<<
>>

§ 1. Международно-правовое обеспечение реализации права наций на самоопределение в странах континентальной Европы в первой половине XX в.

Принцип самоопределения в его правовом, моральном и политическом аспектах так или иначе был заложен в фундаментах всех великих и малых революций, которые распространяли самоопределение и на гражданина, приобретавшего свой суверенитет, основанный на признании прав и свобод, а также элемента национальной идентичности как движущей силы оформления национальных государств.

Право наций на самоопределение, как политико-правовой принцип в исследуемый период, лишь начинало постепенно входить в международное право. Формировавшие послевоенное устройство мира мирные договоры: Версальский 1919 г., Сен-Жерменский 1919 г., Нёйиский 1919 г., Трианонский 1920 г., Севрский 1920 г. и Лозаннский 1923 г. заложили предпосылки формирования международно-правовых основ реализации права наций на самоопределение в странах континентальной Европы.

После Первой мировой войны судьба мира оказалась в руках лидеров стран-победительниц и решалась на Парижской мирной конференции 1919 г. Предполагалось, что она подобно Венскому конгрессу (1815 г.) попытается создать новую прочную систему мирных международных отношений. Первое пленарное заседание Парижской мирной конференции состоялось 18 января 1919 г. в Зеркальном зале Версаля. Все решения конференции принимались сначала на Совете Десяти, в состав которого входили по два представителя от 5 держав-победительниц - Англии, США, Франции, Италии и Японии. Малые страны, как страны «специальных интересов», не привлекались к участию в решении важнейших вопросов. Отстранение этих стран было дипломатическим успехом Англии, ибо Англия опасалась, что В. Вильсон, основываясь на своих «14 пунктах» и лозунге самоопределения наций, будет опираться на малые страны в борьбе против Англии и Франции.

Однако и круг десяти лиц вскоре показался Д.Л. Джорджу слишком широким и не обеспечивающим секретности обсуждения. Поэтому со второй половины марта Совет Десяти был фактически упразднен и вместо него создан Совет Четырех в составе Ж.Б.

Клемансо (французский премьер- министр), Л-Дж. Дэвида (премьер-министр Великобритании), Т.В. Вильсона (президент США) и В.Э. Орландо (председатель совета министров Италии). В этом узком кругу, сокращенном впоследствии до трех человек («Триумвират» - Клемансо, Ллойд-Джордж, Вильсон), происходила жесткая борьба вокруг вопросов, связанных с перекройкой мировой карты и созданием нового равновесия сил в послевоенном мире.

«Триумвират» не мог открыто «разделить» территории, являющиеся предметом политических интересов. В связи с этим необходимо было создать международную организацию, которая сможет «объективно» урегулировать геополитические вопросы в послевоенном мире. Такой организацией стала Лига Наций. С одной стороны, можно сказать, что создание Лиги наций было серьезной уступкой демократическому общественному мнению, требовавшему гарантий от повторения войн и создания международной организации по обеспечению безопасности. Однако вместо того, чтобы серьезно, искренне и дружно заняться именно устройством эффективной организации послевоенного мира, руководящие деятели держав- победительниц стали рассматривать создание Лиги наций как вынужденную уступку и старались вложить в нее иное содержание. В частности, они стремились придать ей антисоветский характер и через ее деятельность реализовать свои империалистические интересы, что прямо противоречило декларированным целям этого международного учреждения[173].

Для легитимации территориального передела мира Лига Наций использовала принцип права наций на самоопределение как главное основание и повод к «расчленению» территории того или иного государства.

Основной дефект Версальской системы состоял в том, что она, пытаясь пацифицировать Германию, одновременно блокировала восстановление равноправных отношений между европейскими странами. Версальский мирный договор (ВМД), по оценке Дж. М. Кейнса, не дал возможность полностью восстановить систему международных экономических отношений с участием Германии и других побежденных государств[174].

Изучение текста Версальского договора с ясностью показывает его явно империалистический характер в сочетании с преимущественно императивным принципом реализации права на самоопределение. Характер и содержание Версальского договора были задолго уже предопределены захватническими стремлениями стран-победительниц и заранее составленными тайными соглашениями.

Одним из первых актов советского правительства после прихода его к власти было опубликование секретных документов русского министерства иностранных дел. Содержание этих документов тотчас же стало известно во всем мире. Италия подписала 26 апреля 1915 г. тайное соглашение с Англией, Россией и Францией, на основании которого она обязалась выступить против союзных ей центральных держав, а за это получить часть Тироля, некоторые острова в восточном углу Средиземного моря, часть Балканских земель и солидные территориальные компенсации при разделе Османской империи. Союзники заключили тщательно скрывавшееся от Сербии соглашение с Румынией, предоставив ей за выступление на их стороне Трансильванию, часть Венгрии, Буковину и Банат. Англия «выторговала» при разделе Турции влияние над нейтральной зоной в Персии. Франция обеспечила себе согласие России на присоединение Эльзас-Лотарингии левого берега Рейна с признанием за Францией особых интересов в Саарском бассейне, а также видное участие в разделе Османской империи. На Балканах за участие в войне союзники предлагали одно и то же и Сербии, и Г реции, разумеется, с тем умыслом, чтобы одна из этих стран не знала, что обещано другой.

В соответствии с частью III статьи 32 отдела I ВМД, Германия признала суверенитет Бельгии над спорной территорией Морено. В соответствии со статьей 33, Германия отказалась в пользу Бельгии от прав на Морено[175]. Также по статье 34 ВМД Германия отказалась от прав на территории уездов Эйпен и Мальмеди, где в соответствии с требованиями Лиги Наций предполагались плебисциты. Их результаты правительство Бельгии докладывало Лиге Наций, чье решение Бельгия и принимала[176].

Статья 36 ВМД устанавливала порядок перехода суверенитета и приобретения бельгийского гражданства вместо германского. При этом граждане Германии, проживающие на новых для Бельгии территориях, с 1 августа 1914 г. могли получить бельгийское гражданство с разрешения правительства Бельгии[177].

В соответствии со статьей 40 отдела II ВМД, Г ермания признала выход Великого Герцогства Люксембургского из Германского Таможенного Союза с отказом от прав эксплуатации железных дорог. Г ермания признала отмену нейтралитета Люксембурга и все международные соглашения, заключенные союзными и объединившимися державами по поводу Герцогства[178].

В соответствии со статьей 45 отдела IV ВМД, Саарский угольный бассейн переходил Франции как компенсация за разрушение угольных шахт на севере Франции, а также в счет репараций за убытки войны[179].

Управление территорией Саарского бассейна было вверено комиссии, представляющей Лигу Наций. Также по положениям ВМД предполагалось по истечении пятнадцатилетнего срока провести опрос населения Саара, с целью установления трех следующих альтернатив: 1) сохранение режима, установленного ВМД; 2) присоединение к Франции; 3) присоединение к Германии[180]. Статья 51 отдела V ВМД закрепляла передачу Эльзас- Лотарингию Франции, с чем Германия соглашалась[181].

В соответствии со статьей 80 отдела VI ВМД Германия признавала независимость Австрии в границах, которые будут установлены договором, заключенным между этим государством и главными союзными и объединившимися державами; также она признавала, что эта независимость будет неотчуждаема, если последует согласие Совета Лиги Наций[182].

Статья 81 отдела VII ВМД закрепляла признание независимости Чехословакии, включая автономную территорию Русин к югу от Карпат. Германия согласилась с будущими границами Чехословакии, определяемыми союзниками и иными заинтересованными государствами[183]. В соответствии со статьей 83 отдела VII Договора, Германия отказалась в пользу Чехословакии от прав на часть Силезии[184].

Также Германия (статья 87 отдела VIII) вслед за союзниками признала независимость Польши с отказом в ее пользу от прав на территории, ограниченные Балтийским морем, восточной границей Г ермании, определенной по ВМД (статья 27 часть II)[185]. Статья 100 отдела XI ВМД содержала отказ Германии в пользу союзников от прав на территорию от Балтийского моря к Югу и до пересечения судоходных русел рек Ногата и Висла[186]. Также Германия (статья 116 отдела XIV ВМД) признала независимость территорий бывшей Российской Империи (по состоянию на 1 августа 1914 г.). Германия согласилась с отменой Брест-Литовских и иных договоров и соглашений, заключенных с «Максималистским Правительством в России»[187].

Не была определена судьба ряда спорных территорий между Германией и Польшей (Верхняя Силезия, часть районов Западной и Восточной Пруссии, Вармия и Мазуры), где были намечены плебисциты. Предлагаемые варианты демаркации польско-германской границы не устраивала обе стороны: Германия не соглашалась передавать Польше существенную часть исторической территории, так как Восточная Пруссия была бы отрезана от Германии. Спорные территории имели как геополитическое, так и моральное значение, так как там проживали немцы. Кроме того, передававшиеся Польше территории являлись промышленно развитыми, и их передача влекла за собой еще и экономический вред для Германии.

Со своей стороны, Польша не довольствовалась предлагаемым, так как рассчитывала на существенно большие приобретения. Версальские решения вызвали в Варшаве недовольство, польский премьер-министр И. Падеревский выразил в Париже протест, который был отклонен. С поляками вели диалог «преувеличенно любезно», но решительно указывая на место и проводя свою политику[188].

Большую проблему представляла ситуация с разделом АвстроВенгерской империи. На ранее принадлежавшей ей территории возник целый ряд независимых государственных образований: Австрийская, Венгрия, Чехословакия, Польша, Западно-Украинская народная республика, Королевство сербов, хорватов и словенцев, была провозглашена Карпатская Русь и Румыния, также в ходе распада империи возникли Тарнобжегска республика и Русская Народная республика лемков.

Юридическими документами, регламентировавшими возникновение новых государств, были Сен-Жерменский (СЖМД) и Трианонский мирный договор (ТМД). В данных договорах в основном разрешались вопросы, связанные с изменением государственно-правового статуса австрийских и венгерских земель. Помимо указанных договоров отдельные статьи Версальского, Нейского, а также Севрского мирного договора содержали нормы, призванные урегулировать геополитические изменения после «распада-раздела» Австро-Венгерской и Османской империй.

Кроме договоров Версальско-Вашингтонской системы мира

существовало большое количество международных нормативных

документов, заключенных уже между новообразованными государствами по поводу включения в их состав отдельных территорий, ранее входивших в состав Австро-Венгерской империи. Важную роль в процессе геополитической «перекройки» послевоенного мира играли решения, принятые на конференциях Лиги Наций, созываемых по конкретным территориальным вопросам.

На национальном уровне были приняты конституции и декларации, провозглашающие государственную независимость. Конкретного указания на территориальные изменения, которые следуют после провозглашения независимости, внутригосударственные правовые документы не содержали, однако, они юридически закрепляли факт реализации народом своего права на самоопределение.

Декрет от 24 августа 1918 г., провозгласив право народов на самоопределение, определил за поляками право на самоопределение и единство, что имело следствием создание независимой Польской

Республики[189]. Восстановление Польши как государства было формализовано в «Малой конституции» 1919 г., а затем (март 1921 г.) - в т.н. мартовской Конституции[190].

28 октября 1918 г. Чешский национальный совет провозгласил в Праге независимость Чехословакии, а 30 октября 1918 г. Словацкий национальный совет заявил об отделении Словакии от Венгрии и создании чехословацкого государства. Была принята так называемая «Мартинская декларация»[191]. Конституционное закрепление самоопределения Чехословакии началось с утверждения в ноябре 1918 г. «Временной конституции»[192].

В том же году созванное на основе провинциального собора Народное вече под давлением революционных народных выступлений объявило об отделении от Австро-Венгрии всех южнославянских провинций и провозгласило независимое Королевство сербов, хорватов и словенцев. 17 октября 1918 г. Венгрия объявила о создании независимой республики, а позднее, 12 ноября 1918 г., была провозглашена независимая республика Австрия. Но, как уже было сказано, эти договоры закрепляли независимость самоопределившихся государств, а территориальные изменения были прописаны в нормах мирных договоров, заключенных с Австрией и Венгрией.

Для правильного, в первую очередь с юридической точки зрения, понимания геополитических процессов, связанных с распадом АвстроВенгерской империи, необходимо провести анализ данных документов. Следуя хронологии событий, следует начать с Сен-Жерменского мирного договора.

Сен-Жерменский мирный договор был подписан 10 сентября 1919 г. между США, Англией, Францией, Италией, Японией и другими «союзными и объединившимися державами», с одной стороны, и Австрией - с другой.

Части II, III, IV СЖМД регламентировали установление новых границ, определение нового статута территорий, входивших и выходивших из состава Австрии, а также содержали ряд политических и военных положений. Помимо этого договор включал в себя положения, определявшие экономические и финансовые ограничения, которые должна была понести Австрия, но нас в первую очередь интересуют территориальные изменения. Непосредственно часть III «Политические положения, касающиеся Европы» СЖМД содержала нормы, регулировавшие выделение тех или иных территорий из состава Австрии. Часть III СЖМД включала в себя 8 отделов, 5 из которых были посвящены признанию Австрией территориальных притязаний конкретных стран.

Статья 27 СЖМД регламентировала установление новых границ австрийского государства: часть 1 статьи 27 определяла, что границы Австрии со Швейцарией и с Люксембургом сохраняются в таком состоянии, в каком они были на момент подписания данного договора; часть 2 статьи 27 гласила, что границы Австрии с Г ерманией восстанавливаются по состоянию на 3 августа 1914 г.

Отдел I СЖМД посвящен Италии. Согласно статье 36 данного отдела Австрия «отказывается, поскольку то ее касается, в пользу Италии от всяких прав и правооснований на территории бывшей австро-венгерской монархии, расположенные по ту сторону границ Австрии, как они установлены в статье 27 части II (Границы Австрии), и заключенные между этими границами бывшей австро-венгерской границей с Италией, Адриатическим морем и восточной границей Италии, как она будет установлена впоследствии».[193]

«Австрия отказывается равным образом, поскольку то ее касается, в пользу Италии от всяких прав и правооснований на другие территории бывшей австро-венгерской монархии, признанные входящими в состав Италии всякими договорами, заключенными в видах урегулирования современного положения вещей».[194]

Таким образом, согласно отделу 1 СЖМД, Италии отходила южная часть Тироля, называемая итальянцами Трентино. Сразу следует дать географическую привязку: на севере (по хребтам Альп) Тироль граничит с Австрией, на западе - со Швейцарией и областью Ломбардия, на юговостоке - с областью Венето. Также Австрия теряла большую часть своих южнославянских территорий, но их раздел между Италией и Королевством сербов, хорватов, словенцев не был урегулирован в СЖМД, так как спор по этому вопросу на тот момент еще продолжался.

Только в 1920 г. в результате подписания Рапалльского мирного договора[195]Италия получила Юлийскую Крайну. До Первой мировой войны герцогство Крайна было коронной землей Австро-Венгрии и относилось к ее цислейтанской части, а также почти всю Истрию.

Следует более подробно рассмотреть Рапалльский договор, так как именно он решал судьбу указанных территорий. Рапалльский договор 1920 г. был заключен между Королевством Италия и Королевством сербов, хорватов, словенцев для урегулирования территориальных споров на северном побережье Адриатического моря, в Далмации и Венеции- Джулии.

Возникает вопрос: что же было причиной спора? Тут следует обратиться к Лондонскому договору 1915[196] г., заключенному между Англией, Россией и Францией с одной стороны и Италией - с другой. Этот договор являлся секретным и определил условия вступления Италии в первую мировую войну на стороне Антанты. Согласно статьям 1, 2, 3 Лондонского договора (далее ЛД) Италия обязалась вступить в войну на стороне союзников, с которыми немедленно должны были быть заключены военная и морская конвенции, предусматривающие размеры военной помощи на суше и на море, предоставляемой ими ей.

Но, само собой, за «просто так» Италия не согласилась бы принять участие в военных действиях, необходимо было удовлетворить ее экономические и территориальные интересы. В качестве компенсации Италии был обещан по будущему мирному договору ряд следующих территорий: согласно статье 4 ЛД, Италия получала Трентино, Тироль до Бреннера, Горица, Градиска, Триест и всю Истрию до залива Кварнеро (Корнаро), включая острова в этом заливе; статьи 5, 6, 8 ЛД давали Италии право получить Далмацию, Валон с островом Сасено и Додеканезские острова. Северную и южную части Албании предполагалось разделить между Черногорией, Сербией и Г рецией, а из центральной ее части с городом Дураццо (Дуррес) создать автономное нейтральное государство под протекторатом Италии - это было закреплено в статье 7 ЛД.

Напряженность в отношениях между Италией и Королевством сербов, хорватов и словенцев возникла после Первой мировой войны, когда АвстроВенгерская империя распалась, и Италия аннексировала территории, предназначавшиеся ей, согласно Лондонскому пакту 1915 г. Проблема заключалась в том, что население данных территорий было этнически неоднородным (значительную его часть составляли словенцы и хорваты), что, естественно, вызвало недовольство населения аннексированных территорий.

Хотя Рапалльский договор смог урегулировать наиболее остро стоящие территориальные вопросы, тем не менее Италии отошли территории, на 70 % населенные славянами, что однозначно заложило основу будущего национального конфликта. Это позволяет в очередной раз сказать, что политика территориального передела мира была вредна и часто совершенно не учитывала национальных интересов населения различных территорий, статус которых изменился после Первой мировой войны.

Вернемся к рассмотрению положений Сен-Жерменского мирного договора. Отдел 2 СЖМД был посвящен территориальным притязаниям Королевства сербов, хорватов и словенцев. Статья 46 данного раздела гласила, что «Австрия признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость Сербо-ХорватоСловенского государства».[197]

Согласно статье 47 СЖМД: «Австрия отказывается, поскольку то ее касается, в пользу Сербо-Хорвато-Словенского Государства от всяких прав и правооснований на территории бывшей австро-венгерской монархии, расположенные по ту сторону границ Австрии, как они описаны в статье 27 части II (Границы Австрии) и признанные настоящим Договором или всякими иными Договорами, заключенными в видах урегулирования современного положения вещей, как входящие в состав Сербо-ХорватоСловенского государства».

Анализ данной статьи позволяет сказать, что СЖМД в отношении ряда территорий содержал лишь общие положения. Например, в данной статье мы видим фактически прямую ссылку на упомянутый ранее Рапалльский договор. Так как именно он более полно урегулировал территориальные споры между Италией и Королевством сербов, хорватов и словенцев, у которых в свою очередь возникали обоюдные требования относительно территорий на северном побережье Адриатического моря.

Весьма интересна статья 49 СЖМД. В ней говорится, что «жители района Клагенфурта будут призваны в той мере, в какой определено ниже, указать путем голосования государство, к которому они желают, чтобы эта территория была присоединена».[198] Эта статья ни что иное, как юридическое закрепление одного из актов национального самоопределения в чистом, не деформированном политикой территориального передела мира виде. Важным является то, что в статье определен способ выбора данной территорией ее государственной принадлежности самым демократичным путем - голосованием. Это и есть реализация идеи национального самоопределения в чистом виде. Именно национальный интерес той или иной территории должен стать основой изменения ее государственно - правового статуса. Следует сказать, что более 95% населения Клагенфурта говорило на немецком языке, что, очевидно, определило результаты голосования, хотя оставшиеся 5% составляло словенское меньшинство.

Отдел III СЖМД посвящен Чехословакии. Согласно статье 53 СЖМД Австрия «признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость Чехословацкого государства, которое включит в себя автономную территорию Русин к югу от Карпат».[199] Из статьи следует то, что отныне Австрия не может предъявлять каких-либо территориальных притязаний к абсолютно независимому государству Чехословакия. А вот, что представляет собой «автономная территории Русин к югу от Карпат», из положений статьи 53 не ясно. К рассмотрению данного вопроса вернемся чуть позже.

Статья 54 СЖМД закрепляет то, что Австрия «отказывается, поскольку то ее касается, в пользу Чехословакии от всяких прав и правооснований на территории бывшей австро-венгерской монархии, расположенные по ту сторону границ Австрии, как они установлены в статье 27 части II (Г раницы Австрии), и признаны в соответствии с настоящим Договором как входящие в состав Чехословацкого государства».[200]

Согласно территориальным и политическим постановлениям СЖМД, закрепленным в частях II - IV, бывшие австрийские провинции - Богемия, Моравия и Силезия - переходили в состав Чехословакии. Определим географическое положение указанных территорий: Богемия - это часть

Чехословакии, граничащая на севере и юго-западе с Германией, на северовостоке - с Польшей, на востоке - с Моравией, а на юге - с Австрией. Моравия на севере граничит с Польшей и чешской частью Силезии, на востоке - со Словакией, на юге - с Нижней Австрией, на западе - с Чехией. Силезия - это историческая часть Центральной Европы, граничащая на востоке с Польшей и на западе - с Германией. Теперь следует сказать

0 населении данных территорий и о его лингвистических особенностях.

Данные территории населяли чехи, немцы, силезцы и поляки. Чехи составляли значительную часть населения в «бывшем» королевстве Чехии, маркграфстве Моравии и герцогстве Силезии. Здесь проживали две титульные национальности. В Силезии - три национальности: немцы, поляки и чехи. При существенном преобладании чехов (Богемия - до 63%, Моравия - 70%, Силезия - более 20%) немцы не знали чешского языка, а интеллигенция и не хотела его изучать, полагая чехов ниже себя в культурном развитии[201] Чехи, соответственно, не знали немецкого языка. В Силезии, где поляки и чехи способны были понимать друг друга взаимная неприязнь тем не менее сохранялась.

Таким образом, вхождение в состав Чехословакии Богемии и Моравии обосновано особенностями языковой принадлежности народов, населявших данные территории - это является правильным, но только с точки зрения изначальных идей, заложенных в принцип права наций на самоопределение, на основе которого «страны-победительницы» «обещались» создать новый мир и порядок в послевоенной Европе.

Положение герцогства Силезия нуждается в более подробном рассмотрении. Надо отдать должное и сказать, что деятельность Лиги Наций по поводу определения государственно-правового статуса земель герцогства Силезия является еще одним прецедентом «неискаженного» применения принципа права наций на самоопределение. После референдума, проведенного в Верхней Силезии, на котором часть жителей (поляки) высказались за вхождение в состав Польши, а часть (немцы) предпочли жить в Германии, Лига Наций сочла разумным разделить этот регион на части, в соответствии с предпочтениями жителей. Восточная часть Силезии образовала в составе Польши автономное Силезское воеводство. Большая часть, однако, осталась в составе Г ермании и образовала провинции Верхняя и Нижняя Силезия.

Получая указанные территории, Чехословакия, согласно статье 56 СЖМД, была обязана «не воздвигать никаких военных укреплений на части своей территории, расположенной на правом берегу Дуная к югу от Братиславы (Прессбурга)».[202] Братислава в настоящее время - это столица Словакии. Запрет возведения каких-либо военных укреплений означал полное исключение любой агрессии между чешской и словацкой частями новообразованного государства.

Завершив рассмотрение территориальных вопросов, связанных с Чехословакией, вернемся к ранее отложенной проблеме автономной территории Русин к югу от Карпат. Для большего понимания следует определить географическое положение данной территории. Лемковина - это территория, в основном располагавшаяся на юго-востоке современной Польши (Малопольское и Подкарпатское воеводства), а также частично в Словакии и Закарпатской области Украины, занятая в прошлом восточнославянской этнической группой лемки. Ученые определяют лемков как субэтнос украинского народа.

Следует отметить, что отдел V СЖМД, именуемый «Россия и русские государства», включал в себя статью 87[203], в которой было закреплено, что Австрия признает и обязуется уважать, как постоянную и неотчуждаемую, независимость всех территории, входивших в состав бывшей Российской империи к 1 августа 1914 г. Пункт 2 статьи 87 также весьма интересен: в нем говорится, что «Австрия обязуется признать полную силу всех договоров или соглашений, которые союзные и объединившиеся Державы заключили бы с государствами, которые образовались или образуются на всей или на части территорий бывшей Российской империи, как она существовала к 1 августа 1914 г., и признать границы этих государств, как они будут соответственно этому установлены»[204] Данная норма носит отсылочный характер, так как предполагается, что вопросы, связанные с территориями бывшей Российской империи, будут урегулированы последующим заключение различных договоров между союзными и объединившимися странами и новообразованными государствами.

С распадом Австро-Венгрии осенью 1918 г. политическое движение в Лемковине взяло ориентацию на Россию, на единство с угорскими русинами, но никак не с новообразованной (ноябрь 1918 г.) Западной Украинской Народной Республикой (ЗУНР). Так 5 декабря 1918 г. на съезде в г. Флоринка до 500 делегатов от 130 лемковских сел создали самоуправляемую лемковскую административно-территориальную единицу, учредив органы власти. Это была Русская Народная Республика Лемков во Флоринке, стремящаяся административно объединить карпатских русинов в едином государстве - Карпатской Руси с последующим воссоединением с Россией. Лидеры новой Республики исходили из того, что исторически присоединение Лемковины к Польше считалось неприемлемым.

26 декабря 1918 г. Народный Совет Русского Прикарпатья издал меморандум, который гласил: «...Царское правительство... долго не обращало внимания на своих единокровных русских братьев в Прикарпатье. И только в последнее время, стараясь исправить свою роковую ошибку..., устами министра Сазонова (министр иностранных дел Российской Империи) ... провозгласило в 1914 г. присоединение Прикарпатья к великой Русской Империи. Имеем надежду, что Державная Русь останется в эту важную минуту верной своим словам... Мы чувствуем и сознаем себя... гражданами единого, великого Русского Государства, не признаем на нашей земле никакой мадьярской, польской, габсбургско-украинской и какой бы то ни было чужой власти...».[205] Данный отрывок представляет большую ценность, так как это яркий пример того, каким образом представители, относящие себя к определенной нации, желали реализовать свое право на самоопределение.

Социально-политические потрясения в России, усиление Польши и расклад на Версальской мирной конференции вынудили руководителей лемковского движения ориентироваться на Чехословакию, куда в конце декабря 1918 г. отправились эмиссары для переговоров о вхождении Лемковины в ее состав.

Во второй половине 1919 г. великими союзными державами было принято окончательное решение о вхождении «территории русинов на юге от Карпат» в состав Чехословацкой Республики в статусе наиболее широкой территориально-политической автономии, совместимой с единством Чехословацкой Республики. Вхождении Подкарпатской Руси в состав Чехословакии было зафиксировано в Версальском мирном договоре в статье 81[206], в Сен-Жеменском мирном договоре с Австрией в статье 53[207], в Трианонском мирном договоре в статьях 4, 48[208], частично этот процесс регулировался Севрским мирным договором в статье 2[209].

Следует более подробно рассмотреть указанные статьи Версальского и Трианонского мирных договоров. Версальский мирный договор включал в себя отдел VII, именуемый «Чехо-Словацкое государство». Статья 81 данного раздела содержала следующие положения: «Германия признает,

как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость Чехо-Словацкого государства, которое включит в себя автономную территорию Русин к югу от Карпат. Она заявляет о согласии на границы этого государства, как они будут определены Главными Союзными и Объединившимися Державами и другими заинтересованными государствами».[210] Таким образом, была юридически закреплена

независимость Чехословакии от Г ермании. С хронологической точки зрения этот договор был первым, что имеет немалую важность. Аналогичный по содержанию отдел был включен в отдел IV «Чехо-Словацкое государство» Трианонского мирного договора. Статья 48 Трианонского мирного договора в свою очередь закрепляла то, что Венгрия «признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость ЧехоСловацкого государства, которое включит в себя автономную территорию Русин к югу от Карпат».[211]

Вполне естественно встал вопрос об определении границ «территории русинов на юге от Карпат». В соответствии со взятыми на себя обязательствами центральное правительство Чехословакии направило на Подкарпатскую Русь временного гражданского администратора Яна Брейху. 18 ноября 1919 г. был опубликовал завизированный Брейхом текст Генерального статута «Об организации и администрации Подкарпатской Руси, включенной решением Парижской мирной конференцией в состав Чехословацкой Республики».[212] Он содержал основные принципы организации административного управления Подкарпатской Руси.

В первой части Генерального статута были изложены основные положения Сен-Жерменского мирного договора, относящиеся к Подкарпатской Руси. Во второй части Генерального статута были рассмотрены вопросы, связанные с установлением ее границ: «Территориальная комиссия мирной конференции в Париже установила границы Подкарпатской Руси следующим образом:

а) демаркационная линия между словаками и русинами проходит по прямой от города Чоп к северной окраине города Ужгород (Унгвар) так, что железная дорога остается на территории Словакии, а Ужгород - в Подкарпатской Руси, затем вдоль реки Уж (Унг) к Карпатам. Вся территория на восток от этой линии будет считаться автономной русинской землей;

б) южные границы автономной русинской территории мирной конференцией определены таким образом, что граница с Венгрией проходит от Чопа на юг; железная дорога от Чопа остается на русинской территории вплоть до Мармарошского Сигета, который отходит к Румынии, затем граница проходит частично вдоль Тисы на восток к северной границе, которая соответствует границе между бывшей Венгрией и Г алицией;

в) поскольку часть русинского народа на определенной мирной конференцией словацкой территории составляет национальное меньшинство, чехословацкое правительство поручило представителям обоих народов договориться о возможном включении территории с компактным проживанием русинов в состав русинской территории».[213] Таким образом, северо-восточные границы Подкарпатской Руси ни у кого не вызывали никаких вопросов - они оставались «историческими», доказавшими свою эффективность на протяжении многих веков.[214]

Теперь следует сказать о судьбе украинского народа в процессе геополитических преобразований на карте Европы после Первой мировой войны. 16 октября 1918 г., когда Австро-Венгерская империя была уже обречена, явился манифест императора Австро-Венгрии «Для моих верных австрийских народов», который предусматривал федеративное переустройство государства[215]. Согласно положениям этого документа, 18 октября 1918 г. украинские парламентарии из Восточной Галиции и Северной Буковины, руководители политических партий и церковных иерархов создали во Львове орган представительной власти - Украинский Национальный Совет.[216]1 ноября 1918 г. на территории Восточной Галиции и Буковине была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика.

22 января 1919 г. был подписан «Акт Злуки», который провозгласил объединение Западно-Украинской народной республики с Украинской Народной Республикой[217]. Данный нормативный документ заслуживает большого внимания. «Акт Злуки» - это торжественное провозглашение единого украинского государства.

Подписание указанного акта является еще одним примером нормативного закрепления «удачно состоявшегося» и «неискаженного» акта реализации украинским народом своего права на самоопределение. Ярким подтверждением того служит отрывок из «Акта Злуки»: «Отныне воедино сливаются столетиями оторванные одна от другой части единой Украины — Западно-Украинская Народная Республика (Г аличина и Венгерская Украина) и Приднепровская Великая Украина. Исполнились вековечные мечты, которыми жили и за которые умирали лучшие сыновья Украины. Отныне есть единая независимая Украинская Народная Республика»[218]. Однако не все было так просто и однозначно. У Румынии имелись территориальные притязания на Буковину, и в декабре 1918 г. она была присоединена к Румынии. Следует рассмотреть этот геополитический процесс подробнее. Для этого вновь обратимся к Сен-Жерменскому мирному договору.

Отдел IV СЖМД посвящен Румынии. Статья 59 данного отдела содержит положения о том, что Австрия «отказывается, поскольку то ее касается, в пользу Румынии от всяких прав и правооснований на часть бывшего герцогства Буковинского, заключенную по эту сторону границ Румынии, как они будут впоследствии установлены Главными Союзными и Объединившимися Державами»[219]. Определим географическое положение указанной территории: в 1867-1918 гг. Буковина была герцогством в составе цислейтанской части Австро-Венгрии, граничащим на севере с Г алицией, на западе, кроме Г алиции - с Венгрией и Трансильванией, а на юге и востоке - с Румынией и Бессарабией. Буковина стала провинцией Румынии в 1919 г.

19 декабря 1918 г. королю Румынии была вручена Декларация «Об объединении всего Буковинского края»[220]. В данной декларации содержались очень важные слова, подчеркивающие правильность именно такого определения судьбы указанной территории: «...Этот успех является не военным завоеванием, а возвращением в отчий дом отчужденных братьев, которые в лице Вашего Величества находят давно потерянного и столь желанного своего родителя».[221] 1 января 1919 г. был опубликован Декретзакон «О признании объединения Буковины с Румынией»[222], подписанный королем Фердинандом (король Румынии 1865-1927 гг.) и премьер- министром Брэтиану (глава исполнительной власти Румынии).

Следует сказать, что ключевым моментом в выборе народом или нацией своей принадлежности к тому или иному государству в процессе реализации своего права на самоопределение является его этническое, а главное, лингвистическое единство с населением территорий того государства, в состав которого они желают войти. Состав населения Буковины, по румынским официальным данным, на момент присоединения был следующим: русины - 38 %, румыны - 34 %, евреи - 13 %, немцы - 8 %, поляки - 4 %. Также в небольших количествах проживали венгры, великорусы, словаки, армяне, цыгане. Во время нахождения Буковины в составе Австро-Венгерской империи национальным языком был немецкий, однако, другие языки не преследовались, население Буковины свободно говорило на русском, украинском и особенно румынском языках. Содержание Декларации «Об объединении всего Буковинского края» позволяет сделать вывод, что население Буковины причисляло себя исключительно к «братьям-румынам», что и сыграло решающую роль в процессе реализации им своего права на национальное самоопределение.

Огромную значимость имеет статья 90 СЖМД. В данной статье говорится, что: «Австрия обязуется признать полную силу мирных договоров и дополнительных конвенций, которые заключены или будут заключены союзными и объединившимися державами с державами, сражавшимися на стороне бывшей австро-венгерской монархии, согласиться на постановления, которые были или будут приняты касательно территорий бывшей Г ерманской империи, Венгрии, Болгарского царства и Оттоманской империи, и признать новые государства в границах, которые для них таким образом установлены»[223]. Фактически данная статья, завершая отдел III СЖМД, является окончательным и безоговорочным признанием Австрией всех геополитических изменений, связанных с выходом из ее состава определенных территорий. Помимо этого, анализ данной статьи позволяет сказать, что она носит отсылочный характер, так как в ней содержится указание на постановления, которые были и будут заключены с Германской империей, Венгрией, Болгарским царством и Оттоманской империей, с которыми Австрия обязуется согласиться.

Итак, Сен-Жерменский мирный договор регламентировал ряд территориальных изменений в континентальной Европе после Первой мировой войны, а также закрепил отказ Австрии от каких-либо притязаний на территории бывшей Австро-Венгерской империи, население которых изъявило желание оказаться в составе других государств или образовать свою собственную государственность. Теперь следует проанализировать Трианонский мирный договор - документ, который был призван урегулировать территориальные споры и вопросы политикотерриториального размежевания Венгрии.

Нейиский Мирный Договор 1919 г. (далее НМД) - один из договоров версальской системы, заключенный между державами Антанты и Болгарией. Часть II НМД устанавливала границы Болгарии в соответствии и тождественно положениям Сен-Жерменского мирного договора. Согласно части III статьи 36 отдела I НМД, Болгария признавала Сербо-ХорватоСловенское государство и, в соответствии со статьей 37 этого же отдела, отказывалась от всяких прав и притязаний на бывшие болгарские территории, вошедшие в состав СХС[224]. Отдел II НМД в статьях 42 - 45 определял территориальные вопросы Греции тождественно положениям СЖМД[225]. Также положениями отдела III НМД статьи 48 подтверждался отказ Болгарии от своих прав и правооснований на территории Фракии, которые принадлежали ей.

Важно отметить, что Севрский мирный договор, подписанный странами Антанты и присоединившимися к ним государствами (Италией, Японией, Бельгией, Грецией, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством сербов, хорватов и словенцев, Чехословакией и др.), с одной стороны и правительством Османской империи - с другой, преимущественно повторял положения Версальского, Сен-Жерменского, Трианонского мирных договоров, поэтому он не подвергся столь детальному рассмотрению, как другие указанные договора Версальско-Вашингтонской системы.

Трианонский мирный договор был подписан 4 июня 1920 г. Венгрией с одной стороны и одержавшими победу в войне «союзными и объединившимися державами» (США, Великобритания, Франция, Италия,

Япония, Греция и др.) - с другой. Этот договор также являлся составной частью Версальско-Вашингтонской системы мирных договоров. Во многом оформлял юридическое положение, фактически сложившееся в бассейне Дуная. В Трианонском мирном договоре (далее ТМД), как и в СЖМД, существовала часть III, именуемая: «Политические положения, касающиеся Европы», отделы и статьи этой части регламентировали признание Венгрией ряда территориальных изменений. Сразу же следует сказать, что многие положения ТМД практически точно совпадали с положениями СЖМД по содержанию с разницей лишь в том, что они относились к Венгрии.

В статье 45 отдела III ТМД Венгрия отказывается от притязаний на территории, отошедшие Румынии, согласно СЖМД. В соответствии с отделом III ТМД, Румынии была передана Трансильвания и восточная часть Баната. Необходимо определить географическое положение этих территорий: Трансильвания - историческая область на северо-западе Румынии. Состоявшееся 18 ноября 1918 г. в городе Алба-Юлия Народное собрание высказалось за объединение Трансильвании с Румынией. Это было вполне объяснимо, так как около 75% населения Трансильвании составляли румыны.

Границы Баната с трех сторон определяются реками: на севере Мурешом, на западе Тисой и на юге Дунаем. Восточную границу образуют Карпатские горы. Надо сказать, что Румынии отошел не весь Банат, а лишь та его часть, на которой преобладало румынское население, соответственно, эта часть Баната была ближе к территории Румынии.

Другая часть Баната была передана, согласно ТМД, Королевству сербов, хорватов, словенцев. Этот вопрос был урегулирован в отделе II ТМД Согласно этому разделу Королевству сербов, хорватов, словенцев отходила западная часть Баната, население которой в основном составляли сербы и хорваты. Такое решение не противоречило основам принципа самоопределения, так как оно было принято после голосования населения Баната на народном собрании. Хотя следует отметить, что в западной части

Баната проживали немцы и румыны, но их было всего лишь 25 - 27% от общего числа населения.

Лозаннский мирный договор (далее ЛМД) 1923 г., подписанный между Великобританией, Францией, Италией, Японией, Грецией, Румынией и государством Сербов, Хорватов и Словенцев с одной стороны и Турцией с другой, прекращал состояние войны между Османской империей и державами Антанты. Территориальные положения ЛМД фиксировал в отделе I статьях 2-22, эти статьи устанавливали новые границы Турции и юридически оформляли тем самым распад Османской империи.

Итак, договоры Версальско-Вашингтонской системы юридически оформили большое число геополитических изменений после первой мировой войны в континентальной Европе. Однако ряд территориальных вопросов требовал уточнения, так как уже возникали вопросы между новыми и новообразованными государствами. Каждое из вновь образованных государств предъявляло на Парижской мирной конференции разные территориальные требования. Сложность вопроса для вершителей судеб Европы заключалась в том, что эти притязания были направлены не только против побежденных стран, но зачастую и против союзников.[226] Названные государства всячески выставляли свои заслуги перед Антантой и нередко прикрываясь лозунгом самоопределения, требовали, фактически, неограниченного права на угнетение чужих наций.

Большинство новых государственных образований отметило начало своего существования актами насилия и агрессии, захватами и аннексиями, оккупацией чужих территорий, угнетением и подавлением национальных меньшинств, попавших под их господство. [227] Правящие круги тех национальностей, которые вчера еще были угнетаемы, сегодня сами превратились в угнетателей чужих народов. Буржуазно-националистические клики старались захватить как можно больше чужой территории, чтобы поставить своих противников, а также своих покровителей из лагеря Антанты перед свершившимся фактом.[228]

Так по извещениям из Познани, Галиции, Литвы сообщалось о националистической бойне в Галиции, Перемышль был с трех сторон окружен украинскими войсками. В Галиции было объявлено осадное положение. В Прусской части Польши шла ожесточенная борьба с немцами. Познань находилась в руках Польского Совета Солдатских Депутатов[229].

Интересные факты обнаруживаются в отношении предполагаемых проектов восстановления Польши (что подчеркивает преимущественно императивный характер международного юридического обеспечения реализации права наций на самоопределение в континентальной Европе в первой половине XX в.). Союзники дают обещания Польше, преследуя цель отграничения России от Германии, создать сильную преграду в лице Польского государства. Единого плана нет, существуют только три проекта (что стало известно из доклада вицеминистра иностранных дел Т. Филлиповича)[230].

Первый проект: при восстановлении Польши следует иметь ввиду так называемую «славянскую идею» - для чего необходимо установление общей границы между Чехией и Россией. Ввиду этого России отошла бы восточная Галиция и тяготеющие будто бы к ней территории Словакии на границе Спижа и Оравы. К Чехии отошел бы Спиж, Орава и Силезия. По этому плану Польша изолируется от юга, отодвигается от Черного моря и лишается общей границы с Румынией[231].

По второму проекту Польша должна быть восстановлена в качестве могущественной Федеративной Польской Речи Посполитой в границах до 1771 г., т.е. до первого раздела - но против этого плана восставали чехи, считающие для себя более выгодным союз с Россией, нежели с Польшей[232]. Третий проект предусматривает восстановление Польши лишь в ее этнографических границах, но в союзе с Чехией, словаками и сербо- хорватами[233].

Чехословацкий стол информационного отдела при Народном Комиссариате по делам национальностей РСФСР сообщал, что нет сомнения в том, что чехословацкое правительство в территориальном вопросе заняло историческую позицию по отношению к немцам, мадьярам и полякам в то время как поляки насильственно вторгаются в неоспоримые территории и исторические принципы чехословацкого государства. Корреспондент добавлял, что чешская социал-демократия не одобряет политики существующего правительства, нарушения права самоопределения и устройства им кровопролитий[234].

Юго-славянский стол информационного отдела при Народном Комиссариате по делам национальностей РСФСР сообщал, что по завершении победоносной национальной революции в юго-славянских землях, Австро-Венгрия была принуждена, вследствие внешних и внутренних обстоятельств, принуждена подчиниться державам согласия, последние же оккупировали эти области. Американские и итальянские судна вошли в порты Адриатического моря, Итальянские же войска заняли территории, обещанные Италии Лондонским договором 1915 г, хотя области эти населены в большинстве, или, можно сказать, почти исключительно южными славянскими народами (сербы, хорваты, словенцы и т. д.).

В Лондон, Париж, Рим и Вашингтон был направлен протест против таких действий Италии, нарушающих национальные права юго-славян на самоопределение[235].

Большой интерес представляют действовавшие в Париже действовали различные национальные комитеты, нацеленные на создание независимых государств в континентальной Европе после распада многонациональных империй при помощи стран-победительниц. Так, например, Польский национальный комитет (1917-1919 гг.) своей целью имел лоббирование образования независимого Польского государства, которое должно было включать в свой состав литовские, белорусские и украинские земли, без предоставления им автономии[236]. Познанский сейм представительства интересов Польши возлагал на тот же Национальный комитет в Париже большие надежды, а по вопросу о своем отношении к правительству вынес постановление, что лишь вокруг правительства, олицетворяющего все силы народа, станет народ[237].

Нельзя оставить без внимания и деятельность Лиги Наций по вопросам

0 международных гарантиях защиты прав национальных меньшинств, так

как идея прав меньшинств предшествовала идее права наций и народов на самоопределение. Следует сказать, что в первой половине XX в. эта идея также занимала самостоятельную позицию. Уже I Ассамблея Лиги Наций (1920 г.) рекомендовала обязательность при приеме в Лигу исполнения всех договоров о меньшинствах. Когда Албания, Латвия, Литва

и Эстония обратились с просьбой о принятии в эту организацию, с них потребовали официальное заявление о признании ими принципов о правах меньшинств и об их ответственности перед Лигой в этой области.

Вопросы защиты национальных меньшинств, их прав и гарантий сохранения идентичности и развития многократно и безрезультатно поднимались представителями в процессе разработки Статута Лиги Наций, куда в результате так и не были включены принципы равенства, как и гарантии сохранения национальных меньшинств. Эти вопросы были исключены уже из проектов соответствующих статей, касающихся национальных меньшинств. Участники дискуссий, представители великих держав-победителей не проявляли заинтересованности в этих вопросах.

В рамках Лиги Наций было заключено несколько соглашений, включавших положения о меньшинствах. К ним относились пять договоров о меньшинствах с Польшей (1919 г.), Чехословакией (1919 г.), Сербо-ХорватоСловенским государством (1919 г.), Румынией (1919 г.) и Грецией (1920 г.). Специальные разделы и главы о защите меньшинств были включены в четыре мирных договора с Австрией (1919 г.), Болгарией (1919 г.), Венгрией (1920 г.), Турцией (1920 г.), а также в шесть деклараций Совета Лиги Наций - с Албанией (1921 г.), Литвой (1922 г.), Латвией (1923 г.), Эстонией (1923 г.), Ираком (1932 г.) и Финляндией (о меньшинствах на Аландских островах) (1921 г.); Польско-Данцигская конвенция (1920 г.), Германо-Польская конвенция о Верхней Силезии (1922 г.), Конвенция о Мемеле (1924 г.). В связи с этим международно-правовая защита национальных меньшинств распространялась (кроме подмандатных территорий) почти на 30 миллионов человек, говорящих на 36 языках и населяющих 16 государств. Меньшинства при этом составляли до четверти их населения.

Международно-правовая система защиты меньшинств имела явно односторонний характер. Статут Лиги Наций не включал принципы национального равноправия, как и конфессиональной свободы. Союзники- победители не стремились к их признанию, так как это угрожало бы их колониям[238]. Вышеуказанные соглашения имели положения, которые признавали Лигу Наций в качестве верховного наблюдателя и гаранта в выполнении условий данных соглашений, и были поставлены под гарантию специальными резолюциями Лиги Наций.

Также императивный принцип проявлялся и при решении вопросов прав меньшинств. Так населению Аландских островов было отказано в свободном волеизъявлении по статусу территории их проживания. Вероятно, по данному вопросу Финляндия имела английские «гарантии». Население Аландских островов - шведское, и Швеция давно предлагала решить этот вопрос народным голосованием, но Финляндия, поддержанная ранее рядом государств отказалась от такого решения вопроса (сообщил финский стол информационного отдела при Народном Комиссариате по делам национальностей РСФСР)[239].

Подводя итоги, следует отметить, что в мирных договорах ВерсальскоВашингтонской системы и решениях Лиги Наций право наций на самоопределение декларировалось и использовалось как норма-принцип, что позволяло странам-победительницам достигать их геополитических интересов и целей в первой половине XX в.

На основании этих договоров перекраивалась геополитическая карта мира, хотя и декларировалось, что при образовании новых государств или изменении статуса ряда территорий представители стран-победительниц исходят из «принципа права на самоопределение». Договоры ВерсальскоВашингтонской системы закрепляли передачу территории без учета волеизъявления местного населения.

В период между мировыми войнами XX в. обеспечение реализации права наций на самоопределение на международном уровне преимущественно носило односторонний, императивный характер, обусловленный диктатом лидеров стран-победительниц в Первой мировой войне (1914-1918 гг.).

Основными способами реализации права наций на самоопределение в условиях распада Австро-Венгерской, Г ерманской и Османской империй, произошедшего в процессе Первой мировой войны (1914-1918 гг.), на внутригосударственном уровне являются взаимосвязанные, взаимопроникающие и опосредующие друг друга сецессия и ирредентизм, которые соответствовали императивным началам реализации права наций на самоопределение, закрепленным мирными договорами по итогам Первой мировой войны и Уставом Лиги Наций.

<< | >>
Источник: Гостев Сергей Сергеевич. ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ В СТРАНАХ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Международно-правовое обеспечение реализации права наций на самоопределение в странах континентальной Европы в первой половине XX в.:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 1. Становление и эволюция идеи о праве на самоопределение и его реализации
  4. § 2. Возникновение и развитие категорий, составляющих право наций на самоопределение в нормативных правовых актах
  5. § 1. Международно-правовое обеспечение реализации права наций на самоопределение в странах континентальной Европы в первой половине XX в.
  6. § 2. Правовое регулирование реализации права наций на самоопределение на внутригосударственном уровне в странах континентальной Европы в первой половине XX в.
  7. § 3. Способы реализации права наций на самоопределение в странах континентальной Европы в первой половине XX в.
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. Влияние естественно-правовой и позитивистской концепций по правам человека на формирование современной концепции прав человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -