<<
>>

4.1. Особенности развития институтов преступления и наказания в постсоветском Таджикистане до принятия Уголовного кодекса 1998 г.

Декларация о суверенитете Республики Таджикистан была принята 24 августа 1990 г. на второй сессии Верховного Совета республики двенадцатого созыва.[828] Процесс суверенизации союзных республик после принятия деклараций о суверенитете постоянно углублялся и расширялся.

В итоге 9 сентября 1991 г. Верховный Совет Республики Таджикистан на своей сессии принял заявление о государственной независимости Республики Таджикистан.[829] [830] В новой редакции первой статьи Конституции констатировалось, что Республика Таджикистан провозглашается суверенным, демократическим и правовым государством. На конституционном уровне были заложены юридические основы суверенитета Республики Таджикистан.[831]

После провозглашения государственной независимости встала проблема преемственности в праве и необходимости временного применения законодательства предыдущего периода. «Провозглашение

независимости Республики Таджикистан, - пишет Ф.Т. Тахиров, - вызвало к жизни новые проблемы в области права, главная и основная задача которых - формирование новой правовой системы суверенной республики и неразрывно связанная с нею проблема преемственности в праве».[832] [833]

Эта проблема всегда была в поле зрения ученых-правоведов, но в последнее время интерес к ней значительно возрос, ибо, как замечает В.С. Нерсесянц, «в развитии юридического знания момент новизны тесно связан с моментом преемственности". Этот интерес был сосредоточен в основном на вопросе о том, есть ли преемственная связь (и если есть, то каковы ее пределы) между правовыми системами в различные периоды развития государства и, в частности, в условиях перехода к правовой системе нового типа.

Данная проблема особенно обостряется тогда, когда общество меняет направление своего развития, переходит от одной системы к другой.

Закон перехода количественных изменений в качественные предполагает постепенность этих качественных изменений. Последнее означает, что совершается переход от старого качества к новому, но совершается он не сразу, а через ряд звеньев.[834] Смысл же диалектического отрицания состоит в том, что оно выступает не только как момент уничтожения старого, отжившего, но и как момент связи нового со всем положительным, что было создано при старых формах развития, как момент преемственности в развитии[835]. Следовательно, диалектическое отрицание предполагает удержание из старого всего того ценного и положительного, без чего новое не может существовать и развиваться. Вместе с тем это не простое удержание, не механическое повторение элементов старого в новом, а удержание их в критически переработанном виде. Этот диалектический принцип вытекает из соотношения нового со старым. Для того чтобы существовать и развиваться, новое нуждается в определенных исходных

г 835

пунктах, которые, естественно, могут быть только в старом.

Поэтому, в соответствии с Постановлением Верховного Совета Республики Таджикистан о ратификации Соглашения о создании Союза Независимых Государств, который был учрежден 8 декабря 1991 г. в Минске, до принятия нового законодательства все законы бывшего СССР, не противоречащие Конституции Республики Таджикистан и другим законам, сохранили своё действие на территории республики.[836] [837] [838] Положения данного постановления касались и уголовного законодательства. Все общественные отношения, связанные с преступлением и наказанием, до принятия нового

837

кодекса регулировались Уголовным кодексом Таджикской ССР 1961 г.

Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. был порожден административно-командной системой, и, естественно, отмечен пороками тоталитаризма. Прежнее уголовное законодательство основывалось на вере в могущество принуждения, репрессий, в то, что хозяйственные упущения можно устранить силой уголовного закона, а не проведением

соответствующих экономических и социальных преобразований.

Это нередко шло в ущерб подлинной юридической сути Уголовного кодекса как острого и необходимого инструмента борьбы с деяниями, представляющими реальную опасность для интересов общества и его граждан.

Правоприменительная практика в постсоветском периоде в связи с возникновением новых обстоятельств и новых общественных отношений постоянно ощущала нестабильность уголовного законодательства. Кодекс содержал некоторые так называемые «мертвые» нормы, которые применялись крайне редко. Например, ст. 130 - уплата и принятие калыма (выкупа за невесту) Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. входила в группу таких норм. Конечно, были и есть в обществе люди, которые считали и считают, что дача калыма или его получение являются одним из способов обогащения, или выкупом за невесту, но в то же время, калым в народе воспринимается как помощь новобрачным. То, что жених отдавал невесте, шло на проведение свадебных церемоний и оставалось новобрачным. В силу последнего, признание калыма как общественно опасного деяния было явно неправильным. Устаревшее законодательство не могло эффективно реагировать на происходящие в Таджикистане общественные перемены, оно было не в состоянии обеспечить и переход к рыночным отношениям, так как основывалось на принципах жесткого централизованного планирования в экономике.

В условиях переходного периода и до принятия нового Уголовного кодекса в республике все еще сохраняли свое значение многие законодательные акты бывшего СССР и Таджикской ССР. Этот способ регулирования уголовно-правовых отношений использовался всеми

государствами бывшего Советского Союза. Прекращение же существования последнего вовсе не означало, что вместе с ним прекратили свое действие все принятые его законодательными органами нормативные правовые акты. Новое независимое государство не могло в короткое время принять новые законы, для этого нужны были определенные условия и достаточное время. Здесь мы вполне солидарны с А.В. Наумовым, который писал, что «новое государство не может сразу же, одномоментно, обеспечить правовое регулирование во всех сферах своей жизнедеятельности без использования правовых норм старого государства.

Возникает известная проблема правопреемства, связанная с немалыми трудностями как

правоприменительного, так и правотворческого плана. Не составляет в этом смысле исключения и ситуация с уголовным законодательством бывшего Союза ССР».[839] [840] Такие же проблемы существовали и во время формирования

839

социалистической правовой системы.

Другим основанием для применения уголовного законодательства предыдущего периода в независимом Таджикистане стали начавшиеся продолжительные митинги, осложнение общественно-политической

ситуаций и гражданская война в стране, которые фактически свели на нет всю законотворческую деятельность, тем более, разработку и принятие таких крупных законопроектов, какими являются кодексы.

Республика Таджикистан, как суверенное государство, формирует свою самостоятельную правовую систему впервые. Понятно, что это задача не одного дня и не одного года. Поэтому до её более или менее полного формирования действовали и действуют прежнее законодательство и другие элементы прежней правовой системы. Как мы уже знаем, форсирование процесса формирования новой правовой системы, например, поспешность и необдуманность в принятии кодексов по отдельным отраслям права, чаще всего не дает желаемых результатов.

Развитие уголовного законодательства постсоциалистического Таджикистана (1991-1998 гг.) также имело свои особенности, свои характерные черты. Следует отметить, что особенности развития уголовного законодательства каждого периода определяются теми задачами, которые перед ним встают в силу происходящих в обществе изменений. Задачи уголовного законодательства формируются исходя из социальноэкономических проблем, решаемых обществом и государством на различных этапах своего развития, они непосредственно связаны с состоянием и уровнем преступности, с потребностями в обеспечении правопорядка и

840

законности в стране.

Особенностью уголовного законодательства переходного периода являлось то, что в уголовном законодательстве были декриминализированы деяния, которые перестали быть общественно опасными в связи с распадом СССР и переходом Таджикистана от командно-административной системы [841]

управления, централизованной экономики к экономике рыночной.

В свою очередь, в таджикском обществе появились такие деяния, которые в связи с изменениями в общественной и политической жизни уголовным законодательством стали квалифицироваться как преступление. Как показывает анализ законотворческой деятельности, большинство статей из кодекса полностью не исключалось, а излагалось в новой редакции: полностью или частично изменялись названия, и содержание приводилось в соответствие с новыми потребностями борьбы с преступностью. Например, ст. 67 - «Антисоветская агитация и пропаганда» - была изложена в новой редакции, и стала называться «Публичные призывы, направленные на разделение единства государства Республики Таджикистан». Также в этом свете Законом Республики Таджикистан от 1 февраля 1996 г. ст. 175 «Занятие запрещенными видами индивидуальной трудовой деятельности» и ст. 1751 «Уклонение от подачи декларации о доходах» были изложены в новой редакции. Названия и содержание этих статей полностью изменены. Ст. 175 теперь предусматривала ответственность за «Нарушение порядка занятия предпринимательской деятельностью», а ст. 1751 - за «Нарушение порядка учета доходов, непредставление или несвоевременное представление декларации о доходах, включение в декларацию искаженных данных». Появились новые нормы, которые квалифицировали определенные деяния как преступления, например ст. 671 - «Публичные призывы к совершению преступления против государства»; ст. 861 - «Незаконные валютные операции и иные деяния с валютными ценностями, касающиеся таможенного дела» и др.

Другой особенностью этого периода было то, что процесс формирования современной правовой системы все еще продолжался. Он имел две ярко выраженные тенденции. С одной стороны, шло создание базы правового регулирования новых отношений, возникших в связи с существенными изменениями в экономическом и политическом строе

государства. С другой стороны, начинался новый период кодификации

законодательства Республики Таджикистан, также обусловленный происходящими изменениями.

На очередном этапе развития таджикского общества изменения и дополнения в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. также были связаны с принятием новых законов, регулирующих отдельные отрасли общественных отношений. Например, 11 марта 1992 г. был принят Закон Республики Таджикистан «О государственных регистрах».[842] [843] На основе этого Закона Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. был дополнен ст. 1641 - «Нарушение порядка учреждения, введения и пользования

государственных регистров».842 В связи с принятием Закона Республики Таджикистан «О связи», Президиум Верховного Совета Республики Таджикистан принял Указ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам связи». Этот указ внес изменения и дополнения в ст. 143 - «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений», и ст. 2034 -

«Нарушение правил охраны средств связи», он также усиливал ответственность за совершение таких преступлений.

Основанием для внесения таких изменений в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. стала необходимость защиты интересов личности, государства и общества. Все это было обусловлено тем, что общественные отношения всегда сильно взаимосвязаны. В силу сказанного,

формирующиеся система права Республики Таджикистан, конечно, должны развиваться как единая система. Внесение изменений и дополнений устраняло некоторые существующие пробелы в уголовном законодательстве, и правовое регулирование этих общественных отношений улучшалось.

На состоявшемся в ноябре 1994 г. в Таджикистане референдуме была принята первая Конституция независимой республики. Её принятие было обусловлено конкретными историческими условиями - Таджикистан стал

независимым государством, поэтому Конституция Республики Таджикистан выступала не только в качестве Основного закона государства, но и как учредительный акт, юридически оформляющий возникновение нового независимого государства . Президент Республики Таджикистан Э. Рахмон, выступая на 21 сессии Верховного Совета Республики Таджикистан, говорил: «Основная и важная черта настоящей Конституции состоит в том, что она представляет собой не акт, одобренный группой людей, а наоборот, она была принята большинством народа. Абсолютное большинство населения Таджикистана голосовало за Конституцию. Это является нашим

844

великим достижением».

Конституция Республики Таджикистан оказала фундаментальное влияние на последующую реформу и совершенствование уголовного законодательства. Целый ряд общеправовых принципов и установлений, прежде всего связанных с правами и свободами человека и гражданина, имел самое непосредственное отношение к уголовному законодательству. Например, конституционные нормы о приоритете международного права над внутригосударственным, о недопустимости дискриминации личности по признаку пола, образования, национальности, социального положения, о равенстве всех перед законом, об одинаковой охране собственности независимо от ее форм, о запрете двойной ответственности за одно и то же правонарушение и др.

4 ноября 1995г. с целью обеспечения установленных Конституцией Республики Таджикистан гарантий охраны прав и свобод человека и гражданина, Маджлиси Оли Республики Таджикистан принял Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Таджикистан», который внес в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. более 30 изменений и дополнений . Так, до принятия этого [844] [845] [846]

закона в Уголовном кодексе Республики Таджикистан 1961 г. отсутствовало понятие «Особо тяжкие преступления». Статья 71 «Понятие тяжкого преступления» получила новое название «Понятие особо тяжкого и тяжкого преступления» и была изложена в другой редакции. Особо тяжкими преступлениями признавались те, что перечислены в ч. 2 ст. I1 Уголовного

846

кодекса.

Прежде всего, введение в Уголовный кодекс понятия особо тяжкого преступления было связано с тем, что новая Конституция Республики Таджикистан в ст. 18 предусматривала понятие особо тяжкого преступления. Другим основанием для введения этой нормы в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. послужило то, что уровень преступности в республике, особенно после гражданской войны, значительно вырос, что было обусловлено трудностями политического, экономического и социального характера. Преступность стала беспрецедентно высокой, насильственной, организованной, профессиональной и корыстной. И

наконец, нормативное закрепление особо опасных преступлений значительно облегчало применение норм уголовного закона, так как название статьи четко определяло все преступления, входящие в эти группы преступлений. Тяжкие преступления, которые до принятия этого закона были

перечислены в ч. 2 ст. 71, теперь нашли свое отражение в ч. 4 этой же статьи. Деяния, предусмотренные в 50 нормах Уголовного кодекса

Таджикской ССР 1961 г., признавались особо тяжкими преступлениями, а деяния, предусмотренные в более чем 70 нормах, - тяжкими преступлениями.

Как известно, противостояние, имевшие место в Республике Таджикистан, поставило под угрозу целостность и единство нашей страны. Даже после подписания Соглашения о национальном примирении отдельные вооруженные формирования, которые существовали и действовали в некоторых регионах страны, все еще надеялись на свержение [847] [848] конституционного строя. С этой целью вышеуказанный закон, излагая в новой редакции ст. 67 и 671, изменил и их названия и содержание. Теперь ст. 67 предусматривала уголовную ответственность за публичные призывы, направленные на разделение единства государства Республики Таджикистан, и ст. 671 - ответственность за публичные призывы к совершению преступлений против государства.

Вследствие известного противостояния 1992 г., уровень

вооруженности населения значительно возрос, в результате чего увеличилось и количество преступлений, совершенных с применением оружия, и это стало основанием для дополнения некоторых статей Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. квалифицирующими признаками совершения преступлений «с применением огнестрельного оружия, боевой техники и взрывчатых веществ», например, ст. 95, 104, 156, 160, 206\ 2282 и др.

Закон, с целью предупреждения преступлений, совершаемых с применением огнестрельного оружия, дополнил Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. статьями, предусматривающими ответственность за незаконную выдачу разрешений на ношение и хранение огнестрельного оружия, незаконное содержание личной охраны (телохранителей) и использование боевой техники в этих целях.

В это же время весьма значительных масштабов достигает незаконное распространение наркотических средств, и названный закон затронул и нормы, связанные с наркотическими средствами. Закон усиливал ответственность за совершение преступлений, предусмотренных ст. 240, 2401, 2402, 2411, а также расширил их содержание, например, добавил в эти статьи такие квалифицирующие признаки, как «совершение по предварительному сговору группой лиц или опасным рецидивистом» и «совершение в крупных размерах». Основанием для введения

квалифицирующих признаков послужило действительное расширение масштаба совершаемых преступлений и круга их субъектов[849]. Внесение в уголовное законодательство таких квалифицированных признаков было весьма своевременным.

На основе формирующегося нового рыночного законодательства Республики Таджикистан в Уголовный кодекс также были внесены соответствующие изменения и дополнения. Например, Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Таджикистан» от 1 февраля 1996 г. была дополнена в Уголовном кодексе Таджикской ССР 1961 г. ст. 1754- «Лжепредпринимательство» и ст. 1755- «Невыполнение законных требований налоговых органов и их должностных лиц». Основанием для причисления этих видов деяний к преступлениям послужило то, что некоторые люди занимались предпринимательством без соответствующей регистрации или лицензирования, или под прикрытием законного вида экономической деятельности, занимались противозаконной деятельностью, или, используя свое положение в обществе, не выполняли законных требований налоговых органов и их должностных лиц, что наносило ущерб гражданам, организациям или государству.

Принятие Конституции Республики Таджикистан 1994 г.,

закрепившей право на свободное использование каждым своих способностей и имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности, побудило законодателя признать это право самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны. Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, т. е. так называемое лжепредпринимательство может причинить ущерб гражданам, организациям или государству.

Рынок - это необходимый органический элемент экономики на различных этапах эволюции любого общества. Все важнейшие функции его участников реализуются в результате их связей, в которых каждый действует, руководствуясь своими интересами, своей выгодой. Вместе с тем необходимо, чтобы эта деятельность была общественно полезной и законной.

Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. действовал более 30 лет. В него было внесено значительное число существенных изменений и дополнений, отражающих происходящие в стране преобразования. По нашим подсчетам, с 1961 г. до отмены кодекса в 1998 г. в него было внесено более 600 изменений, дополнений, изъятий и различных корректировок. Примерно две трети статей Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. подверглось существенной реконструкции, а некоторые статьи изменялись по четыре, пять и даже более раз.

Широкая практика внесения поправок в Уголовный кодекс привела к тому, что уголовное законодательство республики оказалось не только во многом измененным, в известном смысле перегруженным, противоречивым, но и лишилось системности. Например, за все время действия Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г. нормы, посвященные борьбе с наркоманией, изменялись 9 раз. Как справедливо отмечает К.Х. Солиев, «такое пополнение свидетельствует о хаотических, в большей части субъективных измерениях

849

законодательства, невысоком качестве вновь подготавливаемых законов».

Статей с изменениями и дополнениями было больше, чем в первоначальном варианте кодекса. Кроме того, большинство внесенных изменений и дополнений в уголовное законодательство не было доступно всем практическим работникам, поскольку текст Уголовного кодекса с последними изменениями и дополнениями было опубликован в 1988 г. В силу сказанного, о многих поправках, внесенных в последние годы в уголовное законодательство, работники правоохранительных органов не знали. [850]

Внесение в Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. большого количества изменений качественно преобразовало его содержание. Но все же оставались нерешенными вопросы концептуального плана, в том числе вопросы систематизации статей Уголовного кодекса, обновления их содержания, законодательной техники, что потребовало существенной

реконструкции норм уголовного законодательства и приведения его в соответствие с новыми потребностями борьбы с преступностью.

Необходимость и основная причина коренной реформы институтов преступления и наказания в Таджикистане заключались в том, что многие положения ранее действовавшего законодательства уже не отвечали ни экономическим, ни социальным, ни политическим потребностям современного таджикского общества. К тому же, преступность за последние 30 - 35 лет претерпела весьма существенные как количественные, так и качественные изменения, приобрела широко организованный характер. Число преступлений, имеющих организованный и организованно-корыстный характер, резко возросло. Например, в 1990 г. 482 преступления в республике были совершены в группе. Число преступлений, совершенных несовершеннолетними, составило 327 (14 %), из которых 169 - в группе. Число рецидивов составило 417; 13 преступлений были совершены особо опасными

850

рецидивистами.

Также Уголовный кодекс Таджикской ССР 1961 г. содержал такие нормы, которые не отвечали требованиям современного этапа развития Таджикистана. Например, ст. 167 предусматривала уголовную

ответственность за спекуляцию, а ст. 168 - уголовную ответственность за спекуляцию жилищами, которые действовали в республике до принятия нового Уголовного кодекса. Указом от 22 сентября 1994 г. ст. 167 была даже дополнена ч. 4 - «Спекуляция хлебом и хлебобулочными изделиями». В большинстве республик бывшего Советского Союза эти нормы были [851] исключены в первые же годы обретения своей государственной независимости. Например, из Уголовного кодекса Российской Федерации ст. 154 - «Спекуляция» была исключена законом от 28 февраля 1991 г. Требовала существенной корректировки измена Родине в контексте ее сопоставимости с такими деяниями, как «бегство за границу» и «отказ от возвращения из-за границы» (ст. 61).

Острой была проблема отмены смертной казни. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. не включили смертную казнь в систему наказаний, а выделили ее в самостоятельную статью в качестве исключительной и временной меры уголовного наказания (ст. 22). Они устанавливали исчерпывающий перечень преступлений, за которые допускалось применение смертной казни. Это измена Родине, шпионаж, диверсия, террористический акт, бандитизм и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Основы допустили также возможность применения смертной казни в условиях военного времени или в боевой обстановке и за другие особо тяжкие преступления в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР. Но в различные периоды действия Уголовного кодекса Таджикской ССР 1961 г., вопреки международной законодательной практике, смертная казнь вводилась даже за преступления, не посягающие на жизнь другого человека, в частности, за нарушение правил валютных операций (ст. 86), за вымогательство

государственного кооперативного или общественного имущества (рэкет) (ст. 95), за получение взятки (ст. 186).

В предыдущем уголовном законодательстве также отсутствовали нормы об ответственности за преступления против мира и безопасности человечества (ведение агрессивной войны, геноцид, экоцид и т.п.).

4.

<< | >>
Источник: Азизов Убайдулло Абдуллоевич. Эволюция институтов преступления и наказания на территории исторического и современного Таджикистана: историко-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 4.1. Особенности развития институтов преступления и наказания в постсоветском Таджикистане до принятия Уголовного кодекса 1998 г.:

  1. КНИГА БЫТИЕ КАК БИБЛЕЙСКИЙ ПЕРВОИСТОЧНИК УГОЛОВНОГО ПРАВА И ДРЕВНЕЙШИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИИ И НАКАЗАНИИ
  2. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ И НАКАЗАНИЯХ В ДОПОЛНЕНИЯХ КНИГИ ЛЕВИТ К СИНАЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
  3. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ И НАКАЗАНИЯХ В ДОПОЛНЕНИЯХ КНИГИ ЧИСЛА К СИНАЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
  4. Сакрализация уголовного закона, институтов преступления и наказания
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. Глава 1. Становление и развитие институтов преступления и наказания до возникновения ислама
  8. Теоретико-методологические подходы к исследованию эволюции институтов преступления и наказания
  9. Становление и развитие институтов преступления и наказания в зороастрийский период и особенности их проявления
  10. Глава 2. Развитие институтов преступления и наказания на территории Таджикистана в период действия мусульманского права (середина VII - начало XX вв.)
  11. Глава 3. Развитие институтов преступления и наказания в советский период
  12. 3.1. Развитие институтов преступления и наказания в рамках формирования советского уголовного права в Таджикистане
  13. 3.2. Особенности развитие института преступления и наказания на территории Таджикской АССР и Таджикской ССР до принятия первого уголовного кодекса (1924-1935 гг.)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -