<<
>>

§ 4.1. Становление и эволюция правосудия в североамериканских штатах и его влияние на формирование федеративных основ государства

Еще до принятия Статей Конфедерации и принятия Конституции Соединенных Штатов 1787 года, штаты, как независимые образования, уже приняли свои конституции1. Таким образом, особенности судебной власти штатов можно проследить с самого начала колониального периода.

В Соединенных Штатах Америки не существует двух штатов с одинаковой системой судов. Каждый штат вправе сам определять наиболее подходящую организационную схему, создавать необходимое количество судов, а так же давать им названия и устанавливать их юрисдикцию. Таким образом, организация судов штатов не обязательно является четко выстроенной трехзвенной системой, похожей на систему федеральных судов. Например, в федеральной системе суды первой инстанции называются районными, а апелляционные трибуналы - окружными. Однако более чем в большинстве штатов районные суды являются судами, рассматривающими дела по первой инстанции. В некоторых других штатах для наименования высшего суда штата используется название высших судов. «Считается, что наиболее странная ситуация, приводящая в замешательство, создалась в Нью-Йорке, где суд высшей инстанции штата называется верховным» .

Несмотря на то, что в организации правосудия штатов присутствует различие, никто не сомневался в необходимости их существования. Из-за того, что на уровне штатов статутное право развито гораздо больше, чем на уровне федерации, и оно регулирует практически все вопросы, от основных взаимоотношений людей до [906] [907] наиболее важных вопросов политики штата, суды штата рассматривают различные категории таких дел, а их количество многократно превышает количество дел, рассматриваемых федеральными судами. Но так было не всегда.1

Например, в течение колониального периода, политическая власть сосредотачивалась в руках губернатора, назначаемого королем Англии, и они сочетали в себе функции законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти.

В том же Массачусетсе низший уровень судебной власти того времени состоял из местных судей, называвшихся мировыми судьями или магистратами, которые назначались на должность губернаторами колонии. Следующим уровнем были суды округов (county courts), которые рассматривали дела по первой инстанции, а апелляционные жалобы на решения всех судов подавались на высший уровень - губернатору или совету губернатора. В тот период так же существовали большие и малые коллегии присяжных, которые в настоящее время играют далеко не последнюю роль в правосудии штатов. [908] [909] [910]

Нужно также отметить, что к началу XVIII века профессия юристов стала престижной, а количество юристов, обучавшихся в «Английских Судебных Иннах» (четыре английские школы подготовки барристеров) стало расти, и, как следствие этого, процедуры в судах колоний постепенно были заменены на более сложное

Английское общее право.

Сначала рассмотрим более подробно установленный порядок осуществления правосудия при колониальных правительствах.

В Массачусетсе право учреждать суды колонисты взяли на себя, не имея на то полномочий, письменно подтвержденных уставом Колонии. Однако после того, как число колоний значительно увеличилось, потребность в таких судах стала настолько очевидной, что сама Корона вынуждена была признать за колониальным правительством это право, не предъявляя серьезных претензий к юрисдикции до тех пор, пока это касалось исключительно жителей колонии и их внутренней политики. Система правосудия была приведена в порядок только через несколько десятилетий, но даже тогда полномочия некоторых судов не были определены и оставались неясными.1

Основу судебной власти составляли следующие суды: Законодательное собрание, Суд магистрата, Окружные суды, Суды по делам иностранных граждан, Гражданские или Мировые Суды, Военные трибуналы и Суды справедливости.

Среди вышеназванных судов Законодательное собрание, в котором заслушивались как судебные дела, так и другие вопросы, решение по которым выносилось по принципу большинства, являлось самым уважаемым органом, который имел большие полномочия.

До середины XVII века эти суды должны были осуществлять всю власть в колониях — и законодательную, и судебную, - а так же проводить слушания как по гражданским, так и по уголовным делам. Позднее был разработан новый план организации судебной власти, в котором учреждались

некоторые из вышеупомянутых судов, а судебная власть переходила в руки Суда

2

Магистрата.

Согласно принятым законам, суды Магистрата провозглашались «основной гражданской властью Содружества» и эта власть давала ему право действовать «в вопросах консультирования по праву, написании законов и в вопросах

3

судопроизводства».

После учреждения судов, спектр полномочий которых был несколько уже, Законодательное собрание сохраняло за собой право рассматривать апелляции по некоторым вопросам, поэтому в течение некоторого времени после учреждения нижестоящих судов любая из сторон имела право ходатайствовать о рассмотрении своего заявления непосредственно Законодательным собранием. Чтобы прекратить подобную практику в конце XVII века был принят закон, предполагающий взыскание штрафа со стороны представляющий на рассмотрение [911] [912] [913]

Законодательному собранию какое-либо дело как в форме прошения, так и в форме пересмотра (последнее — форма для передачи дела из Магистратского суда), в случае если выяснилось бы, что сторона не имеет никаких оснований для пересмотра дела.1

Далее появились законы, согласно которым никакое дело не могло быть начато или принято к рассмотрению Законодательным собранием, если до этого по нему не проходило слушание, а также, если до этого оно не было хотя бы единожды пересмотрено в нижестоящем суде, чьим решением истец остался неудовлетворен, что еще больше ограничивало изначально принадлежавшие суду полномочия. Если присяжные и судьи не приходили к единому решению по делу, оно передавалось на рассмотрение последней инстанции — Законодательному собранию[914] [915] [916].

Все решения по апелляционным жалобам, предоставленным на рассмотрение Законодательному собранию или Магистратскому суду, выносились только на основе изначально имевшихся в деле доказательств, и никакие другие улики не предоставлялись. Также было постановлено, что в случае возникновения у суда, ведущего процесс, сложностей с принятием единого решения, судьям следовало передать это дело Законодательному собранию для вынесения решения, не указывая при этом имен истца и ответчика. Постановление Законодательного собрания направлялось в нижестоящий суд и являлось заключительным по

3

данному делу.

Уголовные дела в колониях направлялись на перерассмотрение Законодательному собранию только в том случае, если мнение судей, на чьем рассмотрении изначально находилось дело, делилось в соотношении 3 к 5, 4 к 7 или похожем. К тому же Законодательное собрание исполняло роль высшей канцлерской и надзирательной власти вплоть до XVIII века, когда была учреждена система Судов справедливости, подчинявшаяся ему.[917]

Лечфорд в «Честности», написанной приблизительно в середине XVII века, говорит, что «в Законодательном собрании рассматриваются и гражданские иски, и уголовные дела, и даже церковные, особенно касающиеся не членов, и, что Законодательное собрание и Суд квартальных сессий имели права, схожие с полномочиями Парламента, Королевского суда, Суда общегражданских тяжб, Канцлерского суда, Высокой комиссии, Звёздной Палаты и остальных судов Англии». «Они приговаривают к смерти, ссылают, штрафуют людей, отрезают им уши, секут, заключают людей под стражу и всё это за оскорбление Церкви или граждан и без каких либо достоверных свидетельств»1. Он утверждает, что апелляционные жалобы подлежат рассмотрению Законодательным собранием и не упоминает, существуют ли какие-нибудь ограничения этого права, но вероятно после XVII века , пересмотр дел Законодательным собранием, кроме тех, в которых мнения судей и присяжных разошлись, был сравнительно ограниченной и редкой практикой.[918] [919]

Право пересматривать решения нижестоящих судов сохранялось за Законодательным собранием, пока устав был в силе.

Мы еще вернёмся к праву Законодательного собрания пересматривать дела, а также к форме проведения заседания и к процессуальным нормам, однако стоит заметить, что не представляется возможным с желаемой точностью определить природу власти данного суда.

Следующий по значимости и полномочиям являлся Суд магистрата, который получил право осуществлять судебную власть через законодательные акты[920].

Согласно,например, закону от 1639, в Бостоне (штат Массачусетс) этот суд должен был созываться в две сессии: «Губернатором и помощником губернатора и остальными судьями для рассмотрения всех апелляционных заявлений переданных нижестоящи (штатми судами, проведения бракоразводных процессов, слушания всех тяжких уголовных дел, связанных с жизнью, членством и изгнанием». Также Губернатор был уполномочен созывать специальные судебные сессии для разбирательства по особо тяжким преступлениям. Не случайно этот суд называли

«Большой Квартальный Суд», т.к. он собирался четыре раза в год: один раз в Салеме, один в Ипсвиче и два раза встречи проводились в Бостоне1.

Право стороны подать ходатайствовать о пересмотре решения нижестоящего суда в магистратском суде никак не было ограничено, однако здесь действовало то же правило, что и в законодательном собрании: решение выносилось «на основе изначально имевшихся в деле доказательств, и никакие другие улики не

Л

предоставлялись» . Следовательно, полномочия Магистратского суда в судебных делах были так же велики, как и полномочия Законодательного собрания. Таким образом, изначально Суд магистрата создавался с целью исключить необходимость участия Законодательного собрания в большинстве процессов, не связанных с государственными делами. Очевидно, что говоря о юрисдикции Верховного и Квартального Судов, можно рассматривать их как абсолютные идентичные системы и утверждает, обладающих полномочиями Королевского суда, Суда общегражданских тяжб и других английских судов. Эти суды также были уполномочены рассматривать дела, подпадающие под юрисдикцию Адмиралтейства, а к концу XVII века получили право принимать решения по делам без участия в процессе присяжных, что было нововведением относительно старой процессуальной системы и в тоже время шло в разрез с уникальным устройством судов Колонии, где «вопросы, касающиеся взыскания долга, посягательства на частную собственность, иски по конкретным обстоятельствам дела, рассмотрения дел, основанное на праве справедливости, голосование «за» решение суда, а также вопросы, касающиеся ереси, рассматривались присяжными».

Они также были уполномочены пересматривать решения по

3

вопросам наследства, которые слушались в Окружных Судах.

Окружные суды, учрежденные в середине XVII века - следующий вид судов, который имел схожие с Судом общегражданских тяжб и Уголовным судом полномочия, так как был учрежден после формирования последнего[921] [922] [923] [924].

Заседания Окружных судов обычно проводились одним или несколькими заместителями судьи или, как часто их называли, магистратами, проживавшими в округе, где шло заседание, или магистратами, которых для проведения заседания время от времени назначало Законодательное собрание и которым ассистировали комиссары, выбранные полноправными гражданами округа и утвержденные Законодательным собранием. Судей и комиссаров общим числом должно было быть пять человек, но, тем не менее, даже втроём, при условии, что среди них был один мировой судья, они были в праве вести заседания1.

Под юрисдикцию Окружных судов попадали как гражданские, так и уголовные дела, кроме случаев развода, а так же уголовные преступления, которые наказывались лишением свободы, четвертованием или ссылкой. Они были уполномочены, в таких случаях, созывать большие или малые коллегии присяжных, проживающих на территории их округа, а так же назначать секретарей и других необходимых суду служащих. Полномочия данных судов в решении уголовных дел были аналогичны полномочиям английского Суда квартальных сессий[925] [926] [927].

Здесь нужно отметить, что на становление и эволюцию правосудия в североамериканских штатах большое влияние оказали труды английского судьи Г. Брактона и особенно его «Трактат о законах и обычаях Англии», где он упор делает на этике и морали, так как именно они «определяют обычные правила поведения». Помимо этого он говорит о праве, которое создается именно судьями, а само

3

правосудие исходит только от Бога.

Как и Сессионный суд, Окружные суды занимались планированием дорог, а также выдавали лицензии развлекательным заведениям и, помимо прочих служебных обязанностей по отношению к ним, должны были следить за тем, чтобы эти дома были под надлежащим руководством и содержались должным образом. Кроме того, законом от 1641 года за Окружными судами закреплялось право признавать человека полноправным жителями колонии. Помимо всего прочего эти суды также были наделены юрисдикцией по делам о завещаниях, наследствах и опеке, то есть занимались подтверждением завещаний, предоставлением прав на управления наследственным имуществом и другими схожими с этими вопросами. Апелляционные жалобы по таким делам направлялись суду магистрата. Судебные секретари, в силу занимаемой должности, являлись также протоколистами, и в перерывах между заседаниями суда протоколист и двое судей были уполномочены подтверждать назначение управляющего наследством и утверждать завещания1.

Апелляционные жалобы по делам, рассмотренным в Окружном суде, направлялись Суду магистратов, а сами Окружные суды в свою очередь, могли рассматривать апелляции по решениям, вынесенным одними только судьями или одними только членами судебной комиссии по делам с небольшой суммой иска. Законом от 1649 года было отозвано изначально принадлежавшее им право слушать дела, сумма ущерба по которым не превышала сорока шиллингов, а в следующем году вышел закон, согласно которому в том случае, если истцу не удавалось получить по суду возмещения большее этой суммы в иске о нарушении неприкосновенности частной собственности, начатом в Окружном суде, его иск не удовлетворялся, и он обязан был выплачивать судебные издержки

противоположной стороны, даже если заявленная сумма ущерба была достаточной для того, чтобы суд начал процесс по делу.[928] [929]

Время от времени Законодательные собрания колоний давали распоряжения касаемо Окружных судов, которые в некотором отношении изменяли их полномочия и организацию.

Суды по делам иностранных граждан или, как их иногда называли, Коммерческие суды также были учреждены в середине XVII века. Они были созданы с целью решения вопроса о расселении иностранцев, которые прибывали в колонию с торговыми или иными целями и которые не могли оставаться в Колонии, чтобы дождаться стандартного отправления правосудия.[930]

Эти суды могли быть созваны в любое время по требованию иностранного гражданина губернатором или заместителем губернатора и двумя магистратами (судьями) по требованию, или же, в отсутствие губернатора и заместителя губернатора, тремя магистратами. Полномочия этих судов совпадали с полномочиями Окружных судов, и порядок осуществления правосудия был такой же. Протоколы заседаний суда по делам иностранцев передавались в Суд магистрата для регистрации, как и протоколы других заседаний. Однако за истцом не сохранялось право на обжалование решения, так как целью учреждения данных судов было обеспечить быстрое отправление правосудия и предполагалось, что вынесенное решение обжалованию не подлежит.1

В 1650 году иностранцам было разрешено подавать иски в любой суд колонии, несмотря на то, что тогда существовали ограничения по месту рассмотрения тяжб между гражданами, постоянно проживающими на территории колоний.

В 1682 году иностранным гражданам запрещено было предъявлять иски другим иностранцам в любом из колониальных судов без предварительной гарантии оплаты судебных издержек. [931] [932] [933]

Заметным судебным актом в жизни колоний, а затем и штатов, закрепившим новое видение правосудия, стал Великий закон Пенсильвании 1682 года Принятый после Английской буржуазной революции, он осуждал произвол не только в колониальных судах, но и в революционных трибуналах времен О. Кромвеля. Поэтому в данном акте так подробно, в русле традиций англосаксонского права, регламентировались вопросы правосудия. «Все суды должны быть открытыми, - утверждали авторы Закона, - правосудие никогда не должно продаваться, в нем не

может быть отказано, его отправление не должно откладываться» (ст. V) .

С целью упростить судебный процесс Закон требовал, чтобы «все исковые документы, процедуры и протоколы в судах были составлены кратко, на английском языке, в обычной простой форме, понятной и обеспечивающей бстрое отправление правосудия» (ст. VII)[934].

Как и в английском праве, в Пенсильвании учреждались суды присяжных и большое жюри. При этом Великий закон устанавливал ряд дополнительных гарантий. В частности, он допускал применение смертной казни к виновным в совершении только двух преступлений - государственной измены и убийства (ст. XXV). Лица, осужденные по ошибке к лишению свободы или иным наказаниям, имели право предъявлять иски о возмещении вреда к тем лицам, по информации или обвинению которых они были привлечены к суду (ст. XII). Таких норм английское право того времени не знало[935].

Влияние на эволюцию правосудия в колониях, а затем в штатах, стал следующий по времени принятия английский Билль правах 1689 г., который закреплял такие меры, как запрещение создавать особые суды, приостанавливать действие законов, освобождать от ответственности, применять жестокие и необычные наказания, а также требовать выплаты чрезмерных штрафов. Эти нормы призвали к утверждению новых начал судопроизводства, которые в дальнейшем были развиты в основном прецедентной практикой.2

В конце XVII века суды справедливости были учреждены и в других колониях. До этого времени вести слушания по подобным делам было уполномочено Законодательное собрание, однако под их юрисдикцию стало попадать такое большое количество дел, что было необходимо создать другой судебный орган с целью освободить Законодательное собрание от части его обязанностей. Таким образом, из судей Окружных судов, избранных полноправными гражданами, составили Суды справедливости, чтобы высылать повестки в суд, заслушивать и выносить решения по искам от имени правительства с предоставление вещественных доказательств того, что дело касается права справедливости. Они имели право в ходе судебного процесса допрашивать стороны, так же как и свидетелей под присягой и принимать решения в «соответствии со справедливостью и добром» и на этом основании назначать наказание, что было

продолжением английской судебной системы.1

Ходатайства о пересмотре решения Суда справедливости направлялось в магистраторский суд, где судьи, ранее заслушавшие дело и вынесшее по нему решение, могли изложить причины, по которым они это решение вынесли, однако они не могли участвовать в голосовании по его утверждению. Решение магистратов по делу считалось заключительным, в том случае, если Законодательное собрание, по апелляционной просьбе, не находило причин для назначения повторного слушания по делу перед судьями Окружного суда, с правом, как в первый раз, подавать на апелляцию, или, в «особо тяжелых случаях», назначать слушание по делу в самом Законодательном собрании.[936] [937] [938]

Позже станет понятно, что основание Судов справедливости было немного большим, чем просто расширение полномочий Окружных судов, но они были представлены, как особая форма потому, что их права, на самом деле, несколько отличались от других полномочий суда . Например, в первом уставе Колонии Массачусетс говорилось, что эта ветвь юридической системы Массачусетса, зачастую непризнанная, служила для того, чтобы представлять интересы людей. Это был последний суд учрежденный законодательной властью, пока в силе еще был первый устав Колонии, и как покажет практика, Суд справедливости не только был учреждён в период нахождения у власти губернатора Андроса, но также суд с такими же полномочиями был в числе первых учрежден Законодательным собранием после принятия нового устава Колонии. И только дискреционным полномочием Короны он в конце концов был запрещен.[939]

Военный трибунал (или Военная Комиссия) был основан в колониях в середине XVII века для управления военными делами Колонии, в Комиссию которого входили Губернатор, заместитель губернатора и еще девять человек. Полномочия Военного трибунала были чрезвычайно велики: комиссия могла начинать наступательную и оборонительную войну, заключать под стражу каждого, кого они сочтут врагом Содружества и приговаривать к смерти тех, кто не явится в распоряжение армии или накладывать ограничения на их свободу до тех пор, пока они не понадобятся армии1.

По началу предполагалось, что Комиссия просуществует только до следующего заседания Законодательного собрания, но она продолжала действовать в периоды между заседаниями еще некоторое время, хотя очень сложно установить, как долго еще она продолжала работу.[940] [941]

Перечисляя суды, которые время от времени учреждались в колониях следует упомянуть Специальных уполномоченных по заслушиванию и решению дел, которые были назначены правительством Англии посещать колонии для проведения судебных процессов и вынесения приговоров по всем делам и восстанавливать общественный порядок в округе[942].

Помимо уже упомянутых судов существовала также система низших судов для рассмотрения дел о малозначительных правонарушениях, чьи полномочия были не только разнообразны, но и менялись время от времени в соответствии с тем, как менялись условия жизни и потребности людей.[943]

Учреждение судов низшей инстанции поначалу было встречено недовольством. Дела, ущерб по которым не превышает 40 шиллингов, попадали под юрисдикцию Магистрата. Именно это явилось причиной того, что мировые судьи стали уполномочены заниматься гражданскими делами, хотя, согласно первому уставу колонии, не признавались служителями юстиции. Однако каждый Магистрат являлся и Мировым судьёй и мог разбирать дела с суммой нанесенного ущерба менее 40 шиллингов, заключать в тюрьму, наказывать нарушителей закона, налагать штрафы.[944]

Согласно протоколам заседаний судов и записям в архивах колоний, существования у Магистратов и Членов судебной комиссии по делам с незначительной суммой ущерба судебной власти всегда признавалось. Судьям, постоянно проживавшим на территории города, где они отправляли правосудие, предоставлялось право без участия присяжных заседателей вести судопроизводство и выносить решения по всем искам, поданным в их городе, о взыскании долга, посягательстве на частную собственность, и тех, сумма ущерба по которым, не превышала сорока шиллингов, а так же выдавать ордера на арест, обыск или арест имущества, а также осуществлять по необходимости другие действия.1

Также они были уполномочены рассматривать дела о мелких кражах и других правонарушениях, ущерб от которых не превышал 40 шиллингов. Если правонарушитель не мог выплатить штраф, судья мог назначить ему наказание в виде 10 ударов хлыстом или набить на ноги колодки. Среди прочих прав, предоставленных судьям законом, было так же право проводить церемонии бракосочетания[945] [946] [947].

Комиссары по делам с небольшой суммой ущерба были уполномочены проводить заседания, имея на то санкцию Магистратского или Окружного суда, по всем делам, которые попадали под юрисдикцию Магистрата, в тех городах, где не было своего судьи. В каждом таком городе было трое выбранных жителями комиссаров, двое из которых составляли кворум для заслушивания дела. В их власти было отправлять правосудие исключительно в их городе; исключение составляли случаи, когда стороны проживали в разных городах. В данной

ситуации истец был вправе выбрать город, в котором пройдет слушание по делу.

Также комиссары были уполномочены вести гражданские дела, однако заключение одной из сторон в тюрьму было не в их юрисдикции, они могли только передать дело на рассмотрение Мировому судье или Окружному суду для подтверждения вынесенного ими приговора, если ответчик не мог выплатить установленный штраф и не имел в городе, где проживал никакого имущества,

которое могло бы составить сумму, достаточную для выплаты штрафа.1

Что касается уголовных преступлений, то здесь члены комиссии были уполномочены подписывать ордера на обыск и арест, но только в тех случаях, если в зоне досягаемости не было ни суда, ни магистрата. Кроме того, в 1663 году они были наделены правом брать свидетельские показания по гражданским и уголовным делам, а также и осуществлять их[948] [949].

В дополнение к Магистратам и Комиссарам по делам с незначительной суммой ущерба в некоторых случаях полномочия проводить заседания по делам, попадавшим под юрисдикцию магистрата, имели Члены городского управления. Так поступали в случае если единственный судья, проживавший в городе, был заинтересован в исходе представленного на рассмотрение дела; или если в городе не было магистрата и один или более из Комиссаров был заинтересован в исходе дела. В таких случаях Члены городского управления были уполномочены вести судебный процесс и выносить приговор и приводить его в исполнение[950] [951].

Также Члены городского совета могли проводить судебные заседания по делам о нарушениях распоряжений муниципальной власти, штраф за которые не превышал 20 шиллингов, если нарушение распоряжения не предусматривало

4

уголовную ответственность .

Наглядно эволюцию правосудия можно проследить на примере учреждения отдельного Бостонского суда, который вобрал в себя черты, как суда Комиссии по делам с незначительной суммой ущерба, так и черты Окружных судов. Причиной для учреждения это суда послужило резкое увеличение городского населения и рост торговли в городе, а так же тот факт, что преступления, совершенные приезжими и другими людьми, часто оставались безнаказанными. Этот суд состоял из семи Комиссаров, выбранных полноправными гражданами города и одобренных судьями Магистрата, любые пять из которых, или трое, если среди них присутствовал судья, могли отправлять правосудие по всем гражданским делам, сумма ущерба по которым не превышала 10 фунтов, в пределах ограниченной территории, которая включала в себя некоторые острова в гавани и простиралась до перешейка, отделявшего Бостон от Роксбери. Они также были уполномочены слушать уголовные дела, в которых сумма возможного взыскания не превышала двадцати шиллингов1. Свои полномочия они получили от Государственного секретаря и имели право самостоятельно назначать судебных секретарей. Апелляционные жалобы передавались отсюда непосредственно в Магистратский суд; настолько, насколько позволяли их полномочия, они заменяли собой Окружной суд.

Согласно проекту этот суд был учрежден всего на год, и так как пишет губернатор, очевидное приобретение Бостоном всё большей независимости вызвала всплеск недовольства, срок действия закона, учреждавшего этот суд, не был продлен.[952] [953] [954]

Из информации, имеющийся в архивах, следует, что периодически, если того требовали сложившиеся в той или иной части страны обстоятельства, созывались заседания Комиссаров, обладавших более или менее широким спектром полномочий. В 1661 году двое Комиссаров из Линна получили право регистрировать браки, принимать присягу у свидетелей также, как это мог делать

3

каждый Судья Магистрата.

Кроме того, в каждом городе был Судебный приказчик, которого выбирали горожане и кандидатура которого утверждалась Окружным судом, занимавшийся повестками и судебными приказами и уполномоченный «вызывать в суд по повестке и выдавать приказ на наложение ареста на имущество», «вызывать повесткой свидетелей», «удовлетворять виндикационные иски, а так же давать

истцу обязательство обеспечить поддержку обвинения» 1.

Ходатайства о перерассмотрении дел, решение по которым принимали только Магистраты или Комиссары по делам с небольшой суммой ущерба или только Членами городского совета, направлялись в Окружные суды, и сторона, подающая ходатайство была обязана зафиксировать в письменной форме все причины, дающие достаточно оснований для подачи апелляции, при этом «не отзываясь ни о суде, ни о противной стороне неподобающим образом» [955] [956].

Чтобы избежать предвзятости в решениях суда, ни один из судей, кто уже заслушивал рассматриваемое дело в нижестоящем суде, не имел права голоса в слушании этого же дело Законодательным собранием[957].

Хотя предоставленное описание правосудия, существовавшее в XVII-XVIII вв. очень коротко и, возможно, далеко от совершенства проведения судебных заседаний, тем не менее оно помогает понять нынешнее устройство судопроизводства и его влияние на формирование федеративных основ.

В дальнейшем эволюцию правосудия в колониях привела к тому, что Законодательное собрание и Магистратский суд объединялись в Верховный суд, Окружные суды приобретали некоторые черты Суда общих тяжб и Суда квартальных сессий, в то время как Суд по наследственным делам брал на себя часть полномочий, ранее принадлежавших Окружным судам, а дела, попадавшие под юрисдикцию Магистратов и Комисаров по делам с незначительной суммой ущерба, переходили во власть Мировых судей.

В течение всего этого времени много внимания уделялось тому, чтобы правосудие было как можно более безупречным, чтобы судьи были настолько свободны от каких-либо предубеждений, касаемо дела, насколько это позволяла природа вещей, хотя, в теории, деятельность судов была настолько безукоризненной, насколько это возможно. Было постановлено, что ни один судья не допускается в Верховный суд на заседание по делу, разбирательство по которому он проводил в нижестоящем суде. В дополнение к этому, постанавливалось, что никто не должен консультироваться с судьёй или Комиссаром по делу, в котором он позже будет выступать в роли истца или ответчика; а в следующем году был принят закон, согласно которому судья лишался права голоса по делу, в котором кто-либо из сторон приходился ему отцом, сыном, братом, дядей, племянником, арендодателем, арендатором, даже если он мог «дать разумный совет по делу»1. Рассмотрим установленный порядок судопроизводства.

Формально магистраты должны были ежегодно переизбираться, но на деле, в соответствии с линией поведения, принятой относительно выборов на эту должность, она стала пожизненной; и, так как основным их занятием являлось отправление правосудия, то Магистраторский суд можно рассматривать, как достаточно независимый в своих решениях. К тому же, учитывая тот факт, что они очень хорошо знали своё дело, справедливо было бы ожидать, что в определенный момент ими будет принята единообразная система проведения заседаний и

Л

принципов вынесения решений. В известной степени так оно и было . Однако общественное сознание было слишком перегружено мыслями о личных нуждах и возможных рисках, а также полемикой на религиозные темы, в которую были втянуты все, чтобы заняться такими вещами как, например, юриспруденция в широком смысле этого слова. Таким образом, при тотальном отсутствии профессионально подготовленных юристов и судей, изучавших бы право как науку, тщетно было бы надеяться на какое-либо улучшение, движение вперёд в

устройстве судебно системы, пока в силе был устав.

Следует представить основные принципы отправления правосудия в судах колоний и остановиться на ряде подробностей, которые в определенной степени повлияли на судопроизводство.

Должностное лицо, ведавшее исполнительными функциями Суда, поначалу назывался «Надзиратель за общественным порядком», а позже стал называться [958] [959] маршалом — начальником полицейского участка, и это название долго сохранялось. Кроме того, с раннего времени в нескольких городах избирались Констебли, должностные лица, отвечающие за порядок в городе, которые были уполномочены приводить в исполнение судебные приказы о наложении ареста на имущество, и выполняли большое количество обязанностей, связанных с внутренней политикой Колонии. Законом от 1675 года маршалам и констеблям разрешалось писать свое заключение по делу на «обратной стороне постановления об аресте имущества» и отправлять копию истцу по делу, вместо того, чтобы снова вызывать его в суд, как делалось ранее.1

До середины XVII века протоколы заседания суда велись не всегда. Но позднее вышел закон, требующий от судей, магистратов и уполномоченных комиссаров записывать ход процесса, указывая все улики и свидетельства, проходившие по делу, в книгу фиксации судебных решений, с той целью, чтобы «судебное дело продолжало процветать». Показания свидетелей, данные на открытом заседании суда, фиксировались секретарём судебного заседания и составляли часть письменного производства по делу. Многие регистрационные записи процессов тех лет, занимающие огромное количество страниц, хранятся в подшивках Протоколов судов штатов. [960] [961] [962]

Присяжные с ранних лет существования правосудия были задействованы в судебных процессах, но когда точно присяжные впервые участвовали в слушании дела нигде не указанно.

В 1634 году был издан закон, требующий проведения присяжными, выбранными полноправными гражданами, слушаний по всем делам, предполагающим решение вопроса о жизни или смерти обвиняемого.

С середины XVII века Большая коллегия присяжных, созывалась с целью проверки оснований для предъявления обвинения лицу по конкретному уголовному делу и решения вопроса о возможности предания его суду, где дело

будет рассматриваться с участием "малого жюри" присяжных. И Большая и Малая коллегии присяжных созывались следующим образом: помощник судьи направлял Надзирателю за общественным порядком приказ, предписывающий ему оповестить двадцать четыре членов коллегии присяжных, названных секретарём, о том, что они призываются в суд, за четырнадцать дней до самого суда1.

В дальнейшем был изменен порядок созыва коллегии присяжных. Помощник судьи или секретарь судебного заседания отправляли констеблям нескольких городов приказ о необходимости предоставления определённого количества присяжных, они же в свою очередь созывали правомочных граждан своего города, которые и выбирали требуемое количество присяжных. Дважды в год, в марте и в сентябре, магистратский суд созывал Большое следственное жюри, чтобы последнее «сообщило Суду все сведения, касающиеся дел, о которых должно быть известно суду»[963] [964].

Присяжные, рассматривавшие судебное дело по существу, были превращены в судей, рассматривавших и решавших как вопросы права, так и вопросы факта, хотя была предпринята попытка оставить за присяжными только право устанавливать фактические обстоятельства по делам, связанным с возмещением убытков и выплатой судебных издержек, а право провозглашать приговор по делу оставить за Судом. Но закон был временным, и присяжные очень редко выносили специальные вердикты — решения по частным вопросам. Присяжные имели право совещаться ровно столько времени, сколько им было необходимо, «если они не могли решить в деле главный вопрос», так же если присяжные не были уверены в логичности и добросовестности своих выводов по делу, они были вольны «на открытом заседании суда посоветоваться с любым человеком, который, по их мнению, мог разрешить их сомнения или направить ход их мыслей в нужное русло

3

перед тем, как они вынесут вердикт» .

Иногда вердикты выносились только на основании имеющихся у присяжных серьёзных подозрений, не имеющих под собой достаточно весомых доказательств.

В таких случаях суд признавал обвиняемого виновным в инкриминируемом ему деянии, хотя неофициальное обвинение не смогло опровергнуть доводы ответчика в свою защиту и присяжные не смогли найти улики, подтверждающие вину подсудимого. Возможно, это послужило причиной того, что в нынешней клятве, произносимой присяжными, участвующими в рассмотрении уголовных дел, есть часть, в которой они заявляют о том, что если они находят ответчика невиновным «они лишь ставят суд в известность о своем решении и более ничего»1.

Часто случалось, что судьи и присяжные расходились во мнениях, и обычно в таких случаях суд отказывался принимать вердикт присяжных и дело перенаправлялось в другой магистратский суд или, как иногда случалось, Законодательному собранию[965] [966].

Памятный случай подобного расхождения во мнениях состава суда и присяжных имело место в деле Анны Хиббинс, обвинённой в колдовстве в 1656 году. Присяжные сочли ее виновной, но магистраты отказались подтвердить приговор, и дело было передано на рассмотрение Заонодательному собранию. Бурный протест народа оказал давление на суд, и женщина была признана виновной и приговорена к казни[967].

Чтобы избавиться от неудобств, причиняемых подобным расхождением мнений судий и присяжных, в конце XVII века был принят закон, согласно которому, после того, как Суд разъяснил присяжным суть закона и «сличил с ним подтвержденные в ходе разбирательства факты», вердикт, вынесенный присяжными должен был быть принят и на его основании должен был быть вынесен приговор по делу. Последним средством защиты для «проигравшей стороны» была подача ходатайства о проведении в открытом суде заседания для проведения расследования на предмет определения правосудности вынесенного вердикта, обвинив присяжных в ошибке мнения и коррупции... Тогда секретарь суда созывал в качестве присяжных двадцать четыре человека, чтобы рассудить дело о запятнанной репутации, и если на этом процессе выяснялось, что в вынесенном вердикте действительно имеет место ошибка или заблуждение, то потерпевшая сторона восстанавливала свои права, а если члены коллегии присяжных были уличены присяжными в коррупции, они лишались должности либо попадали в заключение.1

Право подавать жалобы на присяжных должно было предполагать также и ответственность за голословные обвинения, поэтому в 1684 году был принят закон, требовавший от стороны в письменной форме изложить свои основания для предъявления претензий, и, если истец проигрывал дело по обвинению присяжных в коррупции, он был обязан выплатить десять фунтов штрафа, а так же по сорок шиллингов каждому члену коллегии присяжных, но более того присяжные, ранее обвиняемые им в коррупции, предъявляли ему иск за клевету[968] [969].

Обычно в вердикте присяжные также постанавливали, какая из сторон будет выплачивать издержки, взамен затрат, которыми неизбежно сопровождается каждый процесс. Возможно, подобное право давалось присяжным, согласно предписанию от 1641 года, где говорилось, что истец или ответчик, в зависимости от того, кто из них будет признан виноватым, обязан выплатить судебные издержки; вопрос о виновности решался так же, как и другие вопросы факта.

Итак, хотя присяжные уже проводили заседания, чаще всего арестант имел право сам решать, будет ли его дело рассмотрено судейским составом или присяжными заседателями и как показывает практика, слушания в суде присяжных были предпочтительней[970].

Что касается вопроса о выплатах, существовало огромное количество ранних законов, целью которых должно было быть предотвращение судебных процессов и освобождение жителей от бремени выплат в поддержку правительства.

Размеры взноса, выплачиваемого за подачу иска, варьировались от четырёх пенсов до десяти шиллингов, в соответствии с размером иска, и довольно жестокие штрафы были предусмотрены для тех, кто обращался в суд с исковым заявление или апелляционной жалобой, не имея для этого оснований. Присягу произносили, держа руку поднятой, так как клясться на Библии считалось идолопоклонством, хотя это была форма, к которой они были привычны в Англии.1

Формы проведения судебных заседаний были чрезвычайно просты, а судебные приказы (повестки) были весьма лаконичны и до 1662 года даже не от имени короля. Эти приказы могли быть как в форме приказа об аресте лица, так и в форме приказа о явке в суд, и должны были быть вручены тем, кому предназначались, как минимум за пять дней до заседания суда. К тому же правосудие осуществлялось быстро, вследствие того, что «большинство дел слушаются и разрешаются за одно заседание»[971] [972]. Закон об ошибках в процессуальных документах или судебных выступлениях был принят рано, и судьи редко утруждали себя возражениями относительно процедуры предъявления иска или производства по делу. Формам подачи исковых заявлений, как будет показано далее, уделялось мало внимания. Существовали виндикационные иски (о возвращении владения движимой вещью), иски о взыскании денежного долга, иски из противоправного нарушения владения с причинением вреда, и иногда устанавливали специальную, подходящую форму подачи иска по делам о восстановлении владения недвижимостью. Однако самым часто встречающимся иском, наравне с исками о восстановления владения землями, или исками о взыскании платы за нанесение прямого вреда здоровью, был иск о взыскании убытков. [973]

Производство по уголовным дела, как уже говорилось, было в компетенции Большого жури, которое выносило обвинительный акт и признавало обвинение безосновательным или подтверждало его. Иногда на обороте они отмечали, что «у них имеются серьёзные подозрения, однако они находят их недостаточными для предания обвиняемого суду». Упоминаются случаи, когда, после того, как дело было заслушано, и подсудимый был оправдан по всем пунктам обвинения, присутствующие в суде вставали со своих мест и обвиняли его в других

преступлениях, и тогда его снова судили.

Обвинительные акты для предварительно предъявления присяжным были, как было показано, не очень официальными, а также законами не была предусмотрена должность Генерального прокурора штата, который должен был заключать под стражу правонарушителей.[974] [975] [976]

Причины неофициальности этих процессов, возможно, кроется во мнении, уже высказанным Блэкстоуном, о желании признания со стороны колонии английских законов. «Они считали, что английские законы на них не распространяются, так как они неприменимы к таким благочестивым людям. Поэтому они почти полностью переняли европейскую систему законов. Когда обычное право Содружества было признанно имеющим недостатки, было решено, что выносить приговоры по уголовным делам следует, руководствуясь словом Божьим» .

К концу XVII века суды получили полномочия позволять подавать прошения о бесплатном рассмотрении иска, и иногда, согласно регистрационным записям, такое случалось, хотя стороны освобождались только от уплаты судебного сбора.

Говоря о становлении и эволюции правосудия в североамериканских штатах и его влиянии на формирование федеративных основ, следует отметить, что как и тогда, так и сегодня не имеется классического определения правосудия, как, впрочем, и понятия судебной власти, которые неразрывно связаны между собой. Большинство современных исследователей сходятся в том, что правосудие представляет собой вид правоохранительной деятельности по рассмотрению и разрешению различных категорий судебных дел в установленных законом процессуальных формах, т.е. в форме реализации судебной власти[977].

Поскольку судебная власть относится к одной из ветвей государственной власти, постольку правосудие должно рассматриваться как особый вид государственной деятельности, содержанием которой является рассмотрение и разрешение судами различных социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права1.

По мнению ряда российских ученых, правосудие осуществляется посредством рассмотрения в судебных заседаниях гражданских, уголовных и иных дел в установленной законом процессуальной форме. Причем, это не только разбирательство дел судом первой инстанции, но и пересмотр вынесенных им решений вышестоящими судами - то есть, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями, а также производство в суде по вновь открывшимся обстоятельствам[978] [979] [980].

В предыдущих главах и данном параграфе уже говорилось, что процесс формирования единого федеративного государства США занял длительный исторический период с начала XVII в. до середины XVIII в. Одновременно этот период был временем становления и эволюции правосудия в колониях, а затем и штатах.

Интересным примером данной проблематики, где также можно проследить эволюцию право штатах служит штат Иллинойс, который в отличие от штата

Массачусетс (конституция принята в 1780 г.) был образован только в 1818 году (конституция принята 26 августа 1818 г.).

Статьей IV Конституции штата учреждался Верховный Суд в составе 4 судей, которыйьнаделялся апелляционной юрисдикцией, исключение составляли дела о доходах, о приказах низшим должностным лицам, habeas corpus и об импичменте, которые в этом суде рассматривались по первой инстанции. Судьи Верховного Суда назначались Генеральной Ассамблеей, которая так же учреждала все остальные внутренние суды, а срок пребывания судей в должности зависел от поведения судей, за исключением первых назначенных судей, чей срок истекал в 1824 году. В юрисдикции судьи окружного суда находились все дела, а так же иски в соответствии с общим правом и правом справедливости, по которым сумма иска составляла более 20 долларов, и все дела об измене, иных тяжких уголовных преступлениях, преступлениях и проступках. Новые судьи были назначены на должность без определенного срока пребывания и все члены судебной системы находились под воздействием законодательной власти.

В 1824 году Генеральная Ассамблея назначила на должности новых судей Верховного суда, а также были созданы 5 окружных судов и их возглавили 5 окружных судей. Однако в 1827 году они законодательно прекратили свое существование и четырем судьям Верховного Суда вновь пришлось возглавить окружные суды в четырех округах. В 1829г. к северу от реки Иллинойс был учрежден пятый округ, а в 1835г. Генеральной Ассамблеей были назначены судьи для остальных окружных судов, и Верховный Суд вновь освободился от нагрузки в виде рассмотрения дел в окружных судах. Кроме того, были учреждены шестой округ и шестая должность окружного судьи.

Уже к 1838 году в Иллинойсе насчитывалось 9 окружных судов и 9 окружных судей. Принципы правосудия, заложенные Конституцией 1818 года, наделили Генеральную Ассамблею властью создавать суды нижестоящей инстанции, которые были полностью подконтрольны Генеральной Ассамблее[981]. Действие этого предписания Конституции ясно демонстрирует история окружных судов, которые создавались и упразднялись три раза в течение 20 лет, а законодатели меняли судебную систему практически каждые два года и упорядоченная судебная система долго не могла укорениться в Иллинойсе. Власть, которой была наделена Генеральная Ассамблея, по назначению и снятию с должности судей, даже судей Верховного Суда, сделала судебную систему полностью зависимой от генеральной Ассамблеи. Но уже в 1848 году потребовалось понимание того, что эффективная судебная система должна быть независимой от Генеральной Ассамблеи, что было основной причиной составления проекта новой конституции.2

Статья V Конституции Иллинойса 1848 года учреждала Верховный Суд в составе трех судей, двое из которых составляли кворум. Эти судьи избирались путем общественного голосования от каждого подразделения штата на 9 лет. Верховный Суд в качестве первой инстанции рассматривал дела о доходах, приказах низшим должностным лицам, habeas corpus, и импичменте, и все остальные категории дел в качестве суда апелляционной инстанции и заседал в каждом округе один раз в год.1

Конституция 1848 года устанавливала 9 округов, где окружной судья избирался в своем округе на 6 лет и в его юрисдикции входили дела на основе закона и права справедливости, а так же все апелляционные жалобы на решения нижестоящих судов. Генеральная Ассамблея получила лишь возможность увеличивать количество округов, чем она и успешно пользовалась. Судьи Верховного Суда и окружных судов не могли занимать какую-либо иную должность на уровне федерации или штата в течение срока нахождения в должности судьи и год после освобождения от должности судьи, но их могли снять

Л

с занимаемой должности двумя третями каждой палаты Генеральной Ассамблеи .

Конституция и последующее законодательное регулирование учреждали окружной суд (county court) в каждом округе (county) во главе с окружным судьей (county court judge), чей срок пребывания в должности длился 4 года. В юрисдикцию суда входили все дела о наследстве, гражданские дела, сумма иска по которым не превышала 100 долларов, дела о насильственном вторжении и незаконном удержании недвижимости, уголовные дела о нападениях, побоях, нарушении общественного порядка, кражах, совершенных неграми (рабами или свободными), а так же дела при совпадающей юрисдикции с окружным судом

(circuit court) по делам о продаже недвижимости умерших лиц.

В каждом округе (county) были избраны по 2 мировых судьи, которые заседали вместе с окружным судьей (county judge), а срок нахождения этих судей в должности составлял 4 года, их юрисдикция была такой же, как и у мировых судей до 1848 года[982] [983] [984] [985].

В течение двух десятилетий после вступления Конституции 1848 года в силу, количество населения Иллинойса резко возросло, особенно в ранее малонаселенных районах севера. Статья V раздела 1 Конституции штата предусматривала положение о том, что «нижестоящие местные суды гражданской и уголовной юрисдикции могут учреждаться Генеральной Ассамблеей в городах этого штата, однако, структура таких судов должна быть одинакова, а юрисдикция не должна выходить за пределы города»1. Впоследствии в 1854 году Генеральная Ассамблея учредила выборную должность председателя полицейского суда: одного - для каждого города с населением менее 6 000 человек; двух - для городов с населением от 6 000 до 12 000 человек и трех - для городов, чье население превышает 12 000 человек. Срок пребывания их в должности составлял 4 года, но их юрисдикция была такой же, как и мировых судей их округа (county), а так же в юрисдикцию председателя полицейского суда входили дела о распоряжениях,

Л

сумма иска по которым составляла не более 100 долларов . Однако дело могло быть рассмотрено любым другим председателем полицейского суда этого города или ближайшим мировым судьей, а порядок и процедура рассмотрения дел были такими же, как и в мировом суде, за исключением дополнений, установленных хартией определенного города. Мировые суды и полицейские суды не были судами письменного производства, вследствие чего, апелляционная жалоба в суд письменного производства означала рассмотрение дела по существу . Для удовлетворения потребностей, связанных с ростом населения в городских регионах, суды письменного производства были учреждены в Чикаго, Авроре, Элгине и других развивающихся городах. Такие суды учреждались как суды общегражданских исков и их юрисдикция совпадала с юрисдикцией окружных судов (circuit courts), кроме дел о предательстве и об убийстве. В 1859 году суд общегражданских исков округа Кук (Cook county) был переименован в Главный суд первой инстанции Чикаго, юрисдикция которого совпадала с юрисдикцией [986] [987] [988]

Окружного Суда (Circuit Court).1

Конституция 1848 года была конституцией сельскохозяйственного штата, и она устанавливала судебную систему сельского типа. Однако рост Иллинойса происходил не только за счет населения, но и за счет экономики, т.к. в штате развивались большие индустриальные территории и крупные городские районы. Конституция штата и установленная ей судебная система вскоре перестали отвечать требованиям штата, и в 1869 году конвент, изначально призванный внести поправки в старую конституцию, создал абсолютно новую, для частичногородского и частично-сельского штата. Конституция 1870 года по существу была основным законом Штата Иллинойс до принятия Конституции 1970 года .

Что представляет из себя судебная система Иллинойса в соответствии с конституцией 1870 года.

Конституция 1870 года в статье VI устанавливала новую судебную систему, которая была довольно сложной. Верховный Суд состоял из семи судей, а юрисдикция его была такой же, какую устанавливали предыдущие конституции. Суд был обязан ежегодно заседать в течение сессии в каждом из трех больших подразделений, установленных конституцией 1848 года, а так же одну или две сессии в Чикаго, при условии наличия необходимого помещения. Четверо судей составляли кворум, и согласие четырех судей было необходимо для принятия решения. Штат был разделен на 7 районов (дистриктов) для выборов судей Верховного Суда и эти районы могли быть изменены законом для установления равного количества населения в каждом из них, однако они должны были состоять

из смежных между собой округов (counties) . Срок пребывания судей Верховного Суда в должности составлял 9 лет.

В 1879 году было установлено законодательное требование к Верховному Суду - его сессии должны были проводиться только в одном городе в октябре, декабре, феврале, апреле и июне. Этот же закон предписывал назначение персональных секретарей для судей Верховного Суда, а так же устанавливал [989] [990] необходимость назначения библиотекаря Верховного Суда. Суду было дано право законодательной инициативы - возможность подавать законопроекты законодательной ветви власти, что было новшеством. Раздел 31 статьи VI устанавливал необходимость судей представлять Суду ежегодный письменный отчет, а так же устанавливалось, что Суд каждый год представляет письменный отчет о недостатках правового регулирования в Иллинойсе Губернатору и законопроекты Генеральной Ассамблее для разрешения этих проблем. Объединив с VI статьей раздел 11, предусматривавший учреждение апелляционного суда, можно рассматривать создание Верховного суда в качестве основы, положившей начало, совершенствующей и толкующей законы штата Иллинойс. Верховный Суд с тех пор не играл роль выездного апелляционного суда. 1

Конституция предусматривала создание апелляционного суда Генеральной Ассамблеей после 1874 года и четыре таких суда были созданы уже в 1877 году. Каждый такой суд состоял из трех судей, которые назначались Верховным Судом из окружных судов (circuit courts), или, в случае с Округом Кук (Cook County) из Главного суда первой инстанции. Судьи назначались на 3 года и проводили 2 сессии ежегодно и избирали Председательствующего судью. Кворум составляли 2 судей, и согласие 2 судей из трех было необходимо для принятия решения по делу[991] [992] [993]. В юрисдикцию суда входил только апелляционный пересмотр дел, рассматривались все жалобы и приказы об ошибках на решения любого окружного суда (circuit court), Главного суда первой инстанции округа Кук, окружных судов (county шш^или городских судов по любому делу или процедуре или праву справедливости, в отличие от уголовных дел, дел, касающихся привилегий,

безусловных прав собственности на недвижимость или законной силы статута . Решения таких судов были окончательными по делам, сумма иска по которым была меньше 1 000 долларов, или в случаях, когда нижестоящие суды оценивали утраты в сумму, меньшую, чем 1000 долларов, за исключением случаев, когда Апелляционный Суд считал дело довольно значимым, чтобы его рассмотрел

Верховный Суд1.

В 1897 году был принят закон, дававший право Верховному Суду назначать трех окружных судей (circuit judges) в отделение Апелляционного Суда любого района (дистрикта), в котором количество дел, ожидающих рассмотрение, превышало 250. В 1911 году закон давал возможность устанавливать дополнительные отделения для отделений судов, в которых количество дел, ожидающих рассмотрения, было больше 250. Юрисдикция отделений и юрисдикция Апелляционных судов были одинаковы, однако Верховный Суд мог отстранить или перевести окружных судей (circuit court judges) или судей главного суда первой инстанции, назначенных в Апелляционный Суд.

Конституция устанавливала окружные суды (circuit courts), рассматривавшие дела общего права и права справедливости по первой инстанции, а так же решения нижестоящих судов в качестве апелляционной инстанции. Впоследствии Генеральная Ассамблея поделила Штат на 17 округов (circuits), за исключением Округа Кук (Cook County), который являлся отдельным округом. Округа должны были быть максимально равными по населению, развитию экономики и по территории, а так же они должны были состоять из смежных нижестоящих округов (counties). Положения Конституции предусматривали по одному судье на каждый округ (circuit), но Генеральная Ассамблея установила по 3 судей в каждый из округов (circuits). Судьи окружных судов (circuit court judges) избирались в своих округах (circuits) на 6 лет, а сессия каждого окружного суда (circuit court) должна была проходить, по крайней мере, два раза в год в каждом нижестоящем округе (county).

Единственным исключением был нижестоящий Округ Кук (Cook County), в котором рост количества дел существенно превышал рост населения. Развитие промышленности, торговли и городская жизнь служили причинами возникновения новых видов правовых процедур, обоснование прав и свобод. Таким образом, в то время, как население Округа Кук было примерно таким же, как и в других округах, то количество подаваемых исков было гораздо больше, во всех остальных округах, [994] [995]

вместе взятых1.

Конституция 1870 года учредила Округ Кук как единый округ с 5 судьями, где Главный Суд первой инстанции Чикаго стал Главным Судом Первой Инстанции Округа Кук. Так же были предусмотрены положения, расширявшие численный состав обоих судов. Старый Суд письменного производства Чикаго был заменен на Уголовный Суд Округа Кук, в юрисдикцию которого входила юрисдикция окружного суда по уголовном и квази-уголовным делам в защите частных прав граждан, а сессии Уголовного суда проводились судьями Окружного и Главного суда первой инстанции. Генеральная Ассамблея увеличивала численный состав судей Окружного суда Округа Кук до тех пор, пока он к 1915 году не достиг 20 человек[996] [997].

В 1905 году Генеральная ассамблея приняла новый закон, позволяющий создавать окружным судам отделения в любом нижестоящем округе, а в 1909 году утвердила положение о переназначении судей из одного округа в другой на срок не более чем 8 месяцев[998].

Конституции каждого штата так же содержали положения о создании нижестоящих окружных судов в каждом нижестоящем округе. На эту должность избирался один судья на четырехлетний срок; однако, в тех случаях, когда это было целесообразно. Генеральная Ассамблея могла создать район (дистрикт) из двух или более нижестоящих округов, который входил бы в юрисдикцию одного судьи и такой суд был Судом нижестоящего округа, осуществляющим письменное производство[999]. Впоследствии, законодательство изменило юрисдикцию судов нижестоящих округов так, что в итоге в его юрисдикцию входили наследственные дела и смежная юрисдикция с мировыми судьями (в тех случаях, когда сумма иска не превышала 1 000 долларов), все малозначительные уголовные дела и проступки (наказанием за которые не было заключение в федеральную тюрьму или смертная казнь), а так же все апелляционные жалобы на решения мировых судей и председателей полицейских судов (кроме случаев, когда судья нижестоящего округа был мировым судьей - в таком случае апелляция подавалась в окружной

суд) 1

Конституция 1870 года и последующее законодательство в 1877 и 1881 годах учредили Суды по делам о наследстве в тех нижестоящих округах, население которых превышало 70 000 человек. Судьи таких судов осуществляли свои полномочия в течение 4 лет. Однако в Законе 1903 года Генеральная Ассамблея предусматривала положения о том, что судьи судов по делам о наследстве и судьи нижестоящих окружных судов могут заменять друг друга и «стремиться к поиску баланса различных интересов» [1000] [1001].

Конституции штатов предусматривали положения, в соответствии с которыми положение и система мировых судей и председателей полицейских судов не отличалась от установленной ранее, а в 1901 годы был принят закон, касавшийся судов письменного производства в крупных городах и в него вносились поправки в 1901, 1911 и 1913 годах. В соответствии с этим законом в городских судах могло быть от 1 до 5 судей, хотя количество должностей не могло быть менее 1 на каждые 50 000 человек. Суды могли создаваться только в городах, чье население было больше или равно 3 000 человек и судьи назначались на 4 года, а юрисдикция этих судов совпадала с юрисдикцией окружных судов, кроме дел об измене и об

убийствах[1002].

Например раздел 31 статьи VI Конституции штата Иллинойса предусматривал положения о возможности отрешения любого судьи от должности путем принятия решения тремя четвертыми всех избранных членов каждой палаты Генеральной Ассамблеи.[1003]

Раздел 17 статьи VI содержал требования к назначении кандидата на должность судьи. Возраст кандидата на должность окружного или любого нижестоящего судьи должен был быть не менее 25 лет, кандидат должен быть гражданином Соединенных Штатов, жителем Штата Иллинойс, по крайней мере, 5 лет до выдвижения кандидатуры и резидентом округа, крупного города или небольшого города, в котором он избирался1.

Недовольство системой мировых судов и председателей полицейских судов стало настолько выраженным, что поправка 1904 года к Конституции упразднила мировые суды, полицейские суды и констеблей в Чикаго и ограничила юрисдикцию всех остальных мировых судей, полицейских судов и констеблей в Округе Кук. Так же разрешалось учредить муниципальный суд в городе Чикаго[1004] [1005].

Законодательные акты 1905, 1906, и 1907 годов учредили Муниципальный Суд Чикаго, в юрисдикцию которого входили гражданские дела об истребовании денег или имущества, а так же не тяжкие уголовные дела. Этот суд был создан для удовлетворения быстро растущих потребностей городского района и время от времени его реорганизовывали для удовлетворения потребностей Чикаго. В 1899 году законодательно была установлена возможность, а в 1907 были внесены поправки в деятельность созданного Суда по делам несовершеннолетних (позднее его переименовали в Суд по семейным делам) в Округе Кук. Один судья окружного суда должен был рассматривать все дела с участием лиц, моложе 21 года, указанных в законе как материально зависимых, заброшенных или нарушающих закон. Такой закон был первым во всей федерации и в дальнейшем был учтен для создания аналогичных судов во всех штатах. Другими словами речь шла о защите прав и свобод всех категорий граждан, а в 1903 году в Иллинойсе был учрежден административный орган, называвшийся Претензионным судом для рассмотрения любых дел, адресованных против штата и губернатором было назначено 3 судей[1006].

Эти специализированные суды демонстрировали потребности растущего населения и развития независимости, необходимости и ответственности судов Иллинойса. Они достаточно хорошо справлялись с поставленными задачами, однако, вскоре проблемы осуществления правосудия в федеративном государстве поставили перед судами новые задачи.

Стоит рассмотреть эффект, который оказал рост Чикаго и других городских районов на судебную систему Иллинойса. Как уже замечалось ранее, еще до 1859 года для растущих городов начали создаваться специализированные суды, юрисдикция которых совпадала с юрисдикцией уже существовавших на то время судов1. Создание таких судов было необходимым, так как даже в 1870 году Конституция не была достаточно гибкой и не могла справиться с ростом населения и необходимостью расширения судебной системы. Примером наибольшей путаницы стал Округ Кук (Cook County), где насчитывалось большое количество судов: Окружной суд (circuit court), Главный суд первой инстанции, Суд по семейным делам, Суд по уголовным делам, Суд по делам о наследстве, Суд нижестоящего округа (county court), Муниципальный суд Чикаго, 23 городских, сельских и муниципальных судов, 75 мировых судей и 103 Полицейских суда. Юрисдикции многих судов совпадали, что создавало еще большие организационные проблемы. Возможно, наиболее значительным был тот факт, что административного органа, объединявшего, координирующего и надзиравшего за деятельностью этих судов, не существовало. С целью исправления такой ситуации в середине ХХ века на голосовании была принята поправка, учредившая единообразную судебную систему, которая вступила в силу 1 января 1964 года, и представляла собой абсолютно новую VI статью конституции Иллинойса 1870 года.

В соответствии со статьей 1964 года, судебную власть осуществляли Верховный Суд, Апелляционный суд и Окружные суды (circuit courts). Все ранее существовавшие суды первой инстанции были упразднены, а их юрисдикция была передана соответствующим Окружным судам (circuit courts).

В состав Верховного Суда входило 7 судей, избиравшихся из 5 районов (дистриктов). Оставшаяся часть штата была поделена на 4 судебных района. Трое [1007] [1008] судей Верховного Суда избирались в Первом Судебном районе, а в остальных районах - по одному судье. Четверо судей составляли кворум, и для принятия решения было необходимо согласие четырех судей. Судьи избирались на срок в 4 года, а Верховный суд в качестве первой инстанции рассматривал дела о доходах, о приказах низшим должностным лицам, о запретах и дела habeas corpus. Все остальные дела суд рассматривал в качестве апелляционной инстанции за исключением дел о доходах, касавшихся положений федеральной конституции или конституции штата, делах habeas corpus или при подаче апелляционной жалобы на вынесенное решение в отношении дела, касающегося применения смертной казни, апелляция передавалась из Окружного Суда непосредственно в Верховный Суд.1

Верховному Суду давалось право устанавливать процессуальные правила рассмотрения дел, по сути означавшая, что общая административная власть над всеми остальными судами осуществлялась Верховным Судом в лице Председателя Суда, который избирался членами Суда на 3 года. Для помощи Председателю Суда в осуществлении таких полномочий, Статья устанавливала должности администратора Суда и служебного персонала. Из положений статьи видно, что внимание Верховного Суда к развитию, толкованию и применению права Иллинойса в соответствии с федеральной конституцией значительно возросло. Таким образом, сложившееся правосудие значительно отличалось от того, что существовало в 1820 году .

Апелляционный суд был организован по тому же принципу пяти судебных районов, что и Верховный Суд и состоял и 24 судей, 12 - в Первом Районе (Округе Кук), и по 3 судьи в каждом из оставшихся судебных районов, которые избирались на десятилетний срок.[1009] [1010] [1011]

Все окончательные решения окружных судов (circuit courts), за исключением тех, которые обжаловались только в Верховном Суде, и оправдательных приговоров за примерное поведение по уголовным делам, могли быть обжалованы в Апелляционный суд того района (дистрикта), в котором был расположен окружной суд (circuit court)1. Для гарантии возможности пересмотра любого дела. Апелляционный суд был наделен правом рассматривать любые дела по первой инстанции. Апелляционные жалобы на решения Апелляционного суда по делам, затрагивавшим вопрос, регулируемый федеральной конституцией или конституцией штата, в первый раз, а так же в тех случаях, когда Апелляционный Суд считал необходимым рассмотрение дела в Верховном Суде, подавались в Верховный Суд. Во всех остальных случаях Апелляционный Суд был последней инстанцией, если только Верховный Суд не давал своего согласия на пересмотр дела[1012] [1013] [1014].

Осуществляя административную власть над всеми нижестоящими судами, Верховный Суд мог издавать и издавал правила, касающиеся подачи апелляционных жалоб на решения Апелляционного Суда в Верховный Суд, который мог назначить дополнительных судей в Апелляционный Суд, а так же мог переводить подразделения апелляционного Суда из одного района в другой при необходимости. Так же в соответствии с установленными правилами Суд мог рассматривать апелляционные жалобы, касавшиеся небольших сумм и

3

рассмотрение которых не отнимало много времени.

Конституции штатов имели статьи делившие штаты на судебные округа (judicial circuits) и состоящие из одного или нескольких нижестоящих округов (counties).

К примеру раздел 8 Статьи VI Конституции того же штата Иллинойса предусматривал возможность законодательного создания судебных округов при необходимости, т.е. в статье не содержалось запрета на определенное количество таких судебных округов; и, следовательно, она была достаточно гибкой и могла удовлетворять будущие потребности развивающегося штата. На каждый судебный округ приходился один окружной суд и суд мог рассматривать по первой инстанции «все вопросы, подлежащие судебному рассмотрению». Наделив общей юрисдикцией окружные суды и установив в каждом судебном округе по одному окружному суду, законодатели предотвратили и избежали трудностей, сопряженных со сложной и пересекающейся юрисдикцией, а так же правовых вопросов, вытекавших из таких сложных ситуаций.1

В окружных судах существовало 3 категории судей: окружные судьи, члены суда и мировые судьи. Окружные судьи рассматривали дела, входившие в юрисдикцию окружного суда, а так же они могли устанавливать правила судопроизводства в данном суде и избирались всем судебным округом. Председатель окружного суда избирался судебным округом и членами суда и был управляющим судебным округом, а также имевшим административную власть над всем соответствующим округом, и подчинялся административной власти Верховного Суда, т.к. распределял дела между судьями, служебные обязанности между судебным персоналом, а так же устанавливал время и место судебных заседаний[1015] [1016] [1017].

Члены суда рассматривали все дела, входившие в юрисдикцию окружного суда: избирали Председателя суда, однако не имели права устанавливать правила судопроизводства, и не могли быть избраны на должность председателя. От каждого нижестоящего округа штата должен был быть избран хотя бы один член окружного суда, а срок назначения на должность судей окружного суда и членов окружного суда составлял 6 лет .

Мировые судьи назначались окружными судьями и могли занимать свою должность в течение желаемого срока, так как официальных сроков нахождения в должности для них установлено не было. В их юрисдикцию входили все дела, попадающие по юрисдикцию окружного суда, однако, на рассмотрение к ним назначались совсем немногие категории дел. Закон наделял Верховный Суд правом расширять круг дел, назначаемых к рассмотрению мировыми судьями: председатель окружного суда мог ограничить и конкретизировать круг дел, которые

могли быть назначены к рассмотрению мировыми судьями в его судебном округе1. В основном мировые судьи рассматривали гражданские дела, сумма иска по которым не превышала 15 000 долларов; квази-уголовные и уголовные дела, наказание по которым составлял штраф не более 1 000 долларов, либо лишение свободы на срок не более 1 года, либо и то и другое. Мировые судьи так же выполняли внутренние административные функции, а количество мировых судей, разрешенное к назначению, должно быть пропорционально населению. В дополнение к мировым судьям, назначенным статутом, Генеральная Ассамблея наделила Верховный суд правом распределять назначения еще 40 мировых судей в судебных округах при появлении такой необходимости.[1018] [1019]

Статья 1964 года установила важные нововведения в принципах правосудия. В соответствии с 11 разделом Статьи, судьи, будучи избранными, имели возможность переизбраться, однако не в качестве члена какой-либо партии или против кандидата, но отдельно зарегистрированными, а электорат голосовал за или против единоличного судью, и, для того чтобы остаться в должности, судье необходимо было набрать большинство голосов. Однако раздел 10 предусматривал первоначальное избрание судей по партийным спискам и любой кандидат, который выдвигался на выборную должность судьи в первый раз, должен был «быть предложен партийным съездом или внутрипартийными выборами, после чего

участвовать в выборах на должность судьи...» .

Раздел 16 предусматривал запрет на занятие судьями федеральных должностей, должностей штата, должностей в муниципальных корпорациях, политических партиях, а так же запрет на ведение частной правовой практики. Раздел 15 устанавливал положения о том, что никто не может быть избран на должность судьи, если только это не гражданин, юрист, имеющий лицензию по праву данного штата и житель данного судебного района, судебного округа, нижестоящего округа или иного территориального деления, от которого он избирается. Это была попытка установить судейскую должность в качестве полноценной профессии в Иллинойсе, а так же увеличить эффективность и объективность отправления правосудия.1

Раздел 18 устанавливал Делегацию Судей, состоявшую из судьи Верховного Суда, который избирался судьями Верховного суда, 2 судей апелляционного суда, которые избирались апелляционным судом и 2 окружных судей, которые избирались Верховным Судом с возможностью выхода на пенсию по инвалидности или отстранить любого судью от занимаемой должности при необходимости. Таким образом, система правосудия предпочитала сама выносить судебные решения в отношении своих сотрудников, а не доверять эту власть Генеральной Ассамблее. Делегация Судей созывалась Председателем Верховного Суда, по решению Верховного Суда или по просьбе Сената, а раздел 19 устанавливал, что Председатель Верховного Суда ежегодно должен был созывать Судебную Конференцию «для обсуждения вопросов, возникающих в судах и для предложений по улучшению отправления правосудия» . Позже, Верховный Суд был обязан представлять Генеральной Ассамблее ежегодный отчет и такие положения были закреплены в законодательстве для развития системы правосудия в качестве профессиональной и независимой ветви власти, которая бы работала

наряду с Генеральной Ассамблеей, а не подчинялась ей.

Рассмотрим в качестве примера деятельность окружного Суда Округа Кук в соответствии со Статьей 1964 года. Окружной Суд Округа Кук - самый большой суд в штате Иллинойс, а краткий обзор его организации покажет Статью 1964 года в ее наиболее полном применении[1020] [1021] [1022] [1023].

Для того чтобы справится с чрезвычайно большой нагрузкой, Окружной Суд Округа Кук был разделен на два отдела - Нижестоящего округа (county) и Муниципальный. Муниципальный отдел рассматривал относительно небольшие дела, в основном, практически такие же, какие находились в юрисдикции мировых судей (кроме дел о наследстве). В состав Муниципального отдела входили мировые судьи, члены суда и один судья судебного округа (circuit judge), который был разделен на 6 районов по географическому принципу, а каждый район позднее был поделен на гражданские и уголовные подразделения. Такая система была удобна с географической точки зрения и, так же, была приспособлена к огромному количеству исков, подаваемых в Окружной Суд Округа Кук1.

Отдел Окружного Суда рассматривал относительно крупные дела, т.е. в его составе существовало функциональное разделение - каждая секция рассматривала определенную категорию дел, а секция Права была уполномочена рассматривать дела о возмещении убытков на сумму более чем 15 000 долларов; Секция по Делам

0 Наследстве рассматривала дела, касающиеся доказывания завещаний и распоряжения имуществом умерших, несовершеннолетних и неправоспособных; Секция по Делам Семьи рассматривала дела, касающиеся материально зависимых, заброшенных и нарушивших закон девочек до 18 лет и мальчиков до 17 лет, а так же лиц, обвиненных в вовлечении детей в нарушение закона; Секция по Делам о Разводе рассматривала дела о разводах, о содержании, назначаемом женам при разводе, а так же о признании брака недействительным; Секция Уголовных Дел слушала дела о тяжких уголовных преступлениях; Окружная Секция слушала дела об усыновлении (удочерении), налогах на наследство, опротестовывании результатов выборов, о недвижимости, муниципальных организациях, а так же осуществляли разбирательство по делам об охране психического здоровья; Секция Права Справедливости слушала иски о судебных запретах, толковании завещаний и распоряжений имуществом на началах доверительной собственности, а так же дела о лишении права выкупа закладной.[1024] [1025]

Так как в юрисдикцию всех должностных лиц Окружного Суда, включая мировых судей, входили все дела, относящиеся к юрисдикции Окружного Суда, то рассмотренное дело, независимо от того, было ли оно осуществлено окружным судьей, членом суда или мировым судьей, считалось рассмотренным в Окружном Суде. Следовательно, все апелляционные жалобы направлялись в Апелляционный

Суд, либо в Верховный Суд, а секции были учреждены для повышения эффективности работы Окружного Суда1.

В попытках справится с растущей сложностью и запутанностью социальных, промышленных и коммерческих институтов, за многие годы суды Иллинойса стали очень загружены деламис совпадением юрисдикции. У обычных граждан было очень мало шансов понять, как устроена система правосудия, хотя она с течением времени совершенствовалась. Конституционные изменения 1848, 1870, 1904 годов, а так же последующее законодательное регулирование - только некоторые примеры этого процесса[1026] [1027].

Такие попытки привели к успешному созданию однообразной системы правосудия, установленной Статьей 1964 года и Конституцией штата Иллинойса 1970 года.

В конце 1960х годов опросы граждан вызвали рост настроений в пользу назначения судей на должности, однако голосующие отклонили противоположную возможность формировать все судейские должности с помощью назначения. Статья о Судебной Системе (Статья VI) Конституции 1970 года может рассматриваться в качестве усовершенствования Статьи о Судебной Системе 1964 года, где в основе была все та же структура единообразной трехзвенной судебной системы[1028] [1029].

Однако в нее были внесены определенные изменения, которые сокращали обязательную апелляционную юрисдикцию Верховного Суда. Апелляционные жалобы на решения окружного суда направлялись в Верховный Суд только в случаях, когда окружной суд в виде наказания назначал смертную казнь. Все остальные жалобы направлялись в Апелляционный Суд, кроме случаев оправдания

4

за примерное поведение по уголовным делам .

Новая Статья о Судебной Системе предусматривала возможность апелляционного обжалования решения Апелляционного Суда в Верховном Суде

только в 2 ситуациях. К первому случаю относились дела, в которых затрагивалась Конституция Иллинойса или Федеральная Конституция, такой иск должен был подаваться первый раз и быть следствием действий Апелляционного Суда. Ко второму случаю относились дела, которые Апелляционный Суд счел настолько важными, что они должны были рассматриваться Верховным Судом, который так же мог рассматривать и другие апелляционные жалобы на решения окружных судов и Апелляционного Суда1.

Снижение обязательной нагрузки на Верховный Суд по рассмотрению дел, позволило ему сконцентрироваться на осуществлении своих обязанностей по разрешению нестандартных и важных дел, т.к. Верховный Суд продолжал оставаться надзирающим органом судебной системы Иллинойса по вопросам управления и права[1030] [1031]. Кроме дел, которые обычно входили в юрисдикцию Верховного Суда (дела о государственных доходах, приказах низшим должностным лицам, дела о запретах и habeas corpus), в соответствии с положениями новой Конституции, Верховный Суд так же стал рассматривать дела о перераспределении районов (дистриктов) Генеральной Ассамблеей и о возможности Губернатора замещать должность.[1032]

Наряду с уменьшением юрисдикции, создатели конституции 1970 года сделали несколько осознанных попыток по увеличению надзирательной и управляющей роли Верховного суда. Конституция разъясняла полномочия Верховного Суда по назначению судей на временные должности, определила возможности суда по установлению правил назначения членов суда и распределения между ними категорий дел, а так же укрепила возможность Суда по принятию правил поведения судей. Суд сохранил право предусматривать количество подразделений апелляционного Суда для каждого района (дистрикта).[1033]

Статья о Судебной Системе по Конституции 1970 года предусматривала должности членов суда и окружных судей, что значительно упрощает систему правосудия, упраздняя должности судебных чиновников, существовавших в соответствии с положениями статьи 1964 года. Члены суда назначались окружными судьями соответствующего округа по правилам, устанавливаемым Верховным судом. Мировые судьи, существовавшие в соответствии с положениями статьи 1964 года, получили статус судей и теперь назначались на 4 года.1

Судьи Верховного, апелляционного и окружных судов избирались путем голосования сторонников партии, после того как выдвигались на предварительных выборах или по партийным спискам. Новой конституцией было запрещено выдвижение по партийным спискам, но, в отличие от Статьи 1964 года, статья 1970 года разрешала специальные судейские выборы.[1034] [1035] [1036]

Конституция учреждала 5 судебных районов, а оставшаяся часть штата должна была быть поделена на 4 судебных района «с одинаковым уровнем населения, каждый из которых должен быть оптимальной формы и состоять из смежных нижестоящих округов (counties)». От первого судебного района избирались 3 судьи Верховного Суда, а от остальных Судебных районов избиралось по 1 судье Верховного Суда. В каждом Судебном районе должно было быть, по крайней мере, одно Апелляционное подразделение и количество судей Апелляционного Суда, избиравшихся от каждого Судебного Района, устанавливалось законом. Единственным исключением был Округ Кук - Первый Судебный Район - в соответствии с положениями Конституции он составлял Судебный Округ (judicial circuit). Такое исключение предполагало экономию средств, т.к. в соответствии с новой конституцией, чтобы быть избранным, судье необходимо набрать 60% голосов, что было больше, чем установленное Статьей

1964 года простое большинство голосов .

Большим изменениям подвергнута судейская дисциплинарная система. Раздел 15 учредил Коллегию Судебных Расследований, в которую входили 2 окружных судьи, назначенных Верховным Судом, 4 лица неюридической профессии, назначенные Губернатором, а так же 3 юриста, назначенные Губернатором.

Каждый член Коллегии назначался на 4 года. Коллегия постоянно созывается для расследования, подачи или получения жалоб на судей. Коллегия может подать или рассмотреть жалобу в присутствии Судебной Комиссии1.

Судебная Комиссия состояла из одного судьи Верховного Суда, избранного Верховным Судом, двух судей Апелляционного Суда, избранных Апелляционным Судом и двух судей окружных судов, избранных Верховным Судом. Комиссия постоянно созывается для рассмотрения жалоб, заявленных Коллегией Судебных Расследований. Судебная Комиссия вправе была: «1.остранять от должности, временно прекращать деятельность без выплаты пособия, осуждать или объявлять выговор Судье или Члену Суда за умышленное нарушение служебных обязанностей, систематическое уклонение от исполнения обязанностей, а так же любое другое поведение, наносящее ущерб отправлению правосудия, либо подрывающее репутацию должности судьи. 2. Временно прекращать деятельность или отправлять в отставку Судью или Члена Суда, физически или умственно

Л

неспособного исполнять свои обязанности» . Авторы Конституции внесли эти изменения во избежание потенциального конфликта в Судебной Комиссии, сформированной Постановлениями Верховного суда в соответствии со статьей 1964 года. До Конституции 1970 года, Судебная Комиссия расследовала дела, давала инструкции по подаче и рассмотрению жалоб, а так же исполняла принятые решения. Новая Конституция в Статье VI наделяет правом Генеральную ассамблею

расследовать дела и отрешать от должности судебных должностных лиц.

Иллинойс достиг выдающихся результатов не только в установлении первой однообразной системы правосудия в федеративном государстве, но и в возможности усовершенствовать ее с принятием Конституции 1970 года. Статья о судебной Системе 1964 года установила модельную судебную систему, которая стала известна многим странам благодаря своей простоте, эффективности и гибкости. После 7 лет исследований и наблюдений местными, национальными и зарубежными экспертами, такая система была модифицирована во избежание [1037] [1038] [1039]

мелких ошибок.1

Таим образом, можно сделать вывод, что становление и эволюция правосудия в североамериканских штатах и его влияние на формирование федеративных основ государства, отражали господствующие в праве штатов и североамериканском обществе взгляды и идеи формулирующих определенные требования к участникам правовых отношений, которые возникали при осуществлении правосудия. Причем становление и эволюция правосудия были тесно связаны с наиболее общими принципами формирующего права единого государства, формой федеративного устройства и с конституционными основами общества. К примеру, тот же Верховный суд штата Иллинойс с 1870 по 1913 год рассмотрел 789 дел, связанных с конституционностью законодательных актов, и в более четверти из этих случаев уставы были признаны недействительными.[1040] [1041]

<< | >>
Источник: Миряшева Екатерина Владимировна. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА (XVII - СЕРЕДИНА ХХ ВВ.) Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва, 2015. 2015

Еще по теме § 4.1. Становление и эволюция правосудия в североамериканских штатах и его влияние на формирование федеративных основ государства:

  1. 1. Банковская система РФ: этапы становления, проблемы и перспективы. Кризис 17августа 1998 г. и его влияние на банковскую систему РФ
  2. Свиридович В.А.. Правовой статус Национального банка Республики Беларусь: становление и эволюция. Учеб.-метод. пособие /В.А.Свиридович. Науч. ред. П.Г.Никитенко. – Мн.:2010. – 40 с., 2010
  3. 1. Банковская система РФ: этапы становления, проблемы и перспективы. Кризис 17 августа 1998 г. и его влияние на банковскую систему РФ.
  4. Законодательноерегулирование труда и отдыха: становление и эволюция современного социального законодательства (опыт Англии, Франции, Германии, США)
  5. Законодательное регулирование труда и отлыха: становление и эволюция современного социального законодательства (опыт Англии, Франции, Германии, США)
  6. 4. Современное ювенальное правосудие в России и тенденции его развития
  7. § 1. Становление и эволюция идеи о праве на самоопределение и его реализации
  8. Миряшева Екатерина Владимировна. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА (XVII - СЕРЕДИНА ХХ ВВ.) Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва, 2015, 2015
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. § 1.1. Историко-правовое исследование федерации и североамериканских штатов (XVII - середина XA в.)
  11. ГЛАВА II. ПРЕДКОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ
  12. § 2.2. Европейский конституционализм и его рецепция в правовых актах североамериканских штатов
  13. § 2.3. Историко-правовые условия образования правовой и политической системы независимых североамериканских штатов
  14. ГЛАВА III. КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ
  15. § 3.1. Предпосылки принятия конституций североамериканских штатов
  16. § 3.2. Традиционное и новое в политико-правовом содержании конституционных актов североамериканских штатов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -