<<
>>

Развитие институтов преступления и наказания по Уголовному кодексу Таджикской ССР 1961 г. (60-90-е гг.)

В советский период развития институтов преступления и наказания базой и основным источником для развития и совершенствования законодательства союзных республик были Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятые 25 декабря 1958 г.

. Они определяли, какие деяния можно считать преступными, и

предусматривали наказание за их совершение, что преследовали союзные и республиканские законодатели. Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г.[783] [784] исходил из принципов и общих положений, установленных Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Принятые в 1958 г. Основы по сравнению с аналогичным актом 1924 г. были намного более прогрессивными и демократичными. Однако и они преследовали ту правовую политику, которая осуществлялась советским государством. Демократичность Основ заключалась в том, что все тенденции процесса демократизации общественной жизни отразились в их содержании. Например, в нем сужалась и смягчалась уголовная ответственность за деяния, не представляющие большой опасности для общества и государства, и усиливалась ответственность за совершение наиболее тяжких преступлений и совершение преступления в случае рецидива. Основы чётко предусматривали принципы ответственности только за определенное деяние и индивидуализации наказания в зависимости от степени вины лица, совершившего преступление. Именно данным правовым актом был отменен институт аналогии, т.е. осуждение человека за деяние, прямо не предусмотренное в уголовном законе. Деяние считалось преступлением, которое прямо предусматривалось уголовным законом, действовавшим в момент совершения преступления. Для отмены института аналогии

основанием было то, что ее применение вело к нарушению основных принципов уголовного права, особенно принципа законности и справедливости. Нарушение принципа законности, с одной стороны, стало основанием ущемления прав и интересов личности, а с другой стороны, в осуществлении уголовного судопроизводства приводило к злоупотреблению властью, произволу и репрессиям в отношении невинных людей.

Все это послужило основанием для отказа от применения аналогии в уголовном законодательстве. Об этом много говорилось в литературе. Например, поддерживая точку зрения о нарушении принципа законности, Н.С. Таганцев отмечает, что допущение аналогии в уголовном праве противоречило идее законности, вело к смешению законодательной и судебной деятельности, наносило удар по свободе и спокойствию граждан. Аналогичную точку

785

зрению поддерживали и таджикские ученые.

В Основах также было предусмотрено, что закон, устранявший или смягчавший наказуемость деяния, имеет обратную силу, т.е. он распространялся на деяния, совершенные до его введения. Закон же, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имел.

В нем давался перечень видов применяемых наказаний, начиная от самого мягкого наказания - общественного порицания, и кончая лишением свободы и ссылкой. Также в качестве исключительной меры допускалась высшая мера наказания - смертная казнь (расстрел). Однако применение смертной казни разрешалось лишь при совершении таких тягчайших преступлений, как измена Родине, шпионаж, диверсия, террористический акт, бандитизм, умышленное убийство, совершенное при отягчающих

обстоятельствах.

Основы и республиканские уголовные законы отменили ряд ранее существовавших видов наказания, таких как объявление «врагом народа», [785] [786] удаление из СССР, поражение политических прав по суду и др. Минимальный возраст возможного привлечения к уголовной ответственности устанавливался с 14 до 16 лет, и предусматривалось применение мер воспитательного воздействия вместо уголовного наказания при совершении несовершеннолетним преступления, представляющего большую общественную опасность. Также в Основах было предусмотрено изменение максимального срока лишения свободы: вместо установленного прежним законодательством максимального срока лишения свободы 25 лет, Основы устанавливали 15 лет.

Многие ученые отмечают о неэффективности применения наказания в виде лишения свободы.

Например, о том, что нет необходимости повышать срок лишения свободы ученые говорили и в период принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и республиканских законодательств, доказывая это конкретными фактами. Особенно

критиковалась практика применения лишения свободы на длительные сроки за некоторые государственные преступления, за хищение социалистической собственности и т.д. Но к великому сожалению, несмотря на трудности применении данного вида наказания, в современных условиях этот вид наказания также расширяется. О противоречии и снижении наказаний, эффективности их применения или замены их другими, более соответствующими, видами наказания говорилось во все периоды развития

787

институтов преступления и наказания.

В 50-60-е годы общесоюзные уголовные законы стали базой для дальнейшего развития институтов преступления и наказания в союзных республиках. Именно на основе и в соответствии с принципами и положениями, закрепленными в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, разрабатывались уголовные кодексы союзных республик. 17 августа 1961 г. Верховным Советом Таджикской ССР был принят Уголовный кодекс Таджикской ССР, заменивший кодекс от 9 мая [787] [788] 1935 г., который был первым Уголовным кодексом Таджикской союзной республики.[789]

Продолжалось и в этом кодексе деление его на две части: Общую и Особенную. В Общей части сгруппировались нормы, регламентирующие наиболее важные общие вопросы, относящиеся, прежде всего, к двум

социально-правовым явлениям - преступлению и наказанию. Были сформулированы задачи исследуемых институтов, установлены основания уголовно-правовой политики, основания применения уголовной

ответственности и условия освобождения от нее; определены понятия преступления, соучастия в совершении преступлений, формы вины, невменяемости, стадии совершения преступления; устанавливалась система уголовно-правовых наказаний и других применяемых мер; раскрывались содержание и условия применения отдельных видов наказаний и др.

В Особенной части кодекса располагались объекты, находящие под защитой уголовно-правовых норм. В основном во всех главах располагались охраняемые объекты по группам родственных общественных отношений.

Последовательность расположения норм, относящихся к институтам преступления, т.е. месторасположение в главах статей Особенной части Уголовного кодекса, определялась рядом обстоятельств, в частности, важностью охраняемого объекта, опасностью преступного посягательства для общества и государства. Эту часть исследуемого Кодекса, как и других аналогичных законов союзных республик в составе Советского Союза, открывала глава, в которой предусматривалась ответственность за государственные преступления и деяния, наносящие вред социалистической собственности, и уже после них располагались нормы, посвященные преступлениям против жизни, здоровья, достоинства личности, а также главы, предусматривающие уголовное преследование за преступные посягательства на другие объекты, охраняемые уголовным законом. Это

согласовывалось с уголовно-правовой доктриной и политикой борьбы с преступностью в советский период, и обосновывался такой подход к проблеме тем, что согласно социалистическому правовому учению лишь надежная охрана интересов государства может обеспечить и надежную охрану общества и личности.[790] [791]

В данный период в связи с принятием нормативных актов, особенно после принятия Основ уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1958 г. и Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. возникло много предложений о расширении круга интересов, находящихся под охраной уголовно-правовых норм. Например, среди ученых-правоведов и практических работников начались споры по поводу необходимости внесения изменений и дополнений в нечетко сформулированные нормы некоторых положений. Например, одним из спорных вопросов Особенной части стал вопрос о выделении преступления против нормальной работы транспорта в отдельную главу, что и сейчас имеет много сторонников.

Также имела много сторонников в советской юридической науке идея о выделении преступлений в сфере транспорта в отдельную главу. Например, Н.С. Алексеев считал, что для успешного осуществления и усиления борьбы с преступлениями в этой сфере основное значение имеют вопросы кодификации, т.е. соответствующим образом построенная и сгруппированная в законодательстве группа транспортных преступлений. Это дает возможность для последовательного совершенствования норм, относящихся

- 790

к данной группе преступных деяний.

В то время и среди таджикских ученых происходила бурная дискуссия по поводу внесения или невнесения в Уголовный кодекс в виде отдельной главы преступлений в сфере транспорта. Например, Е.И. Андрусенко и М.М.

Муллаев поддерживали идею о том, что транспортные преступления нецелесообразно выделять в отдельную главу, и выступали за

791

систематизацию этих норм в законодательстве Таджикской ССР 1961 г., однако в итоге вышеназванная идея не нашла поддержки, и такая глава не была введена в Кодекс.

В рамках Уголовного кодекса Таджикской ССР, начиная со времени его принятия (17 августа 1961 г.) и до его отмены (сентябрь 1998 г.) были внесены существенные изменения и дополнения, относящиеся к институтам преступления и наказания. Все эти изменения и дополнения относились к Общей и Особенной части Кодекса, что непосредственно затрагивало и исследуемые институты в основном в следующие периоды:

- первый период - со времени принятия Уголовного кодекса Таджикской ССР 196 1г. до 1985 г., т.е. до начала перестройки советского государства;

- второй период - 1985-1991 гг. - время развития уголовного законодательства в годы перестройки советского государства и общества;

- третий период - 1991-1998 гг. - внесение изменений и дополнений в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. после распада Советского Союза.

Процесс совершенствования институтов преступления и наказания был связан с общим процессом совершенствования исследуемых институтов в рамках общесоюзного законодательства, т.е.

Основ Уголовного

законодательства Союза ССР и союзных республик, а также с изменениями, происходящими в общественной и государственной жизни страны.

Необходимо отметить, что совершенствование институтов

преступления и наказания исходило из внесенных изменений и дополнений в уголовное законодательство, которые практиковались в форме подзаконных актов: указов Президиума Верховного Совета СССР и указов Президиума [792]

Верховного Совета Таджикской ССР, которые подлежали утверждению соответствующими Верховными Советами в качестве законов. Например, в рамках совершенствования норм общесоюзного законодательства Президиум Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. принимает указ, согласно которому усиливается наказание за совершение хулиганства . На этом основании Президиума Верховного Совета Таджикской ССР от 29 сентября 1966 г. принимает указ о внесении изменения в ст. 220 Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г., согласно которому в качестве субъекта хулиганства устанавливаются вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста, и за совершение злостного и особо злостного хулиганства предусматривалось наказание в возрасте от 14 лет .

Это было связано с расширением совершения таких деяний и приобретением этим видом деяний злостного характера на территории советского государства. Они, прежде всего, посягали на общественный порядок, спокойствие граждан, и иногда приводили к иным тяжким последствиям.

Развитие институтов преступления и наказания в данный период было связано также с принятием определенных государственных программ. Например, с этой целью ЦК КПСС принял Постановление «О дальнейшем укреплении социалистической законности, правопорядка и усилении охраны прав и законных интересов граждан», которое стало основой для усиления борьбы с хулиганством, грубо посягающим на общественной порядок[793] [794] [795].

Развивались уголовно-правовые нормы и институты преступления и наказания в связи с внесением изменений и дополнений в законодательства, регулирующие другие общественные отношения. Например, Президиум Верховного Совета Таджикской ССР 29 апреля 1970 г. своим постановлением дополнил Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. новой нормой (ст. 2171), предусматривающей уголовное преследование за

разглашение тайны усыновления должностным лицом или отдельными гражданами, которое исходило из принципов и усмотрений ст. 224 Кодекса о браке и семье Таджикской ССР, который было нацелен на охрану прав и интересов усыновителя и нормальное воспитание усыновленного ребенка. Совершение деяний, предусмотренных в данной норме, причиняло существенный моральный вред, прежде всего, усыновленному ребенку и усыновителю, что и потребовало дополнения Уголовного кодекса нормой такого содержания.

Впервые на законодательном уровне в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О внесении дополнений и

изменений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» Президиум Верховного Совета Таджикской ССР 31 августа 1972 г. принял Указ, согласно которому в Уголовный кодекс Таджикской ССР дополняется новая норма ст. 71 - «Понятие тяжкого преступления» .

Принятие этой нормы многими учеными-криминалистами и историками права считается началом классификации преступлений на законодательном уровне. Классификация преступлений, потребность в которой существовала давно, началась именно с введения этой статьи.[796] [797] Позже в законодательство добавляется и другое понятие - особо тяжкие преступления, которое считалось прорывом в развитии институтов преступления и наказания, поскольку стало основой появления новых видов деяний, подпадающих под эту категорию преступных деяний. Но необходимо отметить, что институт категоризации (классификации) преступлений по характеру и степени их общественной опасности не получил тогда полного завершения и был сформулирован только в Уголовном кодексе Республики Таджикистан 1998 г. (ст. 18.)[798].

Появление понятия тяжких преступлений стало основанием расширения института преступления и наказания, поскольку стали появились новые виды преступлений, имеющих повышенный общественно опасный

характер, и строгие наказания, применяемые к ним. Для включения деяний в эту группу преступлений обращали внимание на характер совершенного преступления и степень его общественной опасности.[799]

Развитие институтов преступления и наказания в рассматриваемый период также было обусловлено приведением норм национального законодательства в соответствие с нормами международного права и договорами и конвенциями, которые были подписаны Советским Союзом.

Например, Президиум Верховного Совета Таджикской ССР 25 мая 1973 г. принимает Указ, согласно которому Уголовный кодекс дополняется ст. 2282 - «Угон воздушного судна». Данное дополнение, потребность в

котором появилась сразу же после подписания Советским Союзом 16 декабря 1970 г. Гаагской международной конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, было сделано в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 марта 1973 г. «О внесении дополнений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик»[800].

Наравне с захватом воздушного судна преступлениями такого характера считались и заранее не обещанное укрывательство преступников и сокрытие преступлений, недонесение об известных готовящихся или совершенных преступлениях. Названные деяния из-за высокой степени их общественной опасности входили в число тяжких преступлений в ч. 2. ст. 71 Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г.[801]

Другим опасным явлением, которое до сих пор считается одним из самых распространенных совершаемых преступлений, - это группа

преступлений, связанных с оборотом наркотических веществ. Оно дало о себе знать как опасное явление в Советском Союзе в середине 70-х годов. Наркомания или совершенные преступления, исходящие из нее, стали причиной повышения уровня совершения и других преступлений.

Исходя из положений Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., ратифицированной СССР, и Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1974 г. «Об усилении борьбы с наркоманией»,

Президиум Верховного Совета Таджикской ССР 26 сентября 1974 г. принимает Указ, согласно которому вносятся изменения и дополнения в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г.

Названным указом усиливалось наказание за совершение деяний, предусмотренных действовавшим тогда законодательством, а также дополняются в законодательство нормы, предусматривающие уголовную ответственность за хищение наркотических веществ, склонение к потреблению наркотических веществ, нарушение установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или

пересылки наркотических веществ, организация или содержание притонов для потребления наркотических веществ, незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильнодействующих и

ядовитых веществ, что и стало основанием расширения уголовно-правового

802

реагирования.

Внесение этих дополнений в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. было обусловлено повышением опасности распространения наркотических средств среди населения, в том числе незаконным посевом опийного мака, индийской конопли, нарушением установленных правил производства, хранения, отпуска, учета, перевозки и пересылки

803

наркотических средств.

Развитие институтов преступления и наказания в данный период развития таджикской государственности также было связано с принятием Конституции СССР 1977 г.[802] [803] [804] [805] и Конституции Таджикской ССР 1978 г.[806]

В основном с этого времени начинается период гуманизации советской системы права, и уголовного права, в частности. Например, 8 февраля 1977 г. общесоюзные законодательства пополнились новыми гуманными институтами: условным осуждением с обязательным привлечением к труду; отсрочкой исполнения приговора; условнодосрочным освобождением из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду, что стало основанием для приведения республиканских законодательств в соответствие с требованиями названных институтов. На основе указа Верховного Совета Таджикской ССР от 19 апреля 1977 г.[807] в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. дополняются такие институты, как условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, отсрочка исполнения приговора, освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности и условно-досрочное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду,[808] которые применялись в отношении лиц, совершивших преступление впервые, за которое судами назначалось наказание сроком до трех лет, а за преступление, совершенное по неосторожности, - сроком до пяти лет. При их назначении суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного деяния, личность лица, совершившего преступное деяние, и возможность исправления и перевоспитания его без изоляции от общества.

В отношении лиц, впервые осуждаемых к лишению свободы на срок до трех лет, согласно внесенным изменениям были расширены возможности отсрочки исполнения приговора на срок до трех лет. Также суд мог возложить на осужденного определенные обязанности, выполнение которых могло способствовать его исправлению и перевоспитанию, что стало основанием отсрочки исполнения приговора сроком от 1 до 2 лет и неизолирования лица, совершившего преступление, от общества.

Вышеназванные меры были направлены на эффективность уголовного наказания, не связанного с лишением свободы, и обеспечение более дифференцированного подхода к правонарушениям в зависимости от личности правонарушителя и обстоятельств дела.

Привлечение лица, совершившего преступление, к общественнополезному труду составляло основу воспитательного процесса, что выражалось в проведении политико-воспитательной работы, обязательном общеобразовательном и профессионально-техническом обучении, развитии самодеятельных организаций осужденных. Но в литературе отмечается о несоответствии вышеназванных институтов реальной действительности. Например, отмечается, что в силу разных причин (слабая материальная база, недобросовестное, формальное отношение сотрудников ИТУ к выполнению

своих обязанностей и т.д.), на практике все вышеперечисленные меры в

808

полной мере не реализовались.

На данном этапе институты преступления и наказания в основном видоизменяются и развиваются с целью противостоянии возросшему уровню преступности в стране путем применения всеми возможными общественными методами воздействия на лиц, виновных в совершении преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и тем боле малозначительных преступлений. Проведенные исследования показали, что больше половины из общего числа осужденных к лишению свободы приговаривались на срок до трех лет. Применение вышеназванных уголовноправовых мер стало причиной сокращения реального лишения свободы. Они были настолько эффективными, что всего 4 % из общей число условно

809

осужденных вновь совершили преступления.

Фундаментальное влияние оказало на развитие институтов преступления и наказания принятие в 1977 г. Конституции СССР и в 1978 г. - Конституции Таджикской ССР, основополагающие принципы которых воплотились в содержании уголовно-правовых норм. Например, Основы [809] [810] уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а также республиканские законодательства восприняли без каких-либо изменений конституционный принцип «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда». Этот принцип полностью вошел в ч. 2 ст. 3 Основ и в ч. 2 ст. 3 Уголовного кодекса Таджикской ССР. Были внесены изменения и в другие нормы советского законодательства, относящиеся к институтам преступления и наказания, такие как ст. 43 Основ - «Освобождение от уголовной ответственности и наказания», что и стало основанием расширения системы применяемых мер по освобождению от уголовной ответственности и наказания. Например, утрата лицом или его деянием общественной опасности, освобождение с привлечением лица к административной ответственности, освобождение с передачей дела в товарищеский суд, освобождение несовершеннолетнего с передачей дела в

комиссию по делам несовершеннолетних, освобождение лица с передачей

810

его на поруки трудовому коллективу.

Применялись эти льготы по усмотрению суда, в случае если совершенное преступное деяние не представляло большой общественной опасности, с санкцией до одного года (при передаче в товарищеский суд, замене наказания административными санкциями, общественным поручительством).[811] [812]

Институты преступления и наказания в период развития на основе советского законодательства осуществлялись исходя из процессов криминализации и декриминализации деянии. В рассматриваемый период эти процессы сдвинулись в сторону гуманизации норм, относящихся к институтам преступления и наказания. Если проанализировать общественноисторическую практику борьбы с преступностью, то она убеждает, что реальное повышение эффективности уголовного законодательства происходит не усилением наказаний, а дифференциацией ответственности и

обеспечением её неотвратимости. Исходя из этого, усиление охраны правопорядка и правового регулирования общественных отношений, связанных с преступлением и наказанием, осуществлялось на основе гуманизации институтов преступления и наказания. С этой целью были внесены изменения в советское уголовное законодательство, согласно указам Президиума Верховного Совета СССР от 8 и 15 февраля 1977 г . Названные указы дали возможность замены уголовного наказания за малозначительные преступления административной или общественной ответственностью. Они существенно способствовали эффективности уголовно-правовых мер, применяемых к преступникам. По этому поводу Г. А. Кригер отмечает, что «все эти меры имели важное социальное, нравственное и психологическое значение для исправления и перевоспитания осужденных

- 814

и для предотвращения новых преступлений».

С другой стороны, приведение в законодательстве понятия «преступление, не представляющее большой общественной опасности» порождало среди теоретиков права и практических работников определенные споры. Неудачной считали замену понятия «преступление, не

представляющее большой общественной опасности» на «деяние,

содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности», поскольку эта новелла вносила неопределенность в понятие преступления. Из этого исходил такой практический вопрос: деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, - это есть преступление, или же непреступное правонарушение,[813] [814] [815] [816] что стало основанием для дискуссии вокруг этой

законодательной формулировки в юридической литературе.[817]

Вторым периодом развития институтов преступления и наказания согласно Уголовному кодексу Таджикской ССР 1961 г. является период перестройки советского государства и общества в 1985 - 1990 гг. Этот период, по мнению многих ученых, считается судьбоносным для советского государства и его правовой надстройки, поскольку страна вступила на путь глубокой революционной перестройки[818] [819] [820].

Глубокая экономическая, государственная и правовая перестройка советского общества не только стала основанием для пересмотра институтов преступления и наказания, но и поставила на повестку дня вопрос о принятии новых общесоюзного и республиканских уголовных законов, что

создало основу для разработки и принятия модели Уголовного кодекса

818

(Общая часть) учеными-правоведами.

В газете «Известия» в декабре 1988 г. был опубликован официальный текст проекта Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик с целью его всенародного обсуждения. Проект кодекса обсуждался и совершенствовался учеными и практическими работниками в течение более двух лет.

Институты преступления и наказания в рассматриваемый период развивались со своими особенностями, обусловленными, прежде всего, безотлагательностью борьбы с все больше ожесточавшейся, вооружавшейся, обретавшей националистическую окраску преступностью. Именно в таком

русле совершенствовалось нормы, относящиеся к институтам преступления и наказания. Например, II Съездом Народных Депутатов СССР было принято постановление, согласно которому принимались меры по усилению борьбы с преступностью, в первую очередь с ее организованными формами. На этой

основе вносились изменения и дополнения в Закон об уголовной ответственности за государственные преступления 1958 г. Изменения в основном были направлены на криминализацию общественно опасных деяний, совершаемых на расовой и националистической почве.

Как квалифицирующий признак признается на законодательном уровне совершение государственных преступлений, вымогательства и спекуляции «в организованной группе».[821] [822] [823] Основанием для введения изменений послужило

то, что организованная преступность в СССР особенно сильно заявила о себе

821

именно в этот период, хотя некоторые ее признаки существовали и раньше.

К тому же, преступность все более профессионализировалась и приобрела

822

транснациональную окраску.

Характерным для преступности данного периода становятся коррумпированность и ее проникновение в систему торговли и экономики, что и потребовало расширения уголовно-правового реагирования. Например, Кодекс дополнился статьями 1704- «Искусственное поднятие и поддержание высоких цен на товары народного потребления»; 1705 - «Незаконная торговая деятельность»; 1706 - «Ограничение или прекращение производства и поставки на рынок товаров народного потребления», что имело чисто экономический характер.

Как мы ранее отметили, преступность в данный период приобрела организованный характер, что стало причиной нарушения правопорядка в обществе и дестабилизации экономических и управленческих структур государства.

Необходимость дальнейшего совершенствования и развития институтов преступления и наказания в 80 - начале 90-х гг. была связана с тем, что учеными-криминалистами и практическими работниками состояние действовавшего тогда законодательства, направленного на противостояние

823

преступности, оценивалось как неудовлетворительное. Длительное время

действия рассматриваемого кодекса и внесение в него многочисленных изменений и дополнений привели к утрате этим кодексом характера систематизированного закона. Исходя из этого, отмечалось, что соответствие между нормами уголовного закона нарушилось и санкции стали несоизмеримыми с уровнем общественной опасности совершенных

- 824

преступлений.

Можно сказать, что с конца 80-х годов уже начинается несоответствие между правовыми нормами и институтами и совершенными преступными деяниями, что потребовало принятия нового Кодекса, отвечающего политическим, экономическим и правовым реалиям того времени.

Исходя из новой государственной политики в области борьбы с преступностью, отмечалось, что Основы уголовного законодательства Союза ССР и уголовное законодательство союзных республик стали серьёзным препятствием на пути демократических преобразований и формирования рыночных отношений в государстве в свете осуществления государственной и общественной перестройки жизни страны.

Начиная с первых лет перестройки, еще пленум ЦК КПСС 1987 г. принял решение о полной реконструкции советской правовой системы и реформировании Конституции и отраслевого законодательства, в том числе и уголовного. Именно на основе этого решение 2 июля 1991 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик. В Постановлении «О введении в действие Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик» Генеральному

прокурору СССР, Верховному Суду ССР, Министерству юстиции и

Министерству внутренних дел поручалось разработать проект Федерального [824] [825]

уголовного кодекса Союза ССР, осуществлению которого помешал распад Советского Союза.

В литературе отмечается, что в рассматриваемый период ощущалось противоречие между общесоюзным и республиканским уголовным законодательством. Прежде всего, оно было связано с принятием всеми союзными и многими автономными республиками законов и деклараций о государственном суверенитете. Именно на этом основании 24 октября 1990 г. был принят Закон СССР «Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза СССР». В частности в нем отмечалось, что законы, указы Президента СССР, другие акты высших органов государственной власти и управления СССР, изданные в пределах полномочий, обязательны для исполнения всеми государственными и общественными органами, должностными лицами и гражданами на территории СССР. Если законы

СССР и законы республик противоречат друг другу, то впредь до

826

заключения нового Союзного договора действует закон СССР.

Реформирование уголовного законодательства и институты преступления и наказания с целью приведения их в соответствие с реальным состоянием преступности в стране продолжалось. Доказательством этого стало принятие 2 июля 1991 г. Верховным Советом СССР Основ уголовного законодательства Союза СССР и республик. Основы должны были быть введены в действие с 1 июля 1992 г., но в связи с распадом Союза ССР и образованием Содружества Независимых Государств этого не произошло.

Таковы были основные черты развития институтов преступления и наказания, которые развивались в Таджикистане на основе Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. Необходимо отметить, что многие нормы, относящиеся к институтам преступления и наказания, не соответствовали задачам, поставленным перед Таджикским государством в переходный период развития общества, но в свое время их принятие было значительным шагом в деле борьбы с преступностью и гуманизации уголовной политики. [826] [827]

Несмотря на постоянное совершенствование и реконструкцию институтов преступления и наказания и несоответствие некоторых норм постоянным тенденциям развития преступности, Уголовный кодекс 1961 г. все же сыграл огромную роль в деле борьбы с преступностью и защиты общества от преступных посягательств.

<< | >>
Источник: Азизов Убайдулло Абдуллоевич. Эволюция институтов преступления и наказания на территории исторического и современного Таджикистана: историко-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Развитие институтов преступления и наказания по Уголовному кодексу Таджикской ССР 1961 г. (60-90-е гг.):

  1. Глава 1. ИНСТИТУТ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ: РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ
  2. Оглавление
  3. Введение
  4. Развитие институтов преступления и наказания по Уголовному кодексу Таджикской ССР 1961 г. (60-90-е гг.)
  5. 4.1. Особенности развития институтов преступления и наказания в постсоветском Таджикистане до принятия Уголовного кодекса 1998 г.
  6. 2. Развитие институтов преступления и наказания в Республике Таджикистан после принятии Уголовного кодекса 1998 г.
  7. Заключение
  8. БИБЛИОГРАФИЯ
  9. ЛИТЕРАТУРА
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  11. История возникновения и развития уголовно­правовых норм об ответственности за терроризм
  12. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
  13. Список использованных источников и литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -