и «историк», и «философ», и «социолог», и «психолог» и т.д.

«Предвидеть - знать - уметь сделать» - вот основная теоретическая посылка родоначальника позитивизма Огюста Конта. Он поставил вопрос о необходимости позитивного (основанного на опыте) анализа факгов и явлений, верил в способность науки к бесконечному развитию. «Основной характер позитивной философии, - подчеркивал он, - выражается в признании всех явлений подчиненным естественным законам, открытие и

сведение числа которых до минимума и составляет цель всех наших усилий»'3.

Согласно О.Конту, подчиненность нравственных и общественных явлений таким законам не противоречит свободе человека. Истинная свобода состоит в том, чтобы следовать беспрепятственно познанным законам, соответствующим данному явлению. Поэтому всякая человеческая свобода есть бессмысленная анархия, если она не подчиняется закону. Главное - достичь единения умов на почве единства принципов. Если это состоится, то соответствующие учреждения создадутся сами, естественным образом, без тяжелого потрясения74.

Ориентация на «позитивное», научное звание привлекла к позитивизму внимание многих ученых, остро ощущавших недостаточность спекулятивной (выведенной из разума) картины мира, в первую очередь, государственно-правового, нерасторжимыми нитями связанного с миром реальностей, а не абстракцией.

Так, известный финский юрист А. Аарнио различает два смысловых

варианта понятия позитивизма в праве: юридический и правовой75.

«Юридический позитивизм» (juridical positivism) отождествляется с

правом, состоящим из правил (норм). Правовой порядок представляет

собой совокупность этих правил. Эту позицию, как известно, отстаивал

Ганс Кельзен - представитель «чистой теории права». В 1934 г. Ганс

Ксльзсн опубликовал свою «чистую теорию права», где сформулировал

свои взгляды. В соответствии с его учением каждая норма, которая

включается в правовой порядок, должна быть выведена из нормы высшего

порядка и, в конечном счете, из основной нормы (Gruπdnorm), являющейся

вершиной нормативной иерархии.

Г. Кельзен утверждал, что никакого

иного, кроме опирающегося на государство права не существует,

обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из [70] [71]

государственного авторитета. Поскольку право, по его мнению, также есть порядок должного поведения, фактически он приходит к отождествлению государства и права[72].

В соотношении права и власти, права и государства, кельзенская позитивистская теория трактует право как «специфический порядок и организацию власти». Государство выступает в двух измерениях - как господство и как право. «Чистая теория права, по мнению, Ганса Кельзена, это скорее структурный анализ позитивного права, нежели психологическое или экономическое объяснение его факторов или моральных и политических оценок его целен. Её базис, её глубинное основание не в мета-юридическом принципе, а в логико-юридической гипотезе о базисной норме, установленной логическим анализом реального юридического мышления»[73].

По характеристике Г.Кельзена, государство наиболее плодотворно может осуществлять свои функции в социональной сфере, где государство определяет одних лиц, кго приказывает и правит, и других, кто подчиняется. Цель кельзенской теории - снабдить юриста (практика и теоретика-правоведа), прежде всего, судью, законодателя и преподавателя пониманием и описанием позитивного права их страны. Такая теория выводит свои понятия исключительно из содержания позитивных законодательных норм. Закон как приказ должен всеми исполняться. Никто не должен поддаваться влиянию мотивов и страстей, желаниям и интересам.

В свою очередь, «правовой позитивизм» (legal positivism) - имеет связь с правовой догматикой. Представители этого направления считали, что обоснованность правового порядка не зависит от характера внешних детерминантов. Если правовые нормы создаются суверенной государственной властью (И. Бентам, ещё позднее Д. Милль) или их

создание определяется нормой высшего порядка, то эти нормы обоснованны и законны.

В соответствии с этой позицией считается, что правильным правопорядком является тот, который создан законным путем. Естественно-правовая мысль не соглашается с этими аргументами и считает, что позитивный порядок приобретает ценность благодаря нормам высшего порядка, какими являются нормы естественного права[74].

Для правовой теории русского юридического позитивизма, сформировавшейся к началу 80-х годов XIX века, характерна чрезвычайно тесная связь с философским позитивизмом. Быть позитивистом для юриспруденции значило для представителей этого направления быть последователем позитивной философии[75].

Позитивная теория права в её юридическом, социологическом и психологическом вариантах активно разрабатывалась в России, начиная с последних десятилетии XIX века и до 20-х годов XX века, и нашла отражение как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках (в основном в уголовном и гражданском праве). Это были новые идеи в праве, имевшие западноевропейские корни. Е.В. Васьковский, М.Н.Гернет, С.К. Гогель, Д.Д. Гримм, Д.А. Дриль, А.А. Жижиленко, М.Н.Капустин, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, С.А. Муромцев, Н.А.Неклюдов, Н.И. Палиенко, С.В. Пахман, Л.И. Петражицкий, А.А.Пионтковский, С.В. Познышев, П.А. Сорокин, И.Я. Фойницкий, Г.Ф.Шершеневич - вот далеко не полный перечень ученых России, внесших заметный вклад в развитие позитивной теории права. С начала 1880-х гг. до конца столетия усилиями этих ученых юридический позитивизм стал господствующим направлением в России.

Известный ученый-правовед Н.М. Коркунов не без оснований видел

в естественно-правовом направлении наиболее полную демонстрацию

того, что такое рационалистическая спекуляция в познании общественных

явлений: «все теории естественного права во всевозможных модификациях основаны на ложном воззрении на саму природу человека, как на нечто данное готовым и не подлежащее сколько-нибудь существенным изменениям. Но в этом заключалась их коренная ошибка*0.

Точно так же и историческая школа права, хотя и была «реакцией против школы естественного права, но не дала, однако, науке права иной, новой более научной почвы»1".

Значительную роль в теории права самого Н.М. Коркунова играл психологический аспект. Как пишет В.Д. Зорькин, Н. М. Коркунов предложил так называемую «психическую теорию» или теорию, как он сам называет, «субъективного реализма», согласно которой общество есть «объективный общественный порядок», «психическое единение людей» (ср. с концепцией «коллективного сознания» Э. Дюркгейма). С другой стороны, личность, по Коркунову, есть «особое самостоятельное начало», сохраняющее «свою самостоятельность, свои особые цели, не сливающиеся с общественными и не подчиняемые нм»[76]. В психике человека ученый усматривал глубинные основы права и власти.

Содержание общественной жизни, по мнению Н. М. Коркунова, со­ставляет многообразие различных сталкивающихся между собою личных и общественных интересов в политической, экономической, религиозной областях. Для обеспечения возможности сосуществования интересов необходимо, чтобы каждому субъекту' была определена известная сфера, іраницьі осуществления сталкивающихся между собой интересов, одним словам, интересы должны быть разграничены, а право призвано обеспечивать должный порядок в сталкивающихся между собой интересах. С этой точки зрения право есть «разіраниченис интересов»[77]. «Назначение права и заключается именно в разграничении сталкивающихся между собою интересов»’4.

«Превращение интереса в право совершается именно посредством ограничения другого, ему противоречащего интереса, установлением соответствующей обязанности. Право есть не всякая охрана интереса, хотя бы отдельно взятого, а только охрана одного интереса в отношении к другому»[78]. Поэтому право, представляя собой разграничение интересов, выступает в то же время как «должный порядок общественных отношений»[79]. В отличие от нравственности право, полагает Н.М.Коркупов, не может быть мерилом для оценки интересов в свете добра и зла.

Оно лишь определяет границы осуществления интересов, устанавливает определенные права и обязанности субъектов отношений[80]'.

Данное Н. М. Коркуновым понятие права, с одной стороны, рас­ходится с формально-догматической теорией права юридического пози­тивизма, сводившего право в конечном счете к волеизъявлению поли­тической власти, к приказу суверена. В то же время налицо стремление преодолеть крайности теории Р. Неринга, отождествляющего право с интересом («право как юридически защищенный интерес»)[81].

Своей психологической трактовкой права и государства Н.М.Коркунов оказал весьма существенное воздействие на психологическую теорию нрава Л. И. І Іетражицкого и других авторов. Концепция «психологического единения» как источника и базиса права и государственной власти предвосхищала концепцию «коллективного сознания» Э. Дюркгейма[82].

Психологическая интерпретация права, понятие права как единства юридических норм и правоотношений, как правопорядка, возведение права

к интересу - опровергают мнение ряда исследователей о том, что доктрина Н.М. Коркунова относится исключительно к юридическому позитивизму[83]. В целом, теория права Н. М. Коркунова, несмотря на значительный удельный вес в ней формально-догматических моментов, была важным этапом на пути возникновения социологической интерпретации права в России[84]. Из тождественных с последним философских предпосылок (феноменализм, агностицизм, сциентизм, индивидуализм и т. д.) Н.М.Коркунов, как и другие представители социологического позитивизма, приходит к отрицанию формалистического взгляда на право. Позитивистское требование изучать право как «очевидно данный» акт оказывается в его доктрине обоснованием трактовки права в контексте других социальных фактов (интересы, сознание, психология и т. д.). Н.М.Коркунов не создал социологии права как таковой; в его теории много уступок юридическому позитивизму, однако само понятие права в концепции автора — по преимуществу социологическое[85].

Позитивизм настаивает на «перестройке» юридической науки. Как указывали Г.Ф. Шершеневич, Д.Д. Гримм и др., необходимо переосмысление предмета, задач и метода юриспруденции. Особую значимость при этом приобретал метод, способ изучения правовых явлений. Впрочем, проблема метода неизбеж'но становится одной из первых проблем, которые встают перед любой областью знания при «изменении шага» исторического времени. Так, если рассуждать в контексте современности, то предмет юридической науки прочно устоялся. Однако изменение условий общественной жизни, а значит, условий воспроизводства эмпирическим индивидом и ученым этих новых реалий

требует изменения горизонтов видения, иными словами - способов, методов изучения государства и права[86].

Как истинный позитивист Г.Ф. Шершеневич выступал за «правовой порядок, поддерживаемый «властью и правом», которые необходимы для защиты интересов всех членов общества»[87]. Г.Ф. Шершеневич полагал, что процесс правообразования испытывает на себе действие материального фактора, а именно внешних условий, в которых развивается право, поэтому «юридические и политические явления должны изучаться социологически», совместно с другими сторонами социальной жизни», при этом «юридические нормы являются также социальными явлениями» и подлежат действию общественных законов. Ученый доказывал, что социологическое изучение правовых явлений при всей его важности не может быть признано «единственно научным», что нельзя упразднять «описательную, систематизирующую работу», «догматику», составляющую сущность юридических наук»[88].

Главный постулат позитивизма (как на Западе, так и в России) заключается в том, что единственным творцом права, как видно из контекста, выступает государство. Однако социальная действительность в начале XX в. привела к тому, что всевластие государства было поколеблено. Постепенно начала формироваться новая идеология, предполагавшая замену прежней системы с одним центром (власть) системой с двумя центрами (общество и власть). Такой идейный дисбаланс повлек за собой поиски нового осмысления права в юридической науке, нового определения места человека в общества, его психического отношения к другим индивидам. Это не могло не повлиять на формирование Л.И. Петражицким своей теории права.

Л.И. Петражнцкий не отрицал наличие позитивного права в обществе, считая его необходимым элементом правовой системы любого

функционнруемого и развивающегося социума. Он подчеркивал: «исторически изменчивое, несовершенное, установленное людьми право получило название позитивного права (ius positsvum)»[89]. Однако поиск новых основании права был нацелен, но словам Л.И. Пстражнцкого, на «осуществление встречи нормы права и человека». Актуализация проблемы метода, «угла» видения правовой действительности применительно к России конца XIX - начале XX вв. означала поиск антропологического момента в праве[90] [91].

Что же почерпнул Л.И. Петражицкнй из позитивизма? Ответ на этот вопрос можно найти в выступлениях Л.И. Петражицкого в Государственной Думе в 1906 году. Будучи депутатом 1-й Государственной Думы России, зарекомендовав себя как блестящий оратор и один из идеологов конституционно-демократической партии, Л.И. Петражицкнй 26 мая 1906 года выступил перед думцами'78. Основные идеи, высказанные Л.И. Петражнцким, сводятся к следующему.

Во-первых, позитивистская теория в праве нужна. Эта теория положительного права, позитивизм должен порождать в сознании людей обязанность поступать в соответствии с признанными правилами поведения. Существенный признак права не в «постановлениях законодателей, а в душе человеческой». «Обязанности первого рода - юридические, второго рода - нравственные»[92]. «Следовательно, наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам, как наше добро, долг другого лица»[93]. Во-вторых, позитивистская теория должна оберегать эти правила поведения («границы этих правил должны быть положены «законом или уговором»[94]). Наконец, в-третьих,

позитивистское право должно определять и защищать человека, его права, помыслы, чаяния, интересы.

Таким образом, сам Л.И. Петражицкий признал, что позитивизм оказал безусловное влияние на формирование его учения о праве.

Представители социологического направления, возникшего почти одновременно в Германии и Австрии в первой трети XX в. (Е. Эрлих, Г.Канторович - выходцы из России, Г. Зицхеймер, Е. Леви, Ж. Гурвич - ученик Л.И. Петражицкого) и в России в начале XX века (С.А. Муромцев, Б.А. Кистяковскин, М.М. Ковалевский[95]) делали акцент на изучении вопросов о социальном назначении, природе и эффективности права[96]. Новые поиски онтологии права обусловили «противоборство» традиционных и новых научных направлений, прежде всего - позитивизма и нарождающегося социологизма.

Основная проблема социологического правопонимания - соотношение права и общества, общества и власти. Право при этом зрактустся как явление, обусловленное действием ряда факторов: экономических, социальных, политических, этнических, психологических и т.д. Основной акцент в данном случае делается не на то, что есть право, а на то, как оно действует. «В этой связи оказалось уместным, - как отмечал В.С. Нерсссянц, - древнее различение слова живого и слова мертвого, отличие «права в жизни» от «права в книгах»[97].

На протяжении развития ιpex составляющих теории права (о которых так часто говорят современники-ученые - догма права, социология и философия права), больше всего противоречий обнаруживается именно в соотношении понятия социология права и философия права. В отличие от философии права, социология права рассматривает функционирование права в обществе в социальном аспекте,

а именно: социальную обусловленность права, социальные функции права, социальную природу права, условия его общественного действия, что и является содержанием социологии права в качестве научного направления*"5.

Социология права изучает не только социальную природу и назначение права, но и анализирует характер, логику и закономерности взаимосвязей и взаимодействия права с другими социальными явлениями и жизнью общества в целом, выявляет и освещает общегуманитарнын смысл и потенциал права, его социальные функции, цели и ценности.

В юриспруденции нет единой точки зрения по поводу соотношения социологии и философии права. Одни авторы, предлагают рассматривать социологию и философию права как структурные части (наряду с догмой нрава) общей теории права. Другие - считают, что это взаимоисключающие понятия, третьи — вообще смешивают их между собой, четвертые - отождествляют эти явления, не видят позитивных аспектов в их различии.

Известный французский ученый Ж. Карбон ье считает, что юридическая социология ранее являлась частью философии права: «Сперва все находилось в ведении философии права, затем от нее отделились социология права, логика права и правовая психология. Философия права сохранила за собой лишь то, что можно назвать распространением морали, а именно: умозрительные конструкции о правах и обязанностях личности, сущность справедливости, естественное право»[98].

Самос широкое распространение социологическая юриспруденция получила в США. Это объясняется, в том числе и тем, что с 1930 года социологический факультет Гарвардского университета возглавил

П.А.Сорокин, выпускник 1912 года юридического факультета Санкт- Петербургского университета. Его дипломная работа «Преступления и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (руководители Н.С. Таганцев и Л.И.Петражицкий) была очень хорошо встречена научной общественностью факультет.

П.А. Сорокин создал в США мощную социологическую школу. Развивая свои ранние идеи о «социальной солидарности и этике любви», он выступил с программой спасения человечества на базе «альтруистической любви и поведения» и основал в Гарварде Центр по изучению творческого альтруизма.

Взгляды П.А. Сорокина во многом разделяли его американские коллеги Р.Паунд, Т. Парсонс, его ученик Н. Луман (ФРГ) и многие другие ученые.

В российской дореволюционной мысли идеи социального

государства активно развивались М.М. Ковалевским, П.И.Новгородцевым,

Б.А. Кистяковским, С.А. Муромцевым. Так, П.И. Новгородцев предлагал

утверждение минимума социальных прав, гарантированных государством

и обеспечивающих человеку достойное существование; он подчеркивал

важность нравственных факторов в формировании социального 107

государства .

«Свой личный интерес в разработке идеалистического, восходящего к Канту направления социологии права как части философии права» П.И.Новгородцев связывал с потребностью обосновать «самостоятельное значение нравственного начала в правоведении». Эта позиция по его мнению означала «разрыв с традициями исключительного историзма и переход к системе нравственного социологизма и идеализма»[99]. В частности, можно предположить, что П.И. Новгородцев хотел понять и

обосновать нравственную проблему в социологии как самостоятельную, независящую от всяких исторических предпосылок.

В 1905 году профессором кафедры, которую возглавлял Л.И.Петражнцкий, был избран М.М. Ковалевский, оказавший существенное влияние на взгляды Л.И. Петражицкого, последний с огромным уважением и почтением относился к маститому ученому, к тому же старшему' его по возрасту' более чем на 15 лет.

Юридико-социологическая концепция М.М.Ковалевского исходит из положения о том, что право - это продукт развития общества, обусловленный потребностью общества в социальной солидарности. С этих позиций он полемизировал со сторонниками концепции естественного права: «Многие думают найти критерий для оценки действующего законодательства каком-то метафизическом представлении об абсолютной справедливости и прирожденных человеку правах, слывущих под названием прав естественных... Но если природа обучила чему всех живущих, то отнюдь не праву, а бесправию состоящему в том, чтобы жертвовать ближним в интересах своего самосохранения»[100].

Право, полагал он, выросло в условиях борьбы за выживание из потребности людей объединяться с себе подобными, руководствуясь инстинктом самосохранения. Вначале это были объединения в рамках стада, орды кочевников, племени и рода. «Позднее когда под влиянием универсалистских религий и международного торгового обмена сфера солидарности начинает обнимать собою ряд народов и государств, мнимоприрожденные нам понятия о праве и справедливости меняются так радикально, что взамен прежнего воззрения на чужеземца, как на врага, против которого всё дозволено, постепенно развивается понятие о поставленном под защиту собственного очага и потому неприкосновенном госте, о брате-единоверце... и наконец, вырабатывается в нашем сознании отвлеченное представление о человеке вообще и его неотъемлемых правах»[101] [102] [103].

ІГ»

В вопросе о природе государственной власти позиция М.М.Ковалевского почти полностью совпадала с психологической школой права, рассматривающей право и государство как психические явления. М.М. Ковалевский отмечал оригинальность, самобытность и высокую степень достоверности трудов российских ученых в социологическом направлении нрава. Он писал: «Развитие социологических исследований в русском правоведении не может быть сведено к факгу простого заимствования. Российское направление в праве сложилось окончательно и может служить серьёзным и основательным источником дальнейшему развитию правовой науки»"’.

О необходимости изучения социологических аспектов в праве говорил также Б.А. Кистяковскнн. По его словам, «в русской научно- юридической литературе раньше других было выдвинуто требование изучить право как социальное явление»"2.

С социологической точки зрения, Б.А. Кистяковскнй отдавал предпочтение трактовке права как совокупности норм, создающих компромисс между различными требованиями, которые выражают различные партии, представляющие интересы определенных групп. Через успешное развитие социологии права Б.А. Кистяковскнй видел путь устранения причин слаборазвнтости правосознания российской интеллигенции, которая излишне много уделяет внимание метафизическим решениям политических и моральных проблем.

Особая историческая заслуга в деле обоснования социологического подхода к изучению права в России принадлежит С.А. Муромцеву, одному из учеников Р. Иеринга. Новизна его подхода к правопониманию состояла в том, что в его концепции право вместо совокупности юридических норм

понималось как «совокупность юридических отношений (правовой порядок)», а нормы выступали только атрибутом порядка»[104]. Участники правоотношений - субъекты (лица и, прежде всего, физические), привносят в указанный правовой порядок личностную особенность, содержащую социологические аспекты.

Ярким представителем социологического направления в праве был австрийский юрист Евгений Эрлих, одним из первых издавший монографию, посвященную социологии права. Ведущая мысль этой работы выражена в следующем заявлении: «В наше время, как и во все времена, центр тяжести развития права не в законодательстве, не в науке права, не в судебной практике, а в самом обществе»[105] [106]. Реально действующее право Е. Эрлих называет «живым правом». «Живое право» по Эрлиху это внутренний порядок человеческих союзов (государство, семьи, корпорации). Чтобы уяснить истоки, сущность, развитие права, нужно прежде изучить порядок, существующий в названных человеческих союзах. В связи с этим право у Эрлиха представляет собой определенный аспект общественного бытия.

Юридико-социологическим толкованием и изучением права как фактически складывающеюся порядка общественной жизни также занимались многие другие правоведы - социологи (Ф. Гек, Г. Зинцгеймер, Г. Канторович, Э. Юнг, Ф. Жени и др.).

Многие юридико-социологические аспекты и идеи получили дальнейшее развитие в рамках американской школы социологии права - в работах Р. Паунда, Д. Фрэнка, Б. Кардозо, О. Холмса, К. Ллевелина и др.113 Однако именно «в русской научно-юридической литературе раньше других было выдвинуто требование изучить право как социальное явление»[107].

Существенная роль в становлении социологии права, и, в частности, «социальной методологии» правоведения принадлежит Л.И. Петражнцкому. В частности, о существенном влиянии ученого на современную социологию права, американский функционализм, скандинавский правовой реализм пишет Т. Подгорак, называя теорию Петражицкого «многосторонней, поскольку она охватывает многие сферы права как сложного явления, а именно: психологическую, нормативную, социологическую, аксиологическую»[108]. Столь широкий научный интерес, по мнению Г.С. Трошкина и А.А. Козибского, был подчинен одной ведущей цели - созданию новой научной дисциплины, предметом исследования которой были бы характерные черты и закономерности развития права как предмета и одновременно как фактора общественной жизни, разработки науки политики права. Это делает труды Л.И. Петражицкого остро актуальными для современных поисков в области права. О влиянии Л.И. Петражицкого на эмпирические исследования права пишут А. Пеньяжек и Р.Тефельски*[109]. По их мнению, Л.И. Петражицкий смотрел на право как бы двояко: через индивидуальные переживания и через общественные процессы. Согласно его концепции правовые явления находятся в двусторонней причинной связи с другими процессами общественно-психической жизни. На этом основании делается вывод о том, что Петражицкий является основателем психологической концепции права[110].

Представители социологической школы права видели главную

задачу науки не в познании сущности права и государства, а в

установлении связи между явлениями[111]. В отличие от юридического

позитивизма в центре внимания здесь находилось изучение законов

функционирования самого общества, законов возникновения и развития

правовых отношений, субъективного права и их влиянии на объективное

право (право государства, публичной власти). При этом, правовые отношения растворялись в многообразии других урегулированных общественных отношений.

Тем не менее, перед юристами закономерно вставал вопрос, на который не могла ответить социологическая юриспруденция: каков критерий выбора варианта поведения при наличии несовпадающих интересов и потребностей, при том, что социальные интересы неоднородны, а зачастую прямо противоречат друг другу.

Решающую роль в отличии «правового» от «неправового», по мнению многих сторонников социологической доктрины, должен играть суд. Суд своими решениями даже может создавать право, основываясь на складывающихся в обществе представлениях о должном и справедливом[112].

Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов- «соцнологов» на право состоит в том, что все они, так или иначе, понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а, в конечном счете, «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и должностных лиц». Подобное понимание права, по мнению Н.И.Матузова, Л.В. Малько, с одной стороны, приближает его к реальной жизни, юридической практике, на что ссылаются представители социологической школы права, а с другой - теоретически обосновывает и оправдывает административный и судебный произвол[113].

Опиралась ли психологическая теория на труды социологов- правоведов? Безусловно, да. Автор психологической теории разделял

многие взгляды социологов права, тем более, что сами социологи, считают Л.И. Петражмцкого классиком социологической науки[114] [115].

Л.И. Петражнцкий по своим ориентациям оставался в целом в

рамках социологического подхода, существенно расширив рамки

социологической методологии, привнеся в неё идеи и методы

психологического анализа явлений общественной жизни, а именно такого

социальною явления, как право. «Право он трактует как особое

«психическое явление», причем он выступает не за социальное равенство

людей, а за их социальную защиту только той группы людей, которые по

объективным причинам, не могут обеспечить себе минимальный уровень 134

жизни» .

В связи с изложенным, с высокой степенью вероятности можно считать, что социологическое направление в праве является основным источником психологической теории права.

1.3.

<< | >>
Источник: ОВЧИННИКОВА АНАСТАСИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОГЕНЕЗА И ОНТОЛОГИИ ПРАВА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Л.И. ПЕТРАЖИЦКОГО. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2006. 2006

Еще по теме Юридический позитивизм и социологическое направление в праве как источники психологической теории:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -