<<
>>

Международная электронная торговля услугами как феномен либерализации рынка: проблемы правового регулирования

На сегодняшний день развитие законодательства устремляется к тому, чтобы приспособить имеющиеся правовые нормы согласно современным информационным технологиям. Эти меры требуют адекватно международноправовой гармонизации с целью ухода от конфликта национальных стандартов, создающих барьеры в международной электронной торговле.

Быстрый прогресс в развитии телекоммуникационных связей и компьютерных технологий способствовали всплеску сделок в сфере услуг, осуществляемых в Интернете. Интернет облегчает как обработку информации о рынке, так и заказ товаров и услуг. Кроме того, только услуги, которые могут быть преобразованный в цифровую форму и могут поставляться через Интернет. «Электронная коммерция» обычно относится к операциям, которые на самом деле происходят в Интернете.

Появление Интернета в качестве средства коммуникации снизили уровень расходов по выходу на рынок, что привело к более интенсивной конкуренции. В этих условиях компании склонны выделять виды деятельности, которые могут быть выполнены внешними поставщиками услуг. Это предполагает серьезные возможности расширения рынка за счет поставщиков услуг в развивающихся странах, в частности в таких областях, как базы данных и обработка информации (так называемые функции «бэк-офиса»). Равным образом, дизайнерский услуги и услуги по сопровождению программного обеспечения больше не требуют нахождения в одном месте поставщика программного обеспечения. Вместе с тем, участие развивающихся стран в международной торговле услугами в сети Интернет зависит не только от возможности их доступа к современной телекоммуникационной инфраструктуре.

Говоря о соотношении торговли услугами и электронной торговли необходимо, прежде всего, указать на двойственный характер электронной торговли: во-первых, предоставление провайдером возможности осуществления операций в сети INTERNET является уже само по себе услугой, во-вторых, осуществление покупки или продажи определенной услуги в сети предполагает электронные услуги определенного характера: рекламные, платежные, почтовые и т.п.

Некоторое время назад был создан торговый протокол IOTP, перекрывающий практически неограниченный спектр услуг, отталкиваясь от оплаты и торговых сделок, вплоть до доставки или послепродажного обслуживания, выработаны платежные протоколы, что ликвидировало последние технические вопросы на пути введения торговли посредством сети Интернет.

Важной проблемой была плохая защита транспортировки сведений по каналам Интернет. Невозможно сказать, что в данной области разрешены все проблемы, но за последнее время достигнуты большие успехи. Это сопряжено с выработкой продуктивных алгоритмов или программ шифрования (асимметричных или симметричных), аутентификации, сертификации, электронной подписи и безопасных каналов (к примеру, TSL). Электронная торговля активно развивается, в первую очередь, в Америки, но и в Российской Федерации с миллионами пользователей Интернет ресурса у данного вида торговли большие шансы на успех[150]. Сегодня выделяются области, где как раз данный вид торговли услугами является вне конкуренции. Это, в первую очередь, область сетевых развлечений, дистанционного обучения, коммерческой информации, платных консультаций и др. В данном случае Интернет дает возможность снизить цену для покупателей и уменьшить издержки для продавца.

Поэтому продуктивность механизма правового контролирования

электронной торговли услугами выражает довольно актуальную задачу для современных стран, включая для контролирующих служб, и также регулирующих международных организаций или потребителей услуг, продаваемых по Интернету, включая для физических и юридических лиц, которые осуществляют торговую деятельность с применением сети Интернет[151]. Требуется учесть, что определение договорных отношений по сделкам в сети Интернет являются разновидностью договорных отношений в целом. Отталкиваясь от этого, к ним должна использоваться общая классификация гражданско-правовых договорных отношений. Но специфика, подобная как присутствие электронного элемента, устанавливает весьма серьезные вопросы в области правового контролирования электронной торговли услугами.

В качестве 1 шага к решению данных проблем в 1996 году Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) был утвержден Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле[152]. Этой Типовой закон делает акцент на содействии, а не на контролировании электронной коммерции и базируется на исследовании ее функции на основании традиционных требований к форме («подпись», «писанная», «оригинальность», «получение», «отправка») и установлении того, как данная функция может быть перемещена, воспроизведена либо отображена в электронной бездокументарной среде.

Устанавливая электронную торговлю как «сделку, заключаемую при помощи электронного обмена сведений и иных средств передачи информации, учитывающих применение альтернативных бумажным форм или методов хранения, или передачи данных»[153]. Типовой закон базируется на принципе «технологической нейтральности», который обозначает, что его правила не отличают виды техники и могут быть использованы к хранению и передаче всех типов данных. Потому в Типовом законе весьма обширно интерпретируется понятие «electronic commerce», соединяя в нем внедоговорные и договорные торговые отношения, осуществляемые с применением электронных средств. Законодательные акты, которые реализуют положения Типового закона, уже утверждены в развитых, и развивающихся государствах, включая участников Евросоюза, подобных как Ирландия и Франция, и также в виде единого законодательства, которое разработано в США и Канаде.

Директива ЕС №98/48/EC от 20.07.1998 года, которая вносит изменения в Директиву 98/34/EC, интерпретирует данное понятие в качестве услуг, предоставляемых с применением электронных средств дистанционно, а также возмездно на основании персонального запроса ее получателя. В документах (ВТО) Всемирной торговой организации «electronic commerce» характеризуется как «маркетинг, распределение, продажа либо поставка товаров или услуг посредством электронных средств связи»[154]. В общем, зарубежная концепция принимает отсутствие единого определения «electronic commerce» и потому в него входят разные коммерческие сделки или исходящие из них коммерческие отношения на основании электронных средств[155].

Как некоторая трудность правового контролирования электронной торговли услугами является многогранность видов информационных технологий, с помощью которых она используется: в форме электронного перевода финансов, мобильной коммерции, Интернет-банкинга, электронного обмена информацией,

Интернет-маркетинга и т. д. Важным признаком при том считается наличие хотя бы 1 транзакции с применением сети Интернет[156].

Бюро цензов Министерства торговли Америки дает довольно подробное понимание того, что «к сфере электронной торговли относится любая сделка, совершенная с помощью компьютерной сети, предполагающая передачу права собственности или права на использование товара или услуги. Сделки совершаются в форме конкретных электронных операций и считаются совершенными, когда с помощью компьютерных сетей достигается соглашение между покупателем и продавцом о передаче собственности или права на использование товара или услуги. Соглашение в электронной форме, а не платеж, является ключевым конституирующим признаком сделки в сфере электронной торговли»[157]. В этой связи можно говорить о соответствии в узком смысле понятий «электронная торговля» «электронная коммерция», под которыми подразумевается исключительно торговый оборот в сети Интернет товаров или услуг, которое фактически заменяет и дополняет традиционный способ взаимодействий покупателя и продавца за счет их осуществления в электронном пространстве.

В 2001 г. на 34-й сессии ЮНСИТРАЛ утвердила другой модельный закон об электронных подписях, который связан с регулированием подобных вопросов как установление ее правовой силы, трансграничные вопросы и правила поведения участвующих сторон. Главной целью подготовки и утверждения данного закона стала необходимость установления общих законодательных унифицированных положений, которые создают основу базовых норм регулирования права на национальном уровне, гарантирующих юридическую согласованность технической совместимости[158].

Подготовительная работа по Типовому закону ЮНСИТРАЛ об электронных подписях показала существование проблем в достижении общего международного понимания правовых вопросов, связанных с различными электронными методами осуществления подписи.

В то время как в некоторых из актов нормативного регулирования подписи изначально ориентировались на цифровые методы подписания, используемые в контексте информационной инфраструктуры публичные ключи стали лишь одной из нескольких возможных правовых моделей закрепления электронной подписи. В процессе подготовки закона были высказаны различные мнения Соединенными Штатами, членами Европейского Союза, другими государствами в отношении надлежащего уровня регулирования электронных подписей.

В результате достигнутого консенсуса закон представил собой гибкий набор правил для обеспечения дальнейшей полезности и применимости Типового закона при отсутствии препятствий развитию новых методов. Модельный закон подтверждает принцип автономии сторон и позволяет частным соглашениям быть принятыми во внимание при оценке характера методов аутентификации, используемых или разумным, или «соответствующим цели». Модельный закон также вводит основные положения о трансграничном признании, направленном на обеспечение правовой совместимости подписей сторон международных контрактов.

Унификация данного Типового закона ЮНСИТРАЛ проявилась в определении значимого для международной торговли положения: «электронная подпись, которая создана либо используется за рамками принимающей страны, имеет такую же юридическую силу в принимающей стране, как и электронная подпись, которая создана либо используется в принимающей стране, если она гарантирует по сути аналогичный уровень надежности»[159]. Согласно ст. 2 Типового закона, под электронной подписью подразумеваются существующие в электронной форме данные, содержащиеся в сообщениях, приложениях к ним или логически ассоциирующиеся с ними, способные надлежащим образом идентифицировать подписавшего при передаче сообщения и указанием согласие подписавшего с содержащейся в сообщении информацией.

В пределах подготовки типового закона Соединенные Штаты обратились с просьбой к участникам ВТО закрепить формально договоренность о том, что электронная коммерция попадает под имеющие обязательства и правила ВТО.

Это очень важно, так как обязательства ВТО содействуют предупреждению внедрения правил, которые ограничивают торговлю и негативно сказываются на электронной торговле, а также служат надежной и мощной защитой от неразумного контролирования, которое создает торговые барьеры. Осуществление электронной торговли согласно правилам и обязательствам ВТО может обеспечить предсказуемые, и свободные от различных ограничений условия торговли, будет содействовать росту электронной торговли и сформирует частникам ВТО, которые находятся на разных этапах экономического развития, возможности для благоприятной торговли в Интернете[160].

Всемирное осуществление общих стандартов обладает важным значением для бесперебойной и четкой деятельности электронной аутентификации. В пределах ЕС, большой уровень гармонизации был получен с утверждением Директивы 1999/93 / EC («Директива об электронных подписях»), в качестве образца типового закона в региональном законодательстве. В различие от Директивы Евросоюза, модельные законы ЮНСИТРАЛ, не считаются обязательными для стран, остающиеся свободными принять их либо нет. Это служит главным различием между гармонизацией в Евросоюзе и глобальной гармонизацией, сокращающей и расширяющей область использования этих актов. При том, признание подписей в трансграничном обмене, а также поддерживающих их устройств также считается не до конца решенной проблемой.

Замена бумажных документов при помощи передачи электронных сведений дает возможность сэкономить деньги и время, и понизить риск

мошенничества, который присущ выдаче документов в виде оригиналов. Несмотря на это, альтернативы бумажной торговли на сегодняшний день действуют лишь в ограниченных или закрытых сетях доступа, либо в узко направленных секторах. Если бы такие транзакции были поддержаны соответственными нормативными международными актами для электронных аналогов, услуги на международном рынке можно продать наиболее успешно и с минимальными затратами. Введение электронных финансовых средств, решая проблемы, ставит много новых.

1. кто будет изготавливать и контролировать выпуск электронных финансовых средств (в бумажных финансовых средствах - это функция принадлежит центральному национальному банку)? Коммерческий банк может дать кредиты на сумму, которая превосходит наличные депозиты. В электронных финансовых средствах это формирует еще большую свободу при действиях подобного рода. Уже существуют прецеденты эмиссии электронных финансов структурами, которые не имеют никакого отношения к банковской системе.

2. как именно будут решаться проблемы налогов? В данной ситуации сложно отследить перемещение финансовых средств из-за его глобального характера.

3. кто должен установить стандарты на электронные финансы и операции с ними?

4. как и кто будет гарантировать безопасность операций и охрану интересов клиентов-покупателей?

Электронные деньги значительно изменяют и функции банков, и выполнение банковских услуг, больше того определенные операции банков могут исполняться иными структурами, к примеру, фирмами-разработчиками программного обеспечения или сетевыми сервис-провайдерами. Таким образом, к примеру, Microsoft посредством десятков миллионов пользователей Windows может с легкостью захватить большой сегмент в области предоставления кредитов в форме электронных денежных средств. Интернет здесь может применяться как с помощью сети, так и при оплате очной (традиционной)

покупки. Схемы взаимодействия сторон сделки могут быть довольно замысловатыми, так как покупатель может быть в одном государстве, продавец - в другом, банк покупателя - в третьем, а банк продавца - в четвертом. Учитывая то, что в сделке, помимо этого, могут принимать фирмы, осуществляющие доставку покупки, и компании, осуществляющие обслуживание товара, к примеру, мобильного телефона, ситуация еще больше усложняется. Понятно, что требуется некоторое правовое обеспечение такого рода операций.

В идеале, фирмы и потребители, применяющие Интернет для предложения или покупки услуг должны в состоянии установить насколько действительным юридически образом был подписан договор, считается ли способ проверки подлинности, который они применяют, аргументом в суде, будет ли договор охвачен каким-нибудь международным существующим договором и, если нет, то каким именно законодательством он контролируются. Кроме того, в Докладе ОЭСР, выявляющем «Вопросы, которые связаны с размыванием налоговой базы и переводом дохода», опубликованный в 2013 году, доказывается отставание финансового законодательства различных государств от реальности, включая и по причине технологического активного развития. К важным проблемам в области электронной торговли услугами ученые причислили «несовершенство классификаций юридических лиц и используемых в ходе Интернет-торговли сделок; трудность использования положений, которые предусмотрены международными соглашениями об избежании двойного налогообложения, в отношении дохода от продажи цифровых товаров или услуг; неэффективность мероприятий по борьбе с уходом от уплаты налогов в области электронной коммерции»[161].

Страной, которая одна из первых начала создавать нормативную базу в сфере электронной торговли услугами, стали Соединенные Штаты. В США законодательство в области электронной коммерции было создано на федеральном, и на уровне штатов. Таким образом, одним из первых актов в сфере контролирования цифровой подписи стал Закон штат Юта о цифровой подписи утвержденный в 1995 г. Отдельные штаты приняли нормативные всеобъемлющие руководящие принципы, в тоже время как остальные имеют короткие указания, которые просто разрешают применение электронных либо цифровых технологий. На федеральном уровне данная проблема была решена в «(UCITA) Uniform Computer Information Transactions Act» и «(UETA) Uniform Electronic Transaction Act», и также (UCC) Uniform Commercial Code. «Electronic Signature in Global and National Commerce Act» считается существенным Федеральным законом в Америке.

Вопросы контролирования «электронной торговли» входят в компетенцию (FTC) Федеральной торговой комиссией и Бюро цензов министерства торговли Соединенных Штатов. Имеющаяся законодательная база в настоящий момент охватывает применение электронной коммерческой почты, или Интернет-рекламы, охраняет конфиденциальность электронных сделок, и также усиливает национальные стандарты в электронном маркетинге[162]. Нормативные акты, которые регулируют электронные подписи созданы для помощи в снятии барьеров для осуществления бизнеса в Интернете, и для укрепления доверия и предсказуемости между сторонами, которые участвуют в онлайн-бизнесе в области услуг. Данные Законы облегчают при помощи цифровых подписей онлайн бизнес-транзакций, гарантируя законность и приведения в исполнение электронных договоров с предоставлением юридической охраны.

Директива 2000/31/ЕС сформировала правовое основание для контролирования онлайн-услуг, включая электронной торговли на внутреннем рынке в Евросоюзе. Директива дала возможность ликвидировать препятствия в контролировании трансграничных онлайн-услуг в ЕС и обеспечила юридическую определенность для бизнеса, и для граждан. Она определила согласованные правила по подобным вопросам, как требования к информации и прозрачности для интернет-провайдеров, коммерческого использования электронных контрактов и коммуникаций, ограничение ответственности поставщиков посреднических услуг.

К основным правовым принципам Директивы относятся:

а) принцип страны происхождения: Это означает, что поставщик электронных услуг должен соответствовать национальным требованиям государства-члена (art.3 §1). Ограничения на свободное оказание услуг разрешаются на основе требований, основанных на государственной политике, общественной безопасности и общественного здоровья, а также общего интереса, например, защита потребителей (art.3 §4),

б) принцип, запрещающий приоритетную авторизацию на хостинге страны- члена (art.4 §1),

в) принцип уважения профессиональных правил страны происхождения (ст.8 абз.1 и 10 пар. 2) и

г) принцип ответственности посредников при нахождении фактов или обстоятельства, указывающие на незаконную деятельность (ст. 15).

Кроме того, Директива усиливает административное сотрудничество между государствами-членами и роль саморегулирования. В качестве примера услуг, охватываемых Директивой являются онлайн-информационные услуги (например, интернет-газет), онлайн-продажи продуктов и услуг (книги, финансовых услуг и туристических услуг), интернет-рекламы, профессиональные услуги (юристы, врачи, агенты по недвижимости), развлекательные услуги и основные посреднические услуги (доступ к сети Интернет и передачи и хостинг информации). Эти услуги включают в себя также услуги, предоставляемые бесплатно для получателя и финансируемые, например, за счет рекламы или спонсорства.

Исходя из необходимости реализации положений данной Директивы, деятельность Европейской комиссии предполагает:

- обеспечение выгоды информационных услуг от реализации рыночных принципов свободного движения услуг в Европейском союзе;

- мониторинга и последующего совершенствования Директивы 2000/31/ EC, в том числе регулярных докладов о ее применении;

- обеспечение правильной реализации и применения правовой базы для электронной коммерции существующими и новыми государствами-членами в порядке, предусмотренном Директивой 2000/31 / EC;

- разрешение жалоб, касающихся информационных услуг;

- общего мониторинга правовых, технических и экономических разработок в области электронной коммерции и интернета.

Для гарантии защиты потребителей в Евросоюзе в данной сфере существует некоторый правовой механизм, базируемый на ряде Директив - 2000/31 / EC45, 2006/123 / EC46 и / 83 / EC47. Директива 99/93/ЕС заключает в рамках Европейского Союза правовое основание для реализации электронной подписи, облегчая его правовое признание. Электронная подпись обладает 2 функциями: а) подтверждающая функция обозначает, что электронная подпись доказывает личность отправителя и б) конфиденциальная функция обозначает, что лишь получатель может просмотреть почту, отправленную (защита от нежелательных вторжений). В Директиве дано понятие электронной подписи как «сведений в электронной форме, какие прилагаются либо логически взаимосвязаны с иными электронными сведениями и служат как метод аутентификации». Подписать электронную подпись по законодательству может лишь физическое лицо.

В Италии контролирование электронных контрактов реализуется согласно Закону 70/2003. Поставщик услуг, который предлагает свои товары или оказывает собственные услуги в Интернете, должны отвечать ст. 7, 12 и 13 Закона 70/2003. В соответствии со статьей 7 Закона 70/2003, в дополнение к соблюдению определенных информационных обязательств, предусмотренных для конкретных услуг, поставщик услуг обязан предоставить легко, постоянно и непосредственно доступны для получателей его услуг компетентные службы, по крайней мере, следующую информацию: (а) его имя; (б) географический адрес, по которому он осуществляет свою деятельность; (с) его реквизиты, в том числе

адрес электронной почты, которые позволяют клиенту быстро связаться и общаться с ним в прямом виде и эффективным способом; (d), место его регистрации в государственном или торговом реестре; (е), место осуществления деятельности поставщика услуг, существующие схемы авторизации, сведения о соответствующем надзорного органа; (е) что касается регулирования его деятельности, то предоставляются следующие данные: (I) указан

профессиональный орган либо аналогичное учреждение, в котором

зарегистрирован поставщик услуг, (II) профессиональный титул и государство, в котором предоставлен поставщик услуг, (III) ссылка на применимые профессиональные правила в государстве-члене поставщика и средства доступа к ним; (г), место налогообложения поставщика услуг по НДС, идентификационный номер НДС; (з), четкость и однозначность цен на услуги с указанием включения в них налогов и доставки.

Дополнительная информация представляется в соответствии со статьей 12 Закона 70/2003, в дополнение к соблюдению определенных информационных обязательств, предусмотренных для конкретных услуг, кроме случаев, когда иное согласовано с клиентами, которые не считаются потребителями, поставщик данных услуг должен предоставлять своим клиентам следующую информацию ясно, понятно и однозначно и до размещения заказа получателем услуги: (а) последовательность и содержание действий заказчика для заключения договора; (б) действия поставщика при заключении контракта; (с) технические средства для выявления и коррекции ошибок ввода при размещении заказа; (d) языки, предлагаемые для заключения договора; (е) любые соответствующие профессиональные кодексы поведения, в соответствии с которыми поставщик осуществляет свою деятельность в электронном виде; (е) метод разрешения споров.

Это, однако, не применяется к договорам, заключенным исключительно для обмена электронной почтой либо с помощью иных эквивалентных отдельных сообщений. Поставщик услуг должен дать клиентам условий договора и общие условия, которые предусмотрены так, что дает возможность им сохранять и воспроизводить их. Согласно статье 13 Закона 70/2003, если другое не согласовано с клиентами, не являющиеся потребителями, в таких ситуациях, когда клиент и получатель размещает собственные заказы с помощью технологических средств, установлены такие принципы: (а) поставщику услуг необходимо подтвердить получение заказа при помощи электронных средств и без задержки; (б) подтверждение и порядок получения являются полученными, если стороны, к кому они адресованы могут получить к ним доступ. Это не применяется к договорам, которые заключены посредством обмена по электронной почте либо при помощи иных эквивалентных отдельных сообщений. Подобно и в Великобритании в ноябре 2009 года в действие вступил закон, который регламентирует деятельность организаций, реализующих торговлю товарами или услугами через Интернет. Спецификой закона считается установление не только новейшего класса субъектов торговли, но также и определение пруденциальных к ним требований. Таким образом, ст. 87 устанавливает обязанность продавцов давать полную отчетность по сделкам, осуществленных в электронной форме.

Основанием Закона об информационных технологиях (ITA), который принят в Индии в 2000 г., считается ЮНСИТРАЛ (Типовой закон об электронной торговле). ІТА концентрируется на 2 различных аспектах технологической революции. Во-первых, это обеспечение юридического признания электронных сделок, признав применение электронной связи как альтернативу бумажной основе общения или хранения данных. Во-вторых, ITA регулирует и контролирует киберпреступность и иные сопряженные с этим обстоятельства. ІТА был утвержден двумя палатами парламента 17.05.2000 года и получил согласие президента 19.06.2000 года.

ІТА имеет 93 раздела и 13 глав. ITA содержит 2 важных аспекта:

1) коммуникационно-договорную базу: юридическое признание и доказательную ценность электронных записей; проверку на подлинность; правила, которые регулируют цифровые подписи, и правила, которые регулируют назначение; регулирование сертификации.

2) кибер-судебную базу: отмечены уголовные и гражданские нарушения; штрафы; порядок образования Трибунала по киберрегулированию (CRAT) и его полномочия.

Интересно заметить, что ІТА был одним из первых законов в Индии, который был открыт для общественного обсуждения еще до его окончательной доработки.

Общеизвестно, отечественное законодательство не определяет каких- нибудь специальных ограничений на способность оформления сделок при помощи сети Интернет. Положения п. 2 ст. 434 ГК РФ допускают способность подписания гражданско-правового договора на основании взаимного обмена документами при помощи электронной связи при условии реальной возможности подлинного установления факта о получении документа от контрагента.

Казалось, что утверждение ФЗ «Об информации, о защите информации и информационных технологиях» №149-ФЗ от 27.07.2006 года ликвидировало проблему применения электронных документов для сделок в сети Интернет, установив правило, в соответствии с которым «электронное сообщение, заверенное электронной цифровой подписью (ЭЦП) либо другим аналогом собственноручной подписи, является электронным документом, эквивалентным документу, заверенному собственноручной подписью, в ситуациях, когда федеральными законами либо другими нормативными правовыми актами не определяется или же не предполагается требование о составлении подобного документа на бумажном носителе»[163].

Если исследовать подписание договора либо оформление других правоотношений, сторонами с помощью электронных сообщений, то «обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения, в порядке, установленном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон, рассматривается как обмен документами»[164]. Анализируя данные положения федерального закона необходимо указать, они представляют значимость для электронного документооборота. Но абсолютно не применимы при осуществлении сделок в области оборота услуг в электронной форме при помощи применения сети Интернет. Гражданский кодекс России в п. 3 ст. 160 установил требования к реквизитам сделки, осуществляемой в письменной форме, в соответствии с которым «применение при осуществлении сделок электронно-цифровой подписи или же другого аналога собственноручной подписи допускается в ситуациях и порядке, которые предусмотрены законом, другими правовыми актами либо соглашением сторон». Что практически делает сложным трансграничную электронную торговлю услугами.

Страны, принявшие модельные законы либо конвенции о применении электронных сообщений в международных договорах, в сущности, содействовали созданию общего законного пространства трансграничной электронной коммерции. Эти нормативно-правовые акты выстраиваются на принципе нейтральности, функциональной эквивалентности и технологии недискриминации электронных коммуникаций. Но, невзирая на имеющийся прогресс в формировании законодательства, которое регламентирует электронные сделки, до настоящего момента остаются значимыми 3 главные проблемы:

Во-первых, подробно в нормативно-правовых актах регламентированы вопросы электронных подписей (е-подпись), ее элементы (аутентификация), но недостаточно подробно разработаны вопросы, которые касаются иных важных договорных условий, подобных как место и время получения и отправления, подтверждения получения, применения автоматизированных систем обмена сообщений и месте подписания. Подобным образом, в большинстве нормативных актов, которые регламентируют электронные торговые операции, не открыт значимый международный аспект электронной коммерции - выбор используемого права, который считается одним из оснований потенциального конфликта в трансграничной электронной коммерции. Помимо этого, даже при наличии в отдельных законах положений о трансграничном признании электронных подписей, положение не реализуется, потому что требуется система взаимного признания, которое весьма обременительно[165].

Во-вторых, имеются отличия в плане осуществления в национальном законодательстве главных принципов, в частности технологической нейтральности в применении электронных подписей. Отдельные государства приняли в законодательстве определенные технологии на основании электронных подписей, подобных как инфраструктура открытых ключей. К примеру, это относится к некоторым странам-участницам Содружества Независимых Государств и Экономическим сообществом западноафриканских государств (ЭКОВАС). Государства-члены Содружества Независимых Государства обязаны определить сертифицирующие органов, которые создают цифровые подписи, основанные на криптографии. Некоторые законы предусматривают, что только эти цифровые подписи будут признаны имеющими обязательную силу. Тем не менее, существует тенденция принятию более технологически нейтральных законов.

Нормативное требование о создании национального органа по сертификации систем электронных подписей может не осуществиться из-за отсутствия специалистов и финансовых затрат, в особенности это касается развивающихся стран, в которых эти органы могут быть сформированы в течении продолжительного периода времени. В подобных случаях, электронные сделки не могут быть признаны как юридически значимый факт, требуется вмешательство регионального органа по сертификации с целью подтверждения правовой силы данной сделки. Помимо этого, требование применять конкретные криптографические системы при совершении операций электронной коммерции либо операций электронного правительства может выражаться барьером для онлайн-транзакций в области услуг. Это может быть, например, ограничение или запрет для иностранных поставщиков на участие в государственных закупках, если отсутствует юридическое признание соответствующей иностранной инфраструктуры электронных ключей.

Даже в государствах, которые приняли положения, образованные на ЮНСИТРАЛ или иных однородных текстах, имеющиеся отличия ставят ряд проблем, для внутренней и трансграничной электронной коммерции. Разные законы, которые регламентируют электронные сделки, определяют разные стандарты того, что представляет электронная подпись. Ситуация в ЕС считается показательной. Его страны-участницы обязаны совершать реализацию Директивы Евросоюза 1999/93/ EC, которая определила правовую основу для сертификационных услуг и электронной подписи, для их юридического признания странами-участницами Евросоюза. Однако не были согласованы региональные режимы, утвержденные для реализации Директивы.

Совет Европейского Союза и Европейский парламент в июле 2014 года утвердили Положение об электронной идентификации и трастовых услуг в сфере электронных сделок. Данное Положение использует принцип технологической нейтральности, избегая при этом, требований, которые могут быть исполнены лишь посредством конкретной технологии. Оно ставит условия с целью взаимного признания электронной идентификации в правовой документ, которая применяется непосредственно во всех странах-участницах ЕС. Другим примером считается АСЕАН, в котором страны-участницы признали разные виды электронных подписей[166].

И третьей проблемой считается отсутствие возможностей и достаточных условий в плане контроля и соблюдения нормативно-правовых актов в сфере электронных сделок. Практикующие юристы и судьи весьма часто обладают ограниченными знаниями и опытом работы с юридическим регулированием электронных сделок. В итоге, в развивающихся государствах, фирмам приходится нарушать законодательные требования при применении электронных средств в области торговли услугами.

3.3

<< | >>
Источник: Железнов Родион Викторович. ПРИНЦИП ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ УСЛУГАМИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ТОРГОВОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2017. 2017

Еще по теме Международная электронная торговля услугами как феномен либерализации рынка: проблемы правового регулирования:

  1. Внегосударственные денежные системы в информационной экономике
  2. 3. Общие тенденции интернационализации и глобализации международного гражданского лроцесса
  3. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  4. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. Международная электронная торговля услугами как феномен либерализации рынка: проблемы правового регулирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -