<<
>>

§ 3.2 Защита от физического вмешательства

Как отмечает К. Шройер, «тот факт, что стандарт полной защиты и безопасности относится к защите инвестора и его имущества от физического вмешательства, не вызывает сомнений» . Данный вывод прослеживается в ряде арбитражных решений, в которых подчеркивалось, что стандарт обязывает принимающее государство, прежде всего, обеспечить защиту инвесторов от физического вреда, причиняемого действиями официальных или частных лиц принимающего государства (например, дела «PSEG Global Inc.» и «Konya Ilgin Elektrik Uretim ve Ticaret Limited Sirketi» против Турецкой Республики 2007 г.[283] [284] [285] [286] [287], «Enron Creditors Recovery Corporation (formerly Enron Corporation)» и «Ponderosa Assets, L.P.» против Аргентины 2007 г.

, «Sempra Energy International» против Аргентины 2007 г. , «Plama Consortium Limited» против Республики Болгария 2008 г.[288] и другие дела).

Комментируя данный вопрос, арбитраж по делу «Rumeli Telekom A.S. and Telsim Mobil Telekomunikasyon Hizmetleri A.S.» против Республики Казахстан 2008 г. «согласился с Ответчиком в том, что стандарт полной защиты и

безопасности обязывает Государство обеспечить определенный уровень

289

защиты иностранного капиталовложения от физического ущерба» .

Ущерб капиталовложениям может быть причинен действиями самого принимающего государства (в лице его полиции, армии или иных правительственных сил), как в деле «Asian Agricultural Products Ltd.» против Шри- Ланки 1990 г. Аналогичная (но не идентичная) ситуация имела место в деле «American Manufacturing & Trading, Inc.» против Республики Заир 1997 г., в рамках которого имущество иностранного инвестора подверглось разграблению правительственными войсками. Относящийся к делу инвестиционный договор между США и Республикой Заир (в настоящее время: Демократическая Республика Конго) 1984 г.

в пункте II(4) гарантировал иностранным инвестициям защиту в соответствии с требованиями законодательства принимающего государства. Указанный пункт также уточнял, что такая защита не может быть ниже, чем требуется в соответствии с международным правом[289] [290]. Проанализировав соответствующие положения инвестиционного договора, арбитраж признал факт нарушения стандарта «безопасности»: «Заир ответственен за неспособность предотвратить разрушительные последствия этих событий, негативно повлиявших на капиталовложения компании «AMT», которые Заир обязан был защищать»[291].

Действия третьих лиц, причиняющие ущерб иностранным капиталовложениям, могут включать общественные беспорядки, действия незаконных вооруженных формирований, действия компаний-контрагентов иностранного инвестора и пр. Один из показательных примеров таких действий рассматривался арбитражем в рамках дела «Wena Hotels Ltd.» против Арабской Республики Египет 2000 г. Причиной возникновения спора послужили незаконные действия компании, аффилированной с государством, которая осуществила захват двух отелей в Луксоре и Каире, после того, как ее переговоры с контрагентом (иностранным инвестором) по поводу существующих арендных договоренностей зашли в тупик. Правительство Египта было осведомлено о планах по захвату отелей. Арбитраж признал правительство ответственным за то, что оно не предотвратило захват и в дальнейшем не предприняло действий для

292

восстановления пострадавшего инвестора в правах .

В свою очередь, в делах «Teemed» и «Noble Ventures, Inc.» против Румынии 2005 г. арбитражи не усмотрели нарушения стандарта «безопасности». Так, в решении по делу «Tecmed» отмечалось, что для признания Мексики ответственной не было представлено достаточных доказательств того, что правительство действовало недостаточно разумно в ответ на общественные демонстрации, приведшие к порче имущества инвестора[292] [293].

Аналогично в деле «Noble Ventures, Inc.» против Румынии арбитраж пришел к выводу, что факт того, что государство не проявило «надлежащей осмотрительности» (англ.: «due diligence»), не был доказан[294] [295]. В данном контексте уместно привести комментарий арбитров в деле «Elettronica Sicula SpA (ELSI)» (США против Италии) 1989 г.: «ссылка в статье V на «постоянную защиту и безопасность» не может расцениваться как гарантия того, что имущество никогда и ни при каких обстоятельствах не будет никем занято или потревожено иным образом» .

Приведенные выше примеры наглядно демонстрируют общий подход арбитражей, в соответствии с которым гарантия «безопасности» в инвестиционном соглашении обязывает принимающее государство обеспечивать физическую безопасность иностранных капиталовложений, проявляя при этом «надлежащую осмотрительность». Защита иностранных капиталовложений государством в таком случае может потребоваться, если в деятельность инвестора вмешиваются какие-либо правительственные силы или третьи лица.

Одновременно существует позиция, в соответствии с которой стандарт «безопасности» не ограничивается обязанностью обеспечить защиту от физического вмешательства. Термины «защита» и «безопасность» могут также предполагать защиту от вмешательств (воздействия) нефизического характера (например, путем применения законодательных или административных механизмов). Ниже рассмотрим примеры такого толкования.

<< | >>
Источник: Боргояков Александр Сергеевич. СТАНДАРТЫ «СПРАВЕДЛИВОГО РЕЖИМА» И «БЕЗОПАСНОСТИ» ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 3.2 Защита от физического вмешательства:

  1. 2. Правовое регулирование охраны и защиты прав и свобод несовершеннолетних
  2. § 1. Социальная защита лиц с психическими расстройствами в стационарных психоневрологических учреждениях
  3. §5. Африканская модель защиты трудовых прав
  4. 1 СТАНОВЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН И ДО ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. § 2. Персональные данные как предмет защиты основных прав в Германии
  6. § 2. Персональные данные как предмет защиты конституционных прав в России
  7. Понятие и особенности гражданско-правовой защиты прав потребителей.
  8. Механизм административно-правовой защиты сотрудников полиции Монголии
  9. Субъективные публичные управленческие права, обязанности, законные интересы и их защита.
  10. § 1. Сущность и особенности институционализации гражданскоправовой защиты законных интересов собственников
  11. 3.1. Гражданско-правовые способы защиты прав несовершеннолетних пациентов
  12. § 3. Административная и судебная защита права на общее землепользование
  13. §3. Соотношение российского законодательства в области защиты прав человека с основными международными стандартами..
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -