<<
>>

§ 3. Принципы права как средство ограничения судебного усмотрения

Принципы права, характеризуют исходные, определяющие, руководящие начала правовой системы. Особое положение принципов в структуре права заключается в том, что они представляют собой основополагающие регулятивные элементы структуры.

Соответственно как глубинные элементы принципы права способны направлять развитие и функционирование всей правовой системы, определять линии судебной и иной юридической практики, способствовать преодолению пробелов в праве, отмене устаревших и принятию новых юридических норм1. То есть функциональная роль общих принципов права видится в том, что они представляют собой, «исходные начала правовой системы (принципы справедливости, добросовестности, гуманизма и т.п.), на которые юристы ссылаются при отсутствии, нормативного правового акта, обычая, договора нормативного содержания2. Отсюда характеристика принципов права в качестве «механизма саморегулирования в системе права»3.

Безусловно, что соотношение судебной практики, и принципов. права имеет важное значение для юридической теории и практики, функционирования судебной власти4, для понимания роли принципов права при применении судебного усмотрения, когда в материальном или

1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т.1. M., 1981. С. 262.

2 Бабаев В.К., Баранов В.М., Толстик В;А. Теория государства и права- в схемах и определениях. M., 1998. С. 46.

3 См.: Черданцев А. Ф. Системность норм права. Сборник ученых трудов СЮИ. Вып.12, Свердловск, 1970. С. 49.

4 См.: Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. №6. С. 12.

процессуальном праве возникает лакуна, судья должен восполнить ее, используя свое усмотрение, ограниченное, прежде всего, правоположениями судебной практики, принципами права. Необходимо подчеркнуть, что именно через судебную практику как форму раскрываются основные начала, «дух» принципов правовой системы, нашедшие не всегда полное закрепление в законодательстве.

На наш взгляд, именно принципы права позволяют использовать надпозитивные подходы в судебной практике1.

Отсюда напрашивается классификация, позволяющая по критерию нормативной, закрепленности разграничить правовые принципы на:

- закрепленные в законодательстве;

- незакрепленные в законодательстве2.

Выступая как отправные положения (правила), закрепленные принципы действующего правам входят непосредственно в его содержание, где представленьг в качестве важнейших норм. Эти принципы в основном объективированы в Конституции Российской Федерации, а развиты и конкретизированы в многочисленных нормативно-правовых актах, регулирующих те или иные общественные отношения.

Например, в ст. 1 ГК РФ регламентированы основные начала гражданского законодательства, к которым отнесены его правовые принципы, составляющие суть гражданско-правового метода регулирования поведения участников имущественных отношений и связанных с ними личных неимущественных отношений. Юридическое значение основных начал в том, что их вживление в нормы права определяет облик всех актов гражданского законодательства.

Так, в отличие от ГК 1964 года основные начала гражданского законодательства приобрели нормативное содержание, поскольку названы в статье, а не в преамбуле. Это имеет принципиальное юридическое значение

1 Сорокин В.В. Судебная практика как источник права: за и против // Сибирский юридический вестник. 2002. №3. С. 32.

2 Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Ленинград, 1986. С. 32.

для правоприменительных органов. Подчеркнем; что принципы, включаемые в данную группу, обладают всеми свойствами* правовых норм. Какое-либо игнорирование их должно расцениваться как нарушение законности в государстве.

Иные, исходящие из юридических положений и идей правовые принципы, которые по тем или иным причинам в содержание действующего права государства не зафиксированы, свойствами правовых норм не обладают. Они существуют либо в роли элемента правосознания, либо находят закрепление в правоположениях-судебной* практики.

Например, существует ряд принципов, которые не закреплены законодательно, однако их наличие подтверждается наукой. Некоторые из них общеизвестны. Такого рода принципами изобилует законодательный процесс (например, принцип научности, демократизма). Эти идеи не имеют персонифицированного адресата, действуют неопределенно долгое время, но не защищаются государственным принуждением.

Достаточно редко, но все же можно увидеть примеры закрепления такого* рода принципов в актах государства. Но это не нормативные, а правоприменительные акты, что делает неоднозначной роль, и соответственно оценку данных принципов[CCI].

Так, основополагающие идеи правотворчества, его* принципы» нашли свое закрепление в судебных решениях. Например, верховный! Суд РФ, оценивая возможность передачи права подписи нормативных актов Центрального банка РФ, сформулировал свое видение правотворческого процесса. Его особенность видится в том, что правотворчество «регулируется конституционными и другими юридическими нормами, что подразумевает закрепление полномочий участников' процесса на подписание нормативного

акта непосредственно юридическими нормами соответствующего уровня в зависимости от того, каким правотворческим органом издается акт»1.

Таким образом, принципы, не нашедшие закрепления в нормативно­правовых актах, все же оказывают определенное воздействие на механизм правового регулирования.

Так, Конституционный Суд имеет возможность логически выводить правовые принципы из смысла конституционных положений. Например, в ст. 57 Конституции Российской Федерации устанавливается обязанность каждого платить «законно установленные налоги и сборы». Данная норма не предназначалась для регулирования уплаты иных платежей, в частности, страховых взносов в Пенсионный фонд. Однако из смысла ст. 57 Конституции РФ Конституционный Суд вывел правовой принцип, в соответствии с которым, во-первых, любые обязательные платежи должны быть «законно установлены» и, во-вторых, эти законы, если они ухудшают положение плательщиков, не имеют обратной силы[CCII][CCIII].

Принципы права, аккумулирующие дух правовой системы в той или иной отрасли правового регулирования, со строго юридической точки зрения не являются правилами поведения, но имеют общеобязательный характер. Из принципа права можно вывести необходимое, но пока не закрепленное, правило поведения. Принципы права оказывают непосредственное регулирующее воздействие на общественные отношения, являясь той правовой базой, на основе которой происходит формирование конкретного правила для решения дела. Таким образом, применение правовых принципов в судебной практике ограничивает использование судебного усмотрения при разрешении конкретного юридического дела.

Также в. юридической науке сложилось деление принципов права на общие (общеправовые), межотраслевые и отраслевые[CCIV]. Данная классификация позволит рассмотреть конкретное ограничительное действие принципов права на судебное усмотрение.

Важно заметить, что во всех без исключения отраслях современного российского права находят выражение общие для него принципы — справедливость, разумность, гуманизм, законность. Особенность этих морально-этических оснований права в том, что имеется достаточный опыт их использования* в непосредственном регулировании общественных отношений.

В современном* праве данные принципы* используются для определения пределов допустимого осуществлении. субъектами принадлежащих им прав, это касается частного* права, а также восполнения пробелов в законодательстве. Названные принципы конкретизируются в ходе применения норм судебными органами. Они используются для установления содержания прав и обязанностей сторон обязательств при отсутствии прямого регулирования отношений законом; соглашением сторон, обычаями делового оборота и при невозможности использовании* аналогии закона.

Относительно* публично-правовых отраслей данные общеправовые принципы, в- частности принцип справедливости используется при назначении наказания, что позволяет ограничить судебную дискрецию.

Большая часть принципов закреплена в нормах нескольких, как правило, близких отраслей права.

Речь в данном случае идет о межотраслевых принципах. К таковым, например, можно отнести практически все принципы судоустройственного характера, закрепленные в ГПК РФ и УПК РФ, АПК РФ. В частности, это принципы: гласности судебного разбирательства, состязательности, равноправия сторон, сочетания единоначалия и коллегиальности при-рассмотрении дел и другие.

Есть в праве принципы, закрепленные в нормах одной конкретной отрасли права, - отраслевые. К ним' относятся, например; принципы гражданского права ( ст.1 ГК РФ ) и уголовного права ( ст. 3, 4, 5, 6, 7 УК РФ ). Каждой отрасли права и правовой системе присущи свои принципы.

Можно выделить и принципы отдельных институтов права. B[CCV]частности, принципы институтов: подведомственности (разрешения споров о праве и иных дел преимущественно* государственными органами); доказательств (допустимости средств доказывания, относительности доказательств); исполнительного производства (реальности выполнения исполнительных документов), института ответственности и др.1

Представляется, что наличие принципов права- позволяет защитить законодательную и правоприменительную практику от прямого влияния* быстро изменяющихся политических конъюнктур и интересов. Например, строгое следование принципам помогает избежать крутого поворота* от рыночных (экономических)' и демократических (социально-политических) реформ к авторитаризму и> к диктатуре, а в части1 уголовной репрессии избежать ее резкого ужесточения или смягчения -в связи с итогами1 очередных парламентских или президентских выборов. Поскольку, и законодатель, установивший принципы права, и правоприменитель, становятся связанными ими при внесении* изменений и дополнений в действующее законодательство. Так как новые нормы не могут противоречить уже имеющимся до них в законе принципам.

В аспекте заявленной темы судебного усмотрения целесообразно рассматривать ограничительное действие принципов права путем непосредственного'анализа принципов, руководящих начал, составляющих основу, определяющих содержание и внутреннюю согласованность ее норм и институтов.

Отражаясь в конкретных нормах, принципы являются

регуляторами общественных отношений, поэтому их исследование не может быть достаточно полным в отрыве от правоприменения.

По мнению автора, именно применение в современных условиях общеправовых принципов справедливости, законности, гуманизма.позволяет оценить соответствие действующего законодательства праву. Так В.Н. Карташов указывает, что принцип справедливости носит нормативно­оценочный характер и его роль в правоприменительной практике должна рассматриваться ^ четырех аспектах.

« Во-первых, справедливость заложена в самом содержании права, в тех общественных отношениях, формой которых является право. Во-вторых, сама деятельность субъектов правоприменительной практики должна быть пронизана идеей справедливости. В-третьих, вынесенные решения, правоприменительные акты, устанавливающие права и обязанности, меры поощрения и юридической ответственности должны по форме и существу быть справедливыми. И, наконец, правоприменительная практика должна служить важнейшим юридическим средством наиболее полного осуществления в основных сферах общественных отношений принципа справедливости»1.

Θ справедливом применении права можно говорить лишь в том случае, когда сами применяемые законы справедливы. Но законность и справедливость при применении права - понятия не идентичные, так как законность и справедливость нередко не совпадают[CCVI][CCVII].

Законодатель просто не в состоянии для всех ситуаций и жизненных случаев предусмотреть абсолютные правила поведения, а также санкции за их нарушение. Поэтому в Уголовном кодексе РФ-законодателем установлены относительно определенные и альтернативные санкции. В связи с этим, правоприменителю (суду) предоставлены широкие возможности для

назначения наказания*, на основе принципа справедливости, с учетом всех обстоятельств дела, влияющих на степень, ответственности нарушителя. В данном’ случае: подчеркнем, что принципы права, не вытесняют судебное усмотрение, а делают последнее более точным и правильным при вынесении решения. ’

Поскольку в числе принципов* уголовного права, предусмотренных, в разделе! УК РФ (cτ.. 3'√ 4,. 5, 6⅛ 7), законодатель закрепил и принцип справедливости. Согласно ст.6 УК РФ наказание и иные меры уголовно­правового воздействия, применяемые к. лицу, совершившему правонарушение; должны, быть справедливыми, т.е; соответствовать характеру и степени- общественной опасности данного деяния, обстоятельствам его совершения; и особенностям личности виновного. В случаях; одинаковой; квалификации; преступлений законодателем предусмотрены* специальные перечни обстоятельств; смягчающих (ст. 61 УК РФ) и отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ).- Наличие или отсутствие таковых может существенно повлиять на вид и размер наказания.

Принцип; справедливости предопределяет применение строгого; наказания; как; правило, к лицам, совершившим тяжкие преступления, и виновным в. рецидиве; К' лицам же, впервые совершившим преступления меньшей тяжести, обычно применяются наказания, не связанные с лишением свободы.(условное осуждение, штраф, общественные работы и др.), либо они могут быть освобождены от уголовной ответственности Hiнаказания. В- соответствии со ст. 43 УК РФ одна из целей; наказания; состоит в восстановлении* социальной справедливости.

Надо сказать, что в уголовном;праве нашли-свое выражение два аспекта реализации; принципа справедливости; в общественной; жизни - уравнивающий; и распределяющий. По своей* сути справедливость есть компромисс между ними. Первый из них предполагает, что каждый случай совершения преступления не должен оставаться без уголовно-правового реагирования со стороны государства. Правовое положение лица,

обладающего каким-либо специальным признаком (должностное лицо, военнослужащий), приравнивается к правовому положению других лиц с такими же признаками.

Второй аспект справедливости требует индивидуализации правовых требований соответственно деяниям, поступкам субъектов правоотношения. «Свобода человека, юридическое равенство индивидов - справедливы. В то же время справедливо и фактическое неравенство людей с учетом различий их способностей и других факторов. Справедливость не всегда достигается через полное равенство»1.

Таким образом, без учета данных аспектов справедливости невозможно достичь единого подхода в каждом конкретном случае к применению норм права, следовательно, и полностью реализовать в правоприменении принцип справедливости, позволяющий определять объем судебной дискреции.

Применение одних и тех же мер к различным субъектам только тогда справедливо, когда в правоприменительной деятельности имеет место

« ...Строгое и неуклонное соблюдение норм процессуального и материального права, полное и всестороннее исследование обстоятельств рассматриваемого дела», его «... объективная и непредвзятая юридическая квалификация, принятие нравственно обоснованного и законного решения»2.

Так изучение судебных дел по уголовным делам показало, что по некоторым из них Судебная коллегия Верховного Суда РФ смягчала осужденным наказание исходя; именно из принципа справедливости, установив, что у суда нижестоящих инстанций имелись все основания для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. В частности, судебная коллегия изменила приговор Волгоградского областного суда по делу Магомедалиева (осужденного к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества за разбой,

1 Малеин Н.С. О справедливости, праве и ответственности // Теория права: новые идеи. 1992. Вып. 2. С. 68.

2 Вопленко H. Н. Сущность, принципы и функции права. Волгоград, 1998. С.

38.

совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере по ч.4 ст. 162 УК РФ, которая предусматривает лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет).

Судебная коллегия Верховного Суда РФ применяла при этом ст. 64 УК РФ «Назначение: более мягкого наказания,, чем предусмотрено за данное преступление», которая гласит, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время: или после: совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии; участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже .низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания:,, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

Назначенное Магомедалиеву наказание не может быть признано соразмерным обстоятельствам преступления и данным о его личности. Судебная коллегия Верховного Суда РФ наказание смягчила до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества, ссылаясь при постановлении более мягкого судебного приговора в отношении Магомедалиева на применение именно принципа справедливости, являющимся одним из основополагающих принципов уголовного закона, в соответствии с которым наказание, определяемое виновному лицу, должно соответствовать характеру и; степени общественной опасности преступления; обстоятельствам его совершения и данным о личности виновного. По? делу было установлено и признано в приговоре, что Магомедалиев характеризуется положительно, участвовал в освобождении заложников, ранее не судим, по существу

признал вину и раскаялся, имеет на иждивении малолетнего ребенка. Однако , нижестоящий суд не учел степень участия виновного в- совершении преступления, которая, по показаниям потерпевшей, была менее значительной, а также его поведение во время и после совершения' преступления; со дня которого прошло около пяти лет[CCVIII]. То есть в результате применения принципов’ права' (в частности принципа справедливости), судебное усмотрение становится справедливым или учитывающим иные принципы права.

Отметим, что в современной правовой' системе Российской Федерации идея справедливости воспринята в основном отраслевым законодательством и закреплена как норма-принцип права. Среди новых законов особую значимость имеет принятый 21 октября 1994 г. и введенный в действие с 1 января 1995 г. Гражданский кодекс РФ (часть первая) и принятый 22 декабря 1995 г. и введенный в действие с 1 марта 1996 г. Гражданский кодекс (часть вторая).

В ст. 1 ГК РФ регламентированы основные начала гражданского законодательства, к которым отнесены, его принципы права, составляющие суть гражданско-правового метода регулирования поведения участников имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений. При этом в пункте 2 ст. 6 ГК РФ законодатель закрепил для всех участников гражданских правоотношений необходимость руководствоваться требованиями добросовестности, разумности, справедливости. Данная идея последовательно проведена во всех последующих разделах и статьях ГК РФ, устанавливая в той или иной- конкретной ситуации необходимость для ее субъектов, учитывать требования* разумности и справедливости (ст.IlOl ГК РФ).

« Таким-образом, - как отмечает Л. В. Щенникова, - теоретический стержень справедливости в гражданском праве находится в недрах самого

гражданского законодательства. Справедливыми должны быть подходы в регулировании имущественных отношений, а они не что иное, как принципы и идеи частного права. Вот почему на вопрос: где содержатся критерии справедливости гражданского законодательства, с уверенностью можно ответить: в ст. 1 ГК РФ. Действительно, гражданское общество справедливо, если его члены реально равны и свободны! в проявлении^ своей воли, собственность неприкосновенна и гражданское право реально осуществляется и может быть защищено, если недопустимо вмешательство в. частные гражданские дела»[CCIX].

Следовательно, нарушение (неприменение или неправильное применение к конкретным гражданско-правовым отношениям) хотя бы одного из основных начал, зафиксированных в норме ст.1 ГК РФ, ведет к несоблюдению принципа социальной справедливости в гражданском праве.

Надо отметить, что наиболее ярко действие принципа справедливости в гражданском' праве просматривается в институте морального вреда. Этот институт в российском гражданском законодательстве сравнительно молод, но судами рассматривается большое количество дел, связанных с его компенсацией.' Так, решение вопроса об установлении размера компенсации морального вреда судья должен осуществлять с учетом принципа разумности и справедливости

(п.2 ст. IlOl ГК РФ), определяющих содержание судебного усмотрения судьи при правоприменении.

Непосредственно само понятие морального вреда в гражданско- правовом смысле раскрыто в ст.151 ГК РФ. Некоторые критерии «морального вреда» и его компенсации установил Пленум Верховного Суда

РФ в Постановлении от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»[CCX].

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания)» действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной- компенсации указанного вреда. Таким образом, данная статья устанавливает возможность судебной дискреции при определении компенсации морального вреда.

Верховный Суд РФ разъяснил, учитывая» при этом принципы справедливости и разумности, указанные в вышеупомянутой ст.HOl ГК РФ, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины* нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Данные критерии, конечно, существенно ограничивают судебное усмотрение при рассмотрении данных гражданских дел.

Рассмотрим пример из судебной практики. Заявительница обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. Ее дочь, работавшая у ответчика бригадиром во внеурочное время пришла в цех для передачи ключей. Возвращаясь, она упала в канал, содержащий раствор каустической соды и от полученных ожогов скончалась. В связи со смертью единственной дочери5(1978 года рождения) истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации» морального вреда 100 тыс. рублей. Решением районного суда требования истицы были

удовлетворены частично: в ее пользу с ответчика взыскана сумма компенсации морального вреда в размере 15 тыс. рублей.

C данным выводом суда об установлении компенсации в таком размере согласиться нельзя. Поскольку в силу п.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться принципы разумности и справедливости.

Как отмечается в решении, суд «полагал», что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери смерть дочери в любом возрасте является огромным горем:

Между тем, назначенная судом к взысканию в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда сумма в 15 тыс. рублей явно несоразмерна нравственным страданиям, испытываемым истицей в связи со смертью единственной дочери.

Так при этом суд не учел, что ответчик - это юридическое лицо, которое должно обеспечить безопасность людей при нахождении^ на территории предприятия, по изложенном основаниям и с учетом принципа справедливости президиум краевого суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и вынес новое решение об удовлетворении исковых требований заявительницы в полном объеме[CCXI].

В приведенном примере принцип справедливости определяет содержание судебного усмотрения, что позволяет вынести максимально законное и обоснованное судебное решение (ч.1 ст. 195 ГПК РФ устанавливает, что решение суда должно быть законным и обоснованным) Поскольку судебное усмотрение в данном случае не является произвольным, а соответствует принципам естественного права и началам законодательства.

Нельзя не упомянуть, что в ст. 3 части первой Налогового кодекса РФ в числе основных начал законодательства о налогах и сборах выделен принцип справедливости, согласно которому каждый гражданин нашей страны- обязан принимать участие в финансировании расходов государства соразмерно своим доходам и возможностям. Принцип справедливости в рассматриваемом случае выражен и в соразмерности налогов, заключающейся в. соотношении наполняемости бюджета и неблагоприятных для налогоплательщика последствий налогообложения. .

Согласно п.2 ст.З HK РФ, не допускается установление и применение налогов и сборов, дифференцированных в зависимости от политических, этнических, конфессиональных и иных подобных различий между налогоплательщиками. Не допускается также установление дифференцированных ставок налогов и сборов либо налоговых льгот в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождениякапитала. '

Важное значение для налогового кодекса имели сделанные в свое время выводы, сделанные Конституционным Судом РФ о реализации принципов справедливости и равенства в системе налоговых отношений. Учитывая, что соответствующие решения Конституционного Суда касались, прежде всего, граждан-налогоплательщиков, они (данные положения) имеют прямое отношение и к проблеме социальной защиты граждан. Так, в своем постановлении от 04.04.96 N 9-П Конституционный Суд указал, что в целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией РФ принцип равенства требует учета фактической способности, к уплате налога исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности. При этом принцип равенства в . социальном государстве в отношении обязанности платить законно установленные налоги и сборы (ст.6, 57 Конституции РФ) предполагает, что равенство должно достигаться посредством справедливого перераспределения доходов и дифференциации налогов и сборов.

Причем общие принципы налогообложения и сборов относятся к основным гарантиям, установление которых федеральным законом обеспечивает реализацию и соблюдение основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, принципов федерализма. В последующем эти и другие принципы, и критерии налогообложения, ограничивающие судебное усмотрение, выработанные Конституционным Судом, получили прямое закрепление в новом налоговом законодательстве России.

Заметим, что в последние годы обращение к принципу справедливости все чаще встречается в постановлениях высших судебных органов. Требованиям равенства и справедливости, безусловно, принадлежит особое место в системе фундаментальных ценностей современных демократических правовых государств.

Как свидетельствует исторический, опыт,, вопросы равенства и справедливости всегда актуализируются в переломные периоды[CCXII] развития общества и государства, как это имеет место и в> современной России: переход к рыночной экономике сопровождается серьезными изменениями представлений об этих вечных ценностях современной цивилизации. В концентрированном виде это получает отражение на конституционно­правовом уровне и, в свою очередь, активно реализуется/ в деятельности Конституционного Суда РФ*1.

Практически в каждом рассматриваемом Конституционном Суде РФ деле приходится в той или иной мере сталкиваться с проблемами справедливости и равенства. Вполне естественно, что правоприменительные органы не могут по объективным причинам ограничиваться позитивными нормами и поэтому активно используют общеправовые принципы.

В' своем Постановлении от 27 января 1995 г. Конституционный Суд Российской Федерации отнес к общеправовым принципам - справедливость,

b(

юридическое равенство, гарантированность государством прав и свобод человека и гражданина, возмещения государством всякого ущерба, причиненного личности незаконными действиями государственных органов, должностных лиц. Эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, — указывает Конституционный Суд, — предопределяют содержание конституционных прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на всех субъектов права»1.

Вполне обоснованно, что для социального государства, каким в ч. 1 ст. 7 Конституции РФ провозглашена Российская Федерация, такой доминантой являются^ идеи справедливости и равенства. Есть, основание полагать, что конституционная модель социального государства, закрепленная в Конституции РФ,’ содержит некий внутренний резерв ДЛЯ' преодоления противоречий между принципами социального государства, с одной стороны, и правового государства - с другой, на основе баланса соответствующих конституционных ценностей.

В поиске такого баланса незаменима роль Конституционного Суда РФ. Показательно, что* в постановлении Конституционного Суда РФ от 19.06.2002 о проверке конституционности положений Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и положений ряда других законодательных актов, относящихся к социальной защите граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, конституционная обязанность государства по возмещению вреда здоровью выводится, из природы РФ и как социального, и как правового государства со ссылкой на ст.1, 2 и 7 Конституции РФ[CCXIII][CCXIV]. Более того, в этом же постановлении принцип

справедливости выводится из норм ст.1 и 7 Конституции РФ наряду с принципом равенства (статья 19)1.

В этом плане при разрешении данного конкретного дела обоснование конституционной концепции справедливости и равенства предполагает необходимость уяснения Конституционным Судом РФ возможных пределов усмотрения конституционного правосудия при оценке с позиций равенства и справедливости «финансовоемких» нормативно-правовых актов в. области социальной защиты граждан.

Например, в какой мере, и каким образом, Конституционный^ Суд должен учитывать при1 разрешении конкретных дел о конституционности норм социального законодательства материально-финансовые ресурсы государства? Допустима ли квалификация материально-финансовых возможностей государства в< качестве некой меры обязанностей государства перед своими гражданами^ рамках требований справедливости?

Бесспорным является тот факт, что Конституция РФ содержит лишь общие установки относительно принципов равенства и справедливости; отраслевое законодательство (включающее1 огромный массив'федеральных и региональных законов), развивая эти установки, создает конкретные механизмы реализации- соответствующих конституционных принципов, определяющих объем судебного усмотрения.

Роль же Конституционного Суда РФ в этом случае состоит в том, чтобы гарантировать правовое согласование и разграничение социально­политических интересов, формировать разумный правовой баланс между социальной защищенностью, воплощением чего являются требования справедливости, и личной свободы, поддержки нуждающихся^ и экономической* эффективностью, обеспечением социального мира и созданием условий для динамичногоразвития.

В этом плане Конституционный Суд интерпретирует Конституцию РФ, наполняет конституционным смыслом проверяемые нормативные- акты, но, 1См.: Там же. С. 69.

как подчеркивалось в его определениях, не может устанавливать конкретные размеры пенсий, пособий, виды льгот и т.п., поскольку подобное означало бы оценку целесообразности и экономической обоснованности решений законодателя, что не относится к полномочиям Конституционного Суда[CCXV].

Таким образом, Конституционный Суд РФ оказывает своими решениями весьма положительное влияние на законотворческую и правоприменительную практику, способствует разрешению противоречий между требованиями справедливости и экономической свободы. Активная роль Конституционного Суда РФ в данной сфере проявляется, прежде всего, в конституционализации на основе требований равенства и справедливости как социального, так и рыночного законодательства, институтов защиты прав и свобод граждан.

В приведенных примерах видно, что разностороннее и глубокое исследование сути и диалектики сочетания принципа справедливости и практики правоприменительной деятельности необходимо для1 повышения эффективности работы органов, применяющих нормы права, для решения, важнейших правовых проблем, в том числе пределов судебного усмотрения.

Здесь следует исходить из предположения, что справедливость как фундаментальный принцип нормативного регулирования образует стержень идейного каркаса правовой системы, а применение норм права выступает главным средством регулирования общественных отношений, включая претворение в жизнь принципа справедливости. Последний же, наряду с другими руководящими началами права, определяет основания, характер и пределы применения в случае пробела в законодательстве.

Ограничительное действие межотраслевых принципов в судебной практике можно рассмотреть на примере принципа сочетания единоначалия и коллегиальности при рассмотрении дел. Состав суда при рассмотрении дел в судах определяется в соответствии со ст. 17 АПК РФ, ст.7, 14 ГПК РФ, ст.30 УПК РФ и законодательством о судоустройстве. Дела в судах как

гражданские, арбитражные и уголовные рассматриваются коллегиально и единолично. Несмотря на общность,принципа, его межотраслевой характер, в каждой отрасли права он проявляется по-своему.

Так, значительные особенности указанный принцип приобретает в конституционном производстве. В соответствии со ст. 30 Федерального конституционного закона «О конституционном суде РФ» рассмотрение дел и принятие решений по ним производятся только коллективно.

В связи с изложенным можно говорить о существенно более широком, значении в конституционном судопроизводстве принципа коллегиальности, который поднят на такой высокий уровень, что это реально обеспечивает подлинные цели, коллегиального* рассмотрения дел. В таких больших коллегиях, которые правомочны* рассматривать дела в Конституционном Суде, состоящих из 19,10 или 9 судей, отсекаются крайние точки зрения, и решение, даже если они является не максимально эффективным, все же всегда максимально- защищено от возможной' ошибки[CCXVI] и позволяет максимально правильно определить объем судебного усмотрения.

Если рассматривать уголовное судопроизводство, то согласно ст. 30 УПК РФ, законодатель вводит три разновидности коллегиального состава1 суда:

1. судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия из 12 присяжных заседателей (п.2 ч.2 ст. 30 УПК РФ). Рассмотрение уголовного дела повсеместно судом присяжных - важнейшая новелла уголовно­процессуального законодательства, которая должна позволить отойти в прошлое инквизиционному характеру уголовного процесса, приблизить уголовный процесс к международным стандартам, ускорить становление РФ как правового государства;

' 2. коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции (п.З

й ч.2 ст. 30 УПК РФ);

* 3. не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции ( ч.4 ст.30

УПК РФ) при рассмотрении уголовных дел в кассационном порядке и в i' порядке надзора.

↑ Незаконным составом суда признается тот состав суда, рассмотревший

; уголовное дело, который не соответствует требованиям, установленным в

' ст.30 УПК РФ. Например, подсудимый ходатайствовал о рассмотрении

уголовного* дела о тяжком преступлении коллегией из трех судей, а судья рассмотрел уголовное дело единолично, сославшись на то, что другие судьи заняты в других судебных процессах. То есть можно довольно определенно . зафиксировать, что межотраслевые принципы права, в частности, принцип

f)

сочетания единоначалия и коллегиальности при рассмотрении дел существенно повышают качественный уровень судебного усмотрения.

Обращаясь ж Гражданскому процессуальному кодексу РФ ст. 7, ст. 14 ‘ также сказано, что • гражданские дела в суде первой инстанции

‘ рассматриваются единолично или в предусмотренных федеральным законом

случаях коллегиально в составе трех профессиональных судей. В случае, если судье предоставлено право единолично рассматривать гражданские дела і ~ -

■ и совершать отдельные процессуальные действия, судья действует от имени

⅛ суда.

г

j Дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не

й вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке

1* единолично судьями соответствующих районных судов. Гражданские дела в

судах кассационной и надзорной инстанций суды рассматривают J коллегиально Рассмотрение дел в кассационном порядке осуществляется

судом в составе судьи - председательствующего и двух судей, в порядке j судебного надзора - в составе судьи- председательствующего и не менее

двух судей. Таким образом, в кассационном порядке дело рассматривается

I

¾

ч

тремя судьями, а в надзорной инстанции количество судей может быть более трех.

Следующий пример из практики наглядно демонстрирует, что народные заседатели в целях объективного рассмотрения дела принимают самостоятельное, независимое от мнения судьи, решение: в Федеральном суде Октябрьского района г. Самары в судебном составе под председательством федерального судьи Н.Н. Степаненко два народных заседателя приняли решение, не совпадающие с мнением судьи, и судья вынуждена была принести особое мнение1.

Надо сказать, что позитивный характер участия в судебном процессе представителей народа нашел отражение в новом АПК РФ. В ч.1 ст. 17 АПК РФ предусматривается, что дела в арбитражном суде в первой инстанции могут рассматриваться: 1) судьей единолично либо 2) коллегиально, что подразумевает рассмотрение дела тремя судьями или, судьей и двумя арбитражными заседателями. В соответствии со ст.2 Федерального закона №70-ФЗ от 30.05.2001 г. «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов РФ»[CCXVII][CCXVIII], арбитражными заседателями могут быть граждане РФ, достигшие 25 лет, с безупречной репутацией, имеющие’профессиональное высшее образование и стаж работы в сфере экономической, финансовой; юридической, управленческой или предпринимательской* деятельности не менее пяти лет.

Следует отметить, что в АПК РФ исходя из принципа сочетания единоначалия и коллегиальности при рассмотрении дел судья не вправе по своему усмотрению решать вопрос о том, будет ли дело рассматриваться судьей единолично или будут привлечены арбитражные заседатели.

Поскольку по ходатайству одной из сторон о рассмотрении экономического спора и иных дел, вытекающих из гражданских и иных правоотношений, с участием арбитражных заседателей суд обязан привлечь арбитражных заседателей для коллегиального рассмотрения дела. Таким образом, ч.З ст. 17 АПК РФ является важной новеллой арбитражного процессуального законодательства, воплотившей межотраслевой^ принцип сочетания единоначалия, и коллегиальности при рассмотрении дел, так как предусматривает новый порядок рассмотрения дел в арбитражных судах и лишает судью дискреционных полномочий, которыми он был наделен ч.1 ст. 14 старого АПК РФ 1995 г.[CCXIX]

Ограничительное действие отраслевых принципов, в судебной практике можно рассмотреть на примере принципа презумпции невиновности. Значение отраслевого принципа презумпции невиновности столь велико, что она оказывает существенное влияние на действующее право в целом, характеризуя его демократический характер. Признание обвиняемого виновным в совершении преступления при условии доказанности его вины в установленном законом- порядке характеризует демократическую основу уголовного >процесса, ориентирует суд, иные правоохранительные органы на поиск истины по делу и надежно охраняет человека от фактов необоснованного привлечения' к уголовной ответственности, а значит и от судебного усмотрения.

Видная роль в утверждении, принципа презумпции невиновности в нашей стране принадлежит ученым: А.М. Ларину, М.С. Строговичу, В.М. Савицкому. В Конституции РФ 1993 г. определение принципа презумпции невиновности закреплено в ч.1 ст. 49.

Судебная практика незамедлительно отреагировала на закрепление презумпции невиновности в отечественном законодательстве. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 « Ofнекоторых вопросах, связанных с применением судами Конституции РФ при осуществлении

правосудия» содержит указание на то, при рассмотрении уголовных дел судом необходимо соблюдать закрепленный в ст.49 Конституции РФ принцип презумпции невиновности и не допускать возложения на обвиняемого (подсудимого) доказывания своей невиновности. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

Право считаться невиновным применимо только к обвиняемому (подозреваемому) и включает несколько аспектов, оказывающих ограничительное действие на правоприменительную деятельность судей:

1) право обвиняемого (подозреваемого) на толкование всех сомнений в его пользу;

2) возложение бремени доказывания на сторону обвинения. Сторона обвинения обязана не только доказать обвинение, но и опровергать доводы защиты. При этом сторона защиты вовсе не обязана доказывать свои доводы о невиновности обвиняемого (подозреваемого);

3) право обвиняемого (подозреваемого) знать о том, в чем он обвиняется (подозревается), с тем чтобы иметь возможность подготовиться к своей защите ( п.1 ч.4 ст. 46, п.1 ч.4 ст.47 УПК РФ; решение Европейского Суда по правам человека по делу Барбера, Мессегэ и Хабардо от 6 декабря 1988 г.);

4) свободу от принуждения к даче показаний против себя и право обвиняемого (подозреваемого) хранить молчание (п.2 ч.4 ст. 46, п.З ч.4 ст. 47 УПК РФ);

5) недопустимость вынесения обвинительного приговора, основанного на предположениях.

Непосредственно в судебной практике Европейского Суда по правам человека предприняты попытки сформулировать критерии, указывающие на дискреционные злоупотребления правоприменителей, на основании которых можно судить о нарушении принципа презумпции невиновности. К ним, в частности, могут быть отнесены случаи, когда:

1) обвиняемый еще не признан виновным в соответствии с законом, а принятая во время судебного заседания позиция председательствующего судьи отражает мнение, что он виновен (решение Европейского Суда по правам человека по делу Минелли от 25 марта 1983 г.);

2) обвиняемый оправдан, а подозрения относительно его невиновности высказаны судом при рассмотрении ходатайства оправданного о возмещении ему компенсации за время предварительного заключения (решение Европейского Суда по правам человека по делу Секанипа от 25 августа 1993 г.).

Таким образом, отраслевой принцип презумпции невиновности отвергает обвинительный уклон во всех формах его проявления и служит важным гарантом права обвиняемого на защиту от произвольного судебного усмотрения.

Обобщая вышеизложенные теоретические тезисы и примеры из судебной практики можно сделать вывод, что применение общеправовых, межотраслевых, отраслевых принципов праваyв судебной практике ограничивает использование произвольного судебного усмотрения при разрешении конкретного юридического дела.

Заключение

Общетеоретическое исследование проблемы судебного усмотрения и его пределов дает основание для определенных выводов и рекомендаций, которые охватывают как теоретические проблемы, правоприменения, так и некоторые практические' аспекты применения права судебными органами при разрешении конкретных юридических дел.

1. Анализируя проблему судебного* усмотрения, автор» приходит к выводу, что особенности судебного усмотрения, как правого явления зависит от конкретной концепции правопонимания:

Рассматривая юридическую природу и сущность судебного усмотрения с позиций господствующего правопонимания в различных правовых семьях, автор констатирует, что одной из особенностей англо­американской правовой. семьи, обусловленной» господством* социологического и аналитического позитивизма является то, что судебное

’ г

усмотрение выступает способом судебного правотворчества.

Судебное правотворчество в данном правопонимании понимается, как право суда решать дело по своему усмотрению, независимо от закона. Судебные решения рассматриваются как фиксация норм права. Судебное усмотрение как способ (механизм) судебного правотворчества при создании прецедентной нормы носит ретроспективный характер, поскольку созданный при рассмотрении конкретного дела принцип применяется для урегулирования отношений, возникших до его создания, что особенно опасно в установлении наказуемости деяний.

Судебное усмотрение имеет место при разрешении буквально каждого юридического дела.

2. В романо-германской правовой семье доктрина юридического позитивизма ограничивает деятельность судебной* власти правоприменительными функциями, связанными с выработкой судебного

опыта разрешения дел, но не более того. Судебное усмотрение существует, но имеет место при наличии относительно-определенных правовых норм, оценочных понятий, при применении аналогии закона или права.

В целом, судебное усмотрение в романо-германской правовой семье носит более ограниченный характер, чем в государствах, представляющих англо-американскую традицию права. В деятельностном аспекте судебное усмотрение в рамках данной правовой семьи представляет собой выбор в пределах правовой нормы.

3. Анализ соотношения таких смежных понятий; как судебное и

судейское усмотрение позволил прийти к выводу, что в рамках романо­германской правовой семьи целесообразнее говорить именно- о судебном усмотрении. Социологизированное правопонимание предполагает

использование такого термина как судейское усмотрение, поскольку данным- направлением исследуется не столько аргументация- решения, сколько моральные мотивировки судьи при вынесении конкретного решения, акцент переносится с решения как такового на процесс его создания. ” .

4. Автор разработал определение судебного усмотрения, которое содержит все наиболее существенные признаки данного правового явления, может быть использовано в правоприменительной деятельности и вписывается в рамки романо-германской правовой семьи.

Таким образом, диссертант выделяет и раскрывает следующие признаки судебного усмотрения:

1) судебное усмотрение является элементом правоприменительной деятельности;

2) судебное усмотрение предполагает выбор мотивированного законного и обоснованного решения, совершаемого в процессе правоприменительной деятельности;

3) судебное усмотрение осуществляется уполномоченным субъектом (судьей);

4) подконтрольность судебного усмотрения» вышестоящим судебным инстанциям;

5) судебное решение при применении судебного усмотрения должно быть вынесено в пределах, установленных нормами процессуального и материального права.

Проведя анализ данных признаков, автор определяет судебное усмотрение как элемент судебной правоприменительной деятельности, заключающийся в выборе мотивированного законного и обоснованного решения, совершаемого уполномоченным субъектом (судьей) по конкретному юридическому делу в пределах, установленных нормой права.

5. Научно-практический интерес представляет классификация видов судебного усмотрения. По такому критерию как источник возникновения автором были выделены следующие виды судебного усмотрения:

1) судебное усмотрение, возникающее на основании относительно­определенных норм:

а) судебное усмотрение, возникающее на основании ситуационных норм;

б) судебное усмотрение, возникающее на основании альтернативных норм.

2) судебное усмотрение, возникающее на основании аналогии закона и права;

3) судебное усмотрение, возникающее на основании оценочных понятий.

На основании проведенного анализа правоприменительной деятельности, поскольку применение права представляет собой сложный процесс, автором были выделены следующие виды судебного усмотрения в соответствии со стадиями применения права:

-Судебное усмотрение, возникающее на первой стадии правоприменительного процесса;

-Судебное усмотрение,

возникающее

на второй

стадии

правоприменительного процесса;

-Судебное усмотрение,

возникающее на третьей

стадии

правоприменительного процесса:

Проанализировав материально-процессуальную двойственность природы правоприменительных отношений, которая обусловлена неоднородностью нормативной основы самого правоприменения, автор пришел к выводу, что целесообразно в зависимости от названных аспектов правоприменительной» деятельности выделить следующие виды судебного усмотрения:

- судебное1 усмотрение, возникающее при применении; норм материального права;

- судебное усмотрение, возникающее при* соблюдении норм процессуального права.

б.- Проанализирована проблема пределов судебного усмотрения. Автор разводит такие 'смежные понятия как граница и пределы судебного усмотрения. Термин граница судебного усмотрения^ целесообразно, применять в аспекте сферы правового регулирования, поскольку это демаркационная линия, отделяющая область законодательно урегулированных отношений и очерчивающая границы распространения позитивного права. Понятие пределы судебного усмотрения употребляется в аспекте сферы юридического воздействия. Общетеоретическое понимание пределов судебного усмотрения^ может быть использовано отраслевыми науками и в практической' правоприменительной деятельности. Пределы судебного усмотрения - это правовые рамки, установленные уполномоченными субъектами с помощью юридических средств, четко ограничивающие объем применения права.

7. Исходя из юридической природы правоприменительных отношений, имеющих двойственную структуру, включающую материально-правовое содержание и процедурно-процессуальную форму своего осуществления

пределы судебного усмотрения при рассмотрении конкретного дела определены материально-юридическими средствами, состоящими из:

1) предписаний материальной нормы закона;

2) обстоятельствами дела;

3) правоположениями судебной практики;

4) принципами права.

Если рассматривать процедурно-процессуальный аспект, то пределы судебного усмотрения в данном случае определены следующими средствами:

^ полномочиями суда;

2) содержанием выдвинутых требований;

3) процессуальными сроками;

4) субъектными пределами.

8.. Автор выдвигает тезис об особой lроли судебной практики как средства самоограничения судебной системы от произвольного усмотрения судей, поскольку судебная практика по характеру содержания наиболее близка к требованиям правовой нормы, так как выражена- ∙ b≈виде предписаний, обладающих свойствами общеобязательности и конкретизированным содержанием, а также вг судебной практике; находят отражение кроме фактического и нормативного основания; иные основания для вынесения решения, например, принципы права, отрасли, института. При этом автор рассматривает судебную практику именно в аспекте неразрывного единства непосредственной правовой деятельности и сформированного на ее основе социально-правового опыта.

Вполне закономерно, что судебная'практика может быть представлена многомерно, в различных системах координат, но автора исследования интересовали такие основания классификации судебной* практики, которые позволяют показать пределы, установленные судебной практикой в отношении произвольного усмотрения судей, и определяются непосредственно в самом процессе правоприменения, то есть по степени устойчивости (единичная, периодическая, устоявшаяся судебная практика).

9.Правоположения внутригосударственной устоявшейся судебной практики- являются? средством самоограничения; национальной судебной* системы от произвольного судебного усмотрения при вынесении решений: C аналогичным: составом юридических фактов судебными инстанциями* соотносимым и внутренним правовым регулированием.

10- Прецеденты, выработанные в . результате надгосударственной: судебной; практики; Европейского Суда, являются? средством надгосударственного? ограничения судебного усмотрения- национальных юрисдикционных органов при вынесении решений по делам, с аналогичным составом юридических: фактов. Поскольку решения, выносимые Европейским Судом • становятся обязательными:для различных государств,. в? том числе и для России, в силу приверженности- международным; обязательствам..

11. Судебное усмотрение не является? произвольным; В аспекте рассматриваемой темы автор выдвигает и доказывает тезис об ограничительном действии принципов, права путем непосредственного? анализа применения принципов в судебной практике. Произвольность судебного - усмотрения ограничивается применением-, общеправовых, межотраслевых, отраслевых принципов права в судебной; практике при? разрешении конкретного юридического дела. Разностороннее и глубокое исследование сути и диалектики сочетания общеправовых;, межотраслевых, отраслевых принципов права и* практики правоприменительной деятельности необходимо для- повышения эффективности работы органов, применяющих нормы права, для? решения важнейших правовых проблем- в том числе для ограничения пределов, судебного усмотрения.

<< | >>
Источник: Берг Людмила Николаевна. Судебное усмотрение и его пределы (общетеоретический аспект). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2008. 2008

Еще по теме § 3. Принципы права как средство ограничения судебного усмотрения:

  1. ВИДЫ ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  2. 1.3. Принципы исполнительного права
  3. § 2. Частное и публичное право России как отражение дуализма его системы: вопросы теории и практики
  4. §2. Свобода усмотрения как полномочия государства
  5. § 2. Принципы международного экономического права в регулировании избежания двойного налогообложения
  6. § 2 Отбор фактов как средство их трактовки
  7. § 1. 2 Отказ от принципа «двойного вменения»
  8. Самостоятельность науки и отрасли семейного права как концептуальная основа семейно-правовой ответственности
  9. Принципы освобождения от уплаты таможенных пошлин в отношении временно вывезенных российских морских судов
  10. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  11. Принципы права в системе средств административноправового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  12. §3 Теория права как целостности
  13. § 2. Принципы процессуального права в контексте международно­правовых оценок
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -