<<
>>

§ 3. Профессиональное правосознание в юридической деятельности

Неотъемлемой составной образа жизни человека, важным средством его формирования и развития как личности является деятельность. Проблемы правового сознания в их непосредственной связи с деятельностью субъектов в сфере правового регулирования приобретают особо важную теоретическую и практическую значимость на современном этапе развития российского об­щества.

Так, С.Л. Рубинштейн, раскрывая содержание принципа взаимосвязи сознания и деятельности, пишет: «Основное позитивное содержание поло­жения о единстве сознания и деятельности заключается в утверждении их взаимосвязи и взаимообусловленности: деятельность человека обуславлива­ет формирование его сознания, его психических связей, процессов и свойств, а эти последние, осуществляя регуляцию человеческой деятельно­сти, являются условием их адекватного выполнения»[61].

Реализация указанного принципа применительно к исследованию про­фессионального правосознания юристов означает, что его основные компо­ненты и особенности должны быть изучены в неразрывной связи с их про­фессиональной деятельностью.

Каковы же основные особенности профессиональной деятельности, определяющие специфику профессионального правосознания юристов, осу­ществляющих практическую деятельность в области права?

В юридической литературе профессиональная деятельность юристов (юридическая деятельность) рассматривается достаточно традиционно, как опосредованная правом трудовая, государственно-властная, управленческая деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение обще­ственных задач и функций (создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и т.п.) и удовлетворением тем самым как общесоци-

61

альных, групповых, так индивидуальных интересов и потребностей1.

М.Ф. Орзих юридической деятельностью считает социальную актив­ность, с помощью которой достигается опосредованный правом результат2.

В.Н. Кудрявцев определяет ее как «правовое поведение должностных лиц»3.

В свою очередь С.Н. Назаров под юридической деятельностью понима­ет «нормативно регламентированную систему последовательно осуществ­ляемых субъектом права в установленных процессуальных формах действий, операций и способов, а также используемых средств, направленных на дос­тижение правовых целей»4.

В связи с этим отсутствие разграничения значений юридической дея­тельности как в теории, так и в практике, смешение ее с иными видами дея­тельности в области права, недооценка ее значения в правовой системе об­щества приводит некоторых исследователей к отрицанию качественного своеобразия профессиональной юридической деятельности. Поэтому юриди­ческую деятельность целесообразно рассматривать в широком и узком смыс­ле.

В широком смысле под юридической деятельностью следует понимать как опосредованную правом трудовую, управленческую, государственно­властную деятельность субъектов в области права.

В узком же смысле - это профессиональная деятельность должностных лиц компетентных органов по вынесению юридических решений, при нали­чии специального статуса юриста.

В первом случае это - деятельность всех субъектов права напрямую или косвенно связанных с правом, во втором случае это - профессиональная деятельность лиц, осуществляющих практико-теоретическую деятельность в

1 Карташов В. Н. Юридическая деятельность: понятие, структура, ценность. — Саратов 1989.-С. 5.

2 См.: Орзих М. Ф. Право и личность. - Киев, 1978. - С. 127.

3 Кудрявцев В. Н. Право и поведение: норма и патология. - M., 1982. - С. 148.

Назаров С. Н. Теоретико-правовые основы юридической деятельности контрольно­надзорных органов в условиях формирования правового государства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2000. - С. 15.

62

области права, имеющих при этом соответствующую квалификацию.

В свою очередь, общетеоретический анализ профессиональной дея­тельности юриста позволит выделить особенности данной деятельности, а также особенности субъекта, осуществляющего эту деятельность.

До сих пор как в науке, так и в практике нет конкретного ответа на вопрос: кто же такой юрист и чем он должен заниматься?

В контексте данного подхода юридическая профессия может рассмат­риваться, как представляется, в следующих основных значениях.

Во-первых, как объективно обусловленная и социально фиксированная сфера человеческой деятельности, приложения сил. «Юрист» - это опреде­ленное статическое явление, которое включает в себя совокупность опреде­ленных качеств, свойств, при наличии которых тот или иной субъект имеет возможность осуществления соответствующего вида деятельности. Меха­низм закрепления этих свойств у субъекта определен в рамках правового ре­гулирования.

В данном случае мы говорим о юристе как о квалификации лица, устанавливающей соответствующий уровень его подготовленности, т.е. это своего рода абривиатура соответствующих знаний личности, необходимых для осуществления определенного рода деятельности (юридической).

«Квалификация - это степень и уровень профессиональной подготов­ленности к какому-либо виду труда»[62].

Во-вторых, как система действий, основанных на юридической квали­фикации, выполняемых систематически, урегулированных законодательным образом и обеспечивающих юристам соответствующий социально-правовой статус. В этом случае «юрист» рассматривается как правовая модель, суще­ствующая в объективной действительности, определяющая форму и содер­жание деятельности субъекта, т.е. его специально-правовой статус.

В широком смысле под правовым статусом понимается юридически за­крепленное положение человека в обществе, его права и свободы, обязанно-

63

сти и ответственность, установленные законодательством и гарантируемые государством[63].

Специальный социально-правовой статус - это статус лица, принадле­жащего к определенной категории граждан, который позволяет осуществлять возложенные на них специальные функции[64].

В свое время С.С. Алексеев и В.Ф. Яковлев, разрабатывая модель юри­ста, включили в предложенную модель как общие требования и показатели, так и специфические, относящиеся к тем или иным разновидностям юриди­ческой деятельности. Основными общими показателями, по их мнению, яв­лялись:

- высокая общая культура, всесторонняя духовная и интеллектуальная развитость;

- высокий при том «специализированный» нравственный уровень - подчинение деятельности юриста ряду этических норм, таких как честность, уважительное отношение к людям, внимание и т.д.;

- надлежащий уровень правовой культуры;

- развитое юридическое мышление;

- глубокие знания законодательства и практики его применения;

- общекоммуникативные и организаторские качества, навыки работы с людьми, знания психологии людей;

- навыки научно-исследовательской работы[65].

В-третьих, как совокупность лиц, занимающихся юридической дея­тельностью, т.е. определенная социально-профессиональная группа. Здесь, юрист - это лицо, которое при наличие соответствующих профессиональных качеств и специального статуса осуществляет практико-теоретическую дея­тельность в области права.

Следовательно, юрист - это профессионал, сведущее лицо в юриспру-

64

денции, которое обладает специальными правовыми знаниями, убежден в их исключительной полезности и умеет применять их в своей практической дея­тельности. Здесь важно подчеркнуть, что профессионализм как достояние специалиста объединяет в себе, органически синтезирует три слагаемых: а) знание права, всестороннюю осведомленность о его содержании; б) твердые убеждения в объективной обоснованности и полезности действующего пра­ва; в) умение пользоваться правовым инструментарием. Весьма существен­ным элементом, по крайней мере желательным, является и призвание как природная склонность к какому-либо делу.

Эта общая характеристика может быть уточнена вычленением в про­фессионализме юриста некоторых специфических черт.

Юрист должен быть универсалом, обладающим возможностью профес­сионально судить обо всем и давать квалифицированные советы. Разносто­ронность знаний юриста - одно из главнейших условий оперативного дости­жения истины по делу.

Одной из существенных черт профессии юриста является творческий характер, постоянная поисковая озабоченность. В юридической деятельности исключаются стандарты, стереотипы и однообразие подхода к разбиратель­ству дел. В этом плане у профессии юриста есть общее с профессией иссле­дователя, ученого, для которого главное - постоянный научный поиск, не­стандартность мышления. Следует, однако, учитывать, что в свободе творче­ского поиска юрист ограничен предписаниями закона.

Профессия юриста связана с особыми условиями жизни общества, про­являющимися в социальных аномалиях, социальных эксцессах и экстремаль­ных ситуациях, т.е. в своеобразных болезнях общества. В этом плане юрист сродни врачу, поскольку имеет дело прямо или косвенно со здоровьем обще­ства, с социальными пороками, с изъянами духовного мира человека. Отсюда общее призвание юриста - лечить пороки в сознании, установках конкретно­го человека, проводить профилактику по предотвращению всевозможных пороков общества.

65

В органической связи с предыдущей особенностью юридической про­фессии выступает обостренное чувство справедливости, которое проявляет­ся, с одной стороны, в принципиально-критической оценке поведения окру­жающих людей с самых высоких критериев их социальной значимости и при условии исключительной доброжелательности к ним, а с другой - в критиче­ской оценке собственных поступков по отношению ко всем тем, кто нахо­дится от тебя в какой-то зависимости1.

Следует отметить, что в диссертационном исследовании субъект юри­дической деятельности рассматривается на уровне отдельных личностей, осуществляющих те или иные профессиональные трудовые функции и зани­мающих определенные должности в государственно-властных органах и уч­реждениях, а также в управомоченных организациях. Каждый субъект имеет правовой статус, который определяется из целей и задач, стоящих перед ним. В свою очередь, юридическая профессия будет рассматриваться как род тру­довой деятельности.

C учетом сказанного юридическую профессию можно определить как род деятельности, связанный с правовым регулированием общественных от­ношений, обеспечением соблюдения членами общества правовых норм, тре­бующий необходимых знаний и навыков, приобретаемых путем юридическо­го образования и практического опыта, и накладывающий на юристов ответ­ственность за эффективное выполнение возложенных обязанностей в системе общественного разделения труда2.

Направленная на удовлетворение общественных и личных интересов и потребностей юридическая деятельность служит важнейшим средством раз­решения социальных противоречий, решения задач и функций, стоящих пе­ред обществом и государством в целом, отдельными государственными и общественными организациями. Реализуя определенные функции, она пред­ставляет собой творчески-организующую, социально-преобразующую дея-

1 См.: Горшенев В. M., Бенедик И. В. Юридическая деонтология. - Киев, 1988. - С. 57-59.

2 См.: Соколов Н. Я. Юристы как социально-профессиональная группа // Государство и право. - 2004. — № 9. - С. 30.

66

тельность. В то же время она является профессиональной, т.е. для юриста это основной род трудовой деятельности, которую он осуществляет квалифици­рованно.

Юридическая деятельность включает в себя, в основном, правовую оценку фактических обстоятельств дела, результатом которой является при­нятие соответствующего компетентного решения в виде юридического акта1. Суть решения не может и не должно ограничиваться формальной стороной подведения жизненных обстоятельств под общие условия нормы. Это твор­ческая деятельность. Отсюда — ответственность юриста за ее итоги. Таким образом, только юрист может грамотно «наложить» нормативно-правовой акт на конкретные жизненные обстоятельства, реализовав при этом государ­ственную волю, необходимую для правильной (правомерной) организации деятельности субъекта в обществе.

Следовательно, прежде всего, ее предметом является разбирательство самых различных юридических дел, т.е. таких жизненных обстоятельств и событий, которые основаны на праве и влекут определенные юридические последствия. Во-вторых, в качестве ее инструмента всегда выступают нормы материального и процессуального права. В-третьих, в качестве ее активных субъектов выступают уполномоченные должностные лица, профессионально подготовленные и знающие свое дело. В-четвертых, все совершаемые в ходе разбирательства дела операции обязательно закрепляются в соответствую­щих официальных документах. В-пятых, юридическая деятельность как сис­тема деятельности строго регламентируема в своей процедуре2.

Следует отметить, что в данной деятельности нельзя игнорировать психологический аспект, характеризующий процессы формирования и функ­ционирования потребностей, интересов и мотивов (мотивации) поведения участников общественных отношений. Применительно к этому аспекту сле­дует анализировать такие элементы, как правосознание, в частности профес-

1 Карташов В. Н. Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько - M., 2001.-С. 497.

2 См.: Горшенев В. M., Бенедик И. В. Указ. соч. - С. 51.

67

сиональное правосознание юристов, личность юриста в ее единстве с созна­нием и деятельностью, вычленяя по возможности все аспекты интеллекту­альной, волевой, и эмоциональной сфер, а также личностные характеристики, которые определяют выбор правомерного либо противоправного поведения в юридически значимых ситуациях, т.е. их взаимообусловленность.

Бесспорен тот факт, что совершению практически всех юридических действий предшествуют и сопутствуют осознание задач и целей юридиче­ской деятельности, мотивация, волеизъявление, оценки разнообразных об­стоятельств, принятие и реализация решений и другие психические процес­сы. Но нужно также иметь в виду факт обратного воздействия практических юридических действий на психику субъектов юридической деятельности.

Психические процессы не только направляют деятельность, но и фор­мируются в ней[66].

Таким образом, юридическая деятельность, с точки зрения своего ин­теллектуально-волевого содержания, это отнюдь не механическое поведение, приложение общих правил к конкретным обстоятельствам, а сложная мысли­тельная деятельность по установлению и анализу фактических обстоятельств дела, оценке доказательств, поиску, выбору и толкованию норм права, фор­мулированию решения. Для эффективного осуществления юридической дея­тельности необходимо развитое правовое мышление, сформированное про­фессиональное правосознание. В связи с этим общие черты юридической деятельности предопределяют необходимость использования в данном про­цессе специализированного (профессионального) уровня правосознания юристов.

Термин «профессиональное правосознание» прочно вошел в научный оборот, но употребляется главным образом в узком его значении, как про­фессиональное правосознание юристов[67].

68

Вместе с тем очевидно, что и представители других профессий для осуществления своих функций должны обладать знанием ряда правовых норм, регламентирующих сферу их деятельности. А если учесть, что заня­тие определенным видом общественной деятельности оказывает значи­тельное влияние на формирование сознания в целом, то необходимой представляется постановка вопроса о профессиональном правосознании в широком смысле.

Следовательно, под профессиональным правосознанием в широком смысле следует понимать наличие определенных правовых знаний, обу­словленных спецификой конкретной профессии, а также более широкое и глубокое знание законов тех отраслей права, с которыми чаще приходится сталкиваться по долгу работы. Это своего рода формальный минимум знаний, необходимый работникам в том или ином виде профессиональной деятельно­сти. Таким образом, профессиональным правосознанием обладают все субъек­ты трудовой деятельности.

Профессиональное правосознание юристов отличается систематич­ностью, полнотой, детальностью, зрелостью, глубокой осознанностью, убежденностью, основывается на научных и теоретических знаниях.

Юридические знания, в свою очередь, прочно связаны с социальны­ми, психологическими. Они в дальнейшем становятся профессиональными убеждениями и ценностными ориентациями, соединенные с высокоразви­тым чувством права, законности и справедливости, с побуждениями к не­уклонному утверждению их в своей работе.

Но те юристы (а также будущие юристы) у которых цель не защита прав и свобод человека и гражданина, а умелое обхождение закона для реализации своих корыстных интересов, они не представляют эталон уровня профессионального правосознания данной категории субъектов трудовых отношений. Следует отметить, что профессиональное правосоз­нание юристов отличает не просто устойчиво положительное отношение к праву и практике его применения, а солидарность с правовым предписани-

69

ем, т.е. с законодателем, понимание полезности, необходимости и спра­ведливости его применения, привычка соблюдать правовой закон.

Поддерживая позицию Н.Я. Соколова, можно определить профессио­нальное правосознание юриста как одну из форм правосознания, высту­пающей системой правовых взглядов, знаний, чувств, ценностных ориента­ций и других структурных элементов правового сознания людей, профес­сионально занимающихся юридической деятельностью, которая требует специальной образовательной и практической деятельности1.

Необходимо отметить, что профессиональное правосознание юристов формируется и функционирует в целостной системе правосознания, и, сле­довательно, является ее составным элементом.

Важнейшим методологическим принципом изучения профессиональ­ного правосознания является системный подход, в основе которого - диа­лектическое единство общего, особенного и единичного. Его возможности позволяют вскрыть взаимосвязь общественного правосознания и профес­сионального правосознания, без чего трудно представить последнее как ценностно-нормативную ориентацию субъектов в правовой действительно­сти.

Профессиональное правосознание юристов формируется в процессе их жизнедеятельности, и, в первую очередь, профессиональной деятельно­сти. Оно относится к общественному правосознанию как отдельное к обще­му и подчинено закономерностям взаимодействия группового и общест­венного сознания вообще. Формируясь под влиянием общественного право­сознания и отражая социально-типичные черты, правосознание юристов имеет в то же время индивидуально-неповторимые свойства, обусловлен­ные их взаимодействием с определенными социальными общностями, а также своеобразием индивидуального развития личности.

Как уже отмечалось, на формирование правосознания юристов серь­езное влияние оказывает профессионально-групповое правосознание. В

1См.: Соколов Н. Я. Профессиональное сознание юристов. - M., 1988. - С. 130-131.

70

профессионально-групповом правосознании так же как, и в индивидуаль­ном, отражаются те общественные отношения, которые так или иначе включены в сферу группового или индивидуального бытия личности. Но в то же время, как правильно отмечает В.А. Щегорцев, «групповое сознание хотя и складывается в результате активного духовного творчества индиви­дов, но оно представляет собой качественно новое явление, в которое вхо­дят элементы индивидуального и общественного правосознания и то, что типично, характерно для мироощущения данной социальной общности и наиболее полно отражает ее интересы»1.

Профессиональное правосознание способствует формированию у ин­дивидов, входящих в данную профессиональную группу, определенного от­ношения к праву, законодательству, к другим правовым явлениям. Право­вые воззрения, установки профессиональной группы могут формировать позитивное или негативное отношение к правовым ценностям.

Профессиональное правосознание, являясь видом общественного пра­восознания, имеет свои исторические корни и достаточно выраженные ин­дивидуальные признаки.

Профессиональное правосознание юристов, на наш взгляд, должно соответствовать следующим требованиям:

- устойчивая солидарность с законом, готовность защищать его;

- убежденность в незыблемости принципа законности;

- высокая теоретическая подготовленность, позволяющая принимать правильные решения в сложных юридических ситуациях;

- нацеленность на активные действия в сфере правоохраны;

- уважение к праву, к закону, к тактике его применения.

Профессиональное правосознание юристов обладает спецификой, которая определяется их особой компетенцией в сфере юридической прак­тики. Это правосознание особой группы людей, профессионально зани­мающихся юридической деятельностью, которая требует специального об- 1Щегорцев В. А. Социология правосознания. - M., 1981. - С. 115.

71

разования и характеризуется единством социальных задач, методов и форм профессиональной деятельности, направленной на обеспечение лич­ной безопасности граждан, защиту их прав и свобод, законных интересов, предупреждение правонарушений и их пресечение.

Сущность и особенности профессионального правосознания юристов конкретизируются в содержании правовой идеологии и правовой психоло­гии, в системе присущих данной профессиональной группе правовых зна­ний, представлений, установок, ценностных ориентаций и т.д.

Следовательно, профессиональное правосознание образует сложная система информационно-познавательных, эмоционально-оценочных и по­веденческо-регулятивных компонентов, формируемых как в процессе спе­циальной юридической подготовки (образования), так и в ходе профессио­нальной деятельности юриста[68].

Основными элементами информационно-познавательного уровня профессионального правосознания являются знания правовых норм, уме­ния и навыки их практического применения.

Необходимо отметить, что профессиональное правосознание юристов обладает особенностями, отличающими его от правосознания обычных гра­ждан, что, к сожалению, не всегда учитывается. C точки зрения структурных элементов правосознания, наиболее подвижно знание права, без которого невозможна обоснованная, точная и правильная оценка правовых явлений, формирование ценностных установок, ориентаций и правомерного поведе­ния.

При этом надо учитывать, что если для гражданина закон - веление государства, то для юриста — еще и профессиональный инструмент, основа его правомочий, непременное условие нормального выполнения функций, взаимодействия с другими людьми[69].

Также правильная и активная юридическая деятельность не может

72

осуществляться при помощи лишь минимальной суммы знаний о правовых явлениях, которыми располагают субъекты массового правосознания. Здесь необходимо глубокое знание законодательства и практики его применения, их специализированности применительно к соответствующей сфере деятель­ности юристов. Следует отметить, что для профессионального правосознания характерно не просто формальное знание той или иной правовой нормы, а понимание целей, задач и принципов права, точные представления об усло­виях действия правовой нормы. В чем же заключается специализированность юридических знаний?

Во-первых, знания юристов характеризуются детализированностью и конкретностью, т.е. в отличие от массового правосознания они не могут быть ограничены общими правовыми представлениями. Для них необходимо про­никновение в глубину содержания правовых норм, четкие представления об обстоятельствах, при наступлении которых норма вступает в действие, о правовых последствиях, которые наступают при наличии предусмотренных нормами условий.

В каждой конкретной области практической деятельности юриста не­обходимы углубленные знания определенных отраслей права и законода­тельства. Некоторые участки этой деятельности требуют в целом универ­сальных глубоких правовых знаний всех отраслей права, например деятель­ность по осуществлению правосудия.

Во-вторых, специализированность профессиональных знаний проявля­ется в их системности. Это связано в первую очередь с системностью самого права, с тем, что нормы права не действуют изолированно.

В-третьих, специализированность профессионального правосознания заключается в умении применять юридические знания на практике. Закон, интегрированный в правосознании юриста, является его профессиональным инструментом, основой служебной деятельности. Поэтому специализирован­ность юридических знаний означает умение профессионально применять нормы права в практической деятельности при решении юридических дел.

73

Умение применять юридический инструментарий предполагают не только знание и понимание правовых норм, но и овладение данными юридической практики. В связи с этим специализированность юридических знаний дости­гается как в результате правового образования, так и в процессе практиче­ской деятельности.

Кроме того, следует отметить, что именно в процессе правового обу­чения в правосознании юриста формируются базовые стереотипы в отно­шении тех норм права и элементов правовой действительности, которые бу­дут иметь в дальнейшем важное значение именно для данной деятельности.

Знание права важнейший, но не определяющий компонент профес­сионального правосознания юристов. Как верно отметил И.А. Ильин, «нор­мальное правосознание отнюдь не сводится к верному знанию положитель­ного права...»[70].

Более всего значимо их эмоционально-оценочное отношение к нор­мам права, правовым явлениям, к правовым ценностям в целом. Эмоцио­нально-оценочный уровень (правовая психология) профессионального пра­восознания представляет собой специфическую форму отражения общест­венного бытия, особую форму духовной деятельности, включающий в себя, во-первых, элементарные эмоциональные состояния психики: чувства, эмоции, настроения, переживания и т.п.; во-вторых, сложные эмоциональ­ные образования: ценностные (оценочные) отношения к правовой реально­сти (правовые оценки); правовые интуиции; правовые убеждения; привыч­ки, стереотипы и т.п.[71]

Следует признать, что правовая психология играет далеко не второ­степенную роль в структуре профессионального правосознания юристов. Именно в среде психологических реакций право проявляет свою социаль­ную сущность - гуманизм, справедливость и т.д. Эти качественные характе­ристики права выражают человеческие чувства и оценки: от их адекватно-

74

сти законодательству, психологического настроя людей во многом зависит эффективность действующих актов, всей правореализационной практики.

Психологами установлено, что хотя обозначенные эмоциональные компоненты, в силу их подчиненного по отношению к рациональным эле­ментам правосознания характера, не являются определяющими в механизме правового поведения, тем не менее, они могут оказывать на него как поло­жительное, так и отрицательное воздействие. Так, чувства законности, справедливости, долга безусловно оказывают благоприятное воздействие на результаты профессиональной деятельности юристов, и наоборот, неудов­летворенность качеством законов, неверие в их эффективность, отсутствие чувства долга, стремление к достижению цели любыми средствами оказы­вают отрицательное воздействие на профессиональную деятельность, спо­собствуют развитию деформационных процессов в сознании[72].

Таким образом, сочетание специализированных правовых знаний и чувств предопределяет рационально-эмоциональные компоненты профес­сионального правосознания. Специализация профессионального правосозна­ния означает чаще всего не только знание и понимание права, но и солидар­ность с ним. Специализированные правовые знания, сопровождаемые поло­жительными правовыми чувствами, обеспечивают интериоризацию права в целом, его принципов, практики юридической деятельности в правосознании юристов, хотя в профессиональном правосознании положительная оценка правовых требований может сопровождаться негативным отношением к от­дельным правовым предписаниям, практике их применения и реализации.

Особую роль в реализации правовых норм юристами играют сложные психологические компоненты профессионального правосознания - ценно­стные отношения, правовые убеждения, интуиции.

Ценностное отношение как структурный элемент профессионального правосознания представляет собой рационально-эмоциональное образова-

75

ние, существующее в форме мнений, представлений, суждений, оценок, выражающих отношение юриста к различным правовым явлениям с точки зрения профессиональных потребностей, целей и интересов в сфере юри­дической деятельности[73]. В структуру профессионального правосознания входят следующие виды ценностных отношений:

1) отношение к законодательству, нормам, принципам, институтам права;

2) отношение к нарушению правовых запретов;

3) отношение к компетентным органам, осуществляющие тот или иной вид юридической деятельности;

4) отношение к собственной профессиональной деятельности[74].

Следует отметить, что указанные ценностные отношения юристов имеют как позитивное, так и негативное содержание.

Позитивное отношение к правовой действительности юриста опреде­ляется такой правовой категорией, как профессиональная направленность - особая система его побуждений к применению всех своих сил и способно­стей в укреплении законности и правопорядка в стране. Она характерна от­ношением юриста к закону как к высшей социальной и жизненной ценно­сти, к борьбе за законность и правопорядок, как к личному жизненному призванию, к профессии юриста, как отвечающим главным своим особен­ностям и потребностям, установкам на использование законных и цивили­зованных способов решения профессиональных задач, взвешенным отно­шением к трудностям профессии.

В то же время, признавая высокую социальную значимость закона, приходится констатировать, что сегодня в российском обществе, в том чис­ле и среди юристов, распространен правовой нигилизм (направление обще­ственно-политической мысли, отрицающей социальную и личностную цен-

76

ность права1).

В деятельности юристов правовой нигилизм проявляется в фактах на­рушения законности, недооценке ими регулирующей и социальной роли за­конов. В итоге страдают интересы как граждан, так и государства. Это гово­рит о соответствующем состоянии правосознания, которое характеризуется как деформированное.

Ценностные отношения в процессе юридической деятельности фор­мируют своеобразные элементы оценочного уровня профессионального правосознания юристов - правовые убеждения, привычки, стереотипы по­ведения. Наиболее важную роль в данном процессе играют правовые убеж­дения как внутренне воспринятые и усвоенные социально-правовые ценно­сти, вызывающие готовность к деятельности.

Сущность убеждения составляют уверенность лица в обоснованности и справедливости требований и предписаний законов, осознание безуслов­ной необходимости их неукоснительного исполнения, внутренняя потреб­ность и привычка поступать с учетом требований правопорядка2.

Правовые убеждения способствуют формированию у юристов сте­реотипов применения норм права и привычки соблюдения законности в профессиональной деятельности.

Юристам должно быть присуще уважительное отношение к право­вым принципам, закону, осознание их социальной ценности. Уважение к правовым принципам, нормам предполагает готовность к сознательному исполнению их требований и поведение, соответствующее им. Оно пред­ставляет собой нравственно-правовую категорию, основанную на осозна­нии социальной ценности права как регулятора общественных отношений и проявляющуюся в сфере реализации - добровольном подчинении факти­ческого поведения нормам, принципам и идеям права.

Таким образом, «истинное» профессиональное правосознание юриста

1 См., например: Туманов В. А. О юридическом нигилизме. - M., 1989. - С. 135-146.

2 Гуцериев X. C., Сальников В. П., Федоров В. П., Худяк А. И. Правовая и духовная куль­тура сотрудников правоохранительных органов. - СПб., 1995. - С. 71.

77

предполагает уважительное отношение к праву и закону. Речь идет о понима­нии права как ценностного носителя, регулятора социального контроля. Уме­ние соотносить такое правопонимание с конкретной нормой позволяет гово­рить о практической реализации уважения к праву в профессиональной дея­тельности юриста.

На основе эмоционально-оценочных элементов профессионального правосознания формируется оценочное (ценностное) правовое мышление как специфическое свойство правосознания юриста, связанное с разреше­нием конкретных юридических дел.

Как считает А.Э. Жалинский, «понятие социально-правового мышле­ния в полном соответствии с реальными процессами функционирования общественной мысли в сфере борьбы с преступностью выявляет в них то, что не охвачено понятием правосознания, и отражает, прежде всего, актив­ную интеллектуальную деятельность, связанную с ситуацией выбора, с ре­шением некоторой возникшей задачи либо формирования той или иной ак­тивной позиции по отношению к принятому решению»[75].

Следовательно, правовое мышление не существует вне правосозна­ния, оно является одновременно свойством профессионального правосоз­нания, результатом его функционирования и способом осуществления его функций, прежде всего оценочной.

Правовое мышление - это известная область мышления человека, ко­торая не ограничивается строгими рамками и которая определена в первую очередь своим предметом, т.е. правом. Предметом правового мышления и его целью предопределены некоторые его особенности, прежде всего его рациональность и намеренный недостаток эмоциональности, его точность, которая неизбежно больше, чем в «обыденном» мышлении. Наконец, важ­но, что правовое мышление связано с высокими требованиями его логично-

78

сти1.

Главными поведенческими компонентами профессионального право­сознания являются правовые установки юристов и их готовность к деятель­ности определенного содержания и конкретной предметной направленности, обусловленные его волей2. Такая правовая установка включает: готовность юриста к активному использованию своих профессиональных прав с целью защиты личной безопасности граждан, их прав и свобод, законных интере­сов, точное неуклонное соблюдение и применение требований правовых норм; готовность к справедливому, ответственному и сознательному испол­нению своего профессионального долга; стремление к совершенствованию права в соответствии с общечеловеческими морально-правовыми ценностя­ми3.

Особенностью такого вида специализированных правовых установок является их ярко выраженный осознанный характер. Специфика юридиче­ской деятельности, ее повышенная социальная значимость требуют наличия осознанных правовых установок, которые лишь в том случае могут высту­пать внутренними факторами адекватной юридической деятельности, когда в их основе лежат специализированные правовые знания, положительные пра­вовые чувства, умения юриста.

Профессиональная юридическая деятельность является внешней фор­мой выражения таких положительных правовых установок, как: неуклонное следование требованию законности, точное и строгое осуществление своих правомочий, стремление законными средствами обеспечить реализацию юридических прав и обязанностей субъектов и т.д.

В своей совокупности правовые установки организуются в систему ценностных ориентацией юристов. Следует отметить, что для ценностно­правовых ориентаций юристов характерны (или должны быть характерны),

1 См.: Кнапп В., Герлох А. Логика в правовом сознании. - M., 1987. - С. 36-37.

2 См: Общая теория права / Под ред. проф. В. К. Бабаева. - Н. Новгород, 1993. - С. 477- 478.

3 См.: Сальников В. П. Правовая культура: теоретико-методологический аспект: Автореф. дис.... д-ра. юрид. наук. - Л., 1990. - С. 6.

79

как правило, достаточно высокая степень усвоения тех правовых норм и ин­ститутов, которые составляют основу их профессиональной деятельности, убежденность в их необходимости и справедливости.

Таким образом, правовая установка выступает в качестве связующего звена между профессиональным правосознанием и юридической деятельно­стью.

В процессе профессиональной деятельности у юристов складывается система специфических потребностей, интересов, мотивов, которые могут в своей совокупности образовать доминанту в воздействии на их правосозна­ние. В связи с этим возникает необходимость выяснения тех мотивов, под воздействием которых происходит формирование ценностно-правовых ори­ентаций юристов.

К типовым мотивам, влияющим на формирование профессионально­го правового сознания юристов, относятся следующие принципиальные по­зиции, связанные с защитой: интересов общества, государства, личных ин­тересов граждан.

В свою очередь, структура и иерархия, обозначенных мотивов во многом определяют процесс формирования и функционирования профес­сионального правосознания юристов.

В данном случае нас интересует функциональный аспект проблемы профессионального правосознания, связанный с его ролью в юридической деятельности.

Если обратиться к структуре процесса правоприменения как одного из видов юридической деятельности, то можно назвать этапы, которые квали­фицированно могут выполнять только юристы. К ним относятся: установле­ние и оценка фактических обстоятельств дела; выбор (отыскание) соответст­вующей правовой нормы; уяснение смысла (содержания) правовой нормы — толкование; принятие решения о применении нормы закона или подзаконно­го акта.

Роль профессионального правосознания проявляется, прежде всего, в

80

его познавательной функции. При его помощи осуществляется познание:

- фактических обстоятельств, с которыми связано возникновение кон­кретных правоотношений (юридических фактов), а также фактов, имеющих юридическое значение для дела;

- содержания юридических прав и обязанностей субъектов реализации права;

- содержания правовых норм, образующих юридическую основу дела[76].

В некоторых случаях, когда в нормах права установлено содержание прав и обязанностей, а их объем полностью определяется конкретной ситуа­цией[77], роль профессионального правосознания в юридической деятельности ограничивается только познавательной функцией. В других случаях роль профессионального правосознания, наряду с познанием, выражается в его оценочной функции. Оценочная функция профессионального правосознания проявляется в тех случаях, когда к конкретным жизненным обстоятельствам может быть применена одна из нескольких правовых норм, регулирующих данные отношения, по усмотрению юриста. Так в ст. 17 УПК РФ записано, «что судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознава­тель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению ,!основан­ному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руково­дствуясь при этом законом и совестью»[78].

Познавательная и оценочная функции правосознания дополняются конкретизационной функцией в случаях, когда объем прав и обязанностей не находится в такой жесткой зависимости от конкретной ситуации, которая не оставляет юристу свободы для собственного усмотрения. Конкретизационная функция правосознания в отношении содержания юридических обязанностей отчетливо видна при определении вида наказания на основе применения су-

81

дами альтернативных санкций уголовного законодательства. В свою очередь, регулятивная функция профессионального правосознания юристов осущест­вляется посредством правовых установок и ценностных ориентаций, синте­зирующих в себе все иные источники правовой активности. Результат этой регуляции - поведенческая реакция в виде, как правило, правомерного пове­дения. Это позволяет определить роль правосознания как внутреннего, лич­ностного механизма регулирования поведения юристов в юридически значи­мых ситуациях.

Профессиональное правосознание обеспечивает с субъективной сторо­ны весь процесс установления фактических обстоятельств конкретного юри­дического дела. Установление данных обстоятельств выступает по большей части как процесс доказывания, и они познаются юристом посредством ис­следования и оценки доказательств[79]. Юридические доказательства как факты объективной действительности являются юридическим инструментарием, посредством которого устанавливаются фактические обстоятельства дела. Тем самым обеспечивается поисковая деятельность, которая заключается в собирании доказательств, необходимых для решения юридического дела.

По-видимому, роль профессионального правосознания в установлении фактических обстоятельств дела можно конкретизировать с учетом его места и состояния, во-первых, в процессе формирования внутреннего убеждения юриста в истинности исследуемых обстоятельств и, во-вторых, в готовности к принятию решения на основании сложившегося внутреннего убеждения. Посредством профессионального правосознания в ходе исследования факти­ческих обстоятельств дела устанавливаются истинность или ложность иссле­дуемых фактов, их относимость и допустимость, дается их правовое обосно­вание. Сформированное внутреннее убеждение выступает в качестве твердой и сознательной уверенности в достоверности фактов и является внутренней формой проявления их профессионального правосознания применительно к фактическим обстоятельствам конкретного юридического дела.

82

В процессе формирования внутреннего убеждения профессиональное правосознание является опосредующим функциональным звеном между фак­тическими обстоятельствами и правовой нормой; в результате осуществле­ния познавательной и оценочной функций в нем возникает внутреннее свой­ство убежденности (уверенности) в достижении практической объективной истины применительно к отдельным юридическим фактам и фактическому составу в целом; профессиональное правосознание под воздействием объек­тивной истины на завершающем этапе установления фактических обстоя­тельств дела принимает форму правового убеждения и включает волевой компонент, связанный с установкой (ситуативной готовностью) к примене­нию правовой нормы1.

Таким образом, в структуру внутреннего убеждения входят познава­тельные, оценочные и волевые компоненты профессионального правосозна­ния.

Знания об исследуемых фактах действительности составляют объек­тивную основу любого убеждения. Психологические компоненты формиру­ют субъективную сторону внутреннего убеждения юриста. Эти элементы правового убеждения отражают психологическую сферу их деятельности и показывают их отношение к знаниям и отражаемым ими фактическим об­стоятельствам дела2. Следовательно, основные компоненты профессиональ­ного правосознания в разных пропорциях находят выражение во всех эле­ментах внутреннего убеждения лица, активизируя его на осуществление по­следовательных и обоснованных действий.

При установлении юридической основы дела профессиональное право­сознание является необходимым средством, с помощью которого юрист осу­ществляет оптимальное соединение правовой нормы с конкретными правами и обязанностями участников рассматриваемых правоотношений. Здесь про­фессиональное правосознание должно включать теоретические воззрения о

1 См.: Грошев А. В. Указ. соч. - С. 26.

2 См.: Олейникова В. С. Акмеология правосознания и нравственно-правового воспитания. -СПб., 1998.-С. 45.

83

системности права, основах построения нормативного материала по прави­лам законодательной техники. Юридическая квалификация конкретного дела предполагает также использование дополнительного нормативного материа­ла, обращение к актам специализированного толкования нормативных ис­точников.

Состояние и развитость профессионального правосознания находят не­посредственное выражение в принятии решения по юридическому делу. Роль профессионального правосознания в этой стадии определяется спецификой заключительного этапа правоприменительной деятельности, основанным на установленных фактических обстоятельствах и юридической норме. В ре­зультате соединения нормы права с фактическими обстоятельствами выраба­тывается определенное заключение.

Профессиональное правосознание является связующим звеном между фактическими обстоятельствами дела, юридическими нормами, регулирую­щими данное отношение, и принимаемым решением. Однако решение юри­дического дела не сводится лишь к выработке заключений из имеющихся по­сылок по правилам классического силлогизма, обозначенным в формальной логике. Это во всех случаях творческая, интеллектуально-волевая деятель­ность, определяющая возможность выбора путей и средств достижения опре­деленных целей в процессе принятия решения и его реализации, обусловлен­ного не только наличием специализированных знаний у юриста, полученных в процессе познания, но и его отношением вообще к праву и закону через психические и эмоциональные процессы и состояния.

Содержание профессионального правосознания юристов характери­зуется рядом черт:

- предполагает уважительное отношение к праву, закону, к практике его применения;

- является практическим, т.е. юристы не только знают основные принципы, нормы права, но и используют их в своей деятельности;

- убежденность в необходимости неукоснительного соблюдения бу-

84

квы закона;

- готовность к совершению активных правомерных действий по за­щите прав и свобод граждан;

- взаимосвязано с общественным и индивидуальным правосознанием;

- оказывает значительное влияние на различные сферы жизнедея­тельности;

- с точки зрения уровня познания правовой действительности, других качественных характеристик отлично от правосознания граждан.

В свою очередь, совокупность профессионального правосознания и поведения юриста образует единую систему юридического бытия1.

Недооценка его доминирующей роли и значения в механизме регуля­ции правового поведения юристов, а также недостаточная исследованность способов и путей его формирования приводят к деформации профессио­нального правосознания юристов. Мышление юриста прагматично по сво­ему характеру, так как для него важен, прежде всего, процесс осуществимо­сти, практической реализации принятых субъектом решений, их законность. Для профессионального правосознания характерны существенная точность, определенный схематизм, который обусловлен тем, что конкретным видам юридической деятельности присуща ситуационная, процессуальная и иная повторяемость. Однотипные юридические ситуации порождают, как правило, стереотипизацию интеллектуальных процессов и шаблонные действия, что приводит к формализму и бюрократическим извращениям в юридической деятельности.

Известно, что юридическая деятельность требует значительной психи­ческой и эмоциональной напряженности, что обусловлено необходимостью разрешать сложные социальные проблемы. Лишь обладая определенными психологическими познаниями в этой области, можно подготовить юриста к ситуациям, связанным с проблемностью, неопределенностью, конфликтно- 1См.: Баранов П. П. Профессиональное правосознание и поведение работников правоох­ранительных органов // Личность и власть: Межвуз. сб. науч, работ. - Ростов-на-Дону, 1995.-С. 60-67.

85

стью, неожиданностью, в которых как правило, не пригодны готовые и сте­реотипные способы действия.

Таким образом, связь правосознания с юридической деятельностью не­посредственна. Поэтому рассмотрение в дальнейшем деформации профес­сионального правосознания юристов позволит нам определить ее последст­вия, отразившиеся на их деятельности, а также пути ее нейтрализации.

86

<< | >>
Источник: Кузнецов Роман Александрович. Деформация профессионального правосознания юристов. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2005. 2005

Еще по теме § 3. Профессиональное правосознание в юридической деятельности:

  1. Правосознание учащихся образовательных учреждений в системе правосознания общества
  2. Структура и виды правосознания
  3. 2. СТРУКТУРА И ВИДЫ ПРАВОСОЗНАНИЯ
  4. 6. ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ПРАВОСОЗНАНИЕ СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
  5. 4.2 Юридический анализ обстоятельств конкретного дела и судейское усмотрение в практике отправления казахстанского правосудия
  6. Юридическая техника в нормотворческой деятельности государства: сущность и правовая природа
  7. ГЛАВА 6 Юридические обязанности - неотъемлемый элемент правосознания и правовой культуры общества
  8. § 3. Деформации профессиональной субкультуры сотрудников органов внутренних дел как причина нарушения законности в их деятельности
  9. § 2. Понятие, структура, функции и виды правосознания
  10. § 3. Профессиональное правосознание в юридической деятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -