<<
>>

§ 2. Понятие механизма обеспечения экономической безопасности[285]

Более пристальное ознакомление с экономической безопасностью по­зволяет сделать вывод о сложности данного явления, его многоуровневой ор­ганизации, а также о наличии органической связи с другими явлениями и процессами.

В силу этих обстоятельств обеспечение экономической безопас­ности должно носить комплексный, всеобъемлющий характер, с тем, чтобы добиться ее должного качественного состояния. Это дает основание пола­гать, что достижение названной цели возможно при использовании соответ­ствующего механизма.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, опре­делено, что «обеспечение национальной безопасности - реализация органами

государственной власти и органами местного самоуправления во взаимодей­ствии с институтами гражданского общества политических, военных, орга­низационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер, направленных на противодействие угрозам национальной безо­пасности и удовлетворение национальных интересов»[286]. Это свидетельству­ет о необходимости реализации комплексного подхода. В пользу этого выво­да свидетельствует использование в тексте данного нормативного правового акта термина «механизм» десять раз.

На необходимость применения соответствующих механизмов акценти­руется внимание и в Государственной стратегии экономической безопасно­сти Российской Федерации: «Важнейшими элементами механизма обеспече­ния экономической безопасности Российской Федерации (курсив наш. - Н.М .) являются мониторинг и прогнозирование факторов, определяющих уг­розы экономической безопасности»[287].

Аналогичный подход реализован и в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации: «Меры и механизмы обеспечения про­довольственной безопасности (курсив наш. - Н.М.), направлены на надеж­ное предотвращение внутренних и внешних угроз продовольственной безо­пасности и должны разрабатываться одновременно с государственными про­гнозами социально-экономического развития страны»[288].

В специальных публикациях, посвященных проблемам обеспечения безопасности, также указывается на необходимость использования соответ­ствующих механизмов. Так, профессор А.А. Тер-Акопов пишет: «Механизм обеспечения юридической безопасности (курсив наш. - Н.М.) формируется исходя из представления о безопасности как вида общественных отношений,

урегулированных правом»[289]. В ходе проведения дисертационного исследо­вания проблемы административно-правового обеспечения экономической безопасности С.Н. Максимов также использует термин «механизм», обращая внимание на необходимость его детального определения[290]. Это подтвержда­ет правильность определенного нами вектора исследования проблемы обес­печения экономической безопасности посредством использования соответст­вующего механизма.

Применение категории «механизм» при исследовании государственно­правовой проблематики имеет давнюю традицию, о чем свидетельствуют существующие доктринальные наработки[291]. В научной литературе выделяют «механизм государства»[292], «механизм управления»[293], «механизм правового 294 295

воздействия»[294], «механизм правового регулирования»[295], «механизм реали­зации норм права»[296]. Термин «механизм» давно и плодотворно используется

для характеристики и других динамических правовых явлений и процес- сов[297]. Это позволяет заключить, что названный термин задействуется при характеристике деятельности государства, его органов, должностных лиц, а также функционирования права, его явлений и процессов.

С позиции семантического анализа механизм (греч. орудие, машина) - устройство для передачи и преобразования движений, представляющее собой систему тел (звеньев), в которой движение одного или нескольких тел (веду­щих) вызывает вполне определенное движение остальных тел; внутреннее устройство, система чего-либо; совокупность состояний и процессов, из ко­торых складывается какое-либо явление[298].

К.В. Шундиков, анализируя проблему правовых механизмов, отмечает: «Характеристика явления или процесса как механизма предполагает: во-первых, сложность его строения; во-вторых, системность, согласованность организации его элементов; в-третьих, его способностью к динамике; в-четвертых, его под­верженность самоуправлению либо внешнему управлению»[299].

В научной литературе справедливо обращается внимание, что термин «механизм» несет на себе значительную информационную нагрузку и харак­теризует не только систему органов, но и существующие подсистемы, взаи­модействие между ними, применяемые при этом средства воздействия. Так, механизм государственной власти определяется как «основанная на принци­пе разделения властей и располагающая необходимыми средствами государ­ственного воздействия система государственных органов и других государ­

ственных явлений, посредством которых осуществляется воздействие на со­стояние общественных отношений в соответствии с целями государства»[300].

Наиболее часто термин «механизм» используется в рамках общей ха­рактеристики государства, когда речь идет о функционировании его органов. Так, М. Манн рассматривает государственную власть как специальную сис­тему органов, составляющих государственный механизм[301]. С.Н. Кожевнико­вым было предложено следующее определение понятия: «Механизм госу­дарства - это специально созданная на правовой основе, постоянно дейст­вующая система (комплекс) государственных органов, учреждений и органи­заций, осуществляющих государственную власть и функции государства»[302].

Вместе с тем, в литературе аргументированно акцентируется внимание на необходимости более глубинного восприятия механизма государства, по­требность выхода за границы его рассмотрения как системы соответствую­щих субъектов. «Термин «механизм» применительно к осуществлению госу­дарственной власти может нести особую смысловую нагрузку. «Механизм» - это всегда некая функциональная характеристика объекта.

Поэтому термин «механизм» следует использовать не для структурного описания системы го­сударственных органов, а для уяснения функциональной специфики различ­ных частей (подсистем) и элементов государственного аппарата. В этом кон­тексте можно говорить о механизме осуществления государственной власти, или о механизме функционирования государства»[303].

Следует отметить, что при характеристике признаков механизма госу­дарства С.Н. Кожевниковым было отмечено, что механизм государства яв­ляется не механическим соединением его органов, а строго упорядоченной целостной системой, неразрывно связанной с функциями государства[304].

Другими словами, автор считает механизм государства сложным динамич­ным образованием, обеспечивающим реализацию функций государства.

По мнению Ю.А. Тихомирова: «Механизм государства есть структурно оформленная система средств государственного воздействия на обществен­ные процессы. В нем есть следующие элементы: а) государственные органы; б) публичные службы и корпорации; в) процедуры принятия государствен­ных решений; г) ресурсное обеспечение»[305]. Автор вышел за границы тради­ционной трактовки механизма государства и включил в его структурную ор­ганизацию, наряду с субъектами государственно-властной деятельности, процессуально-процедурную составляющую и ресурсное обеспечение. При таком подходе дается более глубинная характеристика механизм государст­ва, определяются рычаги государственно-властного воздействия на участни­ков общественных отношений, формируется первичное представление об управленческой среде.

Ряд авторов аргументированно отмечают: «Механизм» - это всегда не­кая функциональная характеристика объекта. Поэтому термин «механизм» следует использовать не только для структурного описания системы государ­ственных органов, но и для уяснения специфики различных частей (подсис­тем) и элементов государственного механизма. ..В общем и целом этот ме­ханизм строится на основе разделения властей на законодательную, исполни­тельную и судебную ветви власти, выполняющие разные функции единой го­сударственной власти»[306].

Наряду с механизмом государства, большое внимание в юридической литературе уделяется механизму правового регулирования, который опреде­ляется как «система юридических средств, при помощи которых осуществля­ется правовое регулирование»[307]. В.А. Толстик и Н.А. Трусов отмечают: «Механизм управления социальными процессами с помощью права состоит в

том, что государственные решения, предписания законов и иных норматив­ных правовых актов должны быть переведены в реальное поведение коллек­тивов, социальных групп и каждого члена общества»[308].

Дискуссионный характер носит вопрос определения структуры меха­низма правового регулирования. Наиболее часто в него включают следую­щие элементы: юридические нормы, акты применения права, акты толкова­ния права, юридические факты, правовые отношения. Знание механизма пра­вового регулирования позволяет качественно и своевременно осуществлять правореализационную деятельность, добиваться запрограммированных юри­дических результатов.

Вместе с тем, имеются и отличные подходы. Так, по мнению. С.С. Алексеева, механизм правового регулирования включает триаду: нормы - правоотношения - акты реализации права. В отечественной правовой науке такая точка зрения часто становится объектом критики. По мнению оппонен­тов в данном случае отражен лишь определенный, инструментальный срез

309

правового регулирования[309].

Анализируя механизм правового регулирования, следует принимать во внимание его многоаспектность и связанную с этим возможность изучения под разными углами зрения. Рассматриваемый с традиционных, инструмен­тальных позиций, механизм правового регулирования - система правовых (юридических) средств, причем только тех, которые, по словам автора тради­ционной концепции механизма правового регулирования С.С. Алексеева, раскрывают исходные юридические начала и «пружины» правового регули- рования[310]. Этот механизм несколько обезличен, или «обесчеловечен», по­скольку провоцирует восприятие правового регулирования как процесса ес-

170 тественного, протекающего без участия человека, его воли и сознания.

Не­смотря на то, что эти «узловые» элементы конструкции механизма правового регулирования в «снятом» виде и содержат указание на государство как соз­дателя правовых норм, на субъектов права как на участников правоотноше­ний и как на источники актов реализации права, тем не менее, все они оста­ются в «тени» правовых средств, которые работают «сами по себе».

Очевидно, что в процессе правового регулировании, рассматриваемом с тех же узкоинструментальных позиций, используется значительное количе­ство правовых средств, которые не могут быть сведены ни к нормам, ни к ак­там реализации права (субъективных прав и юридических обязанностей), ни к актам правоприменения, например, юридическая техника, без которой не­возможно создание правовой нормы, правоприменительного или правореали­зующего акта; юридическая деятельность (правореализующая практика), по­средством и в процессе которой происходит перевод норм в правомерное по­ведение субъектов.

Особенно перспективным является рассмотрение механизма правового регулирования с учетом юридической техники, так как результативность его функционирования во многом предопределена его «настройкой», точностью выполнения велений правовых норм при регулировании общественных от­ношений и экономических в особенности, соблюдения процедур реализации норм права и др. Решение этих задач невозможно без использования юриди­ческой техники на всех этапах правового регулирования.

Важное значение имеет использование термина «механизм» при харак­теристике реализации права, его отдельных элементов. Именно в рамках реа­лизации права происходит трансформация норм права из статического в ди­намическое состояние, что позволяет говорить о качестве правовой нормы, так как правореализационная практика является основным критерием ее эф­фективности. В практической деятельности имеют место случаи, когда реа­лизация права осуществляется вне правоотношений, и между нормой и актом реализации субъективных прав и юридических обязанностей «посредником»

выступает правосознание, которому не находится места среди основных эле­ментов механизма правового регулирования, поскольку оно не является юри­дическим средством. К тому же его роль не сводится только к роли инстру­мента в правовом регулировании.

Так, Ю.С. Решетов полагает, что механизм реализации права представ­ляет собой социальную систему, систему определенных видов правомерной деятельности участников общественных отношений[311]. Эта система отлича­ется существенной сложностью. Во-первых, правореализация пронизывает все основные сферы общественной жизни снизу доверху. Во-вторых, право­реализующую деятельность осуществляют разнообразные индивидуальные и коллективные субъекты. В-третьих, элементы механизма правореализации находятся на разных уровнях. Определение степени сложности системы за­висит, в частности, от того, на скольких уровнях располагаются составляю­щие ее компоненты (или подсистемы). Они могут находиться на одном уров­не. В этом случае их связь имеет координационный характер. Если компо­ненты находятся на двух или более уровнях, связь является субординальной. Возможно сочетание обоих типов взаимоотношений элементов. Механизм правореализации является сочетанием обоих типов взаимоотношений эле­ментов. В-четвертых, механизм правореализации обладает собственным управляющим блоком[312].

Существенную роль в реализации права играют социальные факторы. Это позволило А.И. Олефиренко под механизмом реализации права пони­мать конкретное социальное «устройство», функционирующее в определен­ных формах человеческой деятельности, направленной на удовлетворение потребностей и интересов[313]. Эту позицию разделяет Л.Н. Завадская, которая отмечает, что механизм правореализации - система правовых средств, кото­рая способна обеспечить влияние, контроль общества за государством, кото-

172 рое регулирует общественные отношения, помогает понять элементы, мето­ды и способы, через которые осуществляется регулирование правом[314].

Ряд авторов высказываются за введение в научный оборот термина «механизм правового воздействия». По мнению С.А. Комарова, его исполь­зование позволяет увидеть как статическое, так и динамическое воздействие правовых средств на общественные отношения. При этом обращается внима­ние на ограничение такого воздействия: «Правовое воздействие на общест­венные отношения не может быть безграничным, ибо право не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества, а воздействовать правом можно лишь в той мере, в какой действия

315 людей подвластны их сознанию»[315].

Безусловно, формирование гражданского общества объективно пред­полагает, что правовое регулирование должно иметь определенные границы, выход за которые будет означать вторжение в сферу автономии индивида. Следует иметь в виду, что такие границы весьма подвижны и должны учиты­вать экономические, политические, социально-культурные факторы, необхо­димость обеспечения безопасности физических и юридических лиц. В этих условиях граждане могут и должны быть лишены определенной степени ав­тономии с тем, чтобы государство соответствующим образом обеспечило их защищенность от существующих и потенциальных угроз.

При использовании термина «механизм» многие авторы руководству­ются тем, что право выступает в качестве инструмента воздействия на обще­ственные отношения и только при условии ясного представления, с помощью каких средств осуществляется перевод правовых требований в социально по­лезное поведение, можно составить правильное и целостное представление о нем. А.И. Бобылев отмечает: «Отличие правового воздействия от правового регулирования состоит в том, что правовое воздействие является частью со­циального воздействия. Как культурная и информационная ценность, право

173 определяет направление человеческой деятельности, вводит ее в общие рам­ки цивилизованных общественных отношений»[316].

Очевидно, что реализация задач, которые стоят перед обществом и го­сударством, требует максимальной концентрации, что может быть достигну­то при соединении двух начал - государственного и правового. Это подтвер­ждается практикой деятельности органов государственной власти и дает ос­нование утверждать, что посредством механизма государственно-правового воздействия реализуются функции государства и права[317]. Так, система орга­нов государственной власти реализует такие функции, как политическая, экономическая, социальная, экологическая. В свою очередь, правовое воз­действие на общественные процессы также осуществляется через две основ­ные функции: 1) регулятивную, особенности которой заключаются прежде всего в установлении позитивных правил поведения, организации общест­венных отношений, координации социальных взаимосвязей; 2) охранитель­ную функцию, которая обеспечивает охрану общезначимых, наиболее важ­ных экономических, политических, национальных, личных отношений, их неприкосновенность[318].

В литературе совершенно аргументированно отмечают: «.. .существует «механизм государственно-правового воздействия», в котором можно выде­лить «механизм государственного воздействия (или «механизм государства») и «механизм правового воздействия» (или «механизм права»). Они регули­руют функции государства и права и направлены на осуществление целей, предусмотренных Конституцией РФ»[319].

Вместе с тем, в юридической литературе высказываются определенные возражения по поводу обоснованности использования термина «механизм» при характеристике правовых явлений и процессов. Так, Ю.Н. Старилов, по-

174 лемизируя с А.П. Кореневым по поводу использования термина «механизм административно-правового регулирования», отмечает: «.по нашему мне­нию, преодолевая «техничность» терминологии, целесообразнее говорить о системе административно-правового регулирования»[320].

Мы не разделяем опасения Ю.Н. Старилова и глубоко убеждены, что речь идет не о механическом переносе терминологии, а о ее адаптации к реальным условиям функционирования государственно-правовых явлений и процессов. Полагаем, что использование термина «механизм» позволяет увидеть не только набор определенных элементов, но и понять логику их реализации, то есть представить правовые средства как в статическом, так и в динамическом со­стояниях, понять логику взаимодействия между этими элементами.

Для справедливости следует отметить, что несколько позже Ю.Н. Ста- рилов пересмотрел свою позицию по данному вопросу: «Система (механизм) (курсив наш. - Н.М.) административно-правового регулирования дает воз­можность понять логику административно-правового воздействия на обще­ственные отношения, выделить главные элементы организационно-правового воздействия и регулирования отношений в сфере публичного управления»[321].

Нашу точку зрения об обоснованности применения термина «меха­низм» при изучении правовых явлений и процессов в сфере государственно­го управления разделяет С.Д. Хазанов, который акцентирует внимание на не­обходимости совершенствования механизма административно-правового ре­гулирования и предупреждает о необходимости учета принципа системности регулирования, что позволит учесть специализацию административно­правового инструментария[322].

Схожую позицию занимает Д.В. Осинцев, который считает, что эле­менты механизма административно-правового регулирования заключаются в

175 стабилизации общественных отношений, их динамизации в результате опе­ративно-исполнительной и правоприменительной деятельности государст­венной администрации, применении мер административно-правового обес­печения прав и законных интересов субъектов[323].

Таким образом, возможность использования термина «механизм» при­менительно к государственно-правовым явлениям разделяется большинством современных авторов. Более того, следует отметить, что в последнее время был проведен ряд специальных исследований и опубликованы материалы, которые посвящены рассмотрению механизма обеспечения отдельных явле­ний и процессов[324]. Так, в частности, обращается внимание на действие ме­ханизма принятия юридически значимого решения[325]. В.Н. Карташов исполь­зует термин «механизм» при рассмотрении детерминации конфликтной юри­дической деятельности, в состав которого включает: а) типы (виды и подви­ды) детерминирующих конфликтную юридическую деятельность факторов; б) формы детерминации конфликтной юридической деятельности; в) уровни детерминации конфликтной юридической деятельности; г) степень (сила) де­терминации конфликтной юридической деятельности; д) этапы (стадии) де­терминации конфликтной юридической деятельности; е) носители детерми­нации конфликтной юридической деятельности; ж) результат детерминации конфликтной юридической деятельности[326].

В.А. Мальцев, исследуя проблему особенностей и направлений влия­ния романо-германской правовой системы на сферу обеспечения безопасно-

сти в России, отмечает: «По законодательству России и ряда европейских стран принципиальным сходством обладает сам механизм (курсив наш. - Н.М.) защиты государственной тайны»[327].

Перспективность рассмотрения обеспечения экономической безопас­ности через призму механизма правового обеспечения видится весьма высо­кой. Анализируя вопросы национальной и экономической безопасности, ав­торы одноименного учебника отмечают: «Экономическая безопасность обес­печивается как чисто экономическими методами, так и средствами неэконо­мического характера: политическими, военными, включая защиту секретов. Безопасность в смежных внеэкономических сферах обеспечивается не только специфичными для них методами, но и в значительной мере и экономиче­скими средствами, в том числе всегда с привлечением и иных ресурсов эко­номического характера. Кроме того, экономическая оценка последствий уг­роз безопасности в любых сферах, как правило, обеспечивает универсальный подход, давая возможность качественно оценить ущерб и на этой основе опре­делить систему приоритетов»[328]. Авторы справедливо указывают, что качест­венное обеспечение экономической безопасности возможно только при усло­вии сочетания всего арсенала сил и средств, имеющихся как у государства, так и у других субъектов, которые задействованы при осуществлении данной дея­тельности, что позволяет сделать вывод о необходимости реализации ком­плексного подхода, чего нельзя достигнуть вне соответствующего механизма.

В литературе при рассмотрении проблемы обеспечения экономической безопасности наряду с термином «механизм» используется термин «систе­ма». И.Б. Кардашова считает, что система обеспечения экономической безо­пасности представляет собой «механизм, позволяющий преобразовать при-

177 нятую государством стратегию в области национальной безопасности в ско­ординированную деятельность конкретных ведомств, общественных объеди­нений граждан на основе действующего законодательства»[329].

Несколько отличную позицию занимает Р.Г. Халиуллин, который оп­ределяет систему обеспечения экономической безопасности как «закреплен­ную действующими нормативными правовыми актами систему органов и ин­ститутов, направленную на создание условий для стабильного функциониро­вания и устойчивого развития экономической системы государства, а также

330

выявление, предотвращение и противодействие ее угрозам»[330].

Схожего подхода придерживается И.А. Аксенов, который использует понятие «механизм обеспечения экономической безопасности», понимая под ним взятую в единстве «систему конституционно-правовых и иных средств, при помощи которых осуществляется целенаправленное государственно­правовое воздействие на общественные отношения в сфере производства, об­мена, распределения и потребления материальных благ»[331]. Можно сделать вывод, что Р.Г. Халиуллин и И.А. Аксенов сводят систему (механизм) обеспе­чения экономической безопасности к системе органов, которые осуществляют данную деятельность. Условно такую позицию можно назвать статической.

В то же время позиция И.Б. Кардашовой ближе к динамической харак­теристике механизма (системы), так как основной акцент делается на скоор­динированной деятельности различных субъектов по реализации государст­венной стратегии в области национальной безопасности.

А.С. Асалиева использует понятие «система обеспечения финансовой безопасности», под которой понимает «совокупность институтов и мер, на­правленных на создание условий для стабильного функционирования и ус­тойчивого развития национальной финансовой системы, а также механизмов

выявления и предотвращения угроз в финансовой сфере»[332]. Очевидно, в данном случае автор как раз имеет в виду механизм обеспечения финансовой безопасности и акцентирует внимание на его структурной организации и средствах реализации.

Соотнесение понятий «механизм обеспечения экономической безопас­ности» и «система обеспечения экономической безопасности» позволяет за­ключить, что по своей сути речь идет об одном и том же. В то же время, от­дельные исследователи пытаются провести между ними различия. Так, Д.В. Степанков, проведя анализ различных доктринальных позиций, пришел к выводу, что «механизм обеспечения экономической безопасности» и «сис­тема обеспечения экономической безопасности» соотносятся как часть и це­лое. Автор отмечает, что в отличие от механизма обеспечения экономиче­ской безопасности, в систему входят объект обеспечения, стратегия безопас­ности, цель и задачи ее обеспечения[333].

Очевидно, что такое разграничение носит во многом искусственный характер и не способствует проникновению в сущность рассматриваемого явления. В этой связи можно заключить, что понятия «механизм обеспечения экономической безопасности» и «система обеспечения экономической безо­пасности» можно использовать в качестве синонимов.

Вместе с тем, мы считаем, что использование термина «механизм» по­зволяет увидеть воздействие на экономические отношения самых разнооб­разных факторов как правового, так и неправового характера. К.Ю. Кудрина, при анализе законотворческого процесса на региональном уровне, отмечает, что весьма перспективным является уяснение механизма правового воздей­ствия внутренних факторов на процесс создания правовых норм, так как «процедура создания законов и подзаконных актов включается в механизм правового воздействия (экономические, политические, социальные отноше­

ния, которые правом не регулируются, но на которые оно так или иначе рас­пространяет свое влияние)»[334]. С автором следует согласиться, так как эф­фективность правового воздействия достигается при учете всего комплекса факторов, как правовых, так и иных, которые при этом задействованы, а иг­норирование такой взаимосвязи чревато серьезными издержками. Здесь сле­дует реализовывать комплексный подход с тем, чтобы максимально полно обеспечить экономическую безопасность.

Обеспечить экономическую безопасность - значит создать такой уро­вень защищенности экономических отношений, который позволял бы удов­летворять потребности личности, общества и государства как в настоящее время, так в перспективе. Это предполагает необходимость задать и поддер­живать определенные параметры функционирования экономической систе­мы, в рамках которой в процессе взаимодействия субъектов экономических отношений была бы исключена или, по возможности, сведена к минимуму угроза причинения ущерба интересам названных субъектов, а в случае при­чинения ущерба, он мог бы быть компенсирован, с тем, чтобы экономическая сфера не утратила способности выступать материальной основой жизнедея­тельности общества.

Определение и поддержание этих параметров с помощью правовых средств и, прежде всего, самого права как инструмента осуществляется по­средством правовой регламентации общественных отношений, в рамках ко­торой определяются правовые параметры взаимодействия, и посредством реализации права осуществляется управление и координируется деятельность субъектов, воздействующих на те или иные экономические объекты и про­цессы, устанавливается контроль за названными отношениями, устраняются препятствия для нормального взаимодействия, принимаются меры по пресе-

180 чению попыток выхода субъектов за пределы установленных правом парамет­ров, по компенсации вреда, причиненного экономическим отношениям и др. Поэтому нам представляется возможным сделать вывод о том, что понятием «обеспечение экономической безопасности» охватываются процессы право­вой регламентации экономических отношений и реализации правовых пред­писаний, которая осуществляется специально уполномоченными на это субъ­ектами в установленном порядке.

Постановка и исследование проблемы механизма обеспечения эконо­мической безопасности обусловлено, прежде всего, необходимостью поиска ответа на вопрос: как, в результате чего возникает состояние защищенности экономических отношений? Казалось бы, что ответ на этот вопрос очевиден: экономическая безопасность - результат деятельности государственных ор­ганов, иных субъектов по применению соответствующих средств в режиме законности по выявлению внутренних и внешних угроз в экономической сфере, их локализации и восстановлению нарушенных правовых состояний. Вместе с тем, это утверждение не проясняет содержание ответа на вопрос, с помощью каких средств осуществляется решение этой многосложной про­блемы. Следовательно, возникает необходимость обращения к анализу тех инструментов, технологий, при помощи которых в повседневной деятельно­сти осуществляется воздействие на участников экономических отношений в целях обеспечения экономической безопасности.

При анализе механизма обеспечения экономической безопасности сле­дует иметь в виду, что данное явление выступает неотъемлемой составной частью национальной безопасности. В силу этого применяется во многом схожий механизм, в рамках которого учитываются качественные особенно­сти экономической безопасности как объекта правовой охраны.

Для обеспечения экономической безопасности уполномоченными субъектами используется соответствующий набор средств воздействия, спе­цифику которого целесообразно раскрыть посредством анализа соответст­вующего механизма. Исходным для настоящего исследования является тезис

о том, что экономическая безопасность выступает в качестве результата действия ряда факторов: правовых, экономических, социокультурных, де­мографических и других. С учетом специфики выполняемого нами исследо­вания мы в известной мере абстрагируемся от некоторых факторов, а скон­центрируем свое внимание на государственно-правовом воздействии на экономические отношения. В этой связи следует помнить, что действие права отражает определенный его срез, характеризуя бытие права на раз­личных уровнях: в отношении отдельной личности, коллектива и общества в целом. В.И. Гойман пишет: «Фиксируя своим содержанием те явления, которые детерминируют процессы экспансии права в общественную прак­тику, категория «действие права» заключает в себе методологические воз­можности, позволяющие:

1) определить основные механизмы, институты, которые включены в процесс; изучить структуру, «анатомию» правовой деятельности, ее компо­ненты и на этой основе определить тот инструментарий, который необходим гражданскому обществу, отдельной личности для цивилизованного участия в общественной жизни;

2) охарактеризовать в единстве все то, что оказывает или может оказы­вать наиболее существенное влияние на все области правового регулирова­ния, что реально содействует претворению потенциала права - его принци­пов и предписаний - в фактической деятельности людей, а, в конечном счете обеспечивает господство права в общественных отношениях»[335].

В литературе отмечается, что процесс действия права предполагает на­личие неких специальных средств, механизмов, посредством которых осуще­ствляется перевод упорядочивающего воздействия права в общественные от­ношения. В то же время не следует упускать из вида, что действие права многоаспектно. В содержание категории «действие права» наиболее часто включают такие процессы, как выработка средств юридической регуляции

182 и использование их в практической деятельности субъектов права для дос­тижения фактических результатов. «Отсюда, - пишет В.И. Гойман, - состав­ляющими содержания действия права выступают: правовое воздействие, восприятие права, правовое действие, правовой порядок»[336].

Неоднородно действие права и по характеру преобразований, произво­димых в общественных отношениях. В юридической науке принято выделять три канала (пути) действия права: информационный, ценностно-ориента­ционный и собственно-юридический[337].

В настоящее время право выступает в качестве мощнейшего средства коммуникации. Коммуникационный потенциал права позволяет ему оказы­вать высокоэффективное воздействие на сознание и поведение людей. Право заключает в себе информацию о должном и дозволенном, о запрещенном и социально полезном поведении. Оно несет в себе не только правовую ин­формацию, но и знание о самых разнообразных сторонах жизни общества. Другими словами, в праве заключено глубокое эвристическое начало. В дан­ном случае «каналом», через который осуществляется влияние права на соз­нание, волю и поведение человека, на общественные отношения в целом, яв­ляется заключенная в праве информация. Эта информация содержится как в нормативных правовых, так и в правоприменительных актах.

Наряду с гносеологическим воздействием, право заключает в себе и ценностно-ориентировачнный потенциал. При помощи правовых средств осуществляется воздействие на массовое, групповое и индивидуальное соз­нание, формируются ценностные «ориентиры» поведения человека: мотивы, установки и стереотипы правомерного поведения. В данном случае «кана­лом» влияния права на поведение людей выступают идеологические ценно­сти. В настоящее время в Росси предпринимаются существенные меры по преодолению кризиса культуры, по повышению уровня сознания населе-

ния[338]. Эта посылка в полной мере относится и к правовой культуре, право­вому сознанию.

Рассматривая состояние правовой культуры в российском обществе, профессор В.Н. Карташов отмечает: «Диалектика развития правовой системы предполагает одновременное функционирование в любом обществе не только юридических ценностей, составляющих его (общества) правовую культуру, но и существование определенных негативных юридических процессов и состоя­ний (неправда, пробелов в праве, юридического нигилизма, противоправного поведения и других юридических патологий)»[339]. Это позволило автору гово­рить о наличии юридической антикультуры. Коль скоро наличие данного фе­номена является неизбежным, то государство призвано ограничить его рас­пространение, установить самый строгий контроль в целях минимизации ан­тикультурного воздействия на участников общественных отношений.

Следует согласиться с С.С. Алексеевым, что результативное, норматив­но-организационное воздействие на общественные отношения в целях их упо­рядочения, охраны, развития в соответствии с требованиями экономического базиса, общественными потребностями данного социального строя, осуществ­ляется при помощи системы правовых средств (юридических норм, правоотно­шений, индивидуальных предписаний и др.)»[340]. Это вовсе не означает, что эко­номическая безопасность является итогом действия исключительно права. Су­щественная роль здесь отводится политическим, экономическим, духовно­нравственным, организационным и иным средствам. Нами же внимание будет акцентировано, как было отмечено выше, на правовом инструментарии, с по­мощью которого обеспечивается экономическая безопасность.

А.В. Малько, рассматривая правовые средства с информационно - психологической стороны, отмечает, что такими средствами выступают не сами нормы права, договоры или правоприменительные акты, а содержащие­ся в них конкретные меры информационно-психологического воздействия. «Ведь воздействует на сознание человека вовсе не сама норма, - пишет он, - а та прескриптивная информация (права и обязанности, привилегии и приос­тановления, льготы и запреты, поощрения и наказания и т.д.), которая в них содержится. Норма, правоприменительный акт и прочие общие (вторичные) правовые средства - лишь способы передачи информации»[341].

Правовые нормы являются мощными факторами, побуждающими к со­вершению волевых правомерных действий, что невозможно без участия ак­тивных элементов правосознания - готовностей к правомерному поведению. Для реализации права, составляющей один из элементов механизма правово­го регулирования необходимо возникновение у субъекта права соответст­вующей правовой мотивации. Вместе с тем, для возникновения мотивации необходимо, чтобы содержащаяся в норме права информация была правиль­но воспринята ее адресатом. Законодатель (субъект правотворчества) должен выработать и закрепить такие нормы права, которые бы воспринимались как справедливыми, обоснованными и необходимыми большинством населения страны.

Наиболее часто обеспечение рассматривается в качестве деятельности, направленной на создание необходимых условий, предпосылок для возник­новения какого-либо явления, процесса. Возможность такой трактовки под­тверждается и словарным толкованием: «обеспечить - сделать что-либо воз­можным, действительным, реально выполнимым»[342]. В таком же ключе обес­печение понимается при рассмотрении деятельности органов государствен­ной власти и местного самоуправления. В.М. Сырых определяет правообес- печение как «деятельность органов исполнительной власти по созданию не-

185 обходимых условий для реального и добросовестного исполнения обязанностей субъектами конкретного правоотношения»[343]. Соглашаясь в целом с данным видением проблемы, следует отметить, что автор связывает правообеспечение только с деятельностью органов исполнительной власти по обеспечению реаль­ного действия законов, по созданию необходимых условий для реализации прав и свобод личности и включает в себя организационно-распорядительную, пра-

344 воохранительную и правовоспитательную деятельность[344].

Механизм обеспечения экономической безопасности можно рассмат­ривать также как систему государственных органов, обеспечивающих защиту экономических отношений от существующих угроз, а также систему видов юридической деятельности (правотворческой, правоприменительной, кон­трольной, правоохранительной и т. п.), в процессе и посредством которых происходит защита экономических отношений, и др.

А.В. Сюсюкин считает, что обеспечение экономической безопасности должно осуществляться посредством соответствующего механизма, который функционирует в определенном порядке: «Функционирование механизма обеспечения экономической безопасности (курсив наш. - Н.М.) можно пред­ставить следующим образом: государство воспринимает угрозу, оценивает ее, разрабатывает политику и конкретные мероприятия по блокированию или нейтрализации появившихся или возможных угроз, а затем реализует эти ме­роприятия путем применения административно-правовых средств и мето- дов»[345]. Очевидно, что для решения такой многосложной задачи, как обеспе­чение экономической безопасности, недостаточно административно-право­вых средств и методов. Государство, его органы и должностные лица исполь­зуют и другие средства. Не следует идеализировать ситуацию, так как меха­низм обеспечения дает сбои и тогда возникает необходимость задействовать средства защиты и юридической ответственности.

Схожую позицию разделяет А.А. Бузин: «Обеспечение экономической безопасности связано с выявлением угроз, определением критериев и пара­метров - индикаторов для заблаговременной нейтрализации угроз»[346].

И.А. Колтакова отмечает, что создание, развитие и эффективное функ­ционирование системы обеспечения экономической безопасности России в условиях интеграции должно осуществляться в соответствии со следующим алгоритмом:

1. Определение целей и принципов системы, создание правового поля функционирования системы.

2. Определение структурных элементов и организационной структуры системы.

3. Выявление и оценка действующих факторов дестабилизации, оказы­вающих влияние на объект экономической безопасности, выявление сово­купности угроз.

4. Определение и оценка предполагаемых ущербов от реализации вы­явленных угроз.

5. Выработка механизмов противодействия выявленным угрозам.

6. Разработка методического инструментария оценки состояния эконо­мической безопасности в России в условиях интеграции[347].

Мы полагаем, что механизм обеспечения экономической безопасности целесообразно рассматривать в широком и узком (специальном) смыслах. В широком смысле в основу механизма обеспечения экономической безопас­ности следует положить идею комплексного многоуровневого государствен­но-правового воздействия. Структура и действие такого механизма включает в себя следующие структурные уровни: институциональный (субъектный), технологический и инструментальный элементы.

Институциональный (субъектный) уровень представляет собой систе­му субъектов (государственных органов и органов местного самоуправления, их должностных лиц, негосударственных субъектов). Мы обращали внима­ние, что в деятельности по обеспечению экономической безопасности задей­ствованы значительные силы. Применительно к нашему государству можно говорить о многоуровневом субъектном обеспечении: федеральный, межре­гиональный, региональный, муниципальный, локальный уровни.

Технологический уровень составляют различные виды юридической деятельности, осуществляемой субъектами: правотворческая, правопримени­тельная (лицензионно-разрешительная, удостоверительная, контрольно- надзорнаяй, юрисдикционная), правоинтерпретационная, правосистематизи­рующая) деятельность по обеспечению экономической безопасности. Оче­видно, что качество обеспечения экономической безопасности зависит от ре­зультативности деятельности в рамках каждого из видов юридической дея­тельности.

Инструментальный уровень представляет систему методов, применяе­мых субъектами в процессе различных видов юридической деятельности по обеспечению экономической безопасности. В данном случае речь идет о го­сударственно-правовом воздействии, где соединены субъектная и технологи­ческая подсистемы, позволяющие наиболее очевидно представить характер, интенсивность государственно-правового воздействия с целью обеспечения экономической безопасности.

В этой связи механизм обеспечения экономической безопасности - сложное полисистемное образование, включающее в себя ряд подсистем: систему субъектов, применяющих меры государственно-властного воздей­ствия в процессе своей деятельности, систему правовых и организационных средств, а также систему организационной инфраструктуры, использова­ние которой обеспечивает состояние должной защищенности экономиче­ских отношений от внутренних и внешних угроз.

В своем исследовании, с учетом избранной темы, мы акцентируем внимание на инструментальной подсистеме. Это предполагает рассмотрение методов, с помощью которых обеспечивается экономическая безопасность. Очевидно, что экономическая безопасность обеспечивается посредством комплекса методов. Вместе с тем, нами будет акцентировано внимание на применении государственного принуждения в сфере обеспечения экономиче­ской безопасности.

Мы выдвинем следующие гипотезы, которые будем исследовать в дальнейшем:

1. Механизм обеспечения экономической безопасности представляет собой относительно самостоятельное организационно-правовое явление - социально-юридическую систему, являющуюся результатом взаимодействия в рамках правовой системы общества двух механизмов: механизма государ­ства и механизма права. В силу этого он занимает «пограничное» место меж­ду ними и не может быть отождествлен ни с одной из рассматриваемых кон­струкций. Это позволит рассмотреть органическое соединение субъектного и инструментальных составляющих названного механизма.

2. Рассмотренный под углом зрения функциональных характеристик, ме­ханизм обеспечения экономической безопасности, с одной стороны, представ­ляет собой часть механизма правореализации, комплексное средство, обеспечи­вающее в процессе правового регулирования поднормативную, казуальную ре­гуляцию с помощью соответствующих методов, а с другой - как часть меха­низма государства обеспечивает реализацию охранительной функции государ­ства и нормальную работу других подсистем механизма государства.

3. Механизм обеспечения экономической безопасности является слож­ным полисистемным образованием, включающим в себя ряд подсистем.

348

<< | >>
Источник: МАКАРЕИКО Николай Владимирович. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Нижний Новгород - 2016. 2016

Еще по теме § 2. Понятие механизма обеспечения экономической безопасности[285]:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -