<<
>>

Трансформация судебных палат в условиях территориального распада Российской империи

Испытание судебной системы Российской империи на прочность начинается с революционных событий 1905-1907 гг., что вполне обосновано, в условиях чрезвычайных ситуаций возрастала востребованность чрезвычайных органов - военно-полевых судов.

Правовой основой данного явления стало Положение Совета министров от 19 августа 1906 г. «О военно-полевых судах» , который вводил в местностях, объявленных на военном положении, наказание по законам военного времени. Например, в архиве выявлены списки смертных приговоров за 1908, 1909, 1914, 1915 гг. по Варшавскому округу209, уведомление прокурором Варшавского окружного суда прокурора Варшавской судебной палаты о казнях по приговорам военных судов . Подобное неограниченное применение государственного насилия вызвало протесты видных российских правоведов211.

Тяготы военного времени привели к новому обострению ситуации, о чем, в частности, свидетельствует переписка прокурора Московской судебной палаты со

структурами МВД за 1915 год, содержащая информацию о беспорядках и списки

212

арестованных .

208

209

209 211

ПСЗ РИ. Собр. 3. Т. 26. Отд. 1. СПб., 1909. № 28252. С.813-814.

ГАРФ. Ф.1790. оп.1 д.9. л. 1-11.

Там же. л. 12.

Гернет М.Н. Смертная казнь. М., 1913; Таганцев Н.С. Смертная казнь: сборник статей.

СПб., 1913 и т.д.

212

ЦГА Москвы. Ф.131. оп.9. д.182. л.1-52.

Научный интерес к правовой политике «эпохи потрясений» неуклонно возрастал. Речь идет о работах А.Г. Звягинцева, С.В. Левчук, И.С. Искевич, И.В.

Л 1 -э

Евдошенко, А.А. Демичева, Т.Н. Ильиной, Р.С. Абдулина, М.М. Степанова .

Показательными являются документы, официально опубликованные в 2016 г. Росархивом в рамках интернет - проекта «События в Семиречье 1916 года по документам российских архивов». В том числе, телеграмма Туркестанского генерал-губернатора А.Н. Куропаткина с просьбой о прекращении части следственных дел, по согласованию с прокурором Ташкентской судебной палаты,

214

из-за огромного количества смертных приговоров .

Кроме того, копии двух приговоров военного суда к повешению 33 человек, участников беспорядков, направленные прокурором Бернинского окружного суда прокурору Ташкентской судебной палаты[200] [201] [202].

Документы свидетельствуют, что военный генерал-губернатор, как и прокурорские чины, всячески принимал меры к сдерживанию захлестнувшей регион волны насилия. Власть не стремилась к отказу от положительного опыта деятельности пореформенных судов, но, находясь в условиях чрезвычайных ситуаций, шла на принятие экстренных репрессивных мер.

Например, уведомление прокурором Вернинского окружного суда прокурора Ташкентской судебной палаты о ходе расследования дела по нападению на Аксу-Чарынскую волостную канцелярию. Документ содержит информацию, что из 15 задержанных подозреваемых, из которых 12 были убиты при конвоировании, к суду привлечен один из выживших. На документе резолюция карандашом - «Не полагало бы уголовное отделение нужным телеграфировать, для предотвращения смертного приговора?»[203] [204] [205] [206] [207].

Система общих судебных мест исторически доказала свою

жизнеспособность и устойчивость.

В ходе Февральской революции были ликвидированы верховный уголовный суд и особые присутствия Правительствующего Сената, судебных палат и окружных судов, через которые функционировал суд сословных представителей . Однако, система общих судов серьезных изменений не претерпела - судебные палаты и окружные суды продолжили свою работу в штатном режиме. Дела верховного уголовного суда были переданы в кассационные департаменты Сената .

Правда, не обошлось без эксцесса - 27 февраля 1917 г. восставшие сожгли здание на ул. Литейной 4 в С.-Петербурге, где находились судебная палата, окружной суд и первый в России кабинет научно-судебной экспертизы. В действительности, толпа по примеру Великой французской революции крушила тюрьмы, а здание суда к ней примыкало, и было соединено переходом. В итоге, заодно с тюрьмой сгорел и суд. В результате пришлось принимать экстренные

219 220

меры по восстановлению уничтоженных гражданских и уголовных дел .

События февраля 1917 г. не отразились на целостности системы правосудия. Пример спокойной обстановки при организации приведения к присяге 15 марта 1917 г. судей, прокуроров, следователей, нотариусов, приставов, присяжных и частных поверенных, кандидатов на судебные должности округа Великолуцкого окружного суда Петроградской судебной палаты, приводится в публикации Н.В. Парташ со ссылкой на фонды Г осударственного архива Псковской области (Г АПО). Сохранились свидетельства «о смещении отдельных неугодных судебных чинов, например, прокуроров Нимандер и Левберг в Иркутске; о фактах изменения отношения населения к судебным служащим; попытках создания народных судов, но система функционировала» . Спокойной обстановка осталась в Казани, где продолжалась текущая работа без каких-либо эксцессов, чины судебнопрокурорского ведомства Казани приняли присягу на верность Временному правительству . Симптоматично, что во время «февральских событий» в столице, в Сибири продолжались процессы судебного строительства. Председатель Петропавловского окружного суда и голова г. Николаевска-на- Амуре ходатайствовали перед Иркутской судебной палатой о переносе окружного суда с Камчатки в Николаевск. Старший председатель Иркутской палаты Н.П. Ераков проект не поддержал, признав необходимость создания окружного суда в Николаевске, он подчеркнул, что вопрос об этом может быть решен только после завершения войны, а Камчатская область без суда обойтись не сможет[208] [209] [210] [211]. Таким образом, Николаевский проект стал уже третьим сибирским окружным судом после Ишима и Верхнеудинска, планы открытия которого были сорваны.

Реформаторский потенциал правительства практически не затрагивал сферу деятельности судебных палат. Планы Временного правительства в области

конституционной реформы в основном остались нереализованными. На местном уровне226,227 акцент был сделан на максимально быстрое

распространение по территории мировых судов, регламентированных законом о преобразовании местного суда от 15 июня 1912 г. . От инициативы по

229 230

массовому созданию временных судов пришлось отказаться . Неоднозначным

231 232

оказалось и начинание по введению административных судов , .

В постановлении «О занятии должностей по судебному ведомству» упор был сделан на необходимость сохранения кадрового потенциала опытных работников , продолжал действовать ценз по выслуге: на должности товарища прокурора и члена судебной палаты - 6 лет, на должность председателей и прокуроров судебной палаты - 8 лет. Стаж в звании присяжного поверенного также засчитывался. Однако, в виду кадрового голода Временное правительство шло на смягчение требований, допуская: лиц, имеющих ученые степени по юриспруденции и засчитывая преподавательский стаж в учебных заведениях[212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220]; лиц, имеющих стаж работы помощником присяжного поверенного ; лиц, не достигших двадцатипятилетнего возраста на должности мировых судей[221]. Женщины были допущены к получению статуса присяжных поверенных и их помощников, частных поверенных[222].

Была фактически признана утрата Польши. Постановлением от 21 мая 1917 г. было прекращено замещение вакантных должностей по округу Варшавской судебной палаты .

В целом, в период правления Временного правительства авторитет судебных палат и их роль в управлении судебной системой сомнению не подвергались. Была подтверждена подсудность судебным палатам дел о служебных преступлениях . При введении дополнительных штатов по судебному ведомству упор делался на создание должностей мировых и административных судей, канцелярские аппараты. Штаты судебных палат не пересматривались[223] [224] [225] [226].

В тоже время, правительство пыталось опереться на авторитет палат. Так, при реформировании системы управления местами заключения постановлением от 26 апреля 1917 г., в состав совета по тюремным делам были включены председатель и прокурор Петроградской палаты, а также присяжный поверенный её округа . При организации особой следственной комиссии для расследования степени участия в восстании 3-5 июля 1917 г. отдельных частей войск и чинов гарнизона Петрограда в её состав был включен представитель, назначаемый прокурором Петроградской судебной палаты[227] [228], а расследования было приказано сосредоточить в руках непосредственно прокурора Петроградской палаты .

Несмотря на провозглашенный курс, возвращения к первоначальному смыслу судебных уставов 20 ноября 1864 г., взаимоотношения Временного правительства и судейского корпуса складывались непросто. 5 мая 1917 года было проведено особое совещание старших председателей и прокуроров судебных палат, председателей советов присяжных поверенных, при палатах состоявших, а также обер-прокуроров Сената[229]. По причине недоверия к «царским судьям» властью был предложен временный отказ от принципа, судейской несменяемости, но данные планы встретили категорическое неприятие со стороны практиков.

Тогда постановлением Временного правительства «Об учреждении при судебных палатах временных комиссий для производства расследований по жалобам на действия некоторых должностных лиц судебного ведомства» от 16 июля 1917 г. был создан дисциплинарный орган для расправы над неугодными служащими.

В качестве примера можно привести сохранившиеся в архиве свидетельства деятельности комиссии при Одесской судебной палате:

- присяжный поверенный П.П. Казмичев (публицист, известный по переписке с Л.Н. Толстым) подал жалобу в отношении члена Одесской судебной палаты Ф.В. Филиппенкова, в качестве доказательства вины последнего прилагался экземпляр газеты «Ростовская речь» от 6 мая 1917 г., в которой была публикация секретного письма (доноса) от 22 марта 1912 года Ф.В. Филиппенкова, в то время товарища прокурора Екатеринодарского окружного суда, о неблагонадежности члена того же суда Н.С. Ермоленко[230] [231];

- товарищ прокурора Одесского окружного суда И.П. Каминский подал сообщение в отношении члена Одесской судебной палаты Н.И. Антипина, о том, что он в 1907 году при содействии прокурора палаты, ныне сенатора - А.И. Поллан, прокурора окружного суда Г.Г. Чаплинского и судебного следователя Н.А. Машкевича фальсифицировал уголовное дело по обвинению мещанина Ивана Бахановича и крестьянина Андрея Ложненко в хранении взрывчатых веществ и оружия, которые, по его мнению, незаконно были осуждены к 10 годам каторги каждый. В деле имеется встречное заявление Н.И. Антипина с просьбой дать ход делу для разоблачения лжедоноса[232];

- Арон Вульфович Печерский подал жалобу на судебного пристава Ростовского окружного суда Якушевского на предмет совершения им в 1916 г.

служебного подлога по имуществу гр. Баева. Дело оставлено без последствий в

248

связи с неподтверждением факта нарушения .

После «октябрьского переворота» ситуация меняется кардинально. Престиж пореформенных судов во многом определил их судьбу - новая власть, сохранив в низовом звене прежнюю судебную систему, устраняла потенциального соперника через ликвидацию системы общих судов.

Декретом «О суде (№1)» Совета Народных Комиссаров РСФСР (СНК) от 24 ноября 1917 г. была упразднена вся система общих судов: окружные суды, судебные палаты и Правительствующий Сенат со всеми департаментами (ст. 1), институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно и институты присяжных и частных поверенных (ст. 3). Вместо окружных судов учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы, избираемые губернскими и городскими Советами (ст. 8). Декретом «О суде (№ 2)» Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) от 7 марта 1918 г. для рассмотрения дел, превышающих подсудность местных судов, создавались окружные народные суды. Округа соответствовали прежним дореволюционным округам (ст. 1). Аналог судебных палат не предусматривался, поскольку апелляция отменялась (ст. 4), следовательно, суд второй инстанции не требовался.

Декретом «О суде (№ 1)» Совета Народных Комиссаров от 24 ноября 1917 г. деятельность мировых судей приостанавливалась (ст.2 п.1), но за судьями, через процедуру выборов, сохранялось право принять участие в формировании новых местных судов (ст.2 п.3)[233] [234] [235] [236].

Большинство судов было закрыто в декабре 1917-январе 1918 гг. , те же процессы происходили в новообразованных «независимых» республиках: Донецко-Криворожской, Донской, Терской, Кубанско-Черноморской, Тавриде и т.д. Так, «31 января [1918 г.] по распоряжению Филова [Народный комиссар юстиции] были ликвидированы «буржуазные» судебные органы - Харьковский окружной суд и судебная палата. Все их служащие были уволены. Началось формирование «народных судов» . В Одесской республике сотрудники судов подверглись репрессиям. В списках расстрелянных числятся служившие в Одесской судебной палате: председатель департамента - Н.И. Демянович, товарищ прокурора - В.Н. Недзвецкий, приставы - Е.М. Набоков, В.С. Гейдак; а также прокуроры окружных судов: Одесского - Н.С. Баранов, Елецкого - Г.В. Чайковский .

Традиционно, исследования, посвященные «пореформенным судам» ограничиваются 1917 г., когда они в целом прекратили свое существование - большинство судов было закрыто в декабре 1917 - январе 1918 гг. Однако, некоторой выход за хронологические рамки исследования 1862-1917 гг. представляется обоснованным. Формирование и развитие судебных палат происходило в рамках судебной системы Российской империи, и данный факт является предметом настоящего исследования. В дальнейшем, возобновление деятельности судебных палат наблюдалось в военных условиях и на ограниченной территории, что полноценным функционированием уже не является. Показательно, что возрождалась именно та модель судебных палат, которая действовала в Российской империи.

В архивных фондах, к сожалению, сохранилось незначительное количество документов по данному вопросу. На территории белых правительств, как правило, восстанавливалась дореволюционная система органов правосудия, и возобновляли действие все нормативные акты, регламентирующие их деятельность. Поэтому не было необходимости в масштабной правотворческой деятельности. Правоприменительные документы либо не хранились, либо сознательно уничтожались. Архивные материалы по деятельности [237] [238] [239] белогвардейских правительств в 1922-1940 гг. изымались из местных архивов и концентрировались в отделе секретных фондов Архива Октябрьской революции (АОР), правопреемником которого в настоящее время является Г осударственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ученым материалы стали доступны с 1988 г. после рассекречивания[240].

В 90-е XX - 10-е XXI вв. появилось достаточно большое количество исследований, в том числе диссертационных, посвященных белому движению. Однако, вопрос о деятельности общих судов и сейчас остается недостаточно изученным. Одной из первых вышла публикация юриста - А.Я. Малыгина и историка - А.Н. Никитина[241] [242], в научный оборот были введены рассекреченные материалы белогвардейских и эмигрантских фондов ГАРФ. В качестве вывода авторы предложили признать, что белым правительствам, в большинстве, не удалось воссоздать дореволюционную систему судебных и следственных органов, а в обстановке войны большую роль играли чрезвычайные (временные) органы.

Необходимо упомянуть ряд исследований, в которых предпринимали попытки обобщить опыт антибольшевистских правительств в области государственно-правового строительства: О.Р. Багутдинова, Р.М. Биджиева, В.Н. Бурдун, Я.А. Бутакова, В.Д. Зиминой, В.М. Зиновьевой, О.В. Кондрашенко, В.Б. Лобанова, М.М. Степанова, А.Д. Сухенко, В.П. Федюк .

Архивные данные свидетельствуют, что антибольшевистские правительства не могли пренебречь авторитетом судебной системы у населения. Люди нуждались в суде правом, милостивом и равном для всех, каким он был провозглашен при Александре II Освободителе. Анализ деятельности возрожденных общих судов показывает, что они в первую очередь были заняты не борьбой с большевизмом, а защищали жителей от произвола военных и мародеров, требовали соблюдения законности и процессуальных гарантий при судопроизводстве и сборе доказательств. Занимались социальной защитой населения - вопросами опеки, взыскания с мужей денег на содержание детей, компенсацией ущербов. Например, среди архивных дел Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания (далее - Комуч): в фонде Прокурора Самарского окружного суда преобладают дела «за участие в Красной Армии» или «за агитацию» , а в фонде Уфимского окружного суда - дела о кражах, пресечении мародерства . О стремлении обуздать военный произвол свидетельствует переписка февраля-июля 1919 г. между Омской и Иркутской судебными палатами о преступных действиях отряда полковника Семенова[243] [244] [245].

Хотя судебные палаты и окружные суды, исполняя декрет СНК, прекратили свою деятельность в начале 1918 г., но при смене власти судьи, прокуроры, адвокаты просто возвращались на прежние рабочие места, и деятельность судов возобновлялась. О.Г. Бузмаковой[246] [247] приводятся свидетельства из документов Государственного архива Иркутской области, (ГАИО): в г. Иркутске 2 января 1918 г. казначейство отказало общим судам в финансировании, а 5 января комиссар Андерсен конфискафал помещения и имущество на нужды организации новых судов. После захвата судов большевиками преемственность сохранялась, продолжали работать канцелярия и касса, велись прошивка и архивация дел.

В Таганроге 31 января 1918 г. в окружной суд явился комиссар Афанасий Варелас и под угрозой военной силы пресек его деятельность. Трибунал работал 2,5 месяца и носил криминальный характер, санкционировать сотни расстрелов (в ходе дальнейшего следствия проводилась эксгумация). 17 апреля 1918 г. город заняли немецкие войска, и суд на следующий день возобновил работу262.

В Самаре судебные учреждения были закрыты 2 января 1918 г. На протяжении 5 месяцев функционировал Революционный Трибунал. С 8 июня по 8 октября 1918 г. окружной суд опять работал[248], в том числе в качестве суда второй инстанции, то есть, выполняя функции судебной палаты, первоначально, под властью Комуч, а с 23 сентября - Уфимской Директории[249].

Кратковременный захват Казани частями чехословацкого корпуса привел к возврату прежних судебных работников к своей службе. 9 сентября в Самаре, как в центре правительства Учредительного собрания, начал свою работу съезд бывших судебных деятелей округа Казанской судебной палаты[250]. Личный состав Казанской палаты был эвакуирован в Сибирь и продолжил свою профессиональную деятельность в «Колчакии»[251].

В Архангельске члены окружного суда были уволены только 25 марта 1918 г., а через 4 месяца город заняли войска интервентов - суд возобновил работу и функционировал до марта 1920 г., на территории, подвластной Временному правительству Северной области[252].

Вместе с подчиненными окружными судами возобновили работу судебные палаты - Омская , Иркутская , Новочеркасская . Общие суды Ташкентского округа были упразнены Приказом №17 от 12 декабря 1917 г. Совета Народных Комиссаров Туркестанского края[253]. Однако, была возобновлена деятельность Асхабадского окружного суда. В результате Асхабадского восстания (11-12 июля 1918 г.) было создано Закаспийское временное правительство, которое пригласило на территорию английских интервентов, а далее контроль перешел к деникинцам. 9 июля 1919 г. части Красной армии взяли Асхабад. Отчеты о законности действий Закаспийского временного правительства и Комитета общественного спасения прокурор Асхабадского окружного суда направлял в управление юстиции при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России г. Екатеринодар[254]. Не могли функционировать Петроградская, Московская, Саратовская палаты, что не помешало трудиться входившим в их округа Архангельскому[255], Самарскому[256], Уфимскому[257] и Оренбургскому судам , был созданы новый окружной суд в г. Новониколаевске .

Малоизвестным фактом является история создания Пермской судебной палаты. 24 декабря 1918 г. Первый средне-сибирский корпус Русской армии адмирала Колчака в ходе наступательной операции занял г. Пермь. К началу января 1919 г. возобновила свою работу судебная система. Функционировали Пермская судебная палата и Пермский окружной суд . В округ Пермской палаты вошли Екатеринбургский, Пермский, Троицкий и Уфимский окружные суды279, т.е. часть округа Казанской палаты. Вопрос о том, что Пермскую палату следует рассматривать как самостоятельный орган или как Казанскую палату, продолжившую деятельность на части территории округа, в настоящее время остается открытым и требует дополнительного исследования.

По мере наступления Красной Армии происходила эвакуация судебных учреждений: Оренбургского окружного суда в Барнаул и Благовещенск, Уфимского - в Красноярск , Пермского - в Читу, Екатеринбургского - в Семипалатинск, Тобольского - в Томск, Троицкого - в Благовещенск281.

В Сибири деятельность Читинского окружного суда продолжалась под властью атамана Г.М. Семенова, а Благовещенского - под властью Амурской республики. В дальнейшем оба суда вошли в систему юстиции Дальневосточной республики (ДВР). В ДВР было введено деление общих судов на две самостоятельные подсистемы: местные народные и окружные суды. Поскольку апелляция была полностью отменена282, то судебной палаты не

предусматривалось.

В январе-декабре 1920 г. на Дальнем Востоке действовало Временное правительство Приморской областной земской управы, которым была открыта Владивостокская судебная палата в качестве апелляционной инстанции. Однако, с вступлением Приморской области в состав ДВР судебная система изменилась. В мае 1921 г. власть во Владивостоке перешла к временному Приамурскому правительству (правительство С.Д. Меркулова), а в августе 1922 г. правительству Приамурского земского края (правительство М.К. Дитерихса), при которых Владивостокская судебная палата функционировала. В ноябре 1922 г.

279г

9Звягин С.П. Правоохранительная политика А.В. Колчака. Монография. Кемерово, 2001. С.76.

280

281

282.-

ГАРФ. Р-4369. оп.1. д. 119, 142.

Звягин С.П. Правоохранительная политика А.В. Колчака. С.81.

2Самохвалова Е.В. Проблемы организации деятельности народных судов Дальневосточной республики в 1920-1922 гг. // Власть и управление на востоке России. 2008. №5(45). С. 172-179.

283

ГАРФ. Ф. Р-950. оп.1. д.56.

территория Приморья была включена в состав РСФСР и история органа судебных палат окончательно пресеклась[258] [259] [260].

Отдельный вопрос - это судьба Пограничного (до 1906 г. Порт-Артурского) окружного суда, базировавшегося в г. Харбин. В 1910 г. был создан особый совет, осуществляющий власть в зоне отчуждения, который состоял из: помощника управляющего по гражданской части, генерального консула в Харбине, председателя и прокурора Пограничного суда. Такой порядок административного управления действовал до 5 марта 1920 г., пока сохранялась

экстерриториальность для русских. 1 октября 1920 г. российское судопроизводство было отменено китайскими властями, но русские полиция и суд продолжили свое функционирование в статусе китайских чиновников. Самоуправление в городах линии отчуждения, основанное на российских законах, сохранялось до 30 марта 1926 г., и только 1 ноября 1926 г. были созданы новые муниципальные органы из китайцев . Историю же русского нотариата исследователи прослеживают до 1940 г. .

Отдельный самостоятельный сюжет составляет судьба судов Российской империи во вновь созданных государствах Украины, Закавказья, Прибалтики и Польши. Новообразованные правительства видели путь к легитимации в создании собственной судебной системы с собственными судебными палатами и сенатом, копируя систему империи в миниатюре.

Известный латвийский ученый и член Конституционного суда Латвии С.А. Осипова отмечает - «судебная система Латвийской Республики была создана на основе закона Российской империи от 20 ноября 1864 г. [У.с.у.] ... судебное устройство крупного государства было «сжато» до уровня одной бывшей провинции. Поэтому в Латвии сформировалось два верховных суда с различной компетенцией: высшая апелляционная инстанция - Судебная палата и

287

кассационная инстанция - Сенат» . Более того, законом Латвийской Республики от 15 декабря 1992 г. «О судебной власти» данная система возрождена и в современной Латвии. На смену трем имперским окружным судам (Рижскому, Либавскому и Митавскому) пришли пять современных латвийских (Рижский, Курземский, Латгальский, Видземский и Земгальский) окружные суды - ст. 35. Тем же законом определены компетенция и состав современной судебной палаты - ст. 45, 46.».

На материалах Латвийского исторического архива - Latvijas Valsts vestures arhTvs (LVVA) основан биографический словарь «Латвийская адвокатура: 19191945», составленный американскими преподавателями Латвийского университета Э. Джекабсоном и В. Щербинским из которого следует, что:

- уроженец г. Рига Гаврила Емельянович Меньшиков, выпускник 1906 г. Петербургского университета, в 1919-1940 гг. - товарищ прокурора и окружной судья в Лиепайском, Рижском, Латгальском и Даугавпилсском окружных судах, а также вице-прокурором судебной палаты ,

- уроженец г. Даугавпилс Владимир Алексеевич Шкляев, выпускник 1892 г. Казанского университета, в 1905-1915 гг. - мировой судья на должностях в округе Варшавской судебной палаты, после эвакуации в 1917 г. член Владимирского окружного суда. С 23 января 1921 г. - присяжный адвокат в г. Краслове[261] [262] [263] [264].

- уроженец г. Рига Владимир Алексеевич Чиннов, выпускник 1898 г. Петербургского университета, в 1918-1920 г. мировой судья под Харьковом при Гетмане и следственный судья при А. Деникине, которым переведен в Ставропольский окружной суд. После прихода большевиков на Кавказ был назначен судьей Советской властью. В 1922-1927 г. присяжный адвокат в Латвии .

Подобная информация имеется также на сайте «Русские Латвии»:

- уроженец г. С.-Петербурга Петр Николаевич Якоби, сын сенатора Н.Б. Якоби, выпускник 1898 г. Императорского училища правоведения, в 1920-1936 г. работал в юридической консультации Министерства юстиции Латвии, участвовал в разработке уголовного законодательства[265] [266] [267],

- уроженец г. Митава Николай Иванович Шалин, выпускник 1907 г. Киевского университета, в 1911-1915 г. - судебный следователь и мировой судья, в 1917 - 1920 г. судья на территории, контролируемой большевиками. В 1920-1921 г. член Елгавского окружного суда, в 1921-1940 г. член Латвийской судебной палаты. Депортирован и 8 мая 1942 г. приговорен к расстрелу .

На территории Литовской Республики располагался единственный Ковенский (Каунасский) окружной суд, поскольку уже 19 апреля 1919 г. округ Вильно (Вильнюса) был оккупирован Польшей. Этот же суд первоначально взял на себя функции апелляционной инстанции, т.е. заменил судебную палату, хотя его штат включал всего трех судей - председатель проф. В. Мачис, два члена суда - K. Прейсас и К. Олека и 7 работников канцелярии[268] [269]. Профессор Вильнюсского университета Микеленас Валентинас признает, что российские юристы, например, профессор С. Белецкий, «эмигрировавшие в Литву после 1917 г., сыграли важную роль в создании новой правовой системы Литвы» , где У.г.с. применялся с внесением поправок в 1918-1940 г., хотя на литовский язык устав (У.г.с.) впервые был переведен только в 1931 г. Современная литовская судебная система[270], похожа на латвийскую, регламентирована законом республики Литва от 31 мая 1994 г. «О судах»: пять окружных судов (ст.18 Закона) - апелляционный суд Литвы (ст. 20) - верховный суд Литвы (ст.22)[271] [272].

В Эстонии в 1920-1940 г. действовала система: окружные суды - судебная палата - государственный суд. В воспоминаниях Отто Тииф, председателя Национального комитета Эстонии в августе-сентябре 1944 г., по мнению современного режима - последнего из легитимных лидеров Эстонии первой половины ХХ в., фигурирует: Ассор Альберт - заместитель прокурора в г. Тарту (1922-1926), зам. прокурора и прокурор судебной палаты в г. Таллине (19261938). Министр юстиции с мая 1938 г. до июня 1940г. . На сайте прокуратуры

республики Эстония перечислены прокуроры судебной палаты 1920-1940 гг.: Эрих Ээк, Паул Петерсон, Паул Вялбе, Йохан Мюллер, Алберт Ассор, Йохан Мюллер, Густав Авалд, Йоханнес Марди[273].

Практика широкого использования в Эстонии 20-30-х годов ХХ века против политических оппонентов военно-полевых судов добросовестно описана в работе советского историка К.О. Меруск[274]. В частности, он ссылается на материалы ЦАОР ЭССР фонд № 32 - «Судебная палата», но где хранится данный фонд после распада СССР установить не удалось.

В современным эстонским судоустройстве термин судебная палата больше не используется, её функции переданы окружным судам; суды 1 инстанции - уездные, административные и городские; а кассационная инстанция - государственный суд[275].

Обособившаяся Польша представляла гораздо более крупное государственное образование, на отошедшей к ней территории базировались Варшавская палата с 9 окружными судами, Виленская палата и два её окружных суда (Виленский, Гродненский), 2 суда Киевского округа (Луцкий и Холмский). Судебные учреждения возобновили свою работу под эгидой правительства И. Пилсудского. Так 15 октября 1920 г. начал работу Гродненский окружной суд, решения которого обжаловались в Виленский апелляционный суд . Согласно архивного фондового каталога:

- в Государственном архиве Гродненской области (BY ГАГр) хранятся фонды Гродненского[276] [277], Сувалковского[278] и Новогрудского[279] окружных судов (Виленского апелляционного судебного округа Польши) за 1919 - 1939 г.; а также Белостокского[280] [281] [282] окружного суда (Варшавского апелляционного судебного округа) за 1920,1929 г.;

- в Государственном архиве Брестской области (BY ГАБр) хранятся фонды Пинского окружного суда (Варшавского апелляционного суда прифронтовых и этапных территорий, с 21.06.1922 г. Виленского апелляционного судебного округа) за 1919 - 1939 г.

По мнению доцента Варшавского университета П. Рыльски, восстановление независимости Польши сопровождалось отменной немецкого и австрийского законодательства, введенного во время оккупации, и восстановлением положения У.г.с., который применялся в Польше в 1918-1933 г. . Ситуация меняется в 30-е годы ХХ века, в новом Гражданско-процессуальном кодексе Польши номы У.г.с. уже были представлены незначительно[283] [284] [285] [286] [287]. Система общих судов Польши до настоящего времени имеет сходные очертания с судоустройством Российской империи: окружные суды - апелляционные суды - Верховный суд Польши .

Новообразованные в начале ХХ в. государства Закавказья тоже спешно создавали собственные судебные системы.

Грузия получила в наследство от судебной системы Российской империи два окружных суда и Тифлисскую судебную палату, которые возобновили работу после провозглашения независимости. В дополнение к ним в начале 1919 г. был образован Сенат из 15 сенаторов, в число которых были рекомендованы М.М. Мгдвлиев (старший председатель судебной палаты), Г. Геловани (член палаты), А. Сакварелидзе и И. Зурабишвили (присяжные поверенные при палате) .

В Азербайджане постановлением национального совета № 277 от 1 октября 1918 г. была возобновлена деятельность Бакинского окружного суда и прокуратуры . Постановлением № 312 от 14 ноября 1918 г. утверждено положение об Азербайджанской судебной палате . Постановлением № 492 от 10 мая 1919 г. прокурором Азербайджанской палаты был утвержден Ольгерд Константинович Кричинский[288] [289]. Постановлением № 497 от 14 мая 1919 г. был назначен председателем Гянджинского окружного суда бывший член

ліс

Эриванского окружного суда Абасали бек Агабабабеков .

Тем же путем развивалась нарождающееся Армянская республика, где 6 декабря 1918 г. был принят закон «О учреждении на территории Армении Сената и Судебной палаты»[290] [291] [292]. В республике так же продолжало применяться законодательство Российской империи.

Все закавказские судебные палаты и окружные суды прекратили свою деятельность с приходом советской власти Современные 2 грузинских, 3 армянских и 5 азербайджанских апелляционных судов уже не имеют прямого отношения к палатам как судебному органу Российской империи .

В малороссийских губерниях последовательно сменяли друг друга у власти националистические украинские правительства: март 1917 - апрель 1918 г. - Центральная рада (М. Грушевский), апрель - ноябрь 1918 г. Гетманщина (П.П. Скоропадский), ноябрь 1918 - ноябрь 1920 г. Украинская народная республика (Директория, С. Петлюра). Судебные палаты продолжили свою работу при Центральной раде, которая планировала их реформирование в апелляционные суды. Гетман П. Скоропадский стремился сохранить систему общих судов империи. 8 июля 1918 г. был принят закон «О судебных палатах и апелляционных судах», согласно которому все три судебные палаты - Киевская, Харьковская и Одесская оставались действующими . Директория 24 января 1919 г. решила применять закон от 1 декабря 1917 г. «О введении апелляционных судов», принятый ещё Центральной радой, но Одесса уже была занята французским

десантом и «деникинцами», левобережье Днепра с Харьковом - большевиками, а

319

через 9 дней будет оставлен Киев и Директория переедет в Винницу .

320

Западноукраинская народная республика (ЗУНР) , Русская народная республика Лемков (Западно-Лемковская республика) и Республика Команча (Восточно-Лемковская республика) были ликвидированы войсками Польши. При создании своих судебных систем они ориентировались на кадры, оставшиеся от Австро-Венгрии, к традиции российской судебной системы не относятся.

Власть Молдавской и Белорусской народных республик была крайне кратковременной и судебные системы не создавались. Далее Бессарабские земли оккупировала Румыния , а Белорусские - германские войска. Местная власть была настолько слаба, что возобновлением работы судов, вынужденно пришлось заниматься оккупационным войскам . В 1918-1940 гг. в Молдавии шла «румынизация» и русских из судов, адвокатуры и нотариата массово увольняли ; а в Белоруссии власть поделили Польша и большевистская Белорусская (некоторое время Литовско-Белорусская) ССР .

В сентябре 1918 г. постановлением краевого правительства Крыма М.А. Сулькевича была восстановлена работа Симферопольского окружного суда и были утверждены - Крымский сенат, Крымская судебная палата, Верховный уголовный суд[293] [294] [295] [296] [297] [298] [299] [300], которые продолжили работу после мирной передачи власти (15.11.1918 г.) при Втором краевом правительстве Соломона Крыма до апреля 1919 г. Более того, 7 февраля 1919 г. в округе Крымской судебной палаты был создан Мелитопольский окружной суд. Председателем Симферопольского суда был назначен Л.А. Шихуцкий, прокурором судебной палаты - Н.С. Каинский, прокурором высшего суда - Николай Карамин. В апреле 1919 г. в Крыму была временно установлена советская власть и судебную палату закрыли . 12 июня 1919 г. по приказу главнокомандующего вооруженными силами Юга России (ВСЮР) А.И. Деникина деятельность Симферопольского суда возобновилась, но уже в составе округа Харьковской, потом Одесской палаты . Позже, при режиме П.Н. Врангеля, ставка делалась на прямое насилие в виде военно-полевых

329

судов .

Документы свидетельствуют, что значительная часть полномочий палат была направлена на разрешения конфликтов между военными и гражданскими по имущественным вопросам. Большое внимание уделялось вопросом комплектования судейского корпуса, прокуратуры и адвокатуры. Велись дисциплинарные расследования в отношении лиц судебного ведомства и решались вопросы их материального обеспечения. Рассматривались жалобы на решения окружных судов. Многочисленные факты говорят о деятельности по обузданию «скорострельных» чрезвычайных судов и пресечению произвола, проверке обоснованности арестов и правомерно вынесенных приговоров.

В докладе Министра юстиции правительства Северо-Западной области России от 4 октября 1919 г. говорилось, что Министерство юстиции было вынужденно создать специальную комиссию для изучения вопроса о разграничении подсудности между военно-судебными и общими судебными установлениями, которая пришла к выводу, что военно-полевые суды учреждены незаконно, и предложила немедленно прекратить их деятельность. [301] [302] [303] [304]

Об этом же свидетельствует представление прокурора Пограничного окружного суда прокурору Иркутской судебной палаты о незаконности создания Семеновым военно-полевых судов, необоснованности выносимых ими приговоров, внесудебном произволе военных властей особого Маньчжурского

її і

отряда 5-го отдельного Приамурского корпуса (19.10.1918-11.02.1919) .

Переписка управления юстиции с прокурорами окружных судов и судебных палат о надзоре за действиями местных властей, судебным следствием, за исполнением судебных приговоров, содержанием заключенных в тюрьмах; среди них об отступлениях от закона военных властей г. Владикавказа (июнь 1919) .

В Северной области ситуация отличалась, в наличии был только окружной суд, ранее относившийся к округу Московской судебной палаты. Управляющий отделом юстиции А.И. Гуковский 2 августа 1918 г. предложил немедленно приступить к организации в Архангельске «судебной палаты и Сената». Однако, из-за организационных трудностей не было создано апелляционной и кассационной инстанции в сфере «гражданской юстиции», суд было решено отнести к округу Омской судебной палаты . Судам пришлось ограничиться формулировкой - «обжалованные приговоры будут рассмотрены в Омске при

- 334

первой к тому возможности» .

Приведенные примеры свидетельствуют, что даже в условиях крушения государственности судебные палаты демонстрировали свою устойчивость и востребованность населением. Сам факт работы судебных палат или исполнявших их функции окружных судов способствовал снижению социальной напряженности и давал надежду на защиту от произвола военных властей. Престиж и влияние суда в глазах населения осознавались многими лидерами небольшевистских правительств, которые пытались использовать их в своих интересах. [305] [306] [307] [308]

<< | >>
Источник: САПУНКОВ АНДРЕИ АНАТОЛЬЕВИЧ. СУДЕБНЫЕ ПАЛАТЫ В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX-НАЧАЛО XX ВВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск - 2018. 2018

Еще по теме Трансформация судебных палат в условиях территориального распада Российской империи:

  1. § 1. Казахстанская государственность в евразийском контексте: понятие, значение и особенности
  2. Церковно-государственные отношения на Востоке и наЗападе. Церковное право как первая общеевропейская правовая система.
  3. Список использованных источников и литературы.
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Трансформация судебных палат в условиях территориального распада Российской империи
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -