<<
>>

4. 3. Теоретические и практические основы реформы институтов преступления и наказания в Таджикистане

Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г. действовал около 17 лет и, естественно, подвергался изменениям и дополнениям. Вполне уместны слава профессора А. Наумова о том, что «любые законы со временем отстают от темпов общественных преобразований, и в них необходимо вносить определенные поправки.

Для правотворческого процесса важно установить правильное соотношение динамизма и стабильности законодательства, разумное сочетание которых является

867

источником развития права». [868]

За этот период были выявлены также пробелы действующего Уголовного кодекса. По этому поводу Л.Л. Кругликов пишет, что любое,

даже самое совершенное законодательство «обречено» на пробелы - если не

868

в момент его принятия, то в последующем».

Процесс совершенствования уголовного законодательства, в общем, и институтов преступления и наказания, в частности, и впоследующем будет продолжаться, поскольку правоприменительная практика выявляет его пробелы и недостатки. Сам процесс развития общества, особенно меняющаяся в мире преступность, требует от законодателя оперативно реагировать на нее и противостоять им. Для того, чтобы законодательство эффективно реагировало и противостояло нарастающему валу преступности, оно должно быть стабильным, а для этого придется его постоянно совершенствовать.

Ныне создана правительственная комиссия по разработке проекта Уголовного кодекса, который сейчас находится на первой стадии обсуждения. Комиссия в первую очередь пытается устранить имевшиеся допущения при разработке и принятии Уголовного кодекса 1998 г., которые во многих случаях затрудняли применение уголовного закона, в основном допущения логического характера.

Одним из первых законов, имеющих целью устранение таких пробелов, был Закон Республики Таджикистан, который принят 10 декабря 1999 г.[869] [870] Внесенные изменения и дополнения в основном относились к гл.

20 Уголовного кодекса «Преступления против семьи и несовершеннолетних». Эти нормы содержат уголовную ответственность за невыполнение или невыполнение должным образом обязанностей родителями, опекунами и попечителями по воспитанию детей, а также ущемление прав детей со стороны родителей, опекунов и попечителей. Закон усиливал уголовную ответственность за совершение деяний, предусмотренных в этих статьях кодекса. Повышение ответственности за совершение таких преступлений было очень своевременным, потому что в последнее время прослеживается рост таких преступлений, как выдача замуж девочек, не достигших брачного возраста, заключение брака в отношении лица, не достигшего брачного возраста, злоупотребление правами опекуна или попечителя и т. д.

Другим таким законодательным упущением считалось название и содержание статьи 170 «Многобрачие», которая не охватывала все группы деяний такого рода. Недостатком в содержание прежней редакции этой нормы считалось то, что она предусматривала ответственность за многобрачие, т. е. за заключение брака с двумя или более женщинами. Однако согласно действующему законодательству в Республике Таджикистан законным браком считается только тот брак, который зарегистрирован в государственном органе. Отсюда следует, что прежняя редакция предусматривала уголовную ответственность только за заключение нескольких официальных браков, а те лица, которые кроме одного официального брака, жили с другими своими женами согласно шариатским бракам или имели сожительство с двумя и несколькими женщинами с ведением общего хозяйства, не подпадали под воздействие этой нормы уголовного закона. В новой редакции теперь это норма содержит все стороны названных деяний. Она отвечает и научно обоснованными идеями Н.В. Жогина, который отмечает «для состава двоеженства и многоженства, не обязательно состояние в зарегистрированном браке с женщинами, с которыми обвиняемый осуществлял брачные отношения».[871] [872] Аналогичную

871

точку зрению поддержал и другой таджикский ученый С.

Хасанов.

Также исправлением такой законодательной неточности считалось внесенное изменение ч. 2. ст. 27 Уголовного кодекса Республики

Таджикистан, которое предусматривает ограничение ответственности за неосторожное преступление. В тех случаях, когда указание на неосторожность в статье отсутствовало, преступление считалось совершаемым умышленно или с двумя формами вины. Однако предписания данной нормы не были реализованы должным образом в Особенной части. Например, в ст. 388 Уголовного кодекса об утрате военного имущества слово «неосторожность» отсутствовало. Поэтому в текст ч. 2 ст. 27 были внесены уточнения.

Или же в мае 2004 г. была исправлена ошибка такого характера в ст. 18 Уголовного кодекса о категоризации преступлений: все неосторожные преступления, независимо от санкции за их совершение, были переведены в категории менее тяжких или средней тяжести. Еще в 1969 г. профессором Н.Ф. Кузнецовой в книге «Преступление и преступность» доказывалось, что неосторожные преступления отличаются от умышленных по характеру общественной опасности и потому не могут относиться к категории тяжких . И в Теоретической модели Уголовного кодекса, и в Модельном Уголовном кодексе для стран - участниц СНГ неосторожные преступления входили в первую и вторую категории. В Уголовном кодексе Республики Таджикистан 1998 г. законодатель ошибочно включил неосторожные

874

преступления в категорию тяжких.

Закон Республики Таджикистан от 1 августа 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» отменил применение наказания в виде смертной казни за такие преступления, как угон или захват воздушного, водного судна либо железнодорожного состава (ч. 3 ст. 184), бандитизм (ч. 1 и 3 ст. 186), [873] [874] [875]

незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров с целью сбыта (ч. 3 ст. 200), незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ч.

3 ст. 204), разбой (ч. 4 ст. 249), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 306), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля Республики Таджикистан (ст. 310), агрессивная война (ч. 2 ст. 395), умышленное нарушение норм международного гуманитарного права, совершенное в ходе вооруженного конфликта (ч. 2 ст. 403).

Названный закон также отменил применение смертной казни не только к беременным, но и ко всем женщинам. Внесение таких серьезных изменений и дополнений в Уголовный кодекс обусловливалось тем, что в современный период развития мирового сообщества постепенно ограничивается применение смертной казни. Применение смертной казни согласно вышеназванному закону сократилось от 15 видов преступных деяний, предусмотренных 14 статьями Уголовного кодекса, до 5 видов деяний, как убийство (ч. 2. ст. 104); изнасилование (ч. 3 ст. 138); терроризм (ч. 4 ст. 179); геноцид (ст. 398) и биоцид (ст. 399).

Согласно уголовному законодательству смертная казнь применяется практически только к осужденным за умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах. Но в Таджикистане с 30 апреля 2004 г. объявлен мораторий на применение этого вида наказания.[876] [877]

7 мая 2004 г. Президент Республики Таджикистан представил на рассмотрение Маджлиси Оли проект Закона Республики Таджикистан «О приостановлении исполнения смертной казни», который был принят 2 июня 2004 г. на очередном заседании пятой сессии Маджлиси намояндагон . В законе предусматривалось, чтобы в период приостановления наказания в виде смертной казни определить применение наказания в виде лишения

свободы сроком на двадцать пять лет.[878] Также этим законом в Кодекс был дополнен новый вид наказания - «Пожизненное лишение свободы» (ст. 581), который исходил из предписания Модельного Уголовного кодекса для государств-участников СНГ. Именно в нем с целью сокращения применения смертной казни рекомендовали предусмотреть в национальных кодексах в качестве наказания пожизненное заключение, которое допускалось за совершение особо тяжких умышленных посягательств на жизнь человека при отягчающих обстоятельствах, но как исключительное наказание.[879] [880]

Несмотря на принятие многочисленных законов, имеющих целью внесение изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан, в нем все еще имелось много недостатков, что требовало полной реконструкции уголовного законодательства.

С этой целью была образована рабочая группа из числа ученых-криминалистов и практических работников. Разработанный Закон Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» был принят Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан 14 апреля 2004 г.

Закон, представленный в порядке законодательной инициативы Президентом Республики Таджикистан, стал определенным шагом в деле совершенствования уголовного законодательства нашей республики. Этот закон является самым большим по содержанию из всех законов, которые имели целью внесение изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г. Он внес в Уголовный кодекс Республики Таджикистан 300 изменений, дополнений, изъятий и различных

879

корректировок.

Такими же темпами продолжался процесс институтов преступления и наказания. С целью защиты национальной экономики и защиты здоровья

населения от попадания некачественных и немаркированных продуктов на рынок 25 июля 2005 г. Президент Республики Таджикистан подписал Закон Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в

Уголовный кодекс Республики Таджикистан», согласно которой в Кодексе была дополнена статья 2591 «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции» и статья 3401 «Изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использования». Наказание за совершение вышеназванных деяний в основном предусматривалось в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или лишения свободы на определенный срок. Наказание усиливалось в случае совершения этих деяний группой лиц либо организованной группой.

Также законом Республики Таджикистан от 18 июня 2008 г. Уголовный кодекс был дополнен статьей 1901 «Незаконный оборот пиротехнических изделий». Это деяния является одним из немногих уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовное наказание после назначения в отношении лица, совершившего преступное деяние, административного наказания.

Криминализации этого деяния требовало расширение незаконного оборота и применения запрещенных пиротехнических изделий.

Происходящие в мире и в регионе последние события, имеющие террористический и экстремистский характер, а также появление других видов преступных деяний, имеющих такой характер, стали основанием оперативного реагирования на них. С этой целью в Уголовный кодекс Республики Таджикистан законом от 18 июня 2008 года были внесены соответствующие изменения и дополнения. Совершение таких страшных преступлений сейчас стало не только основной проблемой современного мира, но и стало проблемой расширения таких организаций, вовлечение других лиц в такие группы, создания учебных центров и обучение лиц,

вовлеченных в такие организации, расширение финансирования таких организаций и групп. Названный закон изложил в новой редакции и расширил диапазон действия ст. 1791 - «Воволечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению», ст. 179 - «Финансирование преступлений террористического характера», ст. 179 - «Публичные призывы к совершению преступлений террористического характера», ст. 1841 - «Захват, разрушение, совершение актов насилия на стационарной платформе, расположенной на

континентальном шельфе», ст. 184 - Умышленные действия против

безопасности воздушного или водного судна, ст. 184 - «Умышленные действия против безопасности аэропортов, обслуживающих гражданскую авиацию», ст. 1844 - «Незаконная перевозка на транспорте лица, совершившего преступление террористического характера». Также

названный закон усиливал наказания за совершение незаконного использование радиоактивного материала, устройства или ядерного объекта, деяний против безопасности ядерных устройств, незаконного изготовления, перевозки и использовании таких общеопасных материалов и веществ, предусмотренного в ст. ст. 1911 - 1915.

Президент страны подписал в 2008 году 31 декабря другой закон, криминализирующий незаконный оборот смолы ферулы (ст. 2341).[881] За последние годы сбор, переработка, производство лекарственных препаратов, хранение и транспортировка смолы ферулы стали деянием, прибыльным для лиц, а иногда и преступных групп, занимающихся оборотом этого вещества. Криминализация такого деяния была обусловлена тем, что собирание и производство таких веществ, или лекарственных средств из этих растений, являются опасными для здоровья населения, а с другой стороны, природе Таджикистана наносится непоправимый ущерб, что и потребовало от законодательного органа своевременного уголовно-правового реагирования.

Другой закон, имеющий целью совершенствование уголовного законодательства, был принят 31 декабря 2008 года. Этим законом Кодекс дополнялся новой статьей «Незаконный ввоз в Республику Таджикистан, производство и выпуск в обращение некачественных, поддельных и не отвечающих установленным требованиям стандартов медикаментов, а также медикаментов с истекшим сроком годности».

Также названый закон дополнил в Уголовный кодекс Республики Таджикистан новые нормы, предусматривающие уголовное преследование за незаконную выдачу паспорта гражданина Республики Таджикистан, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, являющиеся основанием для получения гражданства Республики Таджикистан (ст. 3231), организация незаконного въезда в Республику Таджикистан иностранных граждан или лиц без гражданства или незаконного транзитного проезда через территорию Республики Таджикистан (ст. 3351), и организация незаконной миграции (ст. 3352).

Применялись многочисленные законы, имеющие целью внесение изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан и в последующие годы. Например, согласно законам Республики Таджикистан от 25 марта 2011 года с целью защиты орошаемых земель от разрушения, в основном от создания незаконных жилищных площадей, в Кодекс была дополнена новая норма «Незаконное предоставление земельного участка» (ст. 338)1.

Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» от 16 апреля 2012 года была дополнена в Уголовный кодекс ст.143,1 криминализирующая применение пытки в любых формах.

Таким образом, изменения и дополнения в Уголовный кодекс Республики Таджикистан 1998 г. были внесены по следующим причинам:

а) в связи с необходимостью редакционной правки ошибок; б) с целью повышения эффективности наказания, с целью дальнейшего снижения доли лишения свободы и сокращения числа лиц, осужденных по этому виду наказания; в) для приведения некоторых норм Уголовного кодекса в

соответствие с нормами международного права; г) из-за криминализации некоторых деяний с целью повышения результативности уголовно-правовых средств в борьбе с преступлениями террористического характера и преступлениями против здоровья населения (например, Уголовный кодекс был дополнен такими нормами, как вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению, незаконное производство, изготовление, переработка, приобретение, хранение, транспортировка или пересылка прекурсоров, хищение прекурсоров); д) с целью совершенствования норм ответственности за экономические преступления, в связи с обновлением законодательной базы иных отраслей права, реализующих предпринимательскую, банковскую,

налоговую, таможенную и иную деятельность (в первую очередь

881

конституционного, финансового и гражданского права).

Необходимо отметить, что после принятия Уголовного кодекса Республики Таджикистан 1998 г. было принято более 30 законов, которыми в Уголовный кодекс внесены сотни изменений и дополнений. Все они, несомненно, важны и нужны. Где-то надо было заполнить пробел, где-то более точно построить фразу, заменить неудачный термин, где-то расширить или сузить сферы криминализации, где-то усилить или облегчить уголовное наказание и т. д. Понятно, что работа законодателя в этом направлении будет продолжаться, но нужны и кардинальные меры по совершенствованию уголовного законодательства. И задача юристов-аналитиков заключается, помимо прочего, в том, чтобы четко и ясно сформулировать свои предложения на этот счет. [882]

Но необходимо отметить, что любой закон, принимаемый в период проведения реформы, объективно не способен быть стабильным и внесение многочисленных изменений и дополнений не только не может стабильно улучшить его состояние, но наоборот способствует появлению многих неточностей и противоречий. Само реформирование общества - очень длительный процесс, и устранение существующих в законодательстве противоречий невозможно за такой короткий период.

Также необходимо отметить, что исходя из теории и практики борьбы с преступностью, совершенствование уголовного законодательства является не единственным методом и способом противостояния преступности. Для этого необходимы различного рода организационно-пропагандистские методы, как, например, создание отдельных государственных органов по борьбе с преступностью и разработке проектов в этих целях. Во всем мире и у нас признано, что в основу борьбы с преступностью должна быть положена государственная программа, подкрепленная, в первую очередь, как экономическим, так и материально-техническим содержанием (созданием, например, фондов укрепления и развития правоохранительных органов)[883].

С принятием названных законов были устранены многие недостатки и пробелы Уголовного кодекса. Но в деле совершенствования уголовного законодательства остается еще много нерешенных и требующих решения проблем. Например, исследование показывает, что число применяемых

наказаний в виде лишения свободы, назначенных судами Республики Таджикистан, постоянно возрастает.[884]

Принятие Уголовного кодекса в независимом Таджикистане положило начало реформе уголовного законодательства, для реального осуществления которой необходимо решить еще много проблем. Поэтому на основе Распоряжения Председателя исполнительного аппарата Президента

Республики Таджикистан от 13 сентября 2011 г. № 23.4/97 была создана рабочая группа по разработке проекта нового Уголовного кодекса, поскольку действующий кодекс, несмотря на внесенные многочисленные изменения и дополнения, уже не соответствует современным потребностям

противостояния преступности и его современными реалиям. В данное время первый вариант проекта Кодекса членами группы подготовлен и находится на стадии первичной переработки и обсуждения специалистов. Надеемся, что принятие нового Уголовного кодекса откроет новые страницы в истории развития институтов преступления и наказания.

По нашему мнению, основные направления совершенствования действующего уголовного законодательства в целом и институтов преступления и наказания, в частности, могут быть следующими:

Во-первых, необходимо совершенствовать систему действующего уголовного законодательства. Будет своевременным проанализировать расположение и структуру отдельных разделов, глав и норм Уголовного кодекса, которые в общей системе кодекса, по нашему мнению, расположены не совсем правильно.

Например, Общая часть уголовного права всегда имела три раздела - уголовный закон, преступление и наказание, а Особенная часть также состоит из трех элементов - преступления против личности, общества и

884

государства.

Но в связи с развитием общества, естественно, изменяются и Уголовные кодексы, а эта четкая структуризация еще не отразилась в уголовном законодательстве. Например, трудно понять, зачем нужен в Общей части Уголовного кодекса отдельный раздел, где сгруппированы нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания (Раздел 4). Ясно, что этот раздел должен являться составной частью раздела «Наказание» (Раздел 3) - в виде, скажем, единого подраздела или отдельных двух глав с [885]

названиями «Освобождение от уголовной ответственности» и «Освобождение от наказания».

Похожая ситуация существует и в Особенной части Уголовного кодекса - относительно, например, главы «Преступления против мира и безопасности человечества». Данная глава в системе Кодекса расположена не на своем месте. Из-за особенности объектов, находящихся под защитой этой главы, по нашему мнению, ее целесообразно включить в состав первого раздела Особенной части Уголовного кодекса, именуемого «Преступления против личности». Помещение этой главы в конце Особенной части Уголовного кодекса (гл. 34 УК), как бы умаляет значимость объекта общепланетарного масштаба - мира и безопасности человечества. С внесением таких изменений значимость данного объекта была бы оценена еще более высоко, как в Уголовном кодексе

885

Республики Беларусь, и в Уголовном кодексе Азербайджанской Республики. Особенная часть названного Кодекса открывается Разделом 6 «Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления». Такая систематизация соответствует установленным требованиям и положениям модельного Уголовного кодекса для государств-участников СНГ. По мнению многих ученых, именно такая систематизация отвечает конституционным предписаниям и приоритету международного права над внутригосударственным. Не соответствует такая расстановка и положениям

ст. 10 Конституции Республики Таджикистан. Дискуссионным остается этот вопрос и в уголовных законах других государств СНГ.[886] [887] [888] О неправильности помещения данного раздела на последнем месте в Уголовном кодексе Российской Федерации отмечают и некоторые российские ученые. Они полагают, что «указанные преступления, посягая на безопасность человечества, прежде всего, посягают на человека. Поэтому по объекту посягательства они должны быть в первом разделе (XII) Особенной части УК

РФ, как в некоторых европейских государствах, в которых эта проблема разрешена более правильно. Например, в уголовном законодательстве Франции, Особенная часть которого начинается с Книги 2 «О преступлениях и проступках против человека», раздел 1 «Преступления против человека» глава 1 «О геноциде», глава 2 «Об иных преступлениях против человечества», глава 3 «Общие положения». Далее расположены: раздел 2 главы 1 «О посягательствах на жизнь человека», глава 2 «О посягательствах на физическую прикосновенность личности» и др.[889]

Не на своем месте, по нашему мнению, расположена статья об обмане потребителей (ст. 294 УК РТ). Состав преступления, связанного с обманом потребителей, должен быть помещен в главу «Посягательства на собственность», поскольку в результате «обмана потребителей - как правильно отмечается в литературе, - вред причиняется в первую очередь отношениям собственности; имуществу потребителя, т. е. лица,

заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд».[890]

По нашему мнению, это деяние отличается от обыкновенного мошенничества только сферой действия виновного, поскольку обязательно включает в себя все необходимые признаки хищения, и поэтому считаем целесообразным дополнить Кодекс отдельным составом «мошенничество в сфере торговли и услуг», т. е. обман потребителей, или же совсем исключить из Уголовного кодекса ст. 294 - Обман потребителей с предусмотренным потребительского вида мошенничества в отдельной части ст. 247 Кодекса.

Р.И. Шарипов предлагает оставить эту норму на своем месте, но в следующей расширенной редакции, которая охватывало бы все названные стороны данных деяний: «Мошенничество, совершенное путем обмеривания, обвешивания, обсчета, введения в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или иной обман лицами, работающими в организациях, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги населению, а равно гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг) или работающих по найму, если эти деяния причинили существенный ущерб потребителям».[891]

На наш взгляд, такие составы преступлений, как изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 281), незаконная сделка с драгоценными металлами, драгоценными природными камнями или жемчугом (ст. 284), контрабанда (ст. 289), таможенные и налоговые преступления (ст. 291, 293) могли бы быть объединены в рамках одной главы, озаглавленной «Преступления против экономической безопасности государства».

Отечественная наука предлагает следующие варианты решения некоторых проблем преступления в сфере экономической деятельности.

Например, А.И. Сафаров предлагает для правильного применения норм закона использовать единообразное определение понятия в

законодательстве, предусматривающее уголовное ответственность за легализацию доходов, полученных преступным путем (ст. 262 УК РТ). По мнению автора, такое несоответствие существует между понятием легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, которое дано в абзаце 2 ст. 1 Закона РТ о противодействии легализации преступных доходов, и определением преступления, которое дано в ст. 262 УК РТ[892].

В соответствии с Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. Уголовный кодекс был дополнен новой статьей 111 «Правила толкования уголовного закона». Это норма предусматривает, что если

уголовно-правовая норма изложена двусмысленно или может быть истолкована неоднозначно, то толкование (интерпретация) должно осуществляться в пользу обвиняемого (подсудимого, осужденного).[893] [894] [895] [896]

Оно способствует быстрому и своевременному разрешению появившихся разногласий относительно используемых оценочных понятий, в том числе характеризующих деяние и последствия (доход в крупном размере, крупный ущерб, существенный вред правам и законным интересам и т. д.). Для разных составов одинаковые понятия и наукой, и практикой трактуются неоднозначно, что противоречит правилам законодательной техники . Такой метод разрешения проблемы поддерживают и некоторые таджикские

894

исследователи.

Необходимо отметить, что многие используемые в уголовном законе понятия и определения, как например, предпринимательская деятельность, банковские операции, кредит, монополистические действия, ограничение конкуренции, товарный знак, эмиссия, банкротство и др., исходят в основном из других отраслей права, как гражданское, банковское, налоговое, таможенное и т. п. Поэтому, по нашему мнению, дополнение одной статьи (ст. 111) не может решить данную проблему в процессе

правоприменительной деятельности. Будет целесообразным для решения этой проблемы в Уголовный кодекс Республики Таджикистан добавить отдельный раздел, охватывающий употребляемые термины и их толкование. Такой юридико-технический метод конструирования дефиниции норм

Уголовного кодекса даст возможность в будущем избежать многих ошибок при толковании оценочных понятий. По этому поводу вполне справедливо отмечается в литературе, что «Наличие такого самостоятельного раздела, в

котором дается толкование всех терминов и понятий, будет официальным, поскольку принимается в установленном законом порядке. Такой технический прием позволит исключить ограничительное или распространительное толкование уголовного закона правоприменителями, а также органами, которые на то не уполномочены Конституцией».[897] [898]

Модернизация некоторых видов наказаний с целью расширения их эффективности является вторым направлением совершенствования институтов преступления и наказания. Наравне с рядом удачных новелл Уголовного кодекса, относящихся к институту наказания, как назначение наказания по совокупности преступлений и по совокупности приговоров, назначении наказания за неоконченное преступление и совершенное в соучастии, и некоторые другие, к сожалению, надежды на реализацию некоторых новелл, как наказание в виде ареста и ограничения свободы, не оправдались. Начиная с 1998 г. нормы Уголовного кодекса Республики Таджикистан о вышеназванных видах наказания должны были быть введены в действие не позднее 1 января 2000 г. Но установленный срок

неоднократно был продлен, сначала до 1 января 2003 г., затем до 1 января 2008 г.[899] Потом Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. был исключен из системы наказаний арест.

Мы полагаем, что исключение наказание в виде ареста было поспешным, и предлагаем восстановить этот вид наказания в Уголовном кодексе Республики Таджикистан, учитывая улучшение социальноэкономической жизни страны. Будет правильным поставить вопрос о строительстве арестных домов в республике, а до создания арестных домов можно будет использовать иные формы исполнения соответствующего наказания, например, в форме «домашнего ареста» - с запретом выезда из соответствующего города, района, села и т.д.

Наказания в виде ограничения свободы и обязательных работ, по нашему мнению, в данном положении тоже можно исполнять без дополнительных затрат, например, как выполнение трудовых обязанностей по своему усмотрению, в свободное от работы или учебы время, с последующим предоставлением необходимых документов. О названных путях повышения эффективности применения названных видов наказания отмечают и другие

899

таджикские исследователи.

Существенным проблемой является реализация уголовно-правовых штрафных наказаний. Когда приняли Уголовный кодекс Республики Таджикистан, указывалось на то, что штрафные санкции будут альтернативой наказаниям в виде лишения свободы, в основном за совершение преступлений небольшой тяжести и средней тяжести. Но, к великому сожалению, установленный в Уголовном кодексе минимальный размер штрафа - сто минимальных размеров заработной платы, который более чем в десять раз превышает средний уровень доходов населения, стал преградой для эффективности его применения. Действительно, применять этот вид наказания в отношении абсолютного большинства жителей республики просто нереально, и требует от законодателя ради повышения эффективности установленных наказаний снизить минимальный размер штрафа.

Другие исследователи тоже предлагают расширить штрафные санкции, особенно за преступления небольшой и средней тяжести. Они отмечают, что необходимо минимальные размеры штрафа от 100 показателей для расчетов уменьшить до 5 показателей для расчетов, что будет составлять 750 сомони, [900]

и включить этот вид наказания как дополнительное наказание в более

-900

широкий круг санкций .

Другим широко применяемым видом наказаний является наказание в виде лишения свободы, и проблема эффективного его исполнения в основном заключается в переполненности исправительных учреждений и неудовлетворительности финансирования этих учреждений. Исходя из этого, необходимо направить политику назначения этого вида наказания в сторону его смягчения, хотя бы в отношении лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести.

Установленный максимальный срок лишения свободы в Уголовном кодексе Республики Таджикистан - двадцать пять лет - намного завышен, и не может обеспечить цель исправления осужденных. Поэтому следует снизить максимальный срок лишения свободы до 15 лет и на этом основании уменьшить долю лишения свободы за совершение преступлений небольшой и средней тяжести с расширением применения других видов наказания, не связанных с лишением свободы.

Третье направление реформы институтов преступления - это восполнение имеющихся пробелов.

Согласно Закону «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. в Кодекс была введена ст. 1791, предусматривающая уголовное преследование за «вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие в их совершении».

Уголовный кодекс Республики Таджикистан согласно Закону Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. был дополнен ст. 1791, которая предусматривала уголовное преследование за вовлечение в совершение [901]

преступлений террористического характера или иное содействие в их совершении.

Целесообразно будет также дополнить Кодекс отдельной статьей 1794 примерно такого содержания:

«Статья 1794. Угроза совершения терроризма.

1. Угроза совершения терроризма, -

наказывается штрафом в размере от пятисот до двух тысяч минимальных размеров заработной платы или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, сопряженное с угрозой применения оружия массового поражения или радиоактивных материалов, или совершение действий, способных повлечь экологическую катастрофу, причинение вреда здоровью или жизни значительного числа людей, либо неоднократно, либо группой лиц по предварительному сговору, - наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет».

Обоснованность данного предложения выражается в том, что ст. 179 Уголовного кодекса Республики Таджикистан предусматривает одинаковое наказание как за уже совершенный акт терроризма, который действительно нанес определенный ущерб личности, обществу и государству, так и за угрозу совершения таких действий, которые еще не совершены, и неизвестно, будут ли совершены или нет. В силу сказанного, мы считаем, что наказание за угрозу совершения терроризма надо предусмотреть в отдельной статье Уголовного кодекса.

Также, по нашему мнению, будет своевременным дополнить Уголовный кодекс Республики Таджикистан ст. 1795 примерно следующего содержания:

«Статья 1795. Распространение информации, содержащей указания на совершение терроризма и иных преступлений

1. Распространение материалов в печатных изданиях, средствах

массовой информации, публичных выступлениях, которые могут служить

362

руководством (пособием, инструкцией) к совершению терроризма или иных преступлений, - наказывается штрафом в размере от пятисот до полутора тысяч минимальных размеров заработной платы или лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же действия, сопровождающиеся призывами к совершению терроризма или иных преступлений предлагаемыми способами, - наказываются штрафом в размере от тысячи до двух тысяч минимальных размеров заработной платы или лишением свободы на срок от двух до пяти лет».

Сегодня одной из угроз современного мира считается расширение преступности и приобретение международного характера многими видами преступлений. Среди таких видов преступлений особо опасным и быстрорастущим считается международный терроризм. По нашему мнению, основные законодательные преграды таким видам преступления должны отражаться в национальных законодательствах.

В современный период многие ученые предлагают кодифицировать нормы международного уголовного права, т.е. создать Международный Уголовный кодекс с Общей и Особенной частями[902]. Данное предложение действительно заслуживает необходимой поддержки и самого серьезного внимания и одобрения, т.к. принятый подобный правовой акт может служить образцом, моделью для национальных уголовно-правовых кодификаций.

Декриминализация определенных видов преступлений, имеющих характер небольшой тяжести, т.е. отказ от их уголовно-правового регулирования, по нашему мнению, может составлять четвертое направление совершенствования институтов преступления и наказания. Можно с уверенностью утверждать, что законодательное увеличение хотя бы в два- три раза максимального предела административно наказуемого мелкого хищения чужого имущества может привести к декриминализации некоторых видов преступных деяний, как ч. 1 ст. 244 (кража), ч. 1 ст. 245 (присвоение или растрата), ч. 1 ст. 247 (мошенничество) Уголовного кодекса Республики Таджикистан. Также, на наш взгляд, можно декриминализовать и такие деяния, как ч. 1 ст. 252 «Угон автомобиля или иных транспортных средств без цели хищения», ч. 1 ст. 253 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» также с переводом их в административные проступки.

Разумеется, что с внесением вышеназванных изменений и дополнений не исчерпываются резервы совершенствования институтов преступления и наказания, но можно надеяться, что до принятия разрабатываемого нового Уголовного кодекса они могут способствовать эффективности применяемых норм данного законодательства.

Использование всех вышеизложенных предложений по поводу совершенствования институтов преступления и наказания может быть полезно и в процессе разработки и принятия нового Уголовного кодекса Республики Таджикистан.

<< | >>
Источник: Азизов Убайдулло Абдуллоевич. Эволюция институтов преступления и наказания на территории исторического и современного Таджикистана: историко-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 4. 3. Теоретические и практические основы реформы институтов преступления и наказания в Таджикистане:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  2. Оглавление
  3. 4. 3. Теоретические и практические основы реформы институтов преступления и наказания в Таджикистане
  4. Исторические предпосылки формирования идей о правах человека в правовой истории таджиков
  5. Список использованных источников и литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -