<<
>>

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Одним из наиболее ярких и успешных феноменов в сфере социальных наук XX века стало зародившееся в Чикагском университете (США) политико-правовое учение «Law and Economics», основоположником которого по праву считается Р.

Познер (впоследствии ставший судьей седьмого окружного апелляционного суда в Чикаго). Ученые, внесшие существенный вклад в развитие экономического анализа права, неоднократно становились лауреатами Нобелевской премии по экономике (М. Фридман (1976 год), Д. Стиглер (1982 год), Р. Коуз (1991 год), Г. Беккер (1992 год), Д. Норт и Р. Фогель (1993 год), Д. Нэш (1994 год)).

Председатель Конституционного Cуда Российской Федерации (далее также КС РФ) В.Д. Зорькин констатирует, что для современной эпохи постмодерна характерно размывание и ослабление эффективности правовых регуляторов индивидуального, социального и международного поведения1. В таких условиях правоведение (юриспруденция) вынуждено оперативно искать ответы на вызовы новой эпохи, либо изыскивая собственные внутренние эвристические резервы, либо обращаясь к научному взаимодействию с другими дисциплинами. Постоянное усложнение общественных отношений, усиливающаяся отраслевая дифференциация научного знания обусловливают следование науки по пути междисциплинарных взаимодействий.

Председатель Высшего арбитражного суда Российской Федерации А. Иванов в 2012 году в своем выступлении на Санкт-Петербургском экономическом форуме прямо ориентировал арбитражные суды на использование экономического анализа права при рассмотрении налоговых споров[1] [2].

Примечательно, что необходимость обращения к экономическому анализу права признается не только на уровне политико-правовой риторики, но также находит свое место и в судебных актах, в том числе и на уровне высших судебных инстанций Российской Федерации.

Так, в Особом мнении к постановлению

КС РФ от 20 декабря 2011 года № 29-П основоположник российской конституционной экономики Г. Гаджиев призвал к проверке вариантов толкования правовой нормы именно методами экономического анализа права. Кроме того, к этому моменту арбитражные суды уже de facto использовали экономический анализ права при разрешении конкретных дел при оценке их фактических обстоятельств1, следуя другой известной правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, ранее уже неоднократно отмечавшего необходимость учета экономикоправового содержания налоговых правоотношений[3] [4].

Таким образом, принимая во внимание объективно существующий в практической (правоприменительной) среде интерес к идеям учения «Law and Economics», на современном этапе требуется их соответствующее системное теоретическое осмысление, включающее историческую реконструкцию и юридическую интерпретацию имеющихся в рамках «Law and Economics» гипотез, идей, представлений об общих закономерностях возникновения, развития и функционирования права и государства.

Тщательное и всестороннее исследование идей политико-правового учения «Law and Economics», вышедшего далеко за рамки США, внимательное изучение исторической судьбы этого течения правовой мысли представляется необходимым предварительным условием для их взвешенного и корректного отраслевого применения в условиях российской правовой системы, отличающейся существенным своеобразием и собственными уникальными традициями.

Степень научной разработанности темы. В настоящий момент можно констатировать рост научного интереса отечественных ученых к проблематике «Law and Economics», о котором свидетельствует подготовка рядом университетов, среди которых Московский государственный университет, Уральский государственный экономический университет, Московский государственный институт международных отношений, учебных программ по дисциплине «Экономический анализ права»1, которая пока преподается преимущественно на экономических факультетах.

Для студентов-юристов на факультете права в Высшей школе экономики (ГУ - ВШЭ) читается курс экономического анализа права, а также в магистратуре Российской школы частного права (РШЧП) преподается курс экономического анализа корпоративного права.

В то же время системные исследования учения «Law and Economics» в рамках теории и истории государства и права (истории политических и правовых учений) отсутствуют . Однако по таким дисциплинам, как «экономика» и «институциональная экономика», имеются отечественные учебные пособия, непосредственно посвященные экономическим аспектам «Law and Economics» (например, Одинцова М.И. Экономика права ; Шмаков А.В. Экономический анализ права: учебное пособие: в 2 ч.[5] [6] [7] [8]).

Юридические аспекты «Law and Economics» раскрываются в русскоязычной научной литературе в настоящее время преимущественно в рамках отраслевых исследований (С.А. Курочкин[9], И.А. Хаванова[10] Н. Пахомова, К. Рихтер[11] и др.), конституционной экономики (Г. А. Гаджиев[12], Т. Сырунина[13]и др.), институционального проектирования правовых актов (В.Л. Тамбовцев[14] [15]) или ограничиваются обсуждением вопросов значимости учения (В.И. Авдийский2, О.А. Воловик3, М.В. Антонов4 и др.). Отдельного внимания заслуживают подробная статья Т.Я. Хабриевой по методологическим аспектам «Law and Economics»5, работа С.В. Третьякова по исследовательской программе учения и диссертационное гражданско-правовое исследование Д.А. Архипова по вопросу распределения договорных рисков, непосредственное выполненное в методологии «Law and Economics»7.

Кроме того, традиционными темами для отечественной правовой науки, частично затрагивающими проблематику «Law and Economics», являются вопросы эффективности права (В.М. Сырых8, В.И. Никитинский9, А.Б. Венгеров10 и др.) и соотношения права и экономики (А.А.

Алпатов , Т.Р. Орехова ), а также проблемы правового вмешательства в экономику .

Основой для подготовки диссертационного исследования стали работы иностранных авторов, непосредственно посвященные проблемам исторического становления[16], развития[17] [18] [19] учения и применения (включая анализ сопутствующих этому процессу трудностей) ключевых идей в рамках различных юрисдикций (в США, Европе, Японии, Бразилии и других странах) .

Классической работой в исследуемой области считается учебник Р. Познера «Экономический анализа права» (1972 год), переведенный на русский язык В. Л. Тамбовцевым[20], а также учебные пособия Ц. Вельяновски[21], О. Уильямсона[22] [23], М. Полинского . Важное значение для понимания идей учения имеют многочисленные отраслевые исследования (в частности, работы Г. Калабрези по экономическому анализу деликтного права[24] [25], труды Г. Беккера по экономико-правовым аспектам уголовного наказания и др.), а также статьи, посвященные последним тенденциям в области «Law and Economics» (например, по бихевио-экономическому анализу Т. Улена[26]), и монография по экономическим основаниям учения1.

Объектом диссертационного исследования является политико-правовое учение «Law and Economics», сформировавшееся и получившее наибольшую поддержку в XX веке в США. Предметом выступает взаимосвязь правовых (и экономических) теорий, преемственность идей, развитие и последующее осмысление которых привело к появлению самостоятельного учения «Law and Economics», его генезис, ключевые положения, особенности познавательной установки и методологии, а также наследие, способное обогатить современное юридическое мышление, в том числе и за пределами англосаксонского мира.

Цель диссертационного исследования состоит в системном и многостороннем изучении наиболее актуальных аспектов политико-правового учения «Law and Economics», в том числе его уникальных онотолигических, эпистемео- логических и эвристических характеристик, которые могут иметь значение для отечественной правовой науки и юридической практики.

Для достижения поставленной цели диссертант опирается на работы ключевых представителей исследуемого учения, а также труды его наиболее значимых сторонников и критиков, с привлечением также отечественных источников, решая при этом следующие исследовательские задачи, каждая из которых выступает своеобразным этапом в проведении единого исследования:

- исследовать генезис политико-правового учения «Law and Economics»;

- охарактеризовать исходные идеи (теоретические, философские и правовые основания), на базе которых произошло формирование «Law and Economics» как самостоятельного учения о праве и государстве;

- определить наличие (отсутствие) в научной литературе периодизации развития учения «Law and Economics» от этапа его зарождения до настоящего времени и предложить авторский вариант такой периодизации;

- выявить особенности познавательной установки, основополагающих начал и методологии учения «Law and Economics», их гносеологическую ценность и значение для развития отечественной правовой мысли; 1

- дать сравнительную характеристику основных экономико-правовых школ (направлений), входящих в состав учения «Law and Economics», а также проанализировать тенденции развития учения на современном этапе, в том числе за пределами США;

- определить место учения «Law and Economics» в существующем видовом разнообразии междисциплинарных исследований в юриспруденции и предложить русскоязычный понятийный аппарат, отвечающий содержанию учения «Law and Economics»;

- проанализировать наличие возможности и потенциальных областей применения идей учения «Law and Economics» для развития российской правовой системы;.

Методология и методы исследования. Поскольку объектом исследования является значимое политико-правовое учение, исследование предполагает использование большого количества смежных отраслей научного знания: философии, правоведению, истории, социологии, экономике и др. Специфика изучаемого явления детерминирует особенности используемой для его изучения методологии, а именно применение наряду с общенаучным диалектическим методом системного и исторического подходов.

В частности, конкретно-исторический метод, использованный при анализе генезиса «Law and Economics», позволил выявить теоретические и философские предпосылки появления рассматриваемого учения. Системный метод был использован для выявления связей учения «Law and Economics» с иными философскими, правовыми и политико-правовыми концепциями (утилитаризм, правовой реализм, школа критических правовых явлений и др.), а также при анализе соотношения системного единства права и экономической эффективности. Широкое использование сравнительно-правового метода обеспечило возможность выявления общих и специфических черт основных экономико-правовых школ, составляющих содержание учения «Law and Economics», и позволило сопоставить применимость идей «Law and Economics» в условиях англосаксонской и континентальной правовых систем.

Формально-логический метод использовался при исследовании разнообразных направлений, существующих внутри «Law and Economics», и их классификации, а также при выработке необходимых для этого понятий (категорий); аксиологический метод - для оценки обоснованности претензий радикальных направлений «Law and Economics» по поводу создания новой экономической школы (теории) права; лингвистический (герменевтический) метод - для выявления наиболее релевантного русскоязычного наименования для рассматриваемого учения.

Теоретическую базу диссертационного исследования составили англоязычные работы по экономическому анализу права таких авторов, как Р. Познер, Г. Калабрези, Р. Коуз, Г. Беккер, М. Риццо, О. Холмс, Р. Паунд, Б. Кардозо, К. Льюэллин, А. Хант, С. Холл, Д. Кеннеди, Р. Ангер, Т. Улен, К. Джоллс, Ц. Вельяновски, Е. Маккей, Р. Кутер, С. Роуз-Аккерман, Р. Дворкин, И. Кирцнер, Р. Эбелинг, К. Воннел, Г. Ховенкамп, К. Кирхнер, К. Грехинг, М. Гелтер, С. Ди- кин, Г. Шефер, М. Голецки и др.

Также были использованы работы отечественных ученых-правоведов С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, С.Н. Братуся, Р.О. Халфиной,

A. В. Малько, В.В. Мамчуна, Н.И. Матузова, И. А. Покровского, В.Б. Романовской,

B. В. Лазарева, В.А. Толстика, В.С. Нерсесянца, В.М. Сырых, М.Н. Марченко, В. Л. Тамбовцева, В.И. Авдийского, М.И. Одинцовой, А. Бальсевич, А.Г. Карапетова, Д.С. Степанова, В.Д. Зорькина, С.В. Третьякова, Т.Я. Хабриевой, Г.Ф. Шер- шеневича, М.В. Антонова, Г.А. Гаджиева, И. А. Хавановой, А. А. Алпатова и др.

В методологическом и общетеоретическом плане автор также опирался на труды таких философов, социологов и экономистов, как Г.В. Гегель, И. Кант, И. Бентам, Д. Юм, М. Фуко, Д. Анцилотти, О. Эрлих, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Л. Дюги, Л. Канторович, Г. Радбрух, Е. Эрлих, М. Фридман, К. Маркс, В. Зомбарт, Г. Шмоллер, М. Вебер, Л. Брентано, К. Бюхер, Т. Веблен, Дж. Коммонс, Дж. Гэлбрейт, А. Смит, Б. Мандевиль и др.

Эмпирическую базу исследования составили нормативные правовые акты и правоприменительная практика на уровне высших судебных инстанций России и США. Это национальные отраслевые кодифицированные акты матери- ального права, такие как Гражданский кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, и процессуального права (Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации), Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 года № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», Федеральный закон от 16 ноября 2011 года № 321-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с созданием консолидированной группы налогоплательщиков» и другие законы и подзаконные нормативные правовые акты.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые в отечественной правовой науке проведено комплексное исследование одного из передовых, ведущих в большинстве англосаксонских стран, в частности в США, направлений научных исследований на стыке права и экономики. Многие из использованных при подготовке диссертационного исследования источников, включая материалы судебной практики, ранее не переводились на русский язык.

Новым в научном плане является системное изложение генезиса политикоправового учения «Law and Economics», его исходных идей и предпосылок формирования. Кроме того, диссертантом предложена авторская периодизация развития учения «Law and Economics» от момента зарождения до настоящего времени, дана сравнительная характеристика основных школ учения, выявлены тенденции его развития на современном этапе.

Впервые в отечественной науке в качестве термина, отражающего мультидисциплинарное содержание политико-правового учения «Law and Economics», обосновано и введено в научный оборот русскоязычное понятие «экономический анализ права».

Новизну исследования определяет также проведенный сравнительный анализ особенностей познавательной установки, исходных идей и начал методологии «Law and Economics» и догматической юриспруденции (в наиболее обобщенном виде нивелирующем различия вариаций догматики от пандектики до кельзианст- ва), результаты которого для наглядности вынесены в приложение к диссертации (см. таблицу). На основе этого анализа определены относительные преимущества и ограничения (недостатки) познавательной установки «Law and Economics» в контексте возможности применения «Law and Economics» в условиях российской правовой системы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Политико-правовое учение «Law and Economics» обосновывает необходимость познания правовых феноменов, исходя из экономических детерминант, предпосылок и методологии индивидуализма (применение теории рационального выбора, ценовой теории, теоремы Коуза, а также понятий альтернативных, трансакционных издержек и эффективности), в качестве одного из актуальных направлений исследования проблем государства и права. При этом учение «Law and Economics» представляется одним из новейших научных направлений в юриспруденции и обладает статусом самостоятельной, стремительно развивающейся научной школы, обладающей потенциалом для решения как научных, так и политических задач (критика государственного вмешательства в экономику, обоснование необходимости свободы договора и предпринимательства и проч.).

2. «Law and Economics», с одной стороны, является наследником идей

неприятия чрезмерно формального юридического подхода к праву, нашедшего отражение в концепциях естественного права (Платон, М.Т. Цицерон, Ф. Аквинский, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо), философии утилитаризма (И. Бентам), шотландского просвещения (Д. Юм), американского правового реализма (О. Холмс, Р. Паунд, Б. Кардозо, К. Льюэллин), школы критических правовых исследований (А. Хант, С. Холл, Д. Кеннеди, Р. Ангер), а с другой стороны - экономических идей (нео) классической (А. Смит, Д. Рикардо, Т. Мальтус, Дж. С. Милль, К. Маркс, К. Менгер, М. Фридман, П. Самуэльсон, А. Пигу и др.) новой исторической (В. Зомбарт, Г. Шмоллер, М. Вебер, Л. Брентано, К. Бюхер и др.) и (нео) институциональной (Р. Коуз, Д. Норт, О. Уильямсон, Г. Демсец,

Т. Веблен, Дж. Коммонс, Дж. Гэлбрейт и др.) школ.

Близкие по духу европейские школы права - социология права (Д. Анцилотти, О. Эрлих, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Л. Дюги), юриспруденция интересов (Р. Иеринг), школа свободного права (Л. Канторович, Г. Радбрух, Е. Эрлих) - не оказали существенного влияния на становление «Law and Economics», поскольку в континентальной правовой традиции, восходящей к философии И. Канта, юриспруденция традиционно позиционируется как полностью самодостаточная, автономная, догматическая наука, не нуждающаяся в междисциплинарном взаимодействии.

3. В научной литературе по «Law and Economics» отсутствует общепринятая периодизация развития учения. Имеющиеся варианты фрагментарны и сводятся либо к делению экономического анализа права на «старый» и «новый» (Р. Познер), либо к выделению в нем «первой» и «второй» волны (Е. Маккей, А. Бальсевич), не охватывая всего исторического горизонта.

В работе предлагается авторская периодизация развития экономического анализа права, включающая следующие этапы: 1) этап формирования исходных идей (со времен Античности до 40-х годов XX века) - на котором, начиная с работ древнегреческих мыслителей Платона и Аристотеля, то есть задолго до формирования экономики как самостоятельной науки (А. Смит), стали формироваться концептуальные основания-предпосылки дальнейшего становления и обособления учения «Law and Economics»; 2) классический этап (40-е - 70-е годы XX века) - период расцвета учения, интенсивного роста его влияния и резкого увеличения числа сторонников, в который сложилась ставшая впоследствии классической Чикагская школа (Р. Познер), а такие ученые, как Р. Коуз, Г. Беккер и Г. Калабре- зи заложили концептуальные основы для всего последующего развития «Law and Economics»; 3) современный этап (с 1980-х годов по настоящее время) - начался с выдвижения на лидирующие позиции наряду с Чикагской школой неклассической Австрийской школы (М. Риццо, И. Кирцнер, У. Блок, Р. Эбелинг, Г. Креспи, Л. Секрест, Н. Кинселла, Р. Кордато, К. Воннел, Л. Уайт, Г. Фолмер и др.), уточнившей предпосылки анализа за счет включения в них изменчивости предпочтений индивидов, динамического характера рынка и неполноты (фрагментарности) информации, тем самым придав всему современному экономическому анализу права импульс к еще большему усложнению используемой модели реальности (например, за счет уточнения теории рационального выбора введением элементов ограничений (провалов) рациональности и т. д.).

4. Характерными особенностями познавательной установки «Law and Economics» являются ее проактивность (подход ex ante) - рассмотрение права как системы экзогенных стимулов, «неявных цен»; мультидисциплинарность (использование экономической теории для изучения права); маржинальность - отслеживание приростных изменений в целом стабильных по остальным параметрам систем; консеквенциалистская эффективность (оценка правовых последствий при помощи ценовой теории); прагматичность (рациональность) представлений о человеке как максимизаторе собственной выгоды; тенденция к генерализации, выявлению общих закономерностей взаимоотношений права и среды, моделированию и прогнозированию; максимально продуктивная работа с количественными показателями (cost benefit analysis).

5. Наличие в рамках «Law and Economics» радикальных нормативных предположений, вплоть до замены традиционных правовых целей и ценностей (таких как, например, справедливость) категориями экономической эффективности, является не более чем следствием общесоциальной тенденции к излишней «экономизации» всех сфер жизни общества, включая науку, которая не может быть проигнорирована никаким современным политико-правовым учением. Однако в своем классическом (позитивном) варианте «Law and Economics» строго научно, не носит нормативного подтекста и не претендует на создание нового мировоззренческого горизонта, представляя собой объективное, нонкогнитивное, инструментальное учение, свободное от чрезмерной идеологизированности, направленное в основном на реализацию прогностической, дескриптивной и эвристической функций.

6. С точки зрения классификации видов научного взаимодействия «Law and Economics» тяготеет к мультидисциплинарным (таким, например, как философия права, социология права и проч.), а не междисциплинарным (например, юридическая психология, юридическая лингвистика и проч.) или трансдицили- нарным (например, изучение преступности, городской среды и проч.) направлениям, поскольку право здесь изучается извне, с позиций иной самостоятельной научной дисциплины - экономики. В силу этого фактора «Law and Economics» не предполагает создания новых интегральных структур, основываясь на четкой демаркации предметов научного знания экономики и юриспруденции.

7. Наиболее герменевтически обоснованным и терминологически выверенным русскоязычным понятием для обозначения учения «Law and Economics» представляется «экономический анализ права» - понятие, позволяющее, в отличие от иных встречающихся в литературе вариантов («экономика права», «экономическая теория права», «право и экономика» и проч.), подчеркнуть мультидис- циплинарность содержания описываемого политико-правового учения.

8. Учение «Law and Economics» является интернациональным и занимает важное место в современной мировой юриспруденции. В настоящее время география «Law and Economics» выходит далеко за пределы США (где учение первоначально зародилось и обрело наибольшее количество последователей), включая также страны Европы (учение имеет значительное влияние в Германии, странах Бенилюкс, Италии и ряде других государств Европейского союза), Скандинавские страны и Латинскую Америку (наиболее бурный рост отмечается в Бразилии).

9. В условиях российской правовой системы, в целом тяготеющей к романо-германской правовой семье, необходимо использование экономического анализа права в первую очередь путем применения разработанной в нем системы принципов институционального проектирования нормативных правовых актов, что позволит улучшить качество отечественного правотворчества за счет обращения к передовым методам моделирования и прогнозирования, работы с количественными показателями (cost benefit analysis).

Подход экономического анализа права к оценке эффективности правовых актов (как внутренней эффективности, так и эффективности их применения) расширяет преобладающее в отечественной науке понимание эффективности как достижения запланированного результата правового воздействия возможностью оценки последствий введения выбранного варианта регулирования (или самого выбора варианта регулирования) при помощи ценовой теории (консеквенциалист- ская эффективность).

Кроме того, целесообразно использование экономического анализа права в качестве инструмента аналитического исследования законодательства и правоприменительной практики, а также его прямое применение в правоприменительной практике по вопросам оценки фактических обстоятельств, имеющих значение для дела и целей толкования нормативных предписаний в ряде отраслей права (гражданское право, предпринимательское право, налоговое право, антимонопольное право и т. д.).

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется актуальностью рассмотренных в работе проблем и степенью обоснования содержащихся в ней положений, выводов и рекомендаций и состоит в том, что обращение к передовому глобальному контексту общественных наук в целях совершенствования и развития отечественной правовой науки за счет расширения ее горизонта будет способствовать ее дальнейшему развитию. Автором раскрыты ключевые идеи учения «Law and Economics» в их динамике, выявлен ход зарождения и эволюции учения, обоснована его эвристическая ценность в качестве дополнительного подхода и заложены предпосылки для проведения дальнейших исследований по теме. Диссертация может быть использована для дальнейшей разработки (в том числе на уровне отдельных отраслей права) проблем использования экономического анализа права в условиях российской правовой системы.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется его новизной и содержащимися в нем обобщениями, выводами и предложениями, которые могут быть использованы в ходе институционального проектирования нормативного правового материала, аналитической работы над совершенствованием законодательства и правоприменительной практики, а также в ходе конкретной правоприменительной работы любого уровня (от практики юридического сопровождения бизнеса до судебной практики).

Выводы и положения диссертационной работы могут применяться при изучении курсов теории права и государства, а также различных отраслей права. Материал диссертационного исследования может стать основой спецкурсов в двухуровневой модели высшего юридического образования: бакалавриате и магистратуре.

Степень достоверности и апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в семи научных публикациях, в выступлениях на следующих научных и научно-практических конференциях: Всероссийская научно-практическая конференция «Правовые реформы: причины, процедуры, результаты, эффекты (к 150-летию судебной и земской реформ 1864 года) (Кострома, 13-14 декабря 2014 года), Международная научно-практическая конференция «Тенденции инновационных процессов в науке» (Москва, 10 декабря 2015 года).

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя введение, две главы, состоящие из восми параграфов, заключение, библиографию, содержащую 205 источников, в том числе 96 на иностранных языках, и приложение в виде сравнительной таблицы.

<< | >>
Источник: ТИМОФЕЕВ Евгений Александрович. «LAW AND ECONOMICS»: УЧЕНИЕ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ В США В XX ВЕКЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2016. 2016

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -