Церковное право как религиозная правовая система.

Для того, чтобы положительно решить вопрос о том, является ли церковное право неким автономным обособленным правовым образованием в рамках романо-германской правовой семьи, необходимо выяснить, во-первых, качественное своеобразие регулируемых им отношений (предмет регулирования), во-вторых, особенности способов и приемов правового воздействия на регулируемые отношения (метод правового регулирования); кроме а того, необходимо определить, является ли церковное право

системным, структурированным образованием и какова эта система.

Пр е д мет "Среди потребностей человека, удовлетворение

иерковного права. которых обеспечивается правом,- писал проф. И.С.Бердников,- первое место принадлежит религиозной потребности'[290]. Однако право обеспечивает далеко не все религиозные потребности человека, а потому необходимо отграничить "правовую" часть религиозных отношений от иных отношений в данной сфере. Для церковно-правовых отношений характерны следующие общие особенности:

а) Это корпоративные отношения, участниками которых являются лишь члены Церкви, а также сама Церковь и корпорации внутри нее.

б) В рамках корпорации эти отношения имеют публично­властный характер; он выражается в том, что, во-первых, эти отношения имеют для Церкви как корпорации общезначимый характер, их нельзя свести к частным интересам отдельных лиц, во- вторых, эти отношения регулируются в рамках установлений и предписаний церковной власти (иерархии), которая в рамках своих полномочий может воздействовать на участников данных отношений. При этом властное воздействие церковной иерархии отличается от подобного воздействия со стороны государства, так как корпоративная власть более основана на методе убеждения, чем принуждения.

в) Эти отношения могут быть как чисто корпоративными, так и с внешним элементом (напр. отношения с другими вероисповеданиями и государством).

Указанные особенности не следует рассматривать изолированно друг от друга. Из них с необходимостью вытекают по крайней мере три группы церковно-правовых отношений:

1) Церковное устройство;

2) Церковное управление (в том числе церковный суд и процесс, церковные наказания);

3) Внешние отношения Церкви.

Итак, предметом церковного права можно считать корпоративные отношения, имеющие по природе правовой характер, существующие в Церкви, охватывающие сферу ее устройства, управления и внешних сношений.

Рассмотрим более подробно элементы предмета правового регулирования в данной области.

А. Церковное устройство. Это вытекающий из самой природы Церкви порядок, определяющий ее структуру и состав, общие основы ее жизни и деятельности. Рассматриваемая категория отношений

делится на более мелкие группы. К первой группе относятся отношения личного состава церкви; здесь и статус члена церкви, и юридические факты, образующие, изменяющие и прекращающие этот статус. Следующая группа отношений - иерархические, охватывающие тех субъектов, кто правомочен осуществлять власть в Церкви. Третья группа отношения в области административно- территориального устройства Церкви почти всеми канонистами относится к сфере церковного управления, однако, по нашему мнению, она гораздо ближе к церковному устройству, т.к. эти отношения имеют не прикладной, а базовый характер для церковного правопорядка.

В качестве примера для подтверждения нашей мысли приведем споры, неоднократно возникавшие в Церкви по поводу первенства власти между различными ее частями. Исторически эти споры были связаны с Римом, что в конечном счете вылилось в разделении церквей 1054 г., затем то же многократно имело место применительно к Константинополю, притязающему до последнего времени на роль не только кафедры, первенствующей по чести, но и имеющей определенные властные полномочия в отношении других церквей, не входящих в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. В частности, в XX в. это выражалось в единоличном объявлении Константинополем своей юрисдикции над церковной диаспорой (т. е. над христианами, находящимися на канонической территории неправославных христианских исповеданий) во всем мире, а также в самовольном даровании автокефалии (независимости) епархиям, находящимся в каноническом подчинении иных Поместных Церквей (в частности Польской Церкви в 1923 г.,).

Каноническое основание для усвоения себе подобных полномочий Константинополь находит в 28-м правиле 1У Вселенского Собора. В нем сказано: “...B царствующем граде Константинополе,

новом Риме, тоже самое и мы определяем и постановляем о преимуществах святейшия церкви тогожде Константинополя, нового Рима. Ибо престолу ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества, поелику то был царствующий град (выделено мной - М. В.). Следуя тому же побуждению, и сто пятьдесят боголюбивейшие епископы (имеется в виду Второй Вселенский Собор 381 г. - М.В.) предоставили равные преимущества святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив, да град, получивши честь быть градом царя и синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в делах церковных возвеличен будет подобно тому, и будет вторым по нем”. Еще более лаконично говорит об этом 3-є правило Второго Вселенского Собора: “Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому, что град оный есть новый Рим”. Таким образом, отдавая Константинопольской митрополии первенство чести после Рима, каноны ничего не говорит о каких-либо властных полномочиях. Более того, по смыслу данного правила, это первенство чести является условным, и зависит от политического и государственного значения города, где расположена кафедра.

Как писал епископ Никодим (Милаш), - данные правила строго следуют установившейся в Церкви норме, что “помимо важности происхождения известной церкви, всегда имелось в виду, при распределении церковных областей, и политическое распределение оных, равно и значение, которое данный город имел в политическом отношении”[291].

Б. Церковное управление. Это отношения по осуществлению церковной власти. В Церкви не существует четкого разделения "ветвей" власти на законодательную, исполнительную и судебную, так

как почти всякий субъект церковного властвования наделен в той или иной мере и первой, и второй, и третьей. Но поскольку власть - это понятие одновременно и неделимое, и многофункциональное, многоуровневое, то дифференциация церковной власти все же существует; ее подразделяют обычно на а) власть освящающую, б) власть учительную и в) власть правительственную.

Таким образом. сфера церковного управления - это осуществление всех этих уровней власти.

Освящающая власть - это власть совершать таинства, которые по существу являются корпоративными юридическими фактами, так как образуют, изменяют и прекращают права и обязанности членов Церкви. Власть учения - это правомочие разъяснять и толковать все то, что относится к предмету веры и нравственности в рамках Церкви. Власть управления - это способность регулировать и направлять внутреннюю жизнь Церкви. Субъекты (носители) церковной власти могут быть разные категории лиц; в одних случаях, это только полномочный собор епископов, в других - епископ единолично; некоторыми элементами церковной власти наделяются священники и даже миряне (последние, напр. наделены правом проповедовать в церквах (учительная власть) и правом участвовать в управлении приходом (власть управления)).

К сфере церковного управления относятся, в частности, семейно-брачные отношения, церковные наказания, суд, процесс, управление церковным имуществом, надзор и контроль в Церкви и проч.

В. Внешние отношения Церкви. С первых веков своего существования Церковь, по самому своему предназначению, должна была вступать в отношения с внешним миром. "...Церковь пребывает в окружающем ее мире, поэтому каждый ее член должен знать не только, что такое Церковь, но и что такое, с христианской точки зрения, этот

мир, и каковы должны быть их отношения,- пишет проф.М.С.Иванов. Церковь не является замкнутой в себе структурой. Для нее характерна предельная открытость миру; она предлагает свои духовные ценности всем и каждому”[292].

Здесь присутствуют два рода отношений: 1) отношения с другими вероисповеданиями; 2) отношения с государством. Эти отношения имеют не только корпоративный характер, но в ряде случаев они прямо являются публичными, так как находятся в сфере интересов всего общества в целом. Их отличает также многовариантность, так как их внешние формы могут изменяться сообразно исторической обстановке.

Отношения Церкви и государства в различные исторические периоды складывались по-разному; от стремления Церкви "подмять” под себя государство, до попыток государства сделать Церковь своей составной частью; от жестоких гонений на Церковь, через тесное единение с нею ("симфонию") до индифферентизма к ее делам и нуждам. Эти отношения во многом зависели и зависят от множества различных факторов (политических, национальных, экономических и проч.). Однако следует отличать реально существовавшие отношения между Церковью и государством от того идеального представления о них, которое существует в корпоративном сознании Церкви и вытекает из ее учения и канонов; иными словами, нужно отличать отношения Церкви и государства от отношения Церкви к государству.

Что же касается отношений с другими вероисповеданиями, то последние можно разделить на вероисповедания христианские и нехристианские.

Первые Церковь рассматривает в контексте вопроса о своих, границах (см. выше), вторые же - как объект для просветительской и миссионерской деятельности.

* Охарактеризовав сами регулируемые отношения, необходимо

дать определение самому церковному праву. "Нормы и правила, регулирующие как внутреннюю жизнь Церкви, в ее общинно­институциональном аспекте, так и ее отношения с другими общественными союзами, религиозного или политического характера, составляют церковное право",- пишет протоиерей В.А.Цыпин[293].

Методология Необходимо отметить, что проблема

церковного права. методологии в науке церковного права

рассматривалась исключительно по отношению к самой науке, т.е. в

А качестве методологии исследования, но не регулирования отношений. Поэтому сделанные в этом разделе выводы не являются бесспорными, а представляют лишь соображения, выведенные на основе анализа норм церковного права и практики их применения.

Все известные науке методы правового воздействия на общественные (в том числе и корпоративные) отношения можно разделить на две группы:

а. императивные (централизованные) методы, предполагающие юридическое неравенство воль сторон;

б. диспозитивные (договорные, локальные), предполагающие их юридическое равенство и свободу усмотрения - выбора своего поведения. Все остальные методы являются как бы промежуточными между этими двумя крайними группами.

Непреложным правилом является положение о том, что метод отрасли зависит от ее предмета; есть отрасли, в которых доминирует

та или иная группа методов (напр. диспозитивный метод в гражданском праве); однако бывает и так, что в одной отрасли сочетаются два противоположных метода (пример тому - трудовое

* право, сочетающее централизованное и локальное регулирование). Именно сочетание двух противоположных методов воздействия на отношения характерно для церковного права.

В соответствии с приведенной классификацией методов правового регулирования методами церковного права можно считать акривию и икономию. Акривия - это решение вопросов с позиции строгой определенности, не терпящей отступления от основных начал христианского учения. Данный метод применяется в тех случаях, когда речь идет об основополагающих догматических началах церковной жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и Христианства.

а Акривии противостоит икономия, то есть снисхождение к

человеческим немощам и слабостям в церковно-практических и пастырских вопросах, не носящих догматического характера. Икономия предполагает известное отклонение от канонических правил в указанной выше сфере и частичную замену законности целесообразностью.

Такое понимание метода вытекает как из сущности регулируемых отношений, так и из самого духа евангельского благовестия. С одной стороны, наиболее ценные объекты (вероучение) нуждаются в эффективной правовой защите. С другой стороны, Сам Христос пришел на судить , но спасти мир; Он проявил милосердие и снисхождение к человеческому роду и заповедал своим последователям (а значит и Церкви, ибо она их союз) делать то же по отношению друг к другу.

Сочетание акривии и икономии по существу является соотношением законности (понимаемой как четкое и неуклонное,

буквальное соблюдение нормативного предписания) и целесообразности (полезности, удобства).

Спецификой норм церковного права, особенно в канонической

Л*

их части, является усложненный порядок отмены или изменения. Поэтому многие канонические нормы в силу изменившихся обстоятельств утратили свое регулятивное значение, став "мертвыми"; в этих условиях приходится прибегать к игнорированию подобных норм и замене их правовым обычаем[294].

Итак, икономия распространяется полностью на "мертвые" нормы, перешедшие из области права в область морали (в том числе надправовой), либо вовсе утратившие свое значение; кроме того, икономия распространяется на все те нормы, которые не имеют основополагающего значения, а следовательно, их неисполнение в угоду целесообразности и полезности в каждом конкретном случае,

* хотя и не отменяет общего правила, но создает возможность для более эффективного регулирования отношений.

Однако икономия имеет и свои пределы. Так, не подлежат икономии те нормы, икономическая трактовка которых может коренным образом исказить основы христианского учения. В качестве примера можно привести мнение архиепископа Илариона (Троицкого) о том, что в обществах, так или иначе отделившихся от Церкви, последняя не признает действительность юридических фактов (напр. крещения); принимая же перешедших из указанных обществ в Церковь, крещение над ними не совершается, будто бы потому - как полагал архиеп. Иларион,- что действует принцип икономии. Однако, по справедливому замечанию проф.прот.Г.В.Флоровского, "...Вряд ли можно усваивать Церкви власть и право как бы вменять не­бывшее в бывшее, превращать ничтожное в значимое "в порядке

икономии"1. Иными словами, либо мы признаем действительность юридических фактов в отделившихся вероисповеданиях и тогда принимаем перешедших из них, учитывая то, что эти факты уже имеют место (как это сейчас и происходит), либо, опираясь на логику архиеп. Илариона, не признаем наличия этих фактов и, тем самым, заявляем о необходимости крещения для приходящих из неправославных христианских исповеданий. И в том, и в другом случае икономия неприменима.

Система В своей совокупности нормы церковного

церковного плава, права составляют систему. В целом - это одна из относительно автономных корпоративных правовых систем, состоящая из множества подсистем и элементов.

Как и в любой правовой системе, первичным элементом * церковного права является норма. Она имеет ту же структуру, что и любая правовая норма; вместе с тем нормы церковного права отличаются от иных корпоративных норм в других корпоративных образованиях. Так, если большинство корпоративных норм имеют регулятивный характер, то есть содержат лишь гипотезу и диспозицию[295] [296], то нормы церковного права (особенно канонические) напротив, главной своей задачей имеют охрану определенных отношений в различных сферах церковной жизни; в этой связи появился термин "церковно-дисциплинарные нормы", однако охранительная направленность некоторых норм церковного права отнюдь не ограничивается сферой нравственности и дисциплины, но охватывает весь комплекс отношений, входящих в предмет церковного права. Но если по удельному весу охранительных норм

церковное право несомненно удерживает первое место среди корпоративных правовых систем, то в своей сущности канонические

охранительные предписания ничем не отличаются от

А

немногочисленных охранительных норм в других корпорациях; и те, и другие "как правило, касаются лишения или непредоставления льгот, привилегий, благ, прав, которыми могут пользоваться члены...’’1. К вопросу о санкциях примыкает и проблема корпоративного принуждения в церковном праве. "Церковному праву тоже присущ характер принудительности, но меры принуждения, применяемые церковной властью, решительно отличаются от тех, которые применяются государственной властью,- пишет прот.В.А.Цыпин. Церковь не уполномочена своим Основателем принуждать физически, опираясь на материальную силу, что может позволить себе государство.

* Другой важной особенностью церковных санкций является то,

что даже самые тяжкие из них применяются не только ради поддержания церковного порядка, но и в неменьшей степени ради

духовной пользы самого нарушителя церковных законов"[297].

♦ * #

Церковное право как система состоит из подотраслей, институтов и подинститутов. Весь объем церковно-правовых норм можно разделить на две части: 1) внутреннее право; 2) внешнее право Церкви. Эти части (которые мы условно будем называть подотраслями, если считать само церковное прав о отраслью, а точнее, корпоративной правовой системой).

Эти подотрасли в свою очередь делятся на более мелкие образования (институты и подинституты).


ВНУТРЕННЕЕ ПРАВО ЦЕРКВИ

202

Систему церковного права в целом можно представить в виде схемы (см. схему 4).

К подотраслям церковного права в соответствии с его предметом

А

относят внутреннее право и внешнее право Церкви. Как видно из самих названий, речь идет о нормах, регулирующих различные сферы корпоративных отношений; в одном случае это внутрицерковные отношения, в другом - отношения Церкви, ее учреждений и членов к иным, внешним субъектам.

Внутреннее право состоит из двух институтов: церковного устройства и церковного управления. Первый регулирует фундаментальные вопросы церковной жизни (личный состав Церкви, основы ее административного и территориального устройства). Церковное управление включает судоустройство и судопроизводство, церковные наказания, семейно-брачное право, церковно-

* имущественное право, корпоративный надзор и контроль.

Особенностью внутреннего права является то, что в Церкви традиционно отсутствует разделение властей (в общепринятом понимании, как некий общий принцип с системой сдержек и противовесов), а потому судебная власть и нормы, определяющие ее организацию и функционирование, относятся к церковному управлению.

Внешнее право также делится на два института: первый охватывает нормы, регулирующие церковно-государственные отношения (разумеется так, как их понимает Церковь; а вариантов здесь может быть множество).

Второй включает в себя нормы, определяющие отношение Церкви к иным вероисповеданиям.

Безусловно, построение системы церковного права нуждается в корректировке в соответствии со стандартами, выработанными общей

204

теорией права на основе данных, предоставленных отраслевыми юридическими науками. В частности, необходимо (как это принято в большинстве отраслей права) разделить церковное право на общую и особенную части. К общей части логически следовало бы отнести вопросы экклезиологии (правовой статус Церкви), состав и устройство Церкви, регулирование и виды церковной власти, общие основания корпоративной ответственности по церковному праву и проч. К институтам особенной части можно отнести отдельные виды церковного управления и церковной власти, семейное, имущественное, процессуальное, внешнее право Церкви, отдельные виды церковных наказаний.

<< | >>
Источник: Варьяс Михаил Юрьевич. ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 1997. 1997

Скачать оригинал источника

Еще по теме Церковное право как религиозная правовая система.:

  1. Церковно-государственные отношения на Востоке и наЗападе. Церковное право как первая общеевропейская правовая система.
  2. ГЛАВА 3. ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО КАК КОРПОРАТИВНАЯ НОРМАТИВНАЯ СИСТЕМА
  3. 8. Церковная организация и церковное право по Русской Правде.
  4. 1.2. Византийское право как основа государственно церковных отношений.
  5. Варьяс Михаил Юрьевич. ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО В РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 1997, 1997
  6. 7.3 Правотворчество и судебное применение гражданско-правовых норм законодательства в странах религиозно-правовой системы
  7. ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ КРИТЕРИИ ДЛЯ ВЫДЕЛЕНИЯ ЦЕРКОВНОГО ПРАВА В КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.
  8. 64. Религиозная правовая система на примере мусульманского права.
  9. ГЛАВА ПЕРВАЯ ТЕОКРАТИЯ КАК РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  10. Церковное право
  11. Церковное право
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -