<<
>>

2. СТРУКТУРНЫЙ СОСТАВ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА

Чтобы глубже распознать то или иное системное явление, уви­деть его многогранность и специфику, необходимо уяснить внутреннюю организацию взаимосвязей между отдельными элементами при помощи метода струтурного анализа.

"В единстве системно-структурного познания обнаруживается не только субстанционная целостность права, но и внутренняя организа­ция, связи, отношения и взаимодействия его компонентов, внешнего выражения правового целого и его частей" [47].

Структура системного образования характеризуется такими чер­тами как объективность, сложность и относительная устойчивость.

Признание объективного характера структуры права вовсе не оз­начает "наложение жесткой схемы на реальную правовую ткань", что по мнению И. А. Танчук. "приводит к теоретическому непризнанию в качестве полноправных подразделений системы права того, что не ук­ладывается в схему" [48]. Напротив, задача ученых состоит в том. что­бы выявить реально существующую структуру права, которая вовсе не ограничивается жесткими рамками теоретических моделей. Построение структуры права - не самоцель, а средство эффективного воздействия механизма правового регулирования на реально существующие общест­

венные отношения, повышения воспитательного значения права. Непо­нимание объективного характера системы права приводит к утвержде­нию идеи о тождественности системы права и системы законодательст­ва и как следствие этого предложение о создании "системы Менделее­ва" в законодательстве, "пусть пока с пустотами", т.к. по мнению Т.Е. Абовой "в силу объективных закономерностей развития общест­венных отношений они обязательно заполнятся" [49]. Автор не пишет, как практически построить такую "систему Менделеева" и как опреде­лить, каким образом будут развиваться общественные отношения и будут ли они нуждаться в правовом опосредовании.

Планировать же издание нежизнеспособных законов является расточительством времени и сил. юридической маниловщиной.

В литературе выделяются следующие основные структурные эле­менты системы права: отрасль права, подотрасль права, институт, субинститут, нормы права [50].

Примером отрасли права может служить гражданское право, его подотраслью - авторское, института - институт отводов в уголов­но-процессуальном праве, субинститут розничной купли-продажи в институте купли-продажи, нормы права - ст. 85 Семейного кодекса

РФ. закрепляющую право на алименты нетрудоспособных совершеннолет­них детей.

Норма права является элементом внутренней структуры системы права [51] и с этой точки зрения ее собственная структура казалось бы не должна рассматриваться в данной работе.

По мнению Л. Б. Тиуновой по своей логической структуре и юри­дической Функции нормы права Однородны, поэтому они могут быть рассмотрены как единый моноэлемент системы права, которая предс­тавляет собой однородную структуру концептуальных моделей поведе­ния. Все сказанное верно в отношении норм, выраженных в виде пра­вила поведения. Но куда же мы в таком случае отнесем нормы, выра­жающие отправные установления? Действительно, если бы все нормы права по своей "логической структуре" были однородны, то система права имела бы "однородную структуру" норм права и не было бы объ­ективной необходимости ее внутреннего строения (структуры) как внутренней формы целого, выраженной в организационном устройстве этого целого. На наш взгляд Л.Б. Тиунова правильно раскрывает ме­ханизм взаимодействия единичных правовых норм, полагая, что "между нормами права устанавливаются связи содержания (субстрата), выра­жающие перенос содержания и информации от одного элемента к друго­му. Эти связи и обеспечивают появление общего свойства, не присущего каждой из норм, а характеризующего их множество в целом" [52].

Сказанное можно отнести к высшей структуре правовых явлений как связи общего правового образования с другими правовыми явлени-

ями.

в данном случае связи между конкретной правовой нормой и дру­гими правовыми нормами, входящими в состав единого правового инс­титута.

Признавая норму права обобщенной моделью правового отношения, мы. тем самым, признаем урегулирование отдельной нормой права конкретного общественного отношения как соответствующего уровню предмета правового воздействия.

Исходя из трехзвенной структуры правовой нормы, состоящей из гипотезы, диспозиции и санкции, мы в такой модели правового отно­шения закрепляем как уровень предмета правового регулирования так и способ его урегулирования. Государство посредством правовых норм регулирует определенные виды общественных взаимосвязей, которым соответствует конкретный метод правового опосредования. Метод складывается из способов правового регулирования, но способы эти определяются характером общественных отношений. Вряд ли оправдано наделять отдельную норму права свойством содержать в себе один или несколько методов, полагая, что государство фиксирует в правовой норме варианты поведения участников общественного отношения и пре­дусматривает состояние их воли, организацию взаимоотношений и дос­тижение результата правового регулирования [53]. Единичная норма не может претендовать на роль унифицированного регулятора обществен­ных отношений. Но как "модель правоотношения" она является таким регулятором.

Если бы система общественных отношений была механической со­вокупностью ничем между собой не связанных общественных отношений, то и система права выглядела бы механической совокупностью ничем

не связанных между собой правовых норм [54].

Сама система права складывается в виде стройной иерархической

структуры вследствие того, что нормы права играют различную функ­циональную роль в правовом регулировании общественных отношений и делятся, вследствие этого, на общие и специальные. Если специаль­ные нормы регулируют конкретный вид общественных отношений с уче­том присущей им специфики и образуют в своей совокупности конкрет­ные правовые институты, то общие нормы распространяются на все или большую часть институтов соответствующей отрасли права.

Все это предопределяет выделение в отраслевых кодексах Общей и Особенной частей. К примеру, общие нормы составляют институт сделок в граж­данском праве, институт административного взыскания в администра­тивном праве, институт прокурорского надзора за исполнением нака­зания в уголовно-исполнительном праве, институт подведомственности в гражданско-процессуальном праве, институты действия уголовного закона во времени и пространстве в уголовном праве и др. К числу специальных норм можно отнести, например, нормы, относящиеся к

институту усыновления (удочерения) в семейном праве, институт пос­тановления приговора в уголовно-процессуальном праве, институт ве­дения таможенной статистики в таможенном праве, институтов куп­ли-продажи. мены, дарения в гражданском праве и др.

Конкретные общественные отношения в силу их внутренних взаи­мосвязей группируются в отдельные виды, объединяя одновременно и правовые нормы, регулирующие эти виды отношений [55].

Одним словом, правовая норма - первичный элемент системы пра­ва. Она представляет собой установленное или санкционированное го­сударством общеобязательное, формально-определенное предписание, предоставляющее участникам регулируемого отношения субъективные права и возлагающее на них юридические обязанности (правило пове­дения) либо выражающее отправное установление. Правовые предписа­ния регулируют лишь те общественные отношения, которые на сегод­няшний день являются для государства наиболее важными, объективно нуждающимися в таком опосредовании. Они - тот цемент, который скрепляет всю структурную часть системы права, наполняя конкретным содержанием все другие ее составные компоненты.

Отрасль права - это обособившаяся внутри данной системы сово­купность однородных правовых норм, регулирующих определенную сферу родовых общественных отношений. Однородность той или иной сферы общественных отношений вызывает к жизни соответствующую отрасль права (гражданское право, уголовное право, административное право и т.д.).

С.С. Алексеев понимает под отраслью права относительно

замкнутые структурные подразделения, состоящие из компактной сис­темы распределенных по институтам предписаний, регулирующих специ­фический вид общественных отношений. Он выделяет функцию отрасли, заключающуюся в обеспечении определенного режима правового регули­рования применительно к качественно особому виду общественных от­ношений. Отрасль права, по его мнению, это юридически цельное не­расторжимое правовое образование [56].

Каждой отдельной отрасли присуща своя функция, свой режим правового регулирования. Одна и та же норма не может одновременно регулировать два различных вида общественных отношений и заключать в себе два различных метода правового регулирования. Именно поэто­му одно и то же предписание не может быть одновременно включено в две различных отрасли права. Особенностью системы права является то, что входящие в ее состав отрасли, будучи взаимосвязанными, не дублируют, а. наоборот, взаимно исключают друг друга.

Но чем же тогда являются образования, называемые в литературе "комплексными отраслями права" - семейное право, хозяйственное право, транспортное право и т.д.. и существуют ли они на практике?

Вот как характеризует "комплексную отрасль" сторонник данной точки зрения М.И. Козырь: Термин "комплексная отрасль права" под­разумевает наличие органического комплекса тесно связанных между собой общественных отношений как предмета правового регулирования и соответствующего каждому виду отношений метода правового регули­рования [57].

В.Ф. Яковлев обосновывает наличие "комплексной отрасли"

транспортного права результатом взаимодействия и согласованного использования на практике административного, финансового, граж­данского. трудового, земельного права в опосредовании отношений соответствующей сферы [58] .

Н.Н. Веденин в качестве системообразующего фактора "комплекс­ной отрасли" называет предмет правового регулирования, но.

понимая разнородность общественных отношений, составляющих предмет право­вого регулирования "комплексной отрасли" и его принципиальное от­личие от предмета правового регулирования в традиционном понима­нии, считает, что разница здесь состоит в том. что регулируемые традиционной отраслью общественные отношения обладают значительно большим единством, нежели общественные отношения, являющиеся пред­метом комплексной отрасли [59].

Я.Н. Шевченко, характеризуя метод правового регулирования "комплексной отрасли", говорит об "аккумулировании" в нем черт двух или более методов, присущих другим отраслям [60].

Интересные доводы приводит и Л.Б. Тиунова, считая, что основ­ные отрасли права опосредуют не все виды регулируемых общественных отношений, ибо они сформировались давно и степень их социальной и юридической целостности значительно выше других отраслей, возника­ющих на базе современной дифференциации социальных процессов. Ав­тор обвиняет сторонников классической теории системы права в том. что они признают отраслями права раз и навсегда данное количество отраслей, не вдумываясь в смысл принципа разделения системы права

по отраслям в зависимости от предмета и метода правового регулиро­вания [61].

Структура системы права - не есть нечто раз и навсегда дан­ное. она непосредственно следует за структурой общественных отно­шений. регулируемых правом, и основной отраслью права признаются группы правовых норм, выделяемых не по давности их формирования, а именно по "степени их социальной и юридической целостности" (под которыми понимается предмет и метод правового регулирования). Дав­ность же существования основных отраслей права свидетельствует не о традиционности их восприятия, а о стабильности опосредуемых ими общественных отношений. Нормы, регулирующие общественные отношения и не опосредуемые "основными отраслями" права, под которыми автор понимает "традиционные отрасли права", опосредуются либо подотрас­лями основных отраслей, либо "нетрадиционными", но тем не менее основными отраслями права, например, правом социального обеспече­ния или трудовым правом, либо нормами отраслей или подотраслей права, находящихся в стадии их формирования, но в силу объективных причин (например, неразвитости названных общественных отношений), либо субъективных причин (например, неосознания законодателем конкретных общественных отношений в качестве специфичного вида об­щественных отношений) в отрасли или подотрасли права еще не сло­жившихся. Но речь в данном случае идет о видах общественных отно­шений, а не об их комплексах. Как бы законодатель не группировал нормы права основных отраслей, подчиняясь необходимости регулиро­вать общественные отношения в сферах деятельности человека, эти общественные отношения не сольются, а останутся отношениями разных

видов. Вот почему представляется более убедительной ПОЗИЦИЯ С.Н. Братуся, который последовательно проводя идею классификации отраслей права в соответствии с предметом и методом правового ре­гулирования, пишет, что "никакого "сплава", трансформации методов нет там, где разнородность отношений продолжает существовать, ког­да эти отношения выступают как самостоятельные, хотя и взаимно связанные слагаемые, направленные в своей совокупности на дости­жение хозяйственной или иной цели" [62] .

Оригинальное решение рассматриваемой проблемы предлагает О.А. Красавчиков, вводя в правовую ткань критерий предметной и функциональной взаимосвязи правовых норм и институтов. "Там. где нет предметной связи (и ее основы), там нет элемента системы пра­ва" [63]. Предметная взаимосвязь правовых норм и институтов определя­ется однородностью предмета правового регулирования, функциональ­ная же взаимосвязь представляет собой такую форму элементов отрас­лей права, которая определяется наличием нескольких разнородных самостоятельных предметов правового регулирования, находящихся между собой в состоянии взаимодействия.

Исходя из понимания предмета и метода правового регулирования как единственных классифицирующих критериев отраслей права, мы ут­верждаем. что "комплексные отрасли" праза не существуют [64]. А что

же существует? Комплексные отрасли законодательства [65].

При сведении норм различных отраслей права в рамки единого

нормативно-правового акта в целях наиболее полного и разносторон­него регулирования конкретной сферы общественных отношений не про­исходит механической трансформации, слияния различных видов об­щественных отношений в новый вид и различных методов регулирования этих отношений в новый, специфичный метод правового регулирования. При анализе норм права, составляющих так называемые "комплексные отрасли права" происходит выделение норм основных отраслей, кото­рые как правило представляют из себя субинституты соответствующих институтов основных отраслей права с учетом специфики сферы дея­тельности, опосредуемой нормами этих отраслей. Трудовые отношения на транспорте все равно остаются трудовыми отношениями; отношения, опосредуемые нормами института перевозки, не противоречат соот­ветствующим общим нормам гражданского права и т.д. Мы, безусловно, признаем объективный характер развития общественных отношений и возможность формирования новых отраслей права, но не путем искусс­твенного соединения норм различных отраслей права. Возможное про­тиворечие норм права, входящих в так называемые "комплексные от­расли права”, общим положениям и принципам соответствующих отрас­лей права, может привести к разрушению единого правового поля го­сударства.

Преобладание комплексных отраслей законодательства, вызванных различными практическими потребностями ("в целях удобства пользо­

вания") вызывает желание у некоторых ученых искусственно расширить систему права [66], но комплексное использование законодательства, содержащего "функционально взаимодействующие" группы норм различ­ных отраслей права, не создает новой отрасли права, ибо "при комп­лексном правовом регулировании общественных отношений не происхо­дит превращения норм одного вида в другой или какого-либо их слия­ния, иначе вся идея комплексности с появлением нового качества ут­ратила бы смысл.

Представляется вполне обоснованным предложение А.в. Мицкевича считать так называемые "комплексные отрасли права" комплексными общностями норм права, ибо в них выражен процесс не дифференциа­ции. а. скорее, интеграции норм основных отраслей, они как бы "сращивают" нормы разных отраслей в единой по содержанию и соци­альным целям сфере деятельности [67].

Мы разделяем позицию ученых, предлагающих понимать структуру системы права на уровне ее отраслей в качестве однопорядковой сис­темы отраслей права, которые взаимно исключают друг друга.

Поскольку объективные жизненные потребности диктуют необходи­мость расширения комплексного законодательства, опосредующего раз­личные объекты правового регулирования или сферы деятельности, то для улучшения правовой регламентации жизни общества, недопущения распада его механизма, необходимо подчинение норм, входящих в

комплексные образования, общим принципам и нормам соответствующих отраслей права.

Таким образом, отрасль права представляет собой структурный элемент системы права, объединяющий нормы права, опосредующие оп­ределенную сферу общественных отношений.

С.С. Алексеев выделяет и такой специфический признак отрасли права, как наличие определенного юридического режима правового ре­гулирования. под которым понимает ’’особую систему правового воз­действия". состоящую главным образом в специфике методов регулиро­вания и его механизме, с помощью которого отрасль права становится относительно замкнутым "механизмом регулирования" [68].

Полагаем, что данный признак присущ и подотрасли, как факуль­тативному элементу отрасли права [69]. Считаем необходимым вспомнить, как. к примеру, пытался обосновать собственный метод правового ре­гулирования. присущий земельному праву. В. С. Якушев [70]. Из его ут­верждений выходило, что метод, применяемый в земельном праве - ад­министративно-правовой. Анализируя специфику метода правового ре­гулирования, присущего различным отраслям права и не находя ее, сторонники признания подотраслей в качестве полноправных отраслей права предлагают, к примеру, идею "функциональных отраслей права", возникших в результате начального деления права на отрасли в соот­ветствии с предметом и методом правового регулирования в их единс­тве. Дальше, по их мнению, происходит второе деление права, в ос­нове которого лежат только предмет и дополняющие его критерии.

Причем процесс этот может идти до бесконечности и критериями выде­ления различных отраслей права могут быть какие угодно основания. Уже в так называемом "втором делении" права мы видим отказ от ме­тода правового регулирования как критерия классификации отраслей. Но ведь и этим отраслям присущ какой-то метод (это, например, фи­нансовое. земельное, семейное право) [71]. Думается, что авторы либо не смогли раскрыть специфику метода правового регулирования, при­сущего конкретной отрасли права, либо это не отрасль права в клас­сическом ее понимании. 0.0. Миронов предлагает компромиссное реше­ние проблемы, согласно которому отрасли могли бы быть по характер­ным чертам метода регулирования отнесены к тем или иным типам [72]. Аналогичная мысль была высказана С.С. Алексеевым, предлагающим от­расли права распределить по семьям отраслей [73].

Представляется более правильным признать совокупность норм права, опосредующих определенную область общественных отношений методом правового регулирования, присущим основной отрасли права, подотраслью соответствующей отрасли права.

Следует проводить границу между отраслью и подотраслью права с учетом наличия или отсутствия собственного метода правового ре­гулирования. Как бы ни были далеки друг от друга договор перевозки и мены - все эти отношения регулируются в рамках (т.е. методом) гражданского права.

Водоразделом же между подотраслью и правовым институтом слу­

жит признак автономности регулирования общественных отношений. L Правовой институт не может охватить все стороны регулируемого вида общественных отношений, подотрасль права с этой задачей справляет­ся.

Исходя из изложенного, основными отраслями российского права можно считать: конституционное (государственное) право, гражданс­кое право, административное право, уголовное право, финансовое право, гражданско-процессуальное право, уголовно-процессуальное право, право социального обеспечения, сельскохозяйственное право, трудовое право, уголовно-исполнительное право, природоохранное право, таможенное право, коммерческое . банковское право, косми­ческое. атомное право, земельное право.

Конституционное (государственное) право является ведущей от­раслью российского права, которая учредительно-закрепительным ме­тодом опосредует наиболее важные, исходные государственные отноше­ния: политическая система, экономическая основа, формирование, структура, принципы деятельности представительной, исполнительной и судебной власти, правовое положение граждан, их права, свобода и обязанности, федеративное устройство, административно-территори­альное деление и др.

Административное право императивным методом, элементами кото­рого являются иерархия и субординация, власть и подчинение, нали­чие компетенции у субъектов, регулирует сферу управленческой, ис­полнительно-распорядительной деятельности государственных органов, общественных организаций, должностных лиц.

Гражданское право регулирует имущественные и личные неиму­щественные отношения (имя. честь, достоинство, авторство) при ус­ловии равенства сторон.

Семейное право в сочетании метода равенства сторон и алимен-

тарного метода регулирует семейные отношения граждан: между супру­гами, родителями и детьми, опекунами и опекаемыми и др.

Трудовое право методом поощрения, стимулирования, дисципли­нарного взыскания регулирует договорные по своей сути трудовые от­ношения. регламентирует различные их аспекты.

Гражданско-процессуальное право методом равенства сторон ре­гулирует отношения по осуществлению правосудия при разрешении спо­ров о праве гражданском, по семейным, трудовым и иным делам.

Уголовное право императивно-запретительным методом регулирует отношения по охране общества от общественно-опасных деяний путем признания конкретных действий или бездействий лиц преступлениями, установлении видов санкций, формах и степени вины и т.д.

Уголовно-исполнительное право императивным методом в сочета­нии с методом воспитания, поощрения, а также усиления режима, ре­гулирует отношения отбывания наказания лицами, лишенными свободы и сопутствующие им отношения: освобождения от отбывания наказания, административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы и др.

Уголовно-процессуальное право императивным методом и методом равенства сторон регулирует отношения по раскрытию и рассмотрению уголовных дел. определяя правовое положение субъектов и регламен­тируя процессуальные формы данной деятельности.

Сельскохозяйственное право в сочетании диспозитивного метода с методом рекомендаций регулируют отношения, складывающиеся между различными сельскохозяйственными организациями и государственными органами, иными субъектами сельскохозяйственных отношений.

Право социального обеспечения алиментарным методом регулирует отношения между государством и гражданами, признанными нетрудоспо­собными вследствии инвалидности, по возрасту, иными субъектами

указанных правоотношений.

Финансовое право императивным методом регулирует финансовые отношения, складывающиеся в сфере денежного обращения, государс­твенных займов, налогов и т. д.

Природоохранное право императивным методом регулирует отноше­ния. складывающиеся в экологической сфере, целью которого является охрана окружающей среды и восстановление экологического баланса.

Таможенное право регулирует порядок и условия перемещения че­рез таможенную границу товаров и транспортных средств, таможенный контроль и другие средства проведения таможенной политики в жизнь.

Земельное право регулирует вопросы землепользования и земле­устройства, сохранения и распределения земельного фонда, определе­ния правового режима различных видов земли [74].

Социально-политические изменения, произошедшие в России в последние годы, послужили причиной пересмотра отношения уче­ных-юристов к проблеме выделения в системе права еще одного уровня элементов - подразделения права на частное и публичное.

М.М. Агарков в 1920 году проанализировал теории, направленные на обоснование разделения права на публичное и частное. В качестве критериев такого подразделения предлагались, в частности, "интерес общества, общественное благо" и "интерес отдельного субъекта, частного лица", "юридическую централизацию" и "децентрализацию", "организационную и распределительную функции права", виды субъек­

тивных прав. Ценностью частного права по мнению М.М. Агаркова яв­ляется то. что частное право обеспечивает индивидуальную свободу отдельному человеку [75].

Общеизвестно отношение В. И. Ленина к данному предложению. В письме к Д.И. Курскому он писал: "Мы ничего "частного" не призна­ем. для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное" [76]. Советская юридическая наука пошла по пути категоричес­кого отрицания возможности постановки данного вопроса, так как де­ление на отрасли права производится в советском социалистическом праве не по признаку различия интересов, ибо интересы у всех были одинаковы - построение коммунистического общества [77].

Законодательное закрепление частной собственности на средства производства объективно ведет к противопоставлению личных интере­сов общественным: "для частного преимущественное значение имеют интересы отдельных лиц. их правовое положение и имущественные от­ношения. для публичного глазными являются государственные интере­сы. правовое положение государства, его органов и должностных лиц. регулирование отношений, имеющих ярко выраженный общественный ин­терес" [78].

А.Е. Постников, анализируя правовое регулирование экономики в высокоразвитых капиталистических странах, пишет, что частно-право­вое регулирование обеспечивает начало самостоятельности в деятель­

ности экономических субъектов и саморегулирования рынка и предс­тавляет собой децентрализованный метод регулирования экономической деятельности, а в публичном правовое регулирование несет начало централизации [79]. Таким образом можно сделать вывод, что публич­но-правовая деятельность государства является стабилизирующим фак­тором государственной и общественной жизни. Ю.А. Тихомиров предла­гает считать, что публичное право "имеет своим девизом обеспечение гармонии и согласия в обществе, баланс интересов личности, коллек­тива. общностей и общества в целом, стабильность государства и его институтов, устойчивость основ экономического и социального раз­вития" [80]. Хочется добавить к сказанному, что этот девиз распрост­раняется на все право, т.к. в противном случае, говоря о частном праве, мы должны будем повторять сказанное с частицей "не".

Иными словами публичное право - это своего рода функциональ­но-структурная подсистема права, выражающая государственные, меж­государственные и общественные отношения.

Какие структурные элементы включает в себя названная подсис­тема? По мнению автора, публичное право включает в себя такие от­расли права, как теория государства и права, конституционное (го­сударственное) право, административное право, уголовное право, международное публичное право [81]. Не нуждается в пояснении, почему мы не можем в качестве структурного элемента права признать теорию государства и права, представляется неприемлемой попытка в качест­ве отрасли национального права (а только в этом аспекте может

рассматриваться структура системы права) признать международное публичное право и непонятно, по какому критерию отнесено, напри­мер. уголовно-процессуальное право к элементам "подсистемы частно­го права". Любопытно, что к отраслям законодательства, относящимся к публичному праву. Ю.А. Тихомиров относит так называемое "эконо­мическое законодательство" и "международное гуманитарное право" [82]. Как мы видим, с точки зрения единственного предлагаемого пока кри­терия подразделения отраслей права на частное и публичное - инте­реса - нет четкого понимания частного и публичного права как структурных элементов системы права.

Деление права на публичное и частное признается эффективным средством его классификации, например, в Японии, но ученые-юристы признают его несовершенство и предпринимают попытку изыскания бо­лее универсальных критериев разграничения. Японские ученые отвер­гают теорию правового блага, так как подразделение публичного и частного блага отвечает "вопросом на вопрос", теорию характера субъектов правоотношений, т.к. в соответствии с этой теорией если хотя бы одной из сторон в правоотношении является государство или административно-территориальная единица, то право должно быть пуб­личным. но в тех случаях, когда названный субъект совершает сделку как отдельная личность, например, при покупке земли у частного ли­ца. применяется частное, а не публичное право. Теория правоотноше­ний к публичному праву относит право, регулирующее государственное отношение (отношения правления, власти), а к частному праву - ре­гулирующее общественные отношения (отношения равенства) как отно­шения вертикальные и горизонтальные.

Но неудовлетворенность критериями подразделения права на

частное и публичное нагляднее всего можно увидеть на фоне выдвиже­ния наряду с частным и публичным правом "социального права" как результата "публицизации частного права" [83].

Невозможность отыскания убедительных критериев для отнесения норм права к так называемым подсистемам частного и публичного пра­ва. отсутствие практической целесообразности, дает нам основание утверждать, что выделение частного и публичного права в качестве элементов системы права есть искусственное усложнение структуры права, носящее скорее политический, чем правовой характер.

Таким образом, структурными элементами системы права предс­тавляется правильным считать нормы права, правовые институты (ко­торые могут иметь в своем составе субинституты), отрасли права (факультативными элементами которых могут быть подотрасли).

<< | >>
Источник: Киримова Елена Андреевна. ПРАВОВОЙ институт /теоретико-правовое исследование/ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 1998. 1998

Еще по теме 2. СТРУКТУРНЫЙ СОСТАВ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА:

  1. § 1. Сущность требований неимущественного характера и место их правовой регламентации в системе гражданского исполнительного права
  2. Система и структура права как его внутренняя форма
  3. 1 СТАНОВЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН И ДО ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. § 2.1. Основные направления муниципально-правовой реформы в условиях модернизации политической системы Российской Федерации
  5. Понятие и система источников муниципального права
  6. Глава II. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ЕЕ СТРУКТУРНЫЙ СОСТАВ
  7. 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права
  8. § 1. Доходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации
  9. Система российского уголовного права: понятие, структура, признаки
  10. Нормы в системе российского уголовного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -