<<
>>

§ 1. Пределы судебного усмотрения: понятие, признаки

Со всей определенностью * можно сказать, что проблема пределов судебной дискреции сводится’ к поиску оптимального соотношения связанности^ правоприменителя, (судьи) жесткими рамками закона и выбором мер правового характера; предусмотренных в нормах закона.

Эта проблема предотвращения субъективизма' и судейского произвола[164]. Так как основная задача судьи состоит в том, чтобы вынесенное решение было верным и не нарушало-прав и законных интересов сторон. Соответственно, судебное усмотрение должно быть ПО ВОЗМОЖНОСТИ’объективным, именно для этого определяются его пределы.

Однако именно в освещении вопроса пределов судебного усмотрения наблюдается отсутствие последовательности в рассуждениях. Обобщив различные мнения, высказанные на этот счет, мы пришли к выводу о том, что эта непоследовательность обусловлена трудностями этимологического порядка. Трудности этимологического порядка состоят в том, что правоведы, как правило, не придают большого значения той разнице в словоупотреблении, которая отличает слово «граница» от слова «предел».

Однако терминологически абсолютно недопустимо в качестве синонимов использовать слова, которые имеют различное смысловое значение. Так, в соответствии с толковым словарем русского языка словом

граница принято обозначать линию раздела, рубеж1, а словом предел - пространственную границу чего-нибудь2.

Пользуясь терминами элементарной геометрии, можно сказать, что разница между этими двумя понятиями заключается в том, что слово граница означает линию на плоскости, а слово предел следует применять, когда речь идет об оболочке объемной фигуры3. Отсюда напрашивается выглядящий достаточно очевидным вывод относительно того, что понятие «пределы судебного усмотрения» шире, нежели «границы судебного усмотрения». Чтобы понять, где проходят границы судебного усмотрения; а где пределы судебного усмотрения обратимся к таким основополагающим1 категориям общей теории права как правовое воздействие и правовое регулирование.

C методологической точки зрения, рассмотрение таких функциональных динамичных понятий как правовое регулирование и правовое воздействие помогает понять, что сфера законодательного регулирования не всегда совпадает со сферой действия права. Очевидно, что если сводить право только к нормам закона, то тогда сфера действия права ограничивается исключительно законодательными предписаниями. Но право не тождественно закону. Поскольку опыт развития законодательного регулирования общественных отношений свидетельствует о том; что чаще всего обе указанные сферы не совпадают4. Доказательством их несовпадения могут служить институт аналогии

1 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый, словарь русского языка: 80000'слов и фразеологических выражений (Российская АН; Российский фонд культуры). 2-е изд., исп. и доп. M., 1995.С. 139.

2 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 569.

3 Зайцева С.Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория (вопросы теории и практики): Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Волгоград, 2003.

4 Сильченко Н.В. Границы деятельности законодателя // Советское государство и право. 1991. №8. С. 37.

закона, институт аналогии права, понятия мертворожденных и неправовых законов.

Таким образом, термин границы судебного усмотрения целесообразно применять, когда говорят о сфере правового регулирования. Это некая демаркационная линия, отделяющая, область законодательно урегулированных отношений (предмет правового регулирования), очерчивающая» границы распространения позитивного- права от отношений:

1) исключающих возможность правовой регламентации;

2) принципиально допускающих правовую регламентацию, но по наличным условиям на данном этапе времени не нуждающиеся в ней;

3) ∙ допускающих правовое регулирование, нуждающихся в нем, но в силу каких-то причин остающихся известное время не урегулированными1. В данном случае речь идет о пробелах в законодательстве.

Именно две последние группы отношений и очерчивают сферу юридического воздействия права.

Поскольку при восполнении пробелам при разрешении конкретного юридического дела судья использует не только систему юридических средств, но и для преодоления пробела в большей степени, чем обычно использует свое профессиональное правосознание, выраженное в правовой идеологии и правовой психологии. И здесь есть ряд моментов, нуждающихся в специальном рассмотрении.

Прежде всего, господствующая правовая идеология, выраженная в руководящих основополагающих политических документах, непосредственно выражает, представляет сущность данной- национальной правовой системы, ее господствующее правопонимание, социально­политическое, глубинное правовое содержание. В указанном плане 1См.: Лазарев В.В. Сфера и пределы правового регулирования // Советское государство и право. 1970. №11. С.42.

правосознание становится еще более политически и юридически значимым после того, как образующие его идеи воплощены непосредственно в праве, выражены в его принципах. Сохраняя все время, направляющее значение для законодательства, практики его применения, они становятся, конкретизировано богатыми идеями-принципами, прямо и полно соответствующими содержанию права:

Не случайно господствующее правосознание, взятое в данном ракурсе, становится столь важным ориентиром B[165]правотворческой и правоприменительной деятельности компетентных государственных органов, существенным критерием при толковании и при восполнении пробелов в праве1 (при применении судебного усмотрения). Не случайно С.Н. Братусь отмечает два аспекта правосознания:

1) его роль в качестве мощного идеологического фактора (источника формирования.норм права), правоположений;

2) его значение как оценочного критерия (осознание справедливости или несправедливости действующего позитивного права)[166].

И в данном контексте более уместно будет употреблять именно такой термин как пределы судебного усмотрения.

Поскольку на наш взгляд, пределы судебного усмотрения - это правовые рамки, установленные уполномоченными субъектами с помощью юридических средств, четко ограничивающие объем применения права.

Последующий анализ данного определения позволил сформулировать следующие признаки пределов судебного усмотрения:

1) Это правовые рамки, которые позволяют выявить область, ограниченную сферой юридического воздействия. права,

устанавливающую допустимый в рамках господствующего правопонимания выбор правоприменителем (судьей) варианта решения юридического дела с применением того или иного вида судебного усмотрения. Таким образом, дальнейшей целью данного параграфа будет установление конкретных юридических средств, которые позволяют выявить пределы судебного усмотрения.

2) Пределы судебного усмотрения устанавливаются уполномоченными субъектами. В качестве уполномоченных субъектов могут выступать правотворческие и правоприменительные органы. Правотворческие органы устанавливают пределы судебного усмотрения посредством осуществления нормативного регулирования, связанного с выработкой юридических установлений и определением юридических средств обеспечения их действенности. В указанном аспекте деятельность нормотворческих органов государства, связана с выбором типа, методов и способов регламентации, определением соотношения нормативных и индивидуальных средств регулирования. Кроме того, правоприменительные органы устанавливают пределы судебного усмотрения, осуществляя индивидуальное регулирование с помощью таких юридических средств как правоположения судебной практики, принципы права.

3) Пределы судебного усмотрения устанавливаются с помощью юридических средств. К юридическим средствам можно отнести все правовые явления, институционные установления и формы, которые так или иначе связаны с регулятивным (охранительным) действием права. В данном аспекте в качестве юридических средств выступают принципы

права, правоположения судебной практики, правоприменительные акты и ДР1.

4) Соответственно, выход за пределы судебного усмотрения есть выход за сферу юридического воздействия права. Это выход на отношения, исключающие возможность правовой регламентации, что является судейским произволом.

Резюмируя все вышесказанное, уточним, что приведенная выше дефиниция будет положена в основу наших дальнейших рассуждений.

Полагаем, что эвристически верно рассматривать проблему установления пределов судебного усмотрения исходя из юридической природы правоприменительных отношений, имеющих на наш взгляд двойственную структуру, включающую материально-правовое содержание и процедурно-процессуальную форму своего осуществления[167][168], подчеркнем, однако, что рассмотрение материально-правового содержания правоприменительных отношений в отрыве от их процедурно­процессуальной формы возможно лишь в теоретическом плане, в методологических целях. В реальной действительности данные стороны выступают в диалектическом единстве.

На наш взгляд, пределы судебного усмотрения при рассмотрении конкретного дела ограничены материально-юридическими средствами, такими как:

1) предписания материальной нормы закона;

2) обстоятельства дела;

3) правоположения судебной практики;

4) принципы права.

Данный тезис можно рассмотреть на примере ст.205 «Терроризм» Уголовного кодекса РФ.

l)Taκ в соответствии с требованиями УК РФ ст. 205 содержит признаки основного, квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления, закрепленные в данной статье. Так по основному составу нижние и верхние границы судебного усмотрения определенны в размере от 5 до 10 лет лишения свободы (согласно ч.1 ст. 205 УК РФ); по квалифицированному составу нижние и верхние границы судебного усмотрения определены от 8 до 15 лет лишения свободы (согласно ч.2 ст. 205 УК РФ); по особо квалифицированному составу верхние и нижние границы судебного усмотрения установлены от 10 до 20 лет лишения свободы (согласно ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Необходимо сказать и том, что пределы судебной дискреции в данном случае будут ограничены материальными требованиями специальных нормативно-правовых актов, образующих также правовую основу борьбы с терроризмом. Например, судебная дискреция будет ограничена предписаниями Федерального закона от 25.07.98 №13О-Ф3 « О борьбе с терроризмом»1 или требованиями Федерального закона от 07.08.2001 №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»[169][170], предписаниями Федерального закона от 25.07.2002 №114- ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[171].

К специальным

нормативно-правовым актам следует отнести также иные федеральные законы, указы Президента РФ1 и постановления Правительства РФ[172][173].

То есть если рассматривать проблему дискреции с позиций системного подхода, то, учитывая характер правового регулирования возможно ограничение усмотрения нормами, имеющими различную юридическую силу. Рассмотрим подобную форму ограничения более подробно также на примере гражданского законодательства Российской Федерации. Так, иерархия правовых актов по юридической силе в правовом регулировании закреплена в Конституции Российской Федерации.

Высшую юридическую силу имеют нормы Конституции и федеральных конституционных законов, за ними следуют федеральные законы, далее нормативные акты Президента Российской Федерации и Правительства и затем иные нормативные акты федеральных органов исполнительной власти.

Если брать гражданское законодательство, то его особенностью является закрепление в п.2 ст.З ГК РФ приоритета норм ГК РФ перед иными федеральными законами по вопросам регулирования имущественных отношений, отнесенных к регулированию гражданским законодательством.

Поскольку органы власти субъектов Российской Федерации и муниципальных образований обладают в соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации определенной компетенцией по вопросам регулирования имущественных отношений1, то принимаемые ими нормативные правовые акты нужно включить в перечень требующих учета при формировании условий договора источников права, поставив их по юридической силе рядом с ведомственными нормативными правовыми актами2.

Тогда пределы усмотрения, например, при определении условий договора поставки будут ограничены нормами федерального и уровня субъектов федерации законодательства. То есть первый уровень

1 Несмотря на то, что ст. 71 Конституции Российской Федерации относит регулирование гражданских правоотношений к исключительной компетенции РФ, в практике определения некоторых условий договора поставки возникают вопросы соотношения действия правовых актов федеральных органов и органов субъектов РФ. Как правило, речь идет о случаях делегирования федеральными органами своих полномочий по регулированию отдельных вопросов субъектами федерации. В качестве характерного примера можно привести возможность регулирования цен и тарифов постановление Правительства РФ от 7 марта 1995 г. №239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» с последующими изменениями постановлениями Правительства РФ от 8 февраля 1996 г. № 131, 15 апреля 1996 г. № 473, 31 июля 1996 г. №915, 30 июня 1997 г. №773, 30 июля 1998 г. № 865 // СЗ РФ. 1995. №11. Ст. 997.

2 Это вытекает из постановления Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. №1009 «Об утверждении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» // СЗ РФ. 1997. №3. Ст. 3895.

ограничения усмотрения, который учитывает судья, образуют федеральные нормативно-правовые акты, императивные нормы, которые независимо от степени определенности содержания не могут быть изменены сторонами в условиях договора, что следует из ст. 421, 422 ГК РФ. Второй уровень ограничения, принимаемый во внимание судьей, образуют иные акты, положения которых стороны вправе изменять в договоре по собственному усмотрению.

Однако сложность заключается в том, даже императивное правило, содержащее оценочное понятие, будет являться неопределенным и трудноопределимым, размоет границы, очерчиваемой государством свободы усмотрения.

Рассуждая о путях решения данной проблемы, следует в .первую очередь, полагаться на перспективу формирования высокого правосознания граждан, что обеспечит стабильность правопорядка. Государство же должно максимально способствовать этому, в том числе через донесение четкого и однозначного смысла устанавливаемых норм. Поскольку законодатель не только не определяет множество из оценочных понятий, но и не задает критерии их определения, поэтому и существует и непредсказуемое применение закона в некоторых случаях.

Например, при разрешении дела по ст.205 УК РФ применяются в основном нормы, закрепляющие оценочные понятия, такие как: взрыв; поджог; иные действия, создающие опасность гибели людей; причинение значительного имущественного ущерба, либо наступление иных общественно опасных последствий; угроза совершения указанных действий; устрашение населения; оказание воздействия на принятое органом власти решение; террористическая акция, преступления террористического характера, террористическая группа, террористическая

организация, заложник, борьба с терроризмом, контртеррористическая операция, зона проведения контртеррористической операции и др.

Наиболее иллюстративным примером в гражданском законодательстве являются решения судов о возмещении морального вреда (ст. 151 ГК РФ). Особый интерес вызывает вопрос об определении размера морального вреда по основаниям, указанным в данной статье.

В законодательстве отсутствуют даже примерные и объективные критерии оценки возмещения морального вреда, выражающегося в денежной форме, а также способов его расчета, несмотря на попытки доктринального восполнения данного пробела1.

На сегодняшнем уровне разработанности проблемы оценочных понятий важно учитывать ряд специфических признаков данного правового явления:

Во-первых, объектом оценки служат качественные признаки явлений, которые, как правило, не. могут получить исчерпывающей и однозначной количественной характеристики. Например, такое оценочное понятие как «добросовестность», которое имеет существенное значение при применении аналогии права;

Во-вторых, для оценочных понятий характерно отсутствие исчерпывающего, точно определенного критерия. Отсюда известная неопределенность, проблематичность их содержания;

В-третьих, применение оценочных понятий предъявляет высокие требования к субъектам, участникам оценочной деятельности, их общей и профессиональной культуре;

1См.: Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. №6; Голубев К.И., Нарижный С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб., 2001; Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред (теоретико-правовой анализ). СПб., 2002.

В-четвертых, оценочным понятиям свойственна относительная неопровержимость. Это означает, что практика не располагает средствами для немедленной проверки истинности[174].

Тем не менее, оценочные понятия широко используются в правовом регулировании. Они способствуют значительному расширению сферы правового регулирования, поскольку позволяют охватить юридической регламентацией такие явления и процессы, которые иным путем либо вообще не регулируются, либо регулируются неэффективно. Оценочные понятия делают правовое регулирование более глубоким, с их помощью можно разграничить ситуации, отличающиеся чрезвычайно «тонкими» качественными признаками.

Но нельзя не видеть и негативных сторон оценочных понятий. Сам их характер создает угрозу односторонности и субъективизма, в том числе и у правоприменителя. Относительная неопровержимость оценочных понятий может затруднить защиту законных прав и интересов граждан и организаций. В результате нельзя исключить парадоксальную ситуацию, когда оценочные понятия окажутся причиной проникновения субъективизма в правовое регулирование, и в частности в правоприменение.

Поэтому условием эффективной деятельности по применению оценочных понятий правоприменителем является разработка критериев (стандартов) качественной оценки. Причем, при применении оценочных понятий не может быть исчерпывающих стандартов, но определенные ориентиры в ней могут и должны быть. Важно, чтобы правоприменители проявляли известное единство в понимании содержания и пределов оценки, в противном случае правоприменение превратиться в произвол.

Несомненно, что судебная практика как раз и разрабатывает данные критерии и обеспечивает единообразное применение правовых норм.

2) Также пределы судебного усмотрения по ст. 205 УК РФ ограничены конкретными обстоятельствами совершения такого преступления, как терроризм, содержащими признаки данного деяния, отягчающими и смягчающими наказание обстоятельствами, характером и степенью общественной опасности содеянного, данными о личности виновного, о его роли в совершении преступления.

Подчеркнем, что суд вправе (обязан) решать вопрос по усмотрению лишь в случаях, предусмотренных законом, и в строгих рамках закона. Кроме того, применение материальных норм, позволяющих суду осуществлять усмотрение, должно отвечать обстоятельствам конкретного случая.

Например, если рассматривать гражданское законодательство, то в соответствии с п.5 ст.87 Семейного кодекса РФ дети могут быть освобождены от обязанности по содержанию своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей, если судом будет установлено, что последние уклонялись от выполнения обязанностей родителей. Очевидно, что управомочивающая формулировка «могут быть освобождены» следует понимать таким образом, что суд при решении вопроса об освобождении или не освобождении детей от указанной обязанности должен руководствоваться не волевыми моментами, а установленными в судебном заседании обстоятельствами дела.

Возможности беспредельного осуществления судебного усмотрения нельзя найти и при анализе тех норм, которые, на первый взгляд, предоставляют такую свободу судье. Так, в соответствии с п.1 ст. 119 Семейного кодекса РФ суд вправе по требованию одной из сторон изменить установленный размер алиментов или освободить лицо,

обязанное уплачивать алименты, от их оплаты, если отсутствует соглашение об уплате алиментов и после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное или семейное положение одной из сторон.

При поверхностном анализе данной нормы может сложиться впечатление, что освободить или не освободить родителя от уплаты алиментов, снизить или не снизить размер алиментов зависит от усмотрения суда. Естественно, что это не так. В данном случае судебное усмотрение должно быть не произвольным, а полностью соответствовать обстоятельствам делам. На основании п.1 ст. 86 Семейного кодекса РФ при отсутствии соглашения, при наличии исключительных обстоятельств (тяжелой болезни, увечья несовершеннолетних детей, необходимости оплаты постороннего ухода за ними и других обстоятельств) каждый из родителей может быть привлечен судом к участию в несении дополнительных расходов, вызванных этими обстоятельствами.

Порядок участия родителей в несении дополнительных расходов и размер этих расходов определяется судом исходя из материального и семейного положения родителей и детей и других заслуживающих внимания интересов сторон в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно. Таким образом, предел судебного усмотрения в данном случае означает обязанность суда разрешать спорный правовой вопрос в соответствии с обстоятельствами дела.

3) Отсутствие правоположений судебной практики при назначении наказания за данный вид преступления (ст.205 УК РФ) есть недостаток, провозглашающий:

- свободу судебного усмотрения;

- сокращение количества правовых пределов;

- доминирование принципа целесообразности[175].

В отношении правоположений судебной практики необходимо высказать следующие соображения. На процесс принятия судьей решения по юридическому делу, безусловно, оказывает влияние правосознание данного правоприменителя. Так, в ходе социологического опроса судей, было предложено оценить степень влияния закона, правосознания, судебной практики, мнения коллег на вынесение судебного решения по пятибалльной шкале. На первое место опрошенные поставили закон (средний бал - 4,73). Далее с небольшим отрывом друг от друга следуют правосознание судьи (4,29) и судебная практика (4,05). А вот влияние мнения коллег на процесс принятия решения минимально (2,11).

Из данных результатов можно сделать два вывода. Во-первых, главным критерием, которым руководствуются судьи при вынесении решения, по-прежнему является закон, то есть позитивное право. Во- вторых, в рамках, установленных законом, судьи стремятся к некоторой самостоятельности в принятии решений. Об этом говорит большое влияние судейского правосознания и судебной практики на усмотрении судьи.

Кстати, то, что роль правосознания судьи при вынесении судебного решения значительнее роли судебной практики, не случайно. В профессиональной деятельности каждого третьего респондента были случаи, когда ему приходилось выносить решения, отличающиеся от общепринятой судебной практики по делам данной категории. Более чем две трети опрошенных вообще выносили решения по делам, судебная

практика по которым отсутствует1, то есть пользовались своим- правосознанием. Надо сказать, что именно включение правоположений судебной практики в материальные источники, ограничивающие судебное усмотрение позволяет нам употреблять термин пределы судебного усмотрения. Поскольку именно правосознание является той категорией, которая выходит за пределы правового регулирования и создает пространственные, объемные пределы судебного усмотрения.

4) ; При рассмотрении юридического дела действует правовые пределы, установленные принципами права, такими как: принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ); принцип законности (ст.З УК РФ); принцип равенства граждан перед.законом (ст.4 УК РФ). Надо отметить, что . специально нормативно-правовые акты закрепляют принципы^ также формирующие правовые пределы для судебного усмотрения при рассмотрении- судебных дел по статье 205 УК РФ «Терроризм». Так, согласно Федеральному закону «О борьбе с терроризмом», принципами борьбы с терроризмом являются:

- приоритетмер предупреждения терроризма;

- неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности;

- сочетание гласных и негласных методов борьбы с терроризмом;

- комплексное использование профилактических правовых, политических, социально-экономических, пропагандистских мер;

- приоритет защиты прав лиц, подвергшихся опасности в результате террористической акции;

- минимальные уступки террористу и др.[176][177].

Более подробно о принципах права и правоположениях судебной практики как средствах ограничения судебной дискреции будет рассказано в последующих параграфах.

Если рассматривать процедурно-процессуальный аспект, то пределы судебного усмотрения ограничены следующими средствами:

1) полномочиями суда, то есть суд, осуществляя свое усмотрение, действует в рамках своих полномочий, указанных в законе. Поскольку суд - это учрежденный в установленном законодательством Российской Федерации порядке орган государственной власти, осуществляющий правосудие и входящий в судебную систему Российской Федерации. Например, уголовное судопроизводство осуществляют входящие в систему федеральных судов общей юрисдикции суды (Верховный Суд РФ, суды субъектов РФ, районные суды, военные суды) и мировые судьи.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее - УПК РФ) предоставил судебной власти следующие полномочия.' Суды вправе осуществлять контроль за дознанием и предварительным следствием, принимая решения в случае необходимости существенного ограничения прав и- свобод личности. Основные полномочия суда выделены в отдельную статью (ст.29 УПК РФ). Данная норма реализует в уголовном судопроизводстве принцип осуществления правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ) и гарантирует соблюдение конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность (ст.22 Конституции РФ), неприкосновенность частной жизни (ст.23 Конституции РФ), неприкосновенность жилища (ст.25 Конституции РФ).

Выделяется две группы исключительных полномочий суда. Во- первых, к исключительным полномочиям суда относится признание лица виновным в совершении преступления и назначение ему наказания, применение к лицу принудительных мер медицинского характера и

воспитательного воздействия. Эти полномочия связаны с решением уголовного дела по существу.

Во-вторых, только суд правомочен, принимать решения о применении большинства мер процессуального принуждения - заключения под стражу, домашнего ареста, обыска и (или) выемки в жилище, наложения ареста на корреспонденцию и на имущество, контроле и записи телефонных и иных переговоров, отстранении обвиняемого от должности и др. (п.1-11 ч.2 ст.29 УПК РФ). К этой группе исключительных полномочий суда относятся также отдельные права суда, закрепленные в других статьях УПК РФ. Например, пункт 3 ч.б ст. 108 УПК РФ содержит право судьи продлить срок задержания. Обе группы включают в себя такое исключительное полномочие суда, как отмена или изменение принятых нижестоящим судом решений.

Среди иных полномочий суда в уголовном судопроизводстве важное место занимает рассмотрение жалоб на действия (бездействие) или решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или затруднить доступ граждан к правосудию (ст. 125 УПК РФ).

Суд вправе вынести частное определение (постановление) в случае выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушений прав и свобод граждан, других нарушений законов, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, а также в иных случаях, если признает это необходимым. В частном определении (постановлении) обращается внимание соответствующих организаций и

должностных лиц на необходимость принятия мер по установленным фактам1.

Также в процедурно-процессуальном аспекте судебное усмотрение ограничено: 2) содержанием выдвинутых требований, содержащихся в исковом заявлении, обвинительном заключении, обвинительном акте, заявлении потерпевшего. Например, ч.1 ст.252 УПК РФ «Пределы судебного разбирательства» устанавливает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Как подчеркнуто в п.4 ч.2 ст. 131 ГПК РФ, истец должен указывать в исковом заявлении свое требование[178][179]. Под пределами судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве понимается определенное требование истца к ответчику, например о признании права авторства, о восстановлении на работе, о возмещении ущерба и т.д. Суд только в границах рассматриваемого иска может применить свое усмотрение, так как каждой ситуации присущи конкретные фактические обстоятельства и определенная норма права[180]. Причем выдвинутое требование (предмет иска) в гражданском судопроизводстве не следует смешивать с определенным вещественным предметом спора, например конкретным объектом недвижимости, денежными средствами и т.д.

Так, по одному из конкретных дел истец заявил требование не чинить препятствий в пользовании садовым участком и обязывание ответчика перенести построенное строение. Иск был удовлетворен, но

решение суда отменено президиумом областного суда в связи с тем, что районный суд не определил адекватность таких требований истца последствиям нарушения ответчиком норм застройки, тогда как истец мог использовать и такой способ защиты гражданских прав, как возмещение убытков.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума областного суда и оставила в силе решение районного суда, подчеркнув, что выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК, принадлежит не суду, а истцу, который определяет его в исковом заявлении[181].

Надо сказать, что в гражданском процессе имеют место исключения относительно содержания выдвинутых требований (предмета иска).

Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные ГПК РФ или другими федеральными законами, когда гражданский процесс может быть начат (возбуждено гражданское дело) по заявлению лица, выступающего от своего имени, но в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица либо неопределенного круга лиц или в. защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч.2 ст.4, ч.1 ст.45, ч.1 ст.46 ГПК РФ).

В указанных целях, как установил ГПК РФ, в суд вправе обращаться: прокурор - в силу своего статуса в гражданском судопроизводстве, определенного в ч.1 ст.45 ГПК; органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане - в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом (ч. 1 ст.46 ГПК).

Необходимо отметить, что, допуская в указанных выше случаях возбуждение гражданских дел в защиту прав других лиц, ГПК РФ лишь в

незначительной- степени ограничивает принцип диспозитивности, поскольку, во-первых, возможность возбуждения гражданских дел в защиту прав других лиц ГПК обусловливает рядом существенных обстоятельств и, во-вторых, предоставляет лицам, в защиту прав которых возбуждено дело, реальные возможности участвовать в его разбирательстве и самостоятельно распоряжаться своими процессуальными и материальными правами.

Таким образом, в гражданском судопроизводстве обеспечивается следующее положение, в соответствии с которым никто, кроме самого заинтересованного лица (исключая случаи, прямо предусмотренные ГПК и другими федеральными законами, когда - при изложенных выше условиях - возможно, иное), не вправе обращаться в суд за защитой его прав, свобод и законных интересов и формулировать предмет иска. В принятии заявлений, поданных в суд в нарушение этого принципиального положения, следует отказывать как не подлежащих рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п.1 ч.1 ст. 134 ГПК). .

C правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос о возбуждении гражданского дела и формулировании предмета иска тесно связаны некоторые другие его полномочия. Так, только истцу принадлежит право определить: ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).

Заметим, что ГПК РСФСР 19641 года, содержал ст. 195 «Право суда выйти за пределы исковых требований», и предоставлял суду широкое право выйти за пределы заявленных истцом требований - он мог сделать это «в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела... если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов государственных предприятий, учреждений, организаций, колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений, других общественных организаций или граждан».

По вопросам применения данной статьи Пленум Верховного Суда СССР в п.9 постановлении №7 от 9 июля 1982 г. «О судебном решении»2 разъяснил, что суд, вынося решение, может в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела выйти за пределы размера заявленных истцом требований. То есть, если размер ущерба, причиненного гражданину или организации, в действительности превышает размер ущерба, указанного в исковом заявлении, то суд вправе вынести решение, указав в резолютивной части действительный размер причиненного ущерба ответчиком.

Таким образом, выход суда за пределы исковых требований должен отразиться на содержании судебного решения: в описательной его части необходимо указать исковые требования, а в мотивировочной — фактическое и правовое обоснование выводов суда об иной, нежели в исковом заявлении, правовой квалификации отношений между сторонами, правах и обязанностях лиц, привлеченных по инициативе суда на сторону ответчика, иначе данный выход за пределы исковых требований можно

1 Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (утв. Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г.) // ВВС РСФСР.1964. №24. Ст. 407.

2 См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Сост. А.П. Сергеев. M., 1999. С. 46.

считать как использование судебной дискреции. При этом суд вправе был мотивировать решение по делу ссылкой и на факты, которые не приводились истцом в обоснование своих требований, если они были всесторонне исследованы и установлены в судебном заседании.

В 1995 году в результате внесенных в ГПК РСФСР изменений, возможность судебного усмотрения^ в решении' вопроса о праве выхода суда за пределы заявленных истцом требований была несколько ограничена, и установлено, что суд вправе это сделать (кроме случаев, предусмотренных федеральным законом), «если признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца» (ст. 195 Г11К РСФСР в ред. Федерального закона от 27 октября 1995 г.). Таким образом, право суда присудить по своему усмотрению истцу больше, чем он просил, все еще сохранялось1.

По действующему ныне ГПК РФ такого права у суда нет, и судебное усмотрение в решении данного вопроса полностью отменено, что свидетельствует о дальнейшем ограничении в этой сфере полномочий суда.

В настоящее время суд первой инстанции, выходя за пределы заявленного истцом требования, обязан указать в решении федеральный закон, предоставляющий ему такое право в данном деле. Так в соответствии с ч.З ст. 196 ГПК РФ «Вопросы, разрешаемые при принятии- решения суда» категорично регулируются вопросы пределов исковых требований. В соответствии с ч.З ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям: Однако.* суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Например, согласно п.2 ст. 166 ГК РФ суд вправе по своей

1 Жуйков В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. №7. С.75.

инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Суд кассационной инстанции за пределы жалобы или представления вправе выйти только «в интересах законности» (ч.2 ст.347 ГПК РФ). На практике может возникнуть вопрос: что понимать под интересами законности, которые дают основания для выхода за пределы иска в стадии кассационного производства?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по одному из дел, рассмотренному в кассационном порядке, указала по данному вопросу следующее (ссылаясь на действовавший в то время ГПК РСФСР): «Под интересами законности, которые дают суду,

рассматривающему дело в кассационном порядке, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права и в первую очередь - положений Конституции Российской Федерации, регулирующих возникшие по данному делу правоотношения».

Изложенное вытекает из ст.2 ГПК РСФСР ( в редакции Федерального закона от 7 августа 2000 года №120-ФЗ)’, согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.

Обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу положений Конституции Российской Федерации и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда. Выполнение судом этой публично-правовой обязанности не может быть 1C3 РФ.1995. №19. Ст.1709.

поставлено -в зависимость от частной позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его кассационной жалобе1.

Таким образом, правильность применения-норм материального права судом первой инстанции суд кассационной инстанции.должен проверять, независимо от доводов кассационной жалобы.

Новый ГПК в этом вопросе ничего не изменил, следовательно, указанный подход к разрешению данной проблемы сохраняет силу.

Необходимо указать, что имеются особенности по предмету иска, в произволстве по делам, возникающим из публичных-правоотношений.

Так, в силу ч.З ст.252 ГПК РФ отказ лица, обратившегося’ в суд с заявлением об' оспаривании нормативного правового акта, от своего требования не влечет за собой прекращения производства по делу; признание требования органом государственной-власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшими оспариваемый нормативный правовой акт, для суда необязательно. •

Относительно значения признания требования по таким делам не может быть вариантов: суд, исходя из того, что оспариваемый нормативный правовой акт имеет публичное правовое значение и распространяется на лиц; не участвующих в-деле, обязан разрешить вопрос о соответствии этого акта нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, по существу, независимо от позиции органа, его издавшего.

Что же касается* отказа заявителя от требования по таким делам, то однозначного-подхода к нему быть не может.

C учетом особенностей каждого конкретного дела суд не лишен возможности прекратить по нему производство. Например, нет никакой- 1См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ. M., 2006. С. 346.

необходимости продолжать разбирательство дела, если нормативный правовой акт признан утратившим силу, в связи, с чем заявитель отказывается от своего требования.

Если обратиться к арбитражному законодательству, то ст.49 АПК РФ «Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение» предоставляет истцу при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, право изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. Кроме того, истец вправе отказаться от иска полностью или частично. Стороны могут закончить дело мировым соглашением.

Однако, в соответствии с ч.5 ст.49 АПК РФ арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, уменьшение им размера исковых требований, признание ответчиком иска, не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права других лиц. В этих случаях суд рассматривает дело по существу. То есть ч.5 ст. 49 АПК РФ устанавливает как раз те исключения, когда суд может выйти за пределы исковых требований истца. Очевидно, что в данном случае критерии возможности выхода суда за пределы исковых требований должны быть четко установлены судебной практикой.

Необходимо сказать, что пределы усмотрения судьи в процессе также ограничены:

3) временными границами.

Данное право судьи ограниченно определенными сроками рассмотрения конкретного юридического дела.

Так своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел - одна из задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ). Поскольку термин «срок» широко используется и в материально-правовых отраслях

(прежде всего, в гражданском, семейном, трудовом праве), необходимо указать отличительные черты собственно процессуальных сроков, что позволит отграничить их от иных промежутков времени, которым законодатель придает юридическое значение:

1) процессуальные сроки устанавливают промежутки (моменты) совершения именно процессуальных действий (либо влекут конкретные процессуальные последствия). Процессуальные сроки не могут влиять на содержание спорного материально-правового отношения. В этом состоит отличие процессуальных сроков от сроков, именуемых в гражданском праве судебными1;

2) установлению процессуальных сроков присущ публично-правовой элемент (ч.1 ст. 107 ГПК РФ);

3) такие свойства гражданско-процессуальной формы, как детальность и императивность, влекут еще одну особенность - процессуальные сроки подлежат точному исчислению (ч.2 ст. 107 ГПК РФ)[182][183].

Кроме того, судебное усмотрение по процессуальной форме ограничено:

5)субъектными пределами, которые состоят в том, что действие законной силы решения распространяется на лиц, участвовавших в процессе, т.е. на стороны, третьих лиц, а также их правопреемников (в уголовном судопроизводстве субъектные пределы ограничены кругом лиц, относительно которых вынесено постановление о назначении судебного заседания - ст. 252 УПК РФ).

C учетом вышесказанного, можно сделать вывод, что теоретическая задача по исследованию средств, устанавливающих пределы судебного усмотрения, была выполнена, но нуждается в дальнейшем, более детальном обсуждении. В последующих параграфах диссертационного исследования будут рассматриваться конкретные правовые средства, определяющие область пределов судебного усмотрения, такие как правоположения судебной практики и принципы права.

<< | >>
Источник: Берг Людмила Николаевна. Судебное усмотрение и его пределы (общетеоретический аспект). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2008. 2008

Еще по теме § 1. Пределы судебного усмотрения: понятие, признаки:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -