<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Совершенствование методологии правовых исследований последних десятилетий, введение в научный оборот понятий «правовая система» и «правовая культура» имели своим следствием изменение парадигмы правовых исследований, существенное расширение угла зрения на право.

Дальнейшее развитие этой тенденции поставило в повестку дня вопрос о более глубоком исследовании категории правовой культуры (ее структуры, элементного состава и т.д.). Необходимость этого подтверждает опыт развития российского права постсоветского периода. Возникла потребность в системном исследовании всех явлений правовой реальности, корректировка правовой политики с учетом духовных особенностей российского общества.

Сегодня в отечественной правовой науке отсутствует целостная доктрина правового архетипа. С 90-хх годов XX века было опубликовано множество работ, посвященных проблемам взаимосвязи права и правового менталитета, правового менталитета и правосознания, вышеперечисленных элементов и правовой культуры. При этом правовой архетип как самостоятельная категория юридической науки в этих работах практически не фигурирует. Как правило, его либо упоминают как часть правосознания, либо, прямо не называя понятия, говорят о роли коллективного бессознательного в правовом регулировании.

Комплексному анализу духовной составляющей правовой культуры и ее важности для правового регулирования также не было уделено должного внимания. Во многом поэтому политика модернизации и заимствования западных правовых образцов конца XX века не привела к желаемым результатам. Рассматривая правовую культуру лишь как часть общей культуры, необходимо признать, что эффективность заимствованных правовых моделей будет напрямую зависеть от базовой культурной

доминанты, в основе которой лежат «абсолютные» ценности конкретного общества, своеобразный национальный культурный код. На базе этих ценностей формируются собственно правовые ценности, свойственные исключительно праву как культурной данности и регулятору общественных отношений в рамках конкретной культуры.

Под правовым архетипом мы предлагаем понимать установку на поведение в правовой сфере, эволюционировавшую из мифа в процессе культурной дифференциации и представляющую собой «элементарный» мотив или образ, повторяющуюся модель опыта, воспроизводящуюся бессознательными психическими механизмами. По сути правовой архетип представляет собой этническую традицию права, сформировавшуюся на базе ценностной культурной доминанты конкретного общества, его «абсолютных» ценностей. Правовой архетип как фундаментальная составляющая правовой культуры, формируется на базе мифов, предрассудочных конструкций, лежавших на начальных этапах развития общества в основе всей социальной регуляции. Впоследствии архетипические установки модифицируются под влиянием изменяющихся условий жизни (в том числе и деятельности государства).

И эти же установки зачастую становятся препятствием для внедрения и реализации даже наиболее прогрессивных правовых алгоритмов, ведь ни одно правовое установление не может быть эффективным в случае, если оно не обусловлено объективно-субъективными процессами, происходящими в определенном обществе и вступает в противоречие с другими элементами системы нормативного регулирования конкретной социокультурной реальности. А поэтому то, что может быть эффективным для одного народа, для другого является гибельным, как и то, что для одного народа - архаизм и бескультурье, для другого является нормальной формой жизнедеятельности.

Вышесказанное не означает необходимости бороться с «неправильными» архетипическими установками. Тем более, что просто убрать их из общественного сознания невозможно, процесс формирования

архетипа вековой, зависящий непосредственно от изменения ядра культуры, базовых ценностей общества. А вот понять их содержание и формировать государственно-правовые модели, основываясь именно на нем, - вариант совершенно реальный и потенциально весьма эффективный.

Таким образом, уяснение содержания правовых архетипов российского общества позволит повысить эффективность правового регулирования путем соотнесения всех внедряемых правовых моделей с базовой культурной доминантой, с уникальным национальным правовым фундаментом.

Степень научной разработанности проблемы.

Как уже было упомянуто, в российской правовой науке на настоящий момент отсутствует целостная концепция правового архетипа. Для восполнения этого несомненного пробела необходимо рассмотрение права, прежде всего, как социокультурного явления. Поэтому исследование, заявленное в настоящей работе, невозможно без привлечения как юридических, так и в равной мере социологических, антропологических, культурологических и философских концепций в рамках как отечественной, так и зарубежной науки.

Исследование было бы невозможно без комплексного анализа категорий правовой культуры и правового менталитета. В зарубежной науке эта проблема глубоко разрабатывалась такими учеными, как Ксаба Варга, Д. Нелькен, Л. Фридман, Марк ван Хук. Культурологическое наполнение категория правовой культуры получает еще в трудах древнегреческих философов - Платона, Сократа, а впоследствии разрабатывается такими выдающимися зарубежными учеными как Р. Давид, Т. Парсонс, Бл. Паскаль, О. Тоффлер, Дж. Финнис, Г. Харт. Фактически вопросы правовой культуры и значения ее духовного элемента поднимались и величайшими немецкими философами Г.Ф. Гегелем, И. Кантом, Л. Фейербахом, хотя прямо эти понятия ими и не называются. В российской правовой науке проблемы правовой культуры и правового менталитета являются весьма дискуссионными и получили свое отображение в трудах таких ученых, как

Е. В. Аграновская, Н.Н. Алексеев, С.С. Алексеев, Р.С. Байниязов, Г.И. Балюк, Н.Н. Вопленко, Н.Л. Гранат, А.И. Иванников, В.В. Ильин, И.А. Ильин, В.Н. Карташов, Е.В. Клейменова, В.Н. Кудрявцев, Е.А. Лукашева, В.П. Малахов,

A. В. Малько, О.В. Мартышин, Д.В. Меняйло, Г.И. Муромцев, В.С. Нерсесянц, П.И. Новгородцев, А.И. Овчинников, Р.М. Овчиев, В.В. Панасюк,

B. П. Сальников, А.П. Семитко, В.Н. Синюков, Т.В. Синюкова, Л.А. Петручак, А.В. Поляков, Е.В. Тимошина , С.Л. Франк, В.А. Четвернин и др.

Антропологический подход при исследованиях правовой культуры применялся в трудах В.В.

Бочарова, К. Леви-Стросса, Б. Малиновского, Н. Рулана.

Этнический характер права, зависимость его формирования от социокультурной доминанты анализировались также в работах культурологической, исторической и социологической направленности. Особую значимость в этой категории имеют работы таких авторов как Э. Аннерс, М.А. Барг, Н.Н. Бердяев, Г. Дж. Берман, Л.С. Васильев, М.А. Виткин, Л.Н. Гумилев, А. Я. Гуревич, И.А. Ильин, В.О. Ключевский, Г.В. Мальцев, П. Сорокин , А.Х. Саидов, Б.М. Рыбаков, М. Хайдеггер.

Важную роль для исследования архетипических оснований правовой культуры сыграли труды ученых, затронувших психологические и философские аспекты данной проблемы. Так, среди зарубежных авторов безусловное значение имеют труды древнегреческого философа Платона, немецкого психолога К.Г. Юнга. Особую значимость приобретают фундаментальные труды таких отечественных теоретиков, как Л.И. Петражицкий, фактически связавший право с психологической составляющей; И.А. Ильин, огромную роль придававший духовной составляющей правосознания и ментальному своеобразию русского государства и права; К.В. Арановский, сделавший попытку выделить национальные правовые архетипы в российской конституционной традиции; и, безусловно, М.Г. Тюрин, первый российский правовед, попытавшийся на концептуальном уровне выделить национальные правовые архетипы.

Вместе с тем необходимо еще раз отметить, что комплексного монографического анализа архетипа как самостоятельной составляющей правовой культуры общества, характеризующего его взаимосвязь с правосознанием и правовым менталитетом в контексте его (правового архетипа) влияния на современное российское право, в науке еще не проводилось.

Объектом диссертационного исследования является правовая культура как гармоничный элемент общей культуры российского общества.

Предметом исследования является правовой архетип как ядро отечественной правовой культуры, рассматриваемый во взаимосвязи с правовым сознанием, правовым менталитетом и правовой культурой общества в целом.

Цели и задачи исследования.

Целью исследования является комплексное исследование категории правового архетипа и обоснование его роли в идентификации современного российского права.

Для достижения заявленной цели в работе последовательно реализуются следующие задачи:

- обосновать целесообразность использования социокультурного подхода к исследованию права;

- охарактеризовать эвристическую ценность и новизну историко­культурного подхода и обосновать необходимость использования его в качестве основного при исследовании правовой культуры общества;

- представить содержательно-категориальный анализ правовой культуры общества, выделить элементы правовой культуры в системном аспекте;

- сформулировать понятие и определить роль базовой культурной доминанты как определяющего элемента правовой культуры общества;

- дать сравнительную характеристику западной и восточной этническим правовым традициям через (сквозь призму) понятие ценности;

- сформулировать понятие правового архетипа, определить его роль в формировании правовой культуры общества;

- дать понятие, определить место и роль правового менталитета в системе правовых категорий, используя в качестве основного историко­культурологический подход;

- проанализировать соотношение между правосознанием, правовым менталитетом и правовым архетипом как составляющими духовного блока правовой культуры общества;

- исследовать особенности становления духовной составляющей российской правовой культуры и ее эволюцию с использованием историко­культурной методологии;

- раскрыть соотношение российской правовой культуры с западной и восточной правовыми традициями;

- выделить и охарактеризовать основные архетипы современной российской правовой культуры;

Теоретико-методологической основой исследования стали культурно-антропологический и аксиологический подходы к исследованию правовой культуры, позволившие анализировать право как комплексное социокультурное явление, обладающее определенной спецификой в рамках конкретного общества.

Исследование проведено на базе общефилософских принципов познания с использованием методологических наработок социологии, философии и антропологии права, психологии, всеобщей истории и истории отечественного и зарубежного государства и права.

Необходимость комплексного анализа ценностной составляющей правовой культуры предопределила междисциплинарный характер исследования.

Для обоснования социокультурного содержания права использовались культурно-исторический и феноменологический методы, для определения роли архетипа при идентификации современного российского права были

применены методы сравнительно-правового и логико-диалектического анализа, а также принцип системности.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- была использована оригинальная методология исследования, основой которой является историко-культурный подход, позволяющий по- новому рассмотреть соотношение права и культуры и преодолеть определенную узость иных подходов, используемых в юридической науке; такой методологический подход позволяет сохранить сущую идею - базовую культурную доминанту конкретного социума (философская составляющая), а также учесть объективные составляющие общественного развития. Это позволяет сформулировать уникальные ценностные критерии для каждого этноса.

- проведено комплексное культурно-антропологическое исследование правовой культуры общества, в результате которого проанализированы как ее внутренняя, так и внешняя составляющие; такое исследование позволило определить место и роль правового архетипа в правовой культуре общества;

- сформулирована оригинальная концепция правовой культуры как двухуровневой категории, включающей в себя, во-первых, «абсолютные» ценности - ценности первого порядка[1], и, во-вторых, формирующиеся на их базе собственно правовые ценности - ценности второго порядка, свойственные исключительно праву как регулятору общественных отношений в рамках конкретной культуры;

- выделена внешняя структура правовой культуры, в состав которой включаются государственная и народная правовая культура; проведен сравнительный анализ западной и восточной правовых традиций; сформулировано понятие и значение базовой культурной доминанты,

проявляющейся в коллективном бессознательном, которое представлено первыми, элементарными мотивами - архетипами;

- на концептуальном уровне соотнесены такие категории, как правовая культура, правовой менталитет, правовое сознание и правовой архетип; показан механизм формирования первичного правового архетипа;

- проанализирована эволюция российской правовой традиции в контексте ее соотношения с западной и восточной; доказан вывод об уникальности современной российской правовой культуры и менталитета; показано влияние религиозной, православно-языческой, составляющей на формирование российского права;

- доказана необоснованность представлений о российском правовом сознании как нигилистическом за счет этимологического определения базового понятия нигилизма и соотнесения его с особенностями русской социокультурной доминанты в правовой сфере;

- выделены и охарактеризованы основные архетипы российского общества, имеющие безусловное значение для правового регулирования на современном этапе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Исследование правовой культуры и связанных с ней явлений нуждается в особой методологии, что связано с междисциплинарным характером категории и тем фактом, что именно общая культура определяет развитие всех сфер общественной жизни, в том числе и правовой. Методология отдельных научных направлений демонстрирует эвристическую непродуктивность и парадоксальность выводов, когда дело касается содержательных характеристик российской правовой культуры. Адекватной методологией при изучении правовой культуры, способной обеспечить междисциплинарный характер исследования, предлагается считать историко-культурный подход, позволяющий рассмотреть соотношение права и культуры с точки зрения интеграции всех ценностей конкретного общества. При применении указанной методологии становится

возможным в равной мере учесть как объективную (климатические, демографические, экономические факторы), так и субъективную, то есть зависящую от культуры конкретного общества (традиции, особенности социального регулирования) составляющие.

2. Исследования эволюции права как регулятора общественных отношений показывают, что право - социокультурный феномен, имеющий тот же фундамент, что и другие социальные регуляторы. Поэтому в основе права лежит базовая культурная доминанта, национальный культурный код, представляющий собой набор правовых архетипов конкретного общества. Таким образом, тип права обусловлен ценностными воззрениями общества, его создающего. Лишение права его социокультурного духа приводит к формализации права и потере им своей ценностной составляющей, как следствие, к кризису позитивного права, к недейственности права как регулятора общественных отношений.

3. Историко-культурный подход позволяет сформулировать оригинальную концепцию правовой культуры общества как двухуровневой категории, в основе которой лежат «абсолютные» ценности - ценности первого порядка. На базе них формируются собственно правовые ценности - ценности второго порядка, свойственные исключительно праву как регулятору общественных отношений в рамках конкретной культуры. Мы считаем, что утверждение в науке такого рода структуры позволит создать самостоятельную концепцию правокультурной идентификации и определиться с ее критериями.

4. С точки зрения элементного состава в правовой культуре необходимо различать внешнюю и внутреннюю структуру. В состав внешней включаются государственная и народная правовые культуры, причем ни одна из категорий не абсолютизируется. В идеале правовая культура общества должна содержать в себе обе эти гармонично взаимодействующие сферы. Внутреннюю структуру правовой культуры предлагается определять, исходя из необходимого состава ценностей конкретного общества и выделять в ней

два уровня - духовный и материальный. Духовный уровень базируется на «абсолютных» ценностях и представлен правовым менталитетом и правовым архетипом. Материальный основывается на ценностях второго порядка и реализуется через достижения юридической науки, государственную правовую идеологию и правовую деятельность. Свяжет эти уровни правосознание как сложная категория, совмещающая идеологические и психологические компоненты. Именно через правосознание осуществляется переход от иррационального к рациональному, совмещение в индивидуальном сознании представлений о сущем и должном, а в конечном итоге - движение от «моделей» к «поведению».

4. Сравнительный анализ западной и восточной правовых традиций демонстрирует, что для реального поведения лица в правовой сфере и его представлений о праве важнейшее значение имеет базовая культурная доминанта, проявляющаяся в коллективном бессознательном, которое представлено первыми, элементарными мотивами - архетипами. Итоговое поведение индивида в конечном счете во многом определяется ими же, таким образом, основано на «опыте предков». Следовательно, категория архетипа имеет значение для непосредственного регулирования общественных отношений. Иными словами, именно тип доминирующих ценностей, различаемый в рамках указанных традиций, и предопределяет различия в способе формирования и восприятия права.

5. Основой духовного уровня правовой культуры предлагается считать правовой архетип - установку на поведение в правовой сфере, эволюционировавшую из мифа в процессе культурной дифференциации и представляющую собой «элементарный» мотив или образ, повторяющуюся модель опыта, обязанную своим существованием наследственности, воспроизводящуюся бессознательными психическими механизмами. Механизм действия архетипа, в том числе и правового, по типу совпадает с биологическим инстинктивным поведением;

Правовой менталитет предлагается считать самостоятельным элементом правовой культуры общества, отражающим ее «дух» и этническую традицию права, содержащим совокупность правовых архетипов конкретного общества.

Правосознание является комплексной категорией, включающей в себя как бессознательные, так и сознательные элементы. Его предлагается считать связующим элементом между правовым менталитетом и идеологическим элементом правовой культуры, а его основной задачей - оценку, легитимацию и, в конечном итоге, активацию всех правовых явлений. Именно правосознание определяет в конечном итоге поведение индивида в правовой сфере, проводя «сцепку» между бессознательным уровнем, психологическим компонентом сознания и его идеологическим элементом.

6. Использование историко-культурного подхода за счет исследования базовой культурной доминанты позволяет констатировать уникальность отечественной правовой культуры. Российский национальный культурный код формируется в рамках как западной, так и восточной правовых традиций, поэтому обладает признаками как той, так и другой, в результате взаимодействия давших на современном этапе уникальный симбиоз. В связи с этим некорректно и методологически неверно оценивать содержание и уровень развития отечественной правовой культуры с точки зрения какой- либо из указанных правовых традиций. Ценности, лежащие в основе правовой культуры разных обществ, имеют национально-культурный и культурно-исторический характер и потому не могут быть соотнесены по принципу «лучше - хуже» или «соответствующие праву - не соответствующие праву». Они просто разные. А любое оценивание содержания и, тем более, уровня развития конкретной национальной правовой культуры превратится в констатацию превосходства ценностей одной правовой модели над другой. Такая позиция недопустима и с методологической, и с исторической точек зрения, как противоречащая социально-культурному характеру права и его антропозависимой природе.

7. Базовая культурная доминанта российского общества, его базовые особенности и абсолютные ценности, формируют уникальные отечественные правовые архетипы, имеющие безусловное значение для правового регулирования на современном этапе. К таким архетипам относятся:

• архетип «государя-покровителя», заключающийся в некоторой сакрализации русским народом своих управленцев и, как следствие, в большей мере чувственном, нежели разумно-оценивающем, как на Западе, отношении к государству. Правоисторическая традиция России сложилась совершенно особым образом, и в ней государству всегда отводилась особая роль. Поэтому мы считаем, что российское общество до сих пор нуждается в идеализации своего государства, в наделении его определенными сакральными свойствами. Таким образом, эффективность деятельности государственных институтов в России на сегодня имеет другие критерии оценки, нежели западные аналоги.

• архетип авторитета, выражающийся в склонности россиянина создавать для себя объект идеализации в виде лица, наделенного определенными должностными полномочиями. Признание первенства происходит на бессознательном уровне, просто в силу формального статуса объекта идеализации, таким образом, он (объект) не оценивается содержательно, либо такая оценка не является для субъекта оценивания первичной.

• архетип «я - последняя буква алфавита» и архетип «правильного человека», которые заключаются в уникальном для отечественного правового менталитета толковании понятий свободы и справедливости. Освободиться - это в большей степени очистить дух, а вести себя правильно - подчиниться не внешним, формальным законам, а истинным внутренним, духовным. Все это приводит к тому, что на Западе называют «подменой правосознания этическими воззрениями». Для России же это не подмена, а высшая справедливость, являющаяся не продуктом человеческой деятельности (как на Западе), а данностью, дарованной свыше.

• Архетип «двух жизней», характеризующий собой бессознательную установку русского человека на существование в рамках двух «правовых систем»: неписанного народного права и позитивного государственного. Так, любая правовая норма в сегодняшнем российском обществе проходит две ступени «фильтрации»: первая - на уровне государства; вторая - самим обществом эмпирическим путем. В случае, если модель поведения проходит обе ступени, она становится действующим регулятором общественных отношений; в случае, если на второй ступени она «спотыкается», то остается лишь формальным правилом, которое будут стараться не нарушать из страха наказания, но искренней поддержки оно не получит. То же самое и с обратной стороны: родившаяся в недрах общества норма действует априорно в момент своего фактического оформления, но позитивно-правовой характер она обретает лишь в случае, если ее санкционирует государство (те же две ступени, только в обратной последовательности). В случае же, если государство в таком оформлении норме откажет, то модель все равно будет реализовываться в «теневом», «неписанном» варианте, и здесь уже государство будет смотреть на такие нарушения «сквозь пальцы», пресекая лишь грубые нарушения установленного им же порядка.

8. Сегодня Россия переживает период перехода к новому обществу. Попытки нивелировать значимость национального культурного кода лишь создадут в процессе такого перехода дополнительные сложности, чреватые нежелательными социальными последствиями. Капитализм в России и построенные на базе него правовое государство и гражданское общество не будут точной копией западных аналогов. Они, несомненно, будут учитывать национальную специфику. Но в любом случае для их построения потребуется время, равное жизни нескольких поколений.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретические положения диссертации позволяют на концептуальном уровне соотнести важнейшие категории правовой культуры, правового менталитета, правового сознания и правового архетипа.

Разработка на теоретическом уровне особого рода структуры правовой культуры позволит создать самостоятельную концепцию правокультурной идентификации и определиться с ее критериями.

Для современного российского общества, находящегося на переходном этапе своего развития, важнейшее значение приобретает национальный культурный код. Системная незавершенность современного российского общества и, как следствие, слабость капитализма «на сейчас» создают прочную почву для сохранения исторически сложившихся культурных отношений, в частности, в сфере взаимоотношений власть-общество. Таким образом, выделение и характеристика основных базовых культурных архетипов является необходимой предпосылкой для эффективного правотворчества.

Апробация результатов исследования.

Основные выводы, полученные автором в результате исследования, прошли апробацию в рамках выступлений на общероссийских и региональных конференциях.

Основные положения диссертации нашли отражение в 7 публикациях общим объемом 4,3 п. л., из них 3 в изданиях и журналах, включенных в перечень рецензируемых научных изданий ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, а 4 в журналах и изданиях, включенных в базу данных SCOPUS.

Материалы исследования используются автором в преподавательской деятельности.

Структура работы.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, насчитывающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

<< | >>
Источник: Мирошниченко Ольга Игоревна. РУССКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ АРХЕТИП КАК СРЕДСТВО ИДЕНТИФИКАЦИИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ПРАВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -