<<
>>

§ 3. Коллективные субъекты юридической ответственности

Коллективные субъекты представляют собой не просто совокупность индивидуальных субъектов, а определенным образом внутренне организованный субъект. О.Э. Лейст справедливо отмечает, что реальность коллективных субъектов не вызывает сомнений, а обязанности органов и организаций, не совпадающие с обязанностями отдельных должностных лиц, также не могут отрицаться; фактом является также и ответственность органов и организаций, не тождественная «персональной» ответственности лиц, входящих в их состав1.

В.Н. Кудрявцев полагает, что социальные отклонения возможны как в поведении личности, так и в деятельности коллективов, причем последние иногда не менее опасны, чем индивидуальное общественное поведение. Для коллективных субъектов характерны два вида социальных отклонений: целевое (сознательное) нарушение норм и социальная пассивность2.

По определению Д.Н. Бахраха, коллективные субъекты - «это организованные, обособленные, самоуправляемые группы людей, наделенные правами выступать в отношениях с другими субъектами персонифицированно, как единое целое. Коллектив... объединен каким-то интересом, целью, он функционально дифференцирован, действует на законных основаниях, имеет свои механизмы управления, в нем з определены роли каждого» .

1См.: Лей с тО.Э. Санкции в советском праве. M., 1962. С. 121.

’Кудрявцев В.Н. Социальное отклонение. Введение в общую теорию. M., 1984. С. 8, 101-104.

3Baxpax Д.Н. Административное право: Учебник для вузов. M., 1996. С. 23.

101

В отношениях юридической ответственности коллективные субъекты имеют существенные особенности, которые заключаются в своеобразии их правового положения, в отличие от индивидуальных. Это особенности определения субъекта ответственности, установления ее оснований, механизма реализации санкций, способа определения вины организации, а также особенности правовых актов, устанавливающих такую ответственность.

К числу коллективных субъектов юридической ответственности можно отнести государственные и негосударственные, коммерческие и некоммерческие организации, общественные объединения, органы местного самоуправления, а также органы государства. Следует отметить, что еще совсем недавно законодательство предусматривало, что в качестве самостоятельного субъекта ответственности могли выступать и трудовые коллективы юридических лиц. Так, в утратившем в 1995 г. силу Законе СССР «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)»1 предусматривалась ответственность трудового коллектива за незаконную забастовку. В ст. 15 данного закона указывалось, что возмещение ущерба, причиненного собственнику при незаконной забастовке, проводившейся по решению трудового коллектива, должно производиться из фонда потребления предприятия, учреждения, организации в судебном порядке.

Как известно, подавляющее большинство коллективных субъектов имеют форму юридического лица, которая открывает им возможность наиболее полным образом реализовывать свои права, а также является предпосылкой наделения их определенными обязанностями для того, чтобы реализация их прав происходила в законных рамках.

Понятие юридического лица является цивилистическим по происхождению и служит прежде всего для характеристики

1Ведомости СНД и BC СССР. 05.06.1991. № 23. Ст. 654.

102

коллективного субъекта как участника гражданско-правовых отношений. Вместе с тем, юридические лица являются полноправными участниками административно-правовых отношений и могут выступать субъектами административной ответственности.

В части 1 статьи 48 Гражданского кодекса Российской Федерации дается следующее определение юридического лица: «Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

Из текста закона видно, что юридическим лицом является организация, обладающая совокупностью определенных признаков. Термин «организация» в современном научном словоупотреблении весьма многозначен. Собственно говоря, можно выделить два главных значения, которые придаются ему: 1) организация как деятельность, направленная на упорядочение, налаживание, приведение в систему чего-либо, например организация труда, организация производства и т. д.; 2) организация как определенное коллективное образование, то есть определенное объединение людей, социальных групп и т.п., создаваемых для достижения поставленных целей1. Деятельность организации выражается в деятельности коллектива ее составляющего. При этом должностные лица, служащие, рабочие действуют индивидуально или сообща, но всегда от лица организации, добиваясь реализации своих личных интересов посредством достижения коллективным образованием в тех целей, для которых оно создано. Это определяет закономерность

1И в а н о в В.А. Правовое положение строительных предприятий: характерные черты и пути совершенствования И Государство и право. 1994. № 7. С. 49.

103

существования общественных отношений особого рода, участниками которых выступают организации (юридические лица).

В указанной выше норме ГК перечисляются традиционные признаки юридического лица: наличие обособленного имущества, самостоятельная ответственность по своим обязательствам этим имуществом, приобретение и осуществление гражданских прав от своего имени, выступление в качестве истца и ответчика в гражданском суде, арбитраже или третейском суде. Однако если в целом говорить о главе 4 ГК РФ «Юридические лица», то можно выделить дополнительные, хотя прямо не указанные в понятии юридического лица, но подразумеваемые в остальных нормах закона признаки столь сложной правовой категории. Условно эти признаки, предусмотренные законодательством, можно подразделить на материальные и правовые.

К числу материальных признаков кроме обладания обособленным имуществом, очевидно, должны быть отнесены следующие:

1.

Внутреннее организационное единство и внешняя автономия. Под внутренним организационным единством юридического лица понимается система существенных взаимосвязей всех структурных подразделений организации между собой и подчинение их руководящему органу. Например, производственное предприятие может состоять из ряда цехов, отделов, служб и т. д. Деятельность каждого такого подразделения связана с деятельностью других, и вместе с тем все они подчинены единому руководящему органу данного юридического лица. Не менее существенной является и внешняя сторона дела. Юридическое лицо должно обладать внешней автономией, под которой понимается необходимая мера самостоятельности в действиях данного юридического лица по отношению ко всем третьим лицам.

2. Экономическое единство и обособленность имущества. Под экономическим единством юридического лица следует понимать

104

отражаемую в самостоятельном балансе принадлежность данной организации комплекса имущества (совокупности средств производства и иных материальных благ), выступающего в качестве материальной базы деятельности корпорации. Не менее существенным моментом, характеризующим экономический аспект юридического лица, является то, что имущество организации обособлено, отграничено экономически от имущества всех иных субъектов. Экономическое обособление — это отграниченность имущества данной организации от имущества всех иных субъектов. Закон устанавливает три основные юридические формы экономического единства и обособленности имущества: право собственности, право оперативного управления и право хозяйственного ведения.

3. Функциональное единство. Оно выражается в том, что деятельность всех структурных подразделений и органов подчинена какой-то известной функции, содержание которой определяется целями образования данного юридического лица. Приведенное положение, конечно, не следует понимать так, что все структурные подразделения делают одно и то же. Конкретное содержание их деятельности может и должно быть различным, но эта деятельность всякий раз сопряжена с указанной целью.

Закон (ст. 48 ГК РФ) при определении понятия юридического лица выделяет среди правовых признаков юридического лица один признак материально-правовой (способность от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности) и один признак процессуально-правовой (способность быть истцом и ответчиком в суде). Поэтому среди правовых признаков юридического лица, очевидно, следует также выделить:

1) законность образования юридического лица: а) законность (соответствие или, во всяком случае, непротиворечие требованиям 105

российского законодательства) тех целей, для достижения которых образовано данное юридическое лицо; б) соблюдение закона в процессе образования юридического лица (наличие учредителей, соблюдение порядка образования или реорганизации существовавшего ранее юридического лица, наличие распоряжения или разрешения компетентного органа об образовании данного юридического лица и др.);

2) способность организации от своего имени участвовать в гражданских правоотношениях, которая охватывает способность иметь, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, иметь, приобретать и исполнять аналогичные обязанности. Юридическое лицо (в зависимости от родовой принадлежности) кроме обязательственных прав может быть носителем целого ряда абсолютных прав: права собственности, права оперативного управления, права авторства и др.;

3) способность нести самостоятельную имущественную ответственность, которая выражается в том, что организация, являющаяся юридическим лицом, несет ответственность по своим обязательствам (например, в случае поставки продукции ненадлежащего качества), равно как и в случаях внедоговорного причинения вреда;

4) наличие устава, в котором фиксируются все важнейшие моменты, определяющие цели, характер, формы и юридические границы деятельности организации, являющейся юридическим лицом. Лишь в случаях, прямо предусмотренных законом, юридическое лицо может действовать на основании общего Положения об организациях данного вида.

Только при наличии указанных признаков законодатель определяет коллективное образование в качестве юридического лица.

В соответствии со ст. 51 Гражданского кодекса РФ юридические лица подлежат обязательной государственной регистрации в органах

106

юстиции и считаются созданными с момента такой регистрации. C момента государственной регистрации юридические лица наделяются одновременно правоспособностью (то есть способностью иметь права и обязанности), дееспособностью (то есть способностью своими действиями осуществлять права и обязанности), а также деликтоспособностью (то есть способностью нести юридическую ответственность за их неисполнение или ненадлежащее исполнение). C этого момента юридическое лицо является самостоятельным, независимым субъектом различного рода правоотношений и имеет организационную и имущественную возможность быть субъектом юридической ответственности.

За совершенные правонарушения в сфере гражданско-правового регулирования юридические лица несут ответственность так же, как индивидуальные субъекты. Вместе с тем, Гражданским кодексом РФ предусмотрена специфическая мера ответственности, которая, по своей сути, может применяться только к юридическим лицам - это ликвидация юридического лица (ст. 61 ГК РФ).

В связи с процессом приватизации и появлением частного сектора в производственной и непроизводственной отраслях российской экономики, сосредоточением в руках государства определенных механизмов административно-правового воздействия на хозяйствующие субъекты, которые перестали находиться в непосредственном государственном ведении и подчинении, возникла настоятельная необходимость законодательного закрепления административной ответственности юридических лиц1.

Административная ответственность юридических лиц может быть предусмотрена федеральными законами (КоАП РФ, Налоговый кодекс

1См.: Овчарова Е.В. Материально-правовые проблемы административной ответственности юридических лиц (к проекту Кодекса РФ об административных правонарушениях) И Государство и право. 1998. № 7. С. 14-19.

107

РФ, Федеральный закон «Об общественных объединениях» и др.) или соответствующими законами субъектов РФ.

На юридические лица возлагаются определенные обязанности в сфере управления и других областях, значимых для административного метода воздействия на субъектов. Они, например, обязаны соблюдать правила государственной регистрации, лицензирования определенных видов деятельности (недропользование, аудиторская, кредитная деятельность, таможенное обслуживание и другие), обязаны платить налоги, соблюдать экологические требования, строительные правила, законодательство о монополиях и многие другие обязанности. Соответственно, когда коллективные субъекты действуют в условиях свободы, необходим действенный механизм принуждения к исполнению ими своих многочисленных обязанностей и соответственно норм права, их устанавливающих. Поэтому важная задача ответственности юридических лиц состоит, во-первых, в обеспечении законности и правопорядка в деятельности организаций путем государственного принуждения их к выполнению ими своих обязанностей. Во вторых, назначение этой ответственности в том, чтобы путем запретов и наказаний за их нарушение предотвратить серьезные последствия противозаконной деятельности, которые вытекают из нее. Важно то, что административные правонарушения, совершаемые юридическим лицом, по силе своего отрицательного воздействия, по степени тяжести и по масштабам последствий, как правило, превосходят проступки, совершаемые физическими лицами, так как они есть результат деятельности коллектива людей1.

При анализе юридического лица как субъекта юридической ответственности возникают две проблемы: проблема ответственности филиалов и представительств, а также проблема соотношения

’Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц). Дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 45 — 46.

108

ответственности юридических лиц с ответственностью конкретных должностных лиц или работников юридического лица.

Проблема административной ответственности филиалов и представительств возникла вследствие ведения ими отдельного бухгалтерского учета объектов налогообложения и сборов и их самостоятельных отчислений налогов в бюджет и взносов во внебюджетные фонды. В результате в законодательстве о налогах и сборах переходного периода была предусмотрена административная ответственность филиалов и представительств за нарушение обязанностей в области налогообложения и сборов.

В настоящее время данная проблема разрешается путем толкования ст. 9 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации»[2] и ч. 2 ст. 19 Налогового кодекса РФ, согласно которым с 1 января 1999 года филиалы и иные обособленные подразделения юридических лиц исполняют обязанности юридических лиц по уплате налогов и сборов по месту нахождения этих филиалов и иных обособленных подразделений. Таким образом, филиалы и представительства, не обладая статусом юридического лица и действуя как органы юридического лица, исполняют его обязанности, за неисполнение или ненадлежащее исполнение которых меры административной ответственности применяются к юридическим лицам.

Вторая проблема связана с тем, что противоправное деяние юридического лица совершается от имени юридического лица конкретными физическими лицами при исполнении ими своих полномочий. В такой ситуации наряду с применением к юридическим лицам мер административной ответственности встает вопрос об ответственности виновных должностных лиц.

Здесь, на наш взгляд, нужно исходить из позиции, что каждый субъект несет ответственность за нарушение своей обязанности. В этом случае реально проявляются два правонарушения как единое действие, так же, как в случае с ответственностью за административный и одновременно дисциплинарный проступки граждан. Объективные стороны правонарушений организации и физического лица совпадают, выражаются в одном действии, а субъекты и субъективные стороны существуют самостоятельно и качественно отличаются друг от друга, и, следовательно, ответственность каждого из этих субъектов различна. Получается, что каждый субъект отвечает в индивидуальном порядке1. Например, за неуплату или неполную уплату сумм налога наряду с применением к юридическим лицам мер административной ответственности (ст. 122 Налогового кодекса РФ) к виновным должностным лицам данного юридического лица могут применяться меры уголовной ответственности (ст. 199 УК РФ).

Положение о соотношении административной ответственности юридических лиц с административной или уголовной ответственностью конкретных работников закреплено в ч. 3 ст. 2.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в соответствии с которым назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

В остальных случаях должностные лица должны привлекаться к дисциплинарной ответственности, установленной Трудовым кодексом РФ, так как налицо нарушение ими трудовых обязанностей. Здесь существуют

'Петров М.П. Указ соч. С. 42.

110

два самостоятельных состава правонарушений различного правового содержания - административное правонарушение юридического лица и дисциплинарный проступок должностного лица.

В некоторых случаях действия должностных лиц администрации могут не носить субъективно виновного характера, но организация, юридическое лицо будет считаться виновным в совершении административного правонарушения, поскольку определения вины физических и юридических лиц неизбежно различаются. Данный феномен отмечен исследователями проблемы административной ответственности юридических лиц: «Организация несет ответственность за собственную вину как при наличии четко выраженной провинности отдельных работников, так и тогда, когда вина конкретных лиц исключается или не может быть установлена»1.

Использование гражданско-правовой конструкции юридического лица в административном праве продиктовано тем, что это понятие является юридически более определенным, устоявшимся. Оно определяет границу понятия организации применительно к административной ответственности. Однако это не означает, что для административного права такой подход универсален. На наш взгляд, приоритетное использование конструкции юридического лица может вызвать неоправданное расширение административно-наказательной политики в отношении органов государственной власти, местного самоуправления и её сужение в отношении организаций, не являющихся юридическими лицами, которые могли бы быть субъектами административной ответственности.

Далее мы обратимся к вопросу об ответственности общественных и религиозных объединений. Его рассмотрение предопределяется

1Д ы м ч е н ко В.И. Административная ответственность организаций. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Пермь, 1983. С. 10.

Ill

некоторыми особенностями данного вида коллективных субъектов, которые оказывают влияние на основание, меры и порядок реализации их юридической ответственности.

C точки зрения юридической ответственности важно, что некоторые объединения могут существовать как с образованием юридического лица, так и без такового. Например, общественным объединениям предоставлено право в соответствии со ст. 21 Федерального закона «Об общественных объединениях» не регистрироваться в органах юстиции (в этом случае данное объединение не приобретает прав юридического лица). Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»1 также предусматривает наличие общественных (религиозных) объединений, не обладающих статусом юридического лица, что является основанием их разграничения на религиозные группы и религиозные организации (ст.ст. 7, 8). В случае, когда требуется обязательная государственная регистрация, правосубъектность общественного объединения возникает с момента его регистрации в установленном законом порядке2, если нет - с момента принятия решений о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о . формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов. Данные решения принимаются на съезде (конференции) или общем собрании, и с момента их принятия общественное объединение считается созданным: осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя предусмотренные законом обязанности.

Российское законодательство предусматривает различные основания юридической ответственности общественных (религиозных) объединений

1 Собрание законодательства РФ. 29.09.1997. № 39. Ст. 4465.

2 Так, согласно ст. 8 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» правоспособность профсоюзов возникает исключительно после их государственной регистрации.

112

(союзов, обществ). Приведем некоторые из них, за которые может последовать ликвидация или запрет деятельности рассматриваемых субъектов.

1) Нарушение общественным объединением прав и свобод человека и гражданина, побуждение к отказу от исполнения обязанностей, нанесение ущерба их нравственности или здоровью.

Согласно статье 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» общественное объединение может быть ликвидировано в судебном порядке в случае виновного нарушения своими действиями прав и свобод человека и гражданина. В соответствии со ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета деятельности религиозной группы в судебном порядке являются посягательство на личность, права и свободы граждан; принуждение к разрушению семьи; нанесение ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе с использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования; воспрепятствование угрозой применения насилия, другими противоправными действиями выходу лица из религиозного объединения; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных обязанностей.

2) Осуществление экстремистской деятельности.

Базовые положения, посвященные данному основанию ликвидации общественных объединений, закреплены в ст. 13 Конституции РФ: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ 113

конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни». В ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» говорится, что общественное объединение может быть ликвидировано, а деятельность общественного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». Понятие экстремистской деятельности, а также основания и меры ответственности общественных объединений за данную деятельность приведены соответственно в ст.ст. 1, 9 указанного Федерального закона.

3) Нарушение законодательства или собственных учредительных документов, а также совершение действий, противоречащих их целям или отказ от достижения этих целей.

Поскольку деятельность негосударственных органов и объединений обычно регулируется не только федеральным законодательством, но также и нормами учредительных документов, то их юридическая ответственность может наступать за действия, предпринимаемые в нарушение их собственных учредительных документов. В Российской Федерации согласно ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» общественное объединение может быть ликвидировано, в частности, в случае неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов либо при систематическом осуществлении деятельности, противоречащей его уставным целям.

Существуют также и другие (специальные) основания юридической ответственности, характерные для отдельных видов общественных объединений. Так, ст. 91 Федерального закона «О выборах депутатов

114

Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»1 предусматривает, в частности, такие основания ответственности избирательного объединения, как превышение установленной предельной суммы расходов избирательного фонда, использование при финансировании своей избирательной кампании помимо собственного избирательного фонда иных денежных средств, занятие благотворительной деятельностью в ходе избирательной кампании.

В зависимости от совершаемых общественными (религиозными) объединениями правонарушений к ним могут применяться различные меры юридической ответственности - например ликвидация, запрет деятельности, отмена государственной регистрации и др.

Ликвидация как мера юридической ответственности может применяется только по решению суда. Анализ ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях» показывает, что данная мера применяется к тем общественным организациям, которые зарегистрированы в качестве юридического лица. При этом прекращается правоспособность общественной (религиозной) организации как юридического лица.

Запрет деятельности также применяется по решению суда и имеет отношение к общественным объединениям, не являющимся юридическими лицами, а также общественным объединениям, ликвидированным в установленном порядке. Порядок и основания ликвидации общественного объединения, являющегося юридическим лицом, по решению суда применяются также в отношении запрета деятельности общественного объединения, не являющегося юридическим лицом. Ликвидация общественного объединения по решению суда означает запрет на его деятельность независимо от факта его государственной регистрации. Запрет в судебном порядке на деятельность

1Собрание законодательства РФ. 28.06.1999. № 26. Ст. 3178.

115

религиозной группы применяется по тем же основаниям, что и ликвидация религиозной организации (ст. 44 Федерального закона «Об общественных объединениях», п. 5 ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Одной из мер юридической ответственности в отношении рассматриваемых субъектов является отмена государственной регистрации (исключение из государственного реестра). Так, в соответствии с п. 13 Временного положения «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации»1 казачье общество может быть исключено из государственного реестра за нарушение Конституции Российской Федерации, законов и иных нормативно-правовых актов России и субъектов Федерации, решений органов местного самоуправления. Близкой к рассматриваемой мере является отмена регистрации федерального списка кандидатов избирательного объединения (ст. 91 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»).

От мер юридической ответственности, применяемым в отношении общественных объединений, необходимо отличать другие меры государственного принуждения, которые таковыми не являются. К ним, на наш взгляд, относятся предупреждение и приостановление деятельности общественного объединения, которые по своей сути являются мерами пресечения, поскольку имеют своей целью «пресечь’ совершающееся, что называется, на наших глазах правонарушение, прекратить его, не допустить продолжения и расширения...»2, а также создать возможности для последующего привлечения нарушителя к юридической ответственности.

1Собрание законодательства РФ. 14.08.1995. № 33. Ст. 3359.

2Манохин В.М., А д у ш к и н Ю.С., Багишаев З.А. Российское административное право: Учебник. M., 1996. С. 171 -172.

116

Одним из видов коллективных субъектов юридической ответственности являются органы местного самоуправления. Ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления является одним из основополагающих начал местного самоуправления. Наряду с другими общими принципами он отражает сущностные признаки и черты местного самоуправления, а также требования объективных закономерностей и тенденций развития местной власти. Этот принцип призван обеспечить: 1) эффективность осуществления местных задач, отнесенных к ведению муниципальных образований; 2) учет и защиту интересов населения муниципального образования в деятельности органов местного самоуправления; 3) тесную связь и взаимозависимость органов местного самоуправления от населения1.

Рассматривая вопрос об ответственности органов местного самоуправления, нельзя не заметить, что Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской федерации» от 6 октября 2003 года2 классифицирует юридическую ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления по субъекту, перед которым несут ответственность соответствующие органы и должностные лица. В соответствии с нормой статьи 70 указанного Федерального закона органы и должностные лица местного самоуправления несут ответственность перед населением муниципального образования, государством, физическими и юридическими лицами.

Отношения ретроспективной юридической ответственности органов местного самоуправления возникают в случае прямого нарушения ими правовых актов либо в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения своих задач и функций. Она заключается, главным образом, в

'Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации. Учебник. М. 1997. С. 98.

2Собрание законодательства РФ. 06.10.2003. № 40. Ст. 3822.

117

отрицательной оценке поведения соответствующих субъектов и наступлении для них неблагоприятных последствий.

Государственно-правовая оценка деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления предполагает порицание, осуждение противоправных действий соответствующих органов и связана с государственно-властным воздействием на правонарушителя. Государство гарантирует экономически, политически и юридически функционирование местного самоуправления и в то же время контролирует соблюдение им законности в своей деятельности и предусматривает юридическую ответственность перед государством за нарушение законодательства и норм, содержащихся в уставах муниципальных образований. Она представляет собой внешнюю по отношению к субъекту, несущему ответственность, государственно­правовую реакцию и неизбежное претерпевание им этой реакции и наступает по поводу уже совершенного противоправного поступка, для порицания и осуждения правонарушителя1.

К мерам юридической ответственности органов местного самоуправления относятся такие, как досрочное прекращение полномочий (роспуск); признание того или иного закона (иного нормативного акта) неконституционным и, как следствие этого, его отмена; возложение обязанности возместить ущерб, причиненный незаконными действиями или решениями физическим и юридическим лицам.

Указанные меры ответственности могут быть применены только к тем субъектам, которые наделены полномочиями принимать от своего имени юридически властные решения, - к выборным коллегиальным органам, а также к выборным должностным лицам, выступающим на правах самостоятельного органа власти. Отдельный депутат не может ’Лучин В.О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм. Дис.... докт. юрид. наук. M., 1993. С. 67.

118

быть отрешен от должности за «неправильное» голосование или иные проступки.

Такие меры могут применяться не только в сфере местного самоуправления. В этом плане арсенал юридических мер воздействия на ответственного субъекта в сфере действия юридической ответственности органов местного самоуправления не оригинален. Спецификой обладают способы, основания и процедура их применения. Так, например, в случае принятия представительным органом муниципального образования незаконного нормативного правового акта (если это установлено соответствующим судом), а данный орган в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения суда не принял мер по исполнению этого решения, в том числе не отменил соответствующий акт, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации должно внести в законодательный орган соответствующего субъекта проект закона о роспуске этого представительного органа муниципального образования. Полномочия представительного органа муниципального образования прекращаются со дня вступления в силу закона субъекта Российской Федерации о его роспуске (ст. 73 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской федерации» от 6 октября 2003 года).

Установление этих механизмов не противоречит принципам самостоятельности различных уровней власти, разделения государственной власти и формирования основных институтов власти волеизъявлением населения. Более того, наличие таких мер ответственности может рассматриваться в качестве самостоятельного принципа организации системы органов местного самоуправления.

Переходя к рассмотрению государственных органов в качестве субъектов юридической ответственности, необходимо отметить, что правосубъектность государственных органов имеет ряд особенностей по

119

сравнению с правосубъектностью других коллективных субъектов права. Главной отличительной чертой государственных органов как субъектов юридической ответственности является то, что они имеют государственно-властные полномочия. Характерным для данных субъектов права является то, что они могут являться субъектами конституционной ответственности.

Положению государственных органов как субъектов конституционной ответственности присущ определенный дуализм. Они не только несут конституционную ответственность, но на них также лежит задача осуществлять контроль за соблюдением иными субъектами права своих обязанностей и в случае необходимости принудительно обеспечивать их выполнение, включая применение конституционно­правовых санкций. Высшие органы государственной власти, создавая в

і

пределах своей компетенции конституционно-правовые нормы и обеспечивая их реализацию, в том числе применяя в необходимых случаях санкции по отношению к другим субъектам права, вместе с тем сами являются адресатами этих норм, а также их потенциальными нарушителями. Возникает ситуация, когда в условиях разделения властей высшие органы государственной власти, обладая широкими возможностями для дискреционного поведения и не имея над собой более высокой контролирующей инстанции, в конечном счете устанавливают сами для себя пределы конституционной ответственности и являются инстанциями конституционной ответственности в отношении друг друга. Вследствие этого, а также из-за недостаточности конституционно­правовых санкций и сложностей в их применении по отношению к высшим органам государственной власти конституционное право в данном случае оказывается в такой же проблематичной ситуации, как и международное. В этой ситуации конституционная ответственность высших органов государственной власти становится частью системы

120

«сдержек и противовесов», и, следовательно, необходим баланс в ответственности органов, входящих в разные ветви государственной власти1.

При отсутствии системы разделения властей, как это было, например, по Конституции СССР 1977 года, конституционная ответственность высших органов государственной власти тоже существует. Однако она носит исключительно иерархический характер, когда пирамида ответственности логично заканчивается органом (например, Верховным Советом СССР), который применяет меры конституционной ответственности, но к которому они не применяются.

Правовым (нормативным) основанием конституционной ответственности в сфере осуществления публичной власти являются конституционные нормы, то есть нормы, непосредственно закрепленные в Конституции Российской Федерации, конституционных законах и иных нормативно-правовых актах конституционного значения. Никто не может быть подвергнут юридической (конституционной) ответственности, как на основаниях и в порядке, установленных законодательством. Именно в системе конституционного законодательства отсутствие закона о конституционной ответственности, затрудняет реализацию последней за совершенные конституционные нарушения. Данное обстоятельство не может не сказываться на состоянии конституционной законности и правопорядка в структуре высших эшелонов власти. На неразвитость института конституционной ответственности также указывает отсутствие четкого правового закрепления субъектов правомочных инициировать привлечение высших органов государственной власти и должностных лиц

1 Виноградов В.А. Субъекты конституционной ответственности. Дис. ... канд. юрид. наук. M., 2000. С. 97.

121

к конституционной ответственности и регулировать другие процедурные вопросы1.

Анализ Конституции РФ и законодательства позволяет выделить некоторые фактические основания конституционной ответственности государственных органов, среди которых могут быть, в частности: а) выход их за пределы закрепленной за ними компетенции, б) ненадлежащее исполнение (неисполнение) обязанностей, в) злоупотребление полномочиями, г) нарушение конституционно-правовых запретов, д) нарушение прав и свобод человека.

Особенность конституционной ответственности государственных органов заключается, главным образом, в том, что они обладают специальной правосубъектностью, соответствующей конституционным целям и задачам их деятельности, и осуществляют строго определенную компетенцию. Выход любого государственного органа за пределы своих полномочий, также как и неосуществление их в надлежащих случаях, является неправомерным, незаконным действием2. Им дозволено то, что прямо разрешено актом, определяющим их статус, компетенцию, правомочия3.

Наиболее суровой мерой юридической ответственности, применяемой в отношении законодательных (представительных) органов государственной власти, является досрочное прекращение полномочий (роспуск). Основанием роспуска выборного коллегиального органа может служить нарушение им закона или иного нормативного правового акта, неисполнение или ненадлежащее исполнение органом своих обязанностей. При этом вина отдельного его члена, полномочия которого

1 M ат р о с о в С.Н. Теоретико-правовые основы конституционной ответствен­ности. Дис.... канд. юрид. наук. M., 2002. С. 77.

2 JI у ч и н В.О. Конституционные нормы и правоотношения. M., 1997. С. 123.

3 M а л е и н Н.С. Современные проблемы юридической ответственности И Государство и право. 1994. № 6. С. 23.

122

прекращаются с роспуском органа, может отсутствовать. Речь в данном случае должна идти об ответственности органа в целом, а не отдельного его члена, хотя неблагоприятные последствия в виде утраты полномочий наступают для каждого члена выборного органа. Ответственность выборных коллегиальных органов и выборных должностных лиц, заключающаяся в досрочном прекращении их полномочий, должна быть соразмерной тяжести совершенного правонарушения и значимости защищаемых интересов.

Досрочное прекращение полномочий законодательных (представительных) органов государственной власти является крайней мерой ответственности, и здесь следует учитывать ряд особенностей. Прежде всего речь идет о том, что «досрочный роспуск - это чрезвычайно серьезное и дорогостоящее событие»1 (проведение внеочередных выборов требует значительных финансовых затрат). «Причем эта мера не только несет в себе негативные последствия для депутатского корпуса соответствующего органа власти, но и способна при определенных обстоятельствах вызвать неблагоприятные политические последствия в стране или регионе» 2.

В настоящий период проблема законодательного закрепления юридической ответственности органов государственной власти и должностных лиц субъектов РФ за незаконно принятые решения отчасти разрешена вступлением в силу Федерального закона от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»1 и Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных

,См.: Краснов М.А. Публично-правовая ответственность представительных органов за нарушение закона//Государство и право. 1993. № 6. С. 55.

2Там же. С. 56.

1Собрание законодательства РФ. 18.10.1999. № 42. Ст. 5005.

123

(представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 29 июля 2000 года1.

Согласно указанным нормативным актам законодательно закреплены и четко прописаны основания и порядок досрочного прекращения полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) в случаях их уклонения от устранения противоречий в принятых или изданных ими нормативных и иных актах, противоречащих Конституции РФ и Федеративному законодательству.

Таким образом, законодатель идет по пути устранения имеющихся пробелов в Конституционном законодательстве РФ в части установления оснований, порядка, механизма реализации ответственности государственных органов, должностных лиц за принятие незаконных нормативно-правовых актов, особенно на региональном уровне.

На наш взгляд, предусмотренный ч. 4 ст. Ill и ч. 4 ст. 117 Конституции РФ роспуск Президентом РФ Государственной Думы не может быть отнесен к мерам юридической ответственности. Такой роспуск возможен и в случае правомерных и политически обоснованных действий Государственной Думы, заключающихся в негативной оценке деятельности Правительства или неутверждении кандидатуры его главы. В таких случаях нет фактов нарушения конкретного властного предписания, а есть появившаяся потребность устранения вакуума власти или необходимость корректировки политического курса. На алогичность закрепленного в Конституции механизма преодоления политических разногласий между Президентом и парламентом уже неоднократно обращали внимание правоведы. К сожалению, российская

1 Собрание законодательства РФ. 31.07.2000. № 31. Ст. 3205.

124

Конституция не предусматривает какого-либо правового средства оценки соответствия норм самой Конституции основополагающим принципам права.

Представляется интересным вопрос об ответственности Правительства. Отставку Правительства РФ (ст. 117 Конституции РФ) по решению Президента РФ, Государственной Думы Федерального Собрания РФ следует расценивать как меру конституционной ответственности за неспособность справиться с возложенными функциональными обязанностями.

В отношении Правительства со стороны законодательного органа (парламента) может применяться такая мера, как отказ в доверии, вотум недоверия за недолжную, по его мнению, политику правительства. Эти меры ответственности - следствие оценки контролирующим органом фактов, связанных с деятельностью Правительства - в частности, способов и результатов этой деятельности. Необходимо оговориться, что ни Конституция, ни Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации»1 не содержат четких критериев для выражения Государственной Думой недоверия Правительству либо отказа в доверии. «Это не только снижает эффективность взаимодействия парламента с федеральным органом исполнительной власти, но и ослабляет гарантии деятельности последнего, его защиту от необоснованных решений Думы. ...Получается, что выражая недоверие Правительству, Дума одновременно ставит под сомнение свое существование»2.

1Собрание законодательства РФ. 1997. № 51. Ст. 5712.

’Дмитриев Ю.А., Измайлова Ф.Ш. Проблема контроля и ответственно­сти в деятельности органов государственной власти // Государство и право. 1995. № 7. С. 92.

125

Вместе с тем, в Федеральном законе «О порядке рассмотрения и утверждения бюджета на 1995 год»1 было установлено, что в случае неучета Правительством Российской Федерации рекомендаций сводного заключения комитетов и комиссий Государственной Думы по отклоненному в первом чтении Закону о федеральном бюджете Государственная Дума, повторно отклонив законопроект, могла выразить недоверие Правительству. Таким образом, с одной стороны, конкретизирован случай применения конституционной нормы о недоверии (ч. 3 ст. 117 Конституции Российской Федерации), а с другой - впервые игнорирование Правительством позиции Государственной Думы по концепции федерального бюджета квалифицировано законом как ненадлежащее поведение.

Дискуссионным является вопрос о признании в качестве меры конституционной ответственности отмены незаконных актов органов государственной власти или их отдельных положений. Так, Д.Т. Шон, М.А. Краснов не относят отмену незаконных актов к мерам конституционной ответственности, считая, что «в отмене незаконного решения следует усматривать не меру ответственности, а один из способов правового воздействия, юридическую корректировку в целях стабилизации системы правопорядка»2.

Иной точки зрения придерживается Н.С. Малеин: «Издание незаконного акта государством - это превышение власти, злоупотребление правом издавать властные постановления, это правонарушение в сфере правотворчества и правоприменения. Как и всякое правонарушение, - пишет автор, - оно должно влечь юридическую ответственность, которая выступает в форме отмены незаконного акта и

1 Собрание законодательства РФ. 1994. № 28. Ст. 2929.

2 См.: Краснов М.А. Публично-правовая ответственность представительных органов за нарушение закона // Государство и право. 1993. № 6. С. 49.

126

дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц. Претерпевание ответственности состоит в умалении авторитета, престижа, уважения виновного органа и должностного лица, а в соответствующих случаях - и в возмещении причиненного ущерба»1. В данном случае налицо негативная государственно-правовая оценка деятельности тех, кто издал незаконный акт и неблагоприятные последствия для них (здесь неблагоприятные последствия должны иметь расширительное толкование). Таким образом, мы считаем, что отмена незаконных актов органов государственной власти также является одной из мер юридической ответственности.

Значительный вклад в борьбу с принятым органами власти незаконных нормативно-правовых актов вносит своими решениями Конституционный Суд РФ. Так, в своем определении от 12 апреля 2001 г. Конституционный Суд по ходатайству полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе официально разъяснил, что неисполнение органами государственной власти и должностными лицами субъектов РФ решения Конституционного Суда РФ дает, в частности, основания для применения мер уголовной ответственности за неисполнение судебного акта (ст. 315 УК РФ), а также для вынесения Президентом РФ на основании действующего законодательства предупреждения соответствующему органу власти (должностному лицу) субъекта РФ и возможного последующего досрочного прекращения их полномочий как формы конституционно­правовой ответственности, поскольку действует презумпция конституционности положений федерального законодательства.

Принцип непосредственного действия решений Конституционного Суда и положения Федерального конституционного закона «О

1 M а л е и н Н.С. Современные проблемы юридической ответственности И Государство и право. 1994. № 6. С. 26.

127

Конституционном Суде РФ»1 обязывают органы государственной власти субъектов РФ выявлять в своем законодательстве положения, аналогичные тем, которые признаны неконституционными, и отменять их в установленном порядке. Неисполнение этой обязанности также влечет конституционно-правовую ответственность в форме досрочного прекращения полномочий, процедура которого начинается с вынесением Президентом РФ предупреждения.

В качестве коллективных субъектов юридической ответственности отдельно следует выделить избирательные комиссии (комиссии референдума), которые могут как иметь статус государственного органа (Центральная избирательная комиссия РФ, избирательные комиссии субъектов Российской Федерации), так и не обладать таким статусом (окружные, территориальные, участковые избирательные комиссии).

Самой суровой мерой в отношении избирательных комиссий по российскому законодательству является расформирование. Согласно статье 31 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»2 основанием для применения такой меры служит нарушение избирательной комиссией (комиссией референдума) избирательных прав граждан, права на участие в референдуме. Причем при условии, что эти нарушения повлекли признание Центральной избирательной комиссией Российской Федерации (избирательной комиссией субъекта Российской Федерации) в порядке, установленном указанным Федеральным законом (в том числе на основании судебного решения), федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации, недействительными итогов голосования на соответствующей территории либо результатов

1 Собрание законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

2 Собрание законодательства РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.

128

выборов, референдума. Решение о расформировании принимает соответствующий суд.

Важной мерой ответственности в отношении избирательных комиссий (комиссий референдума) является отмена их решений. В соответствии со ст. 77 указанного выше Федерального закона решения избирательной комиссии, комиссии референдума подлежат отмене вышестоящей избирательной комиссией, комиссией референдума (соответственно уровню проводимых выборов, референдума) или судом. Основанием для такой отмены решений избирательной комиссии (комиссии референдума) является, во-первых, их противоречие федеральным конституционным законам, федеральным законам или законам субъектов Российской Федерации, во-вторых, превышение комиссией при их принятии установленных полномочий.

Рассматривая проблему коллективных субъектов юридической ответственности, нельзя обойти стороной вопрос об их виновности. Придерживаясь концепции, согласно которой юридическая ответственность есть следствие только виновного противоправного деяния, мы считаем, что наличие вины является обязательным признаком, относящимся и к коллективным субъектам юридической ответственности.

Вина индивида проявляется в общепризнанной форме психологического отношения личности к своему поведению. Такие психологические характеристики, как «умысел», «неосторожность», представляются непригодными для установления виновности коллективного субъекта в совершении правонарушения. Ведь это не просто отдельные индивиды, а объединение граждан (иностранных граждан, лиц без гражданства) в организованный коллектив людей, каждый из которых выполняет возложенные на него обязанности.

129

Проблема вины коллективных субъектов в различных доктринальных, нормативных и официальных концепциях разрешается по-разному. По этому вопросу в науке существует несколько позиций.

Согласно первой точке зрения, которой придерживаются многие авторы-цивилисты (С.Н. Братусь, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак) рассматривающие вину юридического лица посредством субъективного подхода, как продукта высшей нервной деятельности людей, действия любого работника, связанные с осуществлением служебных прав и обязанностей, - это действия самой организации, следовательно, перед третьими лицами деятельность организации выступает как обезличенная деятельность ее работников. И, наоборот, служебная деятельность конкретных работников выступает как деятельность самой организации, рабочими, служащими или членами которой они являются. В таком случае вина конкретного работника есть вина самой организации1. Данная позиция отражена в ч. 4 ст. 110 части 1 Налогового кодекса РФ, согласно которой: «вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения». На самом деле вина коллективного образования и вина конкретного работника являются разными по содержанию элементами различных составов правонарушений, так как привлечение, к примеру, юридического лица к административной или гражданской ответственности не освобождает от предусмотренной законом ответственности виновное физическое лицо и наоборот. При установлении состава правонарушения юридического лица не имеет

1Cm.:Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. M., 1976 С. 189; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 82. См. также: Абрамов Н.А. Вина как субъективное основание имущественной ответственности хозяйственных организаций за нарушение договорных обязательств: Автореф...дис. канд. юрид. наук. Киев, 1971. С. 9.

130

никакого значения, на какого конкретно работника возложено исполнение той или иной обязанности и почему именно данный конкретный работник ее не исполнил или исполнил ненадлежащим образом. Таким образом, на наш взгляд, нельзя отождествлять вину коллективного субъекта с виной его конкретного работника, члена, участника.

Согласно второй точке зрения, исходящей из различия между индивидуальной и коллективной волей, вина коллективного субъекта, психологическим содержанием которой служит порочная воля (и сознание) участников этого коллектива, и вина конкретного работника организации могут находиться в разном соотношении. Вина предприятия формируется не как сумма умышленных или небрежных действий отдельных работников, а как некое выражение недостаточной организованности и слаженности в деятельности всего трудового коллектива1. В процессе производства, члены коллектива проявляют волю, сумма их воль образует волю юридического лица. При реализации эта воля проявляется как воля коллектива посредством воли руководителя. Это не просто арифметическая сумма воль, а нечто качественно новое. Таким образом, вина юридического лица есть психическое отношение органов юридического лица, его представителей и членов его коллектива к противоправным действиям и к последствиям данных действий, совершенных при нарушении служебных обязанностей2.

Третья точка зрения на природу вины коллективных субъектов сводится к тому, что вина юридического лица — это допущение вины его органом в подборе работников и в недостаточной организации, руководстве их деятельностью. В частности такую позицию занимает И.Н. Петров, по мнению которого воля юридического лица выражается только

1 См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 213 -218.

2 См.: Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 236, 241; См. также: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. С. 52 - 53; T а р х о в В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 78-79.

131

его органом, и, следовательно, говоря о вине юридического лица, также можно говорить только о вине его органа1.

Существует еще один подход к пониманию вины юридического лица, исходящий как из субъективного (через отношение коллектива, администрации юридического лица), так и из объективного (через оценку государственного юридического органа). В таком случае вина юридического лица в совершении правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое преобладающей волей, под которой прежде всего понимается воля администрации юридического лица, а именно ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц, имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица; вина юридического лица, рассматриваемая с субъективной точки зрения, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица; вина может быть рассмотрена с объективных позиций как вина организации с точки зрения

2 государственного органа, осуществляющего наложение взыскания .

На наш взгляд, наиболее приемлемой представляется позиция Б.И. Пугинского, согласно которой при определении вины коллективных субъектов не используются психологические категории. В таком случае вина юридического лица сводится только к установлению того, «могла ли организация при нормальных, допускаемых законом усилиях обеспечить исполнение обязательства и входило ли предупреждение и устранение причин нарушения в ее компетенцию»3. Сходную точку зрения

1См.: Петров И.Н. Ответственность хозорганов за нарушение обязательств. M., 1974. С. 115.

2Колесни ченко Ю.Ю. Административная ответственность юридических лиц: Автореф...дис. кан. юрид. наук. M., 2000. С. 18.

3 П у г и н с к и й Б.И. Применение принципа вины при регулировании хозяйственной деятельности // Советское государство и право. 1979. № 10. С. 66.

132

высказывает и В.Н. Кудрявцев, согласно которому аналогом психологических процессов при определении вины индивидуальных лиц, для организаций выступают «информационные потоки и управленческие решения, призванные обеспечить возможность правомерного поведения, которая, однако, не была реализована по причинам внутреннего для организации характера, то есть зависевшим от ее деятельности»1. В таком случае для установления вины необходимо выяснить принимали ли представители конкретного юридического лица в рамках своей компетенции все меры для надлежащего исполнения обязательств, принимали ли они все возможные меры для недопущения причинения вреда чьим бы то ни было интересам. Данное положение было учтено законодателем при разработке Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, где в ч. 2 ст. 2.1 указано, что «юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

По нашему мнению, такое определение вины обладает универсальностью и его следует применять ко всем коллективным субъектам независимо от того, какой отраслью права регулируется их юридическая ответственность.

<< | >>
Источник: Кожевников Артем Игоревич. СУБЪЕКТЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2004. 2004

Еще по теме § 3. Коллективные субъекты юридической ответственности:

  1. §1.Понятие субъекта в хозяйственном праве зарубежных стран.
  2. § 3.2. Юридическая ответственность членов органов управления хозяйственных обществ.
  3. § 1. Понятие конституционно-правовой ответственности за избирательные правонарушения
  4. § 3. Понятие оснований конституционно-правовой ответственности
  5. § 1. Субъекты предпринимательства: категориальный анализ
  6. § 1.1. Организации как субъекты административного права
  7. § 1. Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности участников выборов
  8. § 2. Участники выборов как субъекты конституционно-правовой ответственности
  9. § 3. Принцип вины как принцип конституционно-правовой ответственности участников выборов
  10. § 2. Вина индивидуальных субъектов конституционно-правовой ответственности за избирательно-правовые деликты
  11. § 3. Проблемы определения вины коллективных субъектов конституционно-правовой ответственности за избирательно-правовые деликты
  12. Юридическая ответственность за нарушение избирательных прав личности.
  13. Ответственность государств в международном праве
  14. § 1. Генезис доктрины о субъектах финансового права
  15. § 2. Понятие, классификация и характеристика субъектов финансового права
  16. § 2.1. Санкция и юридическая ответственность в публичном праве.
  17. § 2. Понятие субъекта юридической ответственности
  18. § 1. Критерии классификации субъектов юридической ответственности
  19. § 3. Коллективные субъекты юридической ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -