<<
>>

3.1.Основания стабильности права

Современное государство невозможно представить без права. Оно объ-

ективно. Существование права определяется его полезностью, которая не мо-

жет быть заменена на современном этапе развития человечества иными сред-

ствами.

На данном этапе развития цивилизации право способно удовлетворять

человеческую потребность в урегулировании общественных отношений. Осно-

вываясь на этом можно согласиться с высказыванием, что «феномен права тес-

нейшим образом связан с человеком, его сущностью, смыслом человеческого

бытия»331.

Не всегда такое отношение к праву было однозначным. Некоторые иссле-

дователи утверждали, что право в социалистическом обществе является уста-

ревшим наследием прошлого. К ним относился О.Э. Лейст, который в середине

прошлого века писал: необходимость права (и государственного принуждения к

соблюдению его норм) при социализме обусловлена сохранением в экономике,

быту и сознании общества еще не изжитых «родимых пятен» старого, пережит-

ков капитализма»332.

В теории права СССР существовала точка зрения, что право исчезнет как

регулятор общественных отношений в коммунистическом обществе в связи с

«отпаданием надобности»333 в нем. Его место займут нормы коммунистическо-

го общества. В связи с этим в 60-е годы ХХ в. в российской науке возникла

дискуссия о том, как это произойдет.

Такие ученые, как И.В. Павлов и С.А. Голунский, считали, что право по-

степенно отомрет. Они уже в то время утверждали, что правовые нормы стали

331 Данильян, О.Г., Байрачная, Л.Д.,. Максимов, С.И и др. Философия права: учебник /

под ред. О.Г. Данильяна. – М.: Изд-во «Эксмо», 2005. – С. 231.

332 Лейст, О.Э. Санкции в советском праве. – М.: Госюриздат, 1962. – С. 7, 26, 94.

333 Недбайло, П.Е. Вопросы структуры советских правовых норм в связи с постепенным

перерастанием их в правила коммунистического общежития // Право и коммунизм: сб.

стат. /

под ред. д-ра юрид. наук Д.А. Керимова. – М.: Юрид. лит-ра, 1965. – С. 138.

143

не столь категорическими и их властный характер начал терять свое значение,

что они закрепляли не запрет, не обязывание и не дозволение, а скорее совет,

постановку задачи, указание путей их разрешения, а также указание на резуль-

тат, которого надо добиться334.

Другие утверждали, что произойдет постепенное перерастание правовых

норм в правила коммунистического общежития. По этому поводу О.Э. Лейст

писал, что в этом случае нормы права «постепенно потеряют свой специфиче-

ско юридический характер, выраженный в санкциях»335. Не соглашаясь с цити-

руемым автором по форме превращения правовых норм в номы коммунистиче-

ского общества, П.Е. Недбайло по существу был с ним согласен. Он утверждал,

что такой процесс «произойдет не по пути ослабления права, не по пути утраты

им своих специфических особенностей и, следовательно, не по пути разруше-

ния структуры его норм, а путем повышении роли права в общественной жиз-

ни, путем совершенствования его норм и их внутренней структуры»336.

Таким образом, по мнению вышеупомянутых в этом разделе ученых, аль-

тернативой праву могли стать нормы коммунистического общества. Одни авто-

ры считали, что ими станут нормы морали337, другие – нормы, регулирующие

организационно-хозяйственную деятельность людей338. О.А. Красавчиков раз-

делял такие нормы на три группы. В первую группу должны были войти прави-

ла коммунистического общежития, охватывающие коммунистические обычаи и

нормы коммунистической нравственности. Во вторую – организационно-

334 Павлов, И.В. О формах правового регулирования общественных отношений при пере-

ходе к коммунизму // Вопросы строительства коммунизма в СССР. – М.: Изд-во АН СССР,

1959. – С. 267 – 273; Голунский, С.А. К вопросу о понятии правовой нормы в теории социа-

листического права // Советское государство и права. – 1961. - № 4. – С.23 – 28.

335 Лейст, О.Э.

К вопросу о структуре правовой нормы // Ученые записки ВИЮН. – 1963.

– Вып. 15. – С. 43.

336 Недбайло, П.Е. Указ. соч. – С. 127.

337 Вильнянский, С.И. Правовые нормы и иные социальные нормы в период развернутого

строительства коммунизма // Советское государство и права в период развернутого строи-

тельства коммунизма. – Харьков, 1962. – С. 14 – 17.

338 Мицкевич, А.В. Некоторые черты взаимодействия права и нравственности в период

перехода к коммунизму // Правоведение. – 1962. – № 3. – С. 21.

144

социальные нормы, цель которых – регулировать формы и порядок деятельно-

сти (взаимосвязи) общества и его отдельных частей. Третью группу должны

были составить организационно-технические нормы, предназначенные для

определения деятельности людей в сфере материального производства и в сфе-

рах, непосредственно его обслуживающих339.

Предполагалось, что нормы коммунистического регулирования обще-

ственных отношений не будут чем-то раз и навсегда установленными, застыв-

шими, метафизически омертвелыми. Они, по мнению советских ученых, будут

развиваться и совершенствоваться сообразно материальным и духовным про-

цессам развития общества, его исторически новым социальным потребно-

стям340.

Тем не менее, история пошла по другому пути: коммунистическое обще-

ство осталось иллюзией, а вместе с ним отличающиеся по своей природе от

права нормы коммунистического общества. По-прежнему, право остается од-

ним из основных регуляторов общественных отношений современной цивили-

зации. Его ценность остается неоспоримой обществом. Российское общество не

является исключением. Это подтверждают результаты выявления общественно-

го мнения, полученные в ходе еженедельных измерений одобрения населением

России деятельности государственных институтов, в том числе высшего зако-

нодательного органа России и его палат. Эти измерения проводятся Всероссий-

ским центром изучения общественного мнения на протяжении 2012– 2013 гг.341

Результаты опросов, проводимых с целью таких измерений, свидетель-

ствуют о том, что россияне не представляют свою жизнь без права.

Это под-

тверждается тем, что, высказывая свое мнение в отношении высшего законода-

тельного органа, они не подвергают сомнению необходимость его существова-

339 Красавчиков, О.А. Юридическая наука и коммунизм // Право и коммунизм: сб. стат. /

под ред. д-ра юрид. наук Д.А. Керимова. – М.: Юрид. лит-ра, 1965. – С. 179.

340 Там же. – С. 181.

341 Одобрение деятельности государственных органов // Всероссийский центр изучения

общественного мнения [сайт]. URL: http://wciom.ru/ratings-state-institutions/ (дата обращения

19.03.2013).

145

ния. Колебания в динамике индексов одобрения деятельности парламента за

определенные периоды свидетельствуют, что население придает значение его

деятельности и оценивает ее. Результаты такой оценки определяют степень

удовлетворения потребностей в ней.

Примером безусловной необходимости права является роль права в со-

временном Китае, одном из самых древнейших государств в мире, в котором

право в нынешнем понимании появилось только сто лет назад. В то время, как

право Российской империи, Германии, Франции было настолько развитым, что

многие его принципы и нормы составляют содержание современных правовых

систем, право Китая было сравнительно примитивным.

В современном мире Китайская цивилизация одна из самых ранних. Аме-

риканский историк Уилл Дюрант (Will Durant) описывает Китай в своей работе

«История цивилизации» так: «Китай имеет организацию общества намного

дольше, чем история, известная нам… Это общество двигалось к цивилизации,

когда Греция всѐ ещѐ жила во внецивилизованных условиях»342. Действитель-

но, когда европейские государства взяли рождение Иисуса за начало новой эры,

Китай уже существовал в тридцатом году ранней династии Хань.

Китай долгое время оставался закрытой для иностранцев страной вслед-

ствие проведения им политики добровольной изоляции. Под ее влиянием в те-

чение 4000 лет без перерыва со времен династии Ся (в XXI в. до нашей эры)

сформировалась и развивалась уникальная правовая культура, основанная на

существовании права, удовлетворяющего потребности только китайского, а не

иного общества.

В результате, к началу ХХ в. в Китае существовало право, ко-

торое по форме и содержанию значительно отличалось от права «цивилизован-

ных стран».На него оказали основное влияние конфуцианство и школа леги-

342Durant, Will. The Story of Civilization, reprinted in Li Zhong Sheng // Chinese Legal System.

– 1985. – Р. 9.

146

стов343. Под влиянием последней в Китае были законы, но законодательство

приобрело вид, с одной стороны, административных регламентов, а с другой –

уголовного кодекса344.Имеющиеся законы не делились на уголовные и граждан-

ские. Большой акцент был сделан на наказание. Слово «закон» исторически в Ки-

тае интерпретировался как наказание. Уголовное наказание было обычным мето-

дом для урегулирования гражданских отношений. Если европейская правовая си-

стема основывалась на равенстве между людьми и государством, а конституции

служили в качестве основных законов, регулирующих отношения между людьми

и их правительствами, то правовые отношения в Китае были построены на основе

вертикали (подчинения).

Под влиянием конфуцианства праву не принадлежала основная роль в

регулировании общественных отношений. Большинство и основные из них ре-

гулировались иными морально этическими социальными нормами, например

ритуалами, которые представляли собой общеобязательные правила поведения.

Огромное значение ритуалов объясняется словами Конфуция, который говорил:

«Если страной правят согласно с ритуалом и правилами уступчивости, каких

трудностей можно в ней ожидать?», а также: «Если управлять по закону, а вос-

питывать наказаниями, народ будет покорен, но лишен стыда. Если же править

на основе добродетели и воспитывать с помощью ритуалов, людям будет зна-

ком стыд и сознательное стремление к лучшему»345.

Превосходящее культурное развитие Китая в ранние века нашей эры поз-

волило китайцам относиться ко всем иностранцам как к варварам, которых необ-

ходимо обучать. Учения Конфуция также играли не последнюю роль в представ-

лениях о месте иностранцев в мировом устройстве.

Согласно конфуцианскому

учению, приписываемому Су Тун-по (SuTung-po), варвары рассматривались су-

343 Каретина, Г.С. О влиянии традиционных философских систем на менталитет совре-

менных китайцев // Трудящиеся мигранты: сб. науч.-практ. материалов. – Владивосток: Изд-

во ВГУЭС, 2009. – С. 22.

344Малявин, В.В. Китайская цивилизация. – М.: Изд-тво «Астрель», 2000. – С. 137.

345Конфуций. Луньюй // Confucius Pablishing Co. Ltd [сайт]. URL:

http://www.confucius.org/lunyu/rd0413.htm

147

ществами, которые не могли жить на основе тех же принципов, что и китайцы.

Они не могли жить и по великим правилам конфуцианства. Первые китайские мо-

нархи хорошо понимали это и соответственно управляли варварами с помощью

«плохих правил»346.

Ситуация стала меняться во второй половине XVII в., когда развитие за-

падных стран, прежде всего экономическое, не только догнало, но и опередило

Китай. Великие географические открытия, а также развитие мореплавания поз-

волили иностранцам добраться до Китая со стороны моря. Привлекаемые ки-

тайским чаем, шѐлком и фарфором в Китайскую империю устремились ино-

странные торговцы, не оставляя китайскому правительству никакого выбора,

как только начать регулировать отношения с ними. Подобное регулирование

отличалось от общепринятого в то время. На территории Китая был установлен

экстерриториальный режим в отношении иностранцев. Его уникальность за-

ключалась в том, что на территории Китая иностранцы подчинялись юрисдик-

ции своего государства, а не Китая. Режим экстерриториальности в отношении

граждан иностранных государств – явление уникальное, отражающее особен-

ности правового положения иностранцев на территории Китая почти до сере-

дины XX в.

Режим территориальности возник не на пустом месте. Его существова-

ние было обусловлено рядом причин. По мнению Р.Т. Бриант, жившего в Китае

в период действия режима экстерриториальности, формированию режима спо-

собствовало не только особое отношение китайцев к иностранцам, но и ряд

объективных условий, среди которых он выделял следующее:

1. Практически полное отсутствие правительства в Китае. Каждый тучунь

(китайский военный губернатор) был сам себе хозяин в районе, на который

распространялась его власть. Пекинское правительство было не в состоянии

принудить тучунов следовать его указаниям.

346Morse, Н. The International Relations of the Chinese Empire. – London: Longmans. – 1910. – V. I. –

Р. 111.

148

2. В Китае отсутствовала система права в том понимании, в котором она

сложилась в других государствах. Большую роль в регулировании отношений

между китайцами играли традиционные нормы, сложившиеся под влиянием

конфуцианского учения.

3. Немногочисленные существующие законы были не применимы к ино-

странцам, поскольку отражали традиции, складывающиеся веками в государ-

стве, не подвергающемся влиянию идей европейских государств.

4. Китайское судопроизводство противоречило идеям судопроизводства,

сложившимся в ряде государств. Дела рассматривались в отсутствие присяж-

ных. Не была предусмотрена процедура перекрестного допроса консулом, если

речь шла о судопроизводстве в отношении иностранца. Если консул желал за-

дать вопросы, то он мог задать их свидетелю только через судью. Допускались

все виды доказательств как прямых, так и полученных с чужих слов и т.д.

5. В Китае не было хорошей правовой школы, а, следовательно, отсут-

ствовали подготовленные специалисты, из которых могли бы назначаться

судьи, была неразвита адвокатура. Большинство изучавших право получили

образование за рубежом, и их было так мало, что если они назначались прави-

тельством на должность, то это была должность в Верховном суде либо в Ми-

нистерстве правосудия 347.

Признавая недостатки экстерриториальности, иностранные государства

не желали от неѐ отказываться до тех пор, пока законодательство и судебная

система Китая не будут соответствовать западным стандартам. Правительство

Китая, отягчѐнное режимом, навязанным ему, шло навстречу требованиям, вы-

двигаемым к нему, в обмен на обещание отказа от экстерриториального режима

иностранными государствами.

В XIX в. традиционная конфуцианская мироустроительная система ока-

залась неспособной противостоять натиску западных государств. Осознав свою

347Bryant, Robert T., Jr. Extraterritoriality and mixed courts in China // Virginia Law Review. – 1926–

1927. – № 28. – Р. 28 – 32.

149

слабость, Китай в 60-х годах XIX в. начал политику заимствования и усвое-

ния так называемых «варварских» или «заморских» дел, вошедшую в китай-

скую историю как политика «самоусиления». При этом один из авторов поли-

тики «самоусиления» Линь Цзэсюй обращал внимание на форму правления и

правовой режим Российской империи348.

Именно с этого времени стали совершаться изменения в государ-

ственном, дипломатическом аппарате страны, в административном управле-

нии, организации и вооружении армии и флота, просвещении, финансах,

транспорте и связи, направленные на укрепление цинского режима, с тем

чтобы оказать отпор агрессивным устремлениям агрессивных держав, а так-

же эффективно подавлять народные выступления349. Однако всех принятых

мер оказалось недостаточно для того, чтобы удержать народные массы от

свержения императорской власти в Китае, что, в свою очередь, привело к

приходу новых правящих кругов, которые продолжили реализацию идей,

пришедших с запада, более масштабными темпами.

Одна из таких идей касалась принятия конституции и законов по запад-

ному образцу. В1905 г. китайское правительство под давлением революционно

настроенных сил организовало «заморский ознакомительный тур» с целью даль-

нейшего реформирования законодательства Китая и разработки его конституции.

Пять избранных официальных лиц планировали провести своѐ исследование дву-

мя группами: одна направлялась в Европу, а вторая – в Японию. В 1907 г. с целью

подготовки принятия конституции правительство направило за рубеж представи-

телей для второго ознакомительного тура. Согласно историческому отчѐту одно

официальное лицо было направлено в Японию, одно – в Германию, а остальные

были направлены в Британию350.

348 Линь Цзэсюй. Основные сведения о российском государстве / изд. текста, пер., ком-

мент., прил. С.Ю. Врадий. – Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1996.

349 Врадий, С.Ю. Линь Цзэсюй. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1993. – С. 6.

350Xin Chunying. Chinese Legal System & Current Legal Reform / Xin Chunying – Beijing:

KAS-Occasional Papers, 1999. – Р. 319 – 320.

150

В настоящее время система права, формы права, во многом его содержа-

ние были сформированы под влиянием европейского права. Тем не менее, на

особенности правовой системы до сих пор оказывает влияние морально-

этическое учение Конфуция. Сочетание европейской и китайской культур обу-

словили незыблемость права как явления в современном Китае. Несмотря на то,

что морально-этические нормы до сих пор регулируют значительную часть от-

ношений в обществе (прежде всего между людьми), позитивное право Китая

существует и развивается.

В качестве косвенного доказательства незыблемости права можно при-

вести и результаты опросов общественного мнения граждан КНР.

Для того чтобы понять отношение китайцев к праву был задан вопрос 542

студентам – гражданам КНР, обучающимся по программе «2+2»351 на четвѐр-

том курсе специальности «Мировая экономика» и «Коммерческое дело» в ГОУ

ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса»:

«С каким термином совпадает по смыслу слово «закон»? При этом студентам

дали возможность выбрать несколько вариантов ответа, которые распредели-

лись следующим образом: 1) справедливость – 518 (96%), 2) равенство – 510

(94%), 3) порядок – 514 (95%), 4) законная свобода – 482 (89%), 5) законная не-

справедливость – 4 (0,7%), 6) законное неравенство – 6 (1%), 7) ограничение

свободы – 8 (1,5%).

Из полученного результата можно сделать вывод, что термин «закон» как

регулятор отношений вызывает у студентов положительные ассоциации, что

можно расценить как понимание необходимости законов и их положительной

роли в обществе.

Положительное отношение китайской молодѐжи к праву подтверждается

результатами опроса 40 студентов юридического института Хэйлунзянского

351Программа предполагает поэтапное обучение в китайском и российском вузах, что даѐт

возможность получения китайского и российского дипломом о высшем образовании.

151

университета (г. Харбин, КНР) в 2009–2010 учебном году352, а также результа-

тами исследования, проведѐнного среди 100 студентов старших курсов Хэйхэс-

кого педагогического института (г. Хэйхэ, КНР)353. В первом случае студенты

продемонстрировали элементы западного правосознания, выраженные в трак-

товке социального назначения права как средства защиты субъективных прав

граждан. Во втором случае – склонность следовать нормативным ожиданиям,

вести себя как принято.

Эти выводы совпадают с результатами анализа пословиц китайского

народа. Очевидно, что китайцы относятся к закону как важному, справедливо-

му, одинаковому для всех, незыблемому, вездесущему и сильному явлению354.

Полученные результаты анкетирования могут расцениваться как под-

тверждение тому, что уважительное отношение к закону в современном китай-

ском обществе является одной из ментальных констант китайцев, что право –

это явление, необходимость которого осознает все население Китая.

В заключение необходимо отметить, что в мире, в котором насчитывает-

ся более 194355 государств, нет ни одного, которое не имело бы права, то есть

системы норм, принимаемых или санкционированных государством, исполне-

ние которых обеспечивается его принудительной силой.

352 Сонин, В.В. Опыт исследования особенностей правосознания китайской молодѐжи //

Тихоокеанский регион в эпоху глобализации: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. /

под общ. ред. А.В. Личковаха, Н.В. Шинковской. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. – С.

84 – 88.

353 Афанасенко, Е.В. Особенности морального самосознания молодѐжи Китая и России //

Россия и Китай на дальневосточных рубежах. – Благовещенск: Изд-во АмГУ, 2002. – С. 53 –

56.

354 Ма Cяоцзы. Представления о законе в русской и китайской картинах мира // Правовые

системы Китая, Японии, Южной Кореи: особенности и взаимодействие: сб. материалов

I междунар. науч.-практ. конф. / под общ. ред. А.В. Личковаха. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,

2010. – С. 8 – 12.

355 192 государства – члены ООН. Ватикан и Палестина имеют статус наблюдателей.

152

<< | >>
Источник: ЛИТВИНОВА СВЕТЛАНА ФЕДОРОВНА. ТЕОРЕТИКО-ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОДЫ СТАБИЛЬНОГО ПРАВА (на примере законодательства России, Таджикистана, КНР). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе –2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1.Основания стабильности права:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -