<<
>>

§ 3.1. Европейский Стабилизационный Механизм (ESM) и иные организационные формы оказания финансовой помощи Европейского Союза

Г осударства-члены Европейского Союза испытали негативные последствия финансово-экономического кризиса в силу сильной взаимной зависимости финансовых систем и внутренних долговых проблем отдельных участников.

В связи с долговыми проблемами на рубеже 2010-2011 гг. фактически возникла угроза распада зоны евро и краха всей финансовой системы ЕС. В таких условиях монетарные власти ЕС предприняли ряд шагов, направленных на применение антикризисных мер, правовое регулирование их реализации. До 2012 года все созданные в рамках ЕС антикризисные механизмы оказания помощи носили временный характер и были направлены на урегулирование кризиса 2008-2009 гг. С 2012 г. в ЕС функционирует постоянный механизм поддержания финансовой стабильности, ориентированный на предотвращение возможных угроз в будущем. Таким образом, Европейский Союз прошел эволюционный путь от создания правовых основ оказания финансовой помощи в рамках режима экстренного реагирования до юридического оформления структур, обеспечивающих на постоянной основе функционирование антикризисных мер. В рамках настоящей части работы мы рассмотрим правовой статус различных организационных форм оказания финансовой помощи Европейского Союза в его развитии и взаимосвязи с иными международными (выходящими за пределы юрисдикции ЕС) аналогичными механизмами.

Следует отметить, что изначально, в сентябре 2008 г. в создаваемую правовую базу оказания финансовой помощи государствами-членами ЕС был заложен принцип разделения механизмов на две группы: механизмы Союза в целом, и механизмы еврозоны. Данное положение во многом сохраняется и в настоящее время, однако после июля 2013 г., когда вступил в силу Договор об учреждении Европейского Стабилизационного Механизма, правовое регулирование оказания помощи в ЕС и еврозоне было во многом унифицировано.

Таким образом, в 2008-2009 гг. в рамках ЕС были сформированы правовые основы функционирования двух видов механизмов оказания помощи:

1.

Макрофинансовые стабилизационные механизмы ЕС. Европейская Комиссия, действующая на финансовых рынках от имени ЕС, управляла тремя механизмами финансовой помощи, в число которых входили: EFSM (Европейский Механизм Финансовой Стабильности - European Financial Stability Mechanism[109] [110] [111]); механизм помощи в целях урегулирования платежного баланса

Л

(Balance of Payment - BoP ) предоставляющий средства членам ЕС; механизм

Л

макрофинансовой помощи (Macro-financial assistance - MFA ) третьим странам, не входящим в состав ЕС.

2. Макрофинансовые стабилизационные механизмы государств-членов еврозоны. Через Европейский Фонд Финансовой Стабильности (European Financial Stability Facility - далее EFSF), 17 государств-членов еврозоны учредили общий фонд, на основе национальных гарантий предоставления средств странам еврозоны. Изначально существовал план замены EFSF, к июлю 2012 г., на постоянно действующий Европейский стабилизационный механизм (European Stability Mechanism - далее ESM). Однако EFSF в качестве основного механизма просуществовал гораздо дольше - до середины 2013 г., поскольку многие государства-члены ЕС отказывались подписывать и ратифицировать соглашения о создании постоянно действующих механизмов, что объяснялось внутренними политическими противоречиями в данных странах. В настоящее время ESM и EFSF существуют параллельно, но последний существенно ограничен в возможностях осуществления своей деятельности: фактически EFSF продолжает ее только в той мере, в какой это необходимо для обслуживания и погашения государствами-членами ранее выданных кредитов. Новых заимствований данная структура больше не предоставляет, и будет существовать до тех пор, пока все обязательства должников не будут выполнены.

Таким образом, в настоящее время в Европейском Союзе действуют пять механизмов оказания финансовой помощи, имеющих собственную правовую основу, определяющую их статус и особенности функционирования.

Рассмотрим более подробно данный статус.

Правовое положение макрофинансовых стабилизационных механизмов ЕС. Европейская Комиссия, действующая на финансовых рынках от имени ЕС, в настоящее время управляет тремя макрофинансовыми инструментами, которые оказывают финансовую помощь (посредством займов или кредитных линий) государствам-бенефициарам, путём выпуска долговых ценных бумаг на рынках капитала.

Помощь в целях урегулирования платежного баланса (BoP). Данный механизм оказания финансовой помощи является в настоящее время самым старым из всех аналогичных механизмов. Юридическое и организационное оформление произошло в 2002 году, когда Комиссией было принято решение о том, что государства-члены ЕС, не использующие евро в качестве основной валюты, должны иметь возможность получать экстренное финансирование в случае наступления финансовой нестабильности. В основном в 2002 году данный инструмент был направлен на подготовку целого ряда стран Центральной и Восточной Европы к вступлению в ЕС (что произошло в 2004 году, когда 10 государств присоединились к Союзу), а также к вступлению отдельных из них в зону евро.

Правовой основой BoP выступает Регламент Совета № 332/2002[112] с последующими изменениями и дополнениями. В соответствии с ним, среднесрочная финансовая помощь должна быть предоставлена одному или нескольким государствам-членам, которые испытывают трудности баланса текущих платежей или движения капитала, либо находятся под серьезной угрозой возникновения таких трудностей. При этом закрепляется, что непогашенная сумма кредитов, предоставляемой государствами-членами в рамках этого механизма, должна быть ограничена до 12 млрд. евро в отношении каждого конкретного государства-заемщика. Общая сумма кредитов, предоставляемых государствам-членам в рамках среднесрочного финансового фонда помощи, ограничена 50 млрд. евро. Вместе с тем, в ответ на финансовый кризис в декабре 2008 г., сумма, которую могут выделить отдельному государству, увеличили до 25 млрд.

евро, и далее в мае 2009 г. - до 50 млрд. евро. Предоставление займа в рамках BoP является правом государства, которому в соответствии со ст. 1 не корреспондирует обязанность Комиссии о его предоставлении. Таким образом, механизм не предусматривает заявительной процедуры, и не ведет к автоматическому выделению финансирования по запросу государств.

Субъектом, который выступает от имени ЕС в отношениях с государством, которому оказывается финансовая помощь, является Комиссия. Именно данный институт заключает договор с заемщиком, контролирует выполнение условий предоставления финансирования, а также отвечает перед Советом ЕС за юридическое оформление соответствующих отношений. Также, в соответствии с п. 2 ст. 7 Комиссия имеет право принимать решения (без консультаций с другими институтами и органами ЕС) о реструктуризации долга, увеличении или уменьшении процентной ставки по кредиту. Данные

полномочия свидетельствуют о том, что Европейская Комиссия фактически единолично управляет данным финансовым механизмом. С точки зрения прав и обязанностей всех участников отношений, урегулированных Регламентом, можно констатировать, что BoP является собственным механизмом Комиссии, на реализацию которого другие институты и органы ЕС повлиять практически не могут.

При этом в Регламенте подчеркивается, что механизм BoP не предусматривает создание постоянного фонда средств. Их привлечение и аккумулирование происходит в рамках реализации конкретного решения об оказании помощи после его принятия.

Механизм не исключает, что выделение средств может осуществляться параллельно и из ресурсов ЕС, и из ресурсов третьих стран, а также международных организаций. Однако ст. 2 Регламента устанавливает, что в случаях, когда государство-член, рассматривает возможность использования в качестве источников финансирования средств, находящиеся за пределами сообщества, то данное государство должно сначала обратиться к Комиссии и другим государствам-членам, чтобы изучить возможности, которые предусмотрены внутренними механизмами финансирования ЕС.

До заключения каких-либо соглашений о внешних займах государство обязано консультироваться с Комиссией и другими финансовыми властями Союза. Такие консультации проводятся в рамках Экономического и финансового комитета, в соответствии со ст. 119 ДФЕС. Закрепляемое положение об обязанности проведения консультаций не является препятствием для заимствований в целях урегулирования платежного баланса за пределами ЕС, но позволяет Комиссии контролировать сам процесс кредитования. Данное положение было уточнено поправками в Регламент № 332/2002, внесенными в 2010 г.

Указанные выше положения, затрагивающие статус BoP, свидетельствуют, что данный механизм не имеет организационного выражения в виде постоянно действующего фонда, не имеет собственных органов управления, и фактически является продолжением одного из направлений деятельности Европейской Комиссии, выраженной в дополнительных полномочиях. Регламент № 332/2002 наделяет Комиссию широкими правами не только по привлечению средств и временному управлению ими, но и правами по выделению этих ресурсов, определению условий финансирования (структурные реформы, процентная ставка, сроки и т.д.).

Европейский Механизм Финансовой Стабильности (EFSM). Данный механизм предназначен для поддержания финансовой стабильности государств-членов, входящих в еврозону. Он получил юридическое оформление и начал реализовываться уже в условиях кризиса, и стал фактически одной из форм реагирования на произошедшие события. Правовой основой данного механизма выступает Регламент Совета № 407/2010[113].

Следует отметить, что по своему статусу EFSM очень похож на BoP. Ст. 1 Регламента прямо указывает, что закрепляемые процедуры финансирования будут аналогичны процедурам, закрепляемым Регламентом № 332/2002 с учетом специфики финансовых правоотношений, имеющих место в рамках еврозоны. По аналогии с механизмом помощи в целях урегулирования платежного баланса рассматриваемый механизм не предусматривает создания постоянно действующего фонда, а также специальных органов управления им.

Средства привлекаются Комиссией по факту запроса со стороны государства и выделяются также на основе специальных решений. Однако по сравнению с BoP, часть полномочий в отношении принимаемых решений делегирована Европейскому Центральному Банку (ЕЦБ). В соответствии со ст. 3 Регламента, решение о привлечении средств и их выделении государству- члену еврозоны требует обязательных консультаций с ЕЦБ. Также роль ЕЦБ состоит в том, что все операции по зачислению средств, их переводу, перечислению процентов, а также иные действия, связанные с движением средств в рамках финансовой помощи должны осуществляться в безналичной форме через счета открытые в ЕЦБ (ст. 8 Регламента). Таким образом, несмотря на то, что EFSM является организационно не оформленным, не институализированным финансовым механизмом, по сравнению с BoP он имеет более сложные формы регулирования. Кроме перечисленных отличий, разница механизмов проявляется и в максимальном объеме средств, которыми они могут оперировать. Для EFSM она составляет 60 млрд. евро.

Следует отметить, что EFSM изначально создавался как временный финансово-правовой механизм экстренного реагирования. В Регламенте закреплялось, что механизм должен прекратить свое существование и более не применяться по истечении 6 месяцев с момента начала функционирования. Аналогично должен был утратить силу и правовой акт, который его регулировал. Однако через шесть месяцев после вступления в силу Регламента, Комиссия в итоговом отчете о функционировании механизма констатировала, что исключительные обстоятельствах, которые послужили основанием для установления EFSM остаются, и грозят финансовой стабильности еврозоны. Этот отчет был опубликован 30 ноября 2010 г[114]. Комиссия пришла к выводу, что исключительные обстоятельства по-прежнему существуют и поэтому механизм должен быть сохранен. Из Регламента № 407/2010 были исключены положения о срочном характере деятельности механизма. Таким образом, произошла трансформация временного механизма стабилизации в постоянно действующий.

Макрофинансовая помощь (MFA), предназначенная для оказания поддержки третьим странам, не входящим в состав ЕС. Правовой основой данного механизма оказания помощи выступают решения Комиссии, одобренные Советом ЕС и Европейским парламентом (обычная законодательная процедура).

Основой ныне функционирующего механизма явились решения об оказании гуманитарной (в том числе финансовой) помощи странам бывшего «социалистического блока» в начале 1990-х годов ХХ века.

В 1990 г. Европейский Совет постановил продлить поддержку со стороны государств-членов ЕС, оказываемую в рамках механизма платежных балансов третьим странам, в связи с мнением о том, что переходные экономики этих государств требуют укрепления. Однако первыми получателями финансовой помощи в рамках рассматриваемого механизма стали неевропейские государства - Израиль и Алжир (1991 г.). Начиная с 1994 г. механизм экстерриториальной помощи начал играть всё более важную роль на территории Восточной Европы, особенно в западной части Балканского полуострова. Данные государства были важными участниками в политике европейского соседства с важным влиянием на экономическую ситуацию в ЕС. С 1990 г. было утверждено 55 решений о макрофинансовой помощи, с общими обязательствами на сумму 7,4 млрд. евро и эффективными выплатами размером 5.3 млрд. евро. С помощью данных решений 23 государства получили финансовую поддержку посредством займов на суммы от 15 млн. до 870 млн. евро.

MFA является более поздней версией механизмов экстерриториальной помощи ЕС. Он предназначен не для любых государств, а для стран, географически, экономически и политически близких к Европейскому Союзу. Они включают в себя государства, имеющие статус кандидатов в члены ЕС (официально приглашенные), государств, состоящих в статусе экономической и политической ассоциации с ЕС, а также государств охваченных Европейской политикой добрососедства (ЕПД). Европейская политика добрососедства в качестве специального направления внешнеполитической деятельности ЕС зародилась в 1999 - 2003 гг., и первоначально отразилась в положениях Договора, устанавливающего Конституцию для Европы 2004 г. В то же время, полноценное закрепление в первичном праве Европейского Союза ЕПД получила только с вступлением в силу в 2009г. Лиссабонского договора. Несмотря на то, что учредительными договорами, предусматривается возможность осуществления политики добрососедства, большинство из документов, которые стали основой для ее реализации, не являются юридическими актами. Данная политика практически не получила правового оформления на уровне вторичного права ЕС, и остается в области политического сотрудничества[115]. Аналогичным образом обстоит дело и с процедурами МБЛ.Следует отметить, что базовым (неправовым) документом, регламентирующим данное сотрудничество, является типовое положение об оказании макрофинансовой помощи третьим странам (Framework Regulation for Macro-Financial Assistance to third countries), принятое Советом ЕС и Европейским парламентом 7 апреля 2011 г[116].

Таким образом, даже если отнести данный механизм, к группе механизмов макрофинансовой стабильности функционирующих в ЕС, важно отметить, что он не предназначен для обеспечения финансовой стабильности ЕС, поскольку может быть применен только для оказания помощи за его пределами и только в рамках политического сотрудничества.

MFA как механизм поддержания финансовой стабильности носит исключительный характер и реализуется на строго индивидуальной основе, в целях помощи отдельным странам в решении серьезных проблем в сфере платежного баланса. Его цель - восстановление устойчивой финансовой ситуации, поощрение экономических преобразований и структурных реформ. Вместе с тем, MFA предназначен исключительно в качестве дополнения к финансированию, осуществляемого Международным Валютным Фондом[117].

В рамках данного механизма средства выделяются центральным банкам государств, которые используются ими, как правило, в целях осуществления валютных интервенций для поддержания национальной валюты, либо в качестве прямой бюджетной поддержки. В отличие от других форм финансовой помощи MFA, являясь инструментом европейской политики добрососедства и партнерства она, представляет собой экстренную помощь, и предназначена не для регулярного предоставления финансовой поддержки, а лишь для эпизодического финансирования. Именно поэтому нормативно не определены максимальные размеры выделяемых средств, не закреплен четко перечень источников их получения, а также основания предоставления. Сумма траншей в рамках этого механизма определяется на индивидуальной основе консультаций Европейской Комиссии с международными финансовыми институтами, в частности МВФ. Она основывается на остаточной потребности во внешнем финансировании страны, и учитывает размер финансовой помощи, предоставляемой из других источников.

Два из трех механизмов макрофинансовой помощи функционируют на основе наднациональных актов Европейского Союза, т.е. с юридической точки зрения не являются результатом согласования суверенной воли государств-членов ЕС. Механизм макрофинансовой помощи третьим странам не урегулирован Регламентами ЕС, и реализуется только на основе эпизодических частных решений институтов ЕС. Таким образом, MFA можно рассматривать как во многом политический, а не финансово-экономический инструмент Европейского Союза, направленный на укрепление международных связей с государствами, в сотрудничестве с которыми заинтересован ЕС. В тоже время, в отличие от BoP и EFSM, MFA реализуется только в отношении третьих стран, что автоматически выводит регулирование данных вопросов из-под норм о функционировании экономического и валютного союзов.

В отличие от Договора о Европейском Союзе (ДЕС)[118], который не устанавливает правовую основу для оказания макрофинансовой помощи, глава 2 ДФЕС («Экономическое, финансовое и техническое сотрудничество с третьими странам»), в частности ст. 212, включает в себя положения, касающиеся MFA, тем самым предоставляя правовую основу для решений принятых до вступления в силу Лиссабонского договора. Так, если государствополучатель макрофинансовой помощи, является развивающейся страной, решение о ее предоставлении будет принято на основании ст. 209 ДФЕС, которая регулирует развитие сотрудничества ЕС с третьими странами. Таким образом, с момента вступления в силу ДФЕС, законодательные решения по отдельным операциям макрофинансовой помощи, принимаются Европейским Парламентом и Советом, в соответствии со стандартной законодательной процедурой (совместным решением). Тем не менее, оказание поддержки с помощью MFA, фактически не имеет правовой основы, определяющей общую стратегию и цели. Вмешательство ЕС основывается на отдельных решениях, которые в свою очередь основаны на проекте Регламента, что может привести к еще большему увеличению сроков принятия решений.[119] [120] По этой причине Комиссия предложила специальные рамки регулирования для упрощения процедуры принятия решений по оказанию макрофинансовой по-

мощи . Но в настоящее время они еще не одобрены Европейским Советом или Европейским Парламентом.

Отдельного внимания заслуживает вопрос об источниках финансирования всех трех механизмов макрофинансовой помощи, закрепленных правовыми актами ЕС. В связи с тем, что ЕС не может заимствовать финансовые средства для покрытия чрезмерных бюджетных дефицитов, заимствования, проводимые в рамках данных механизмов осуществляются на основе прямых, безусловных обязательств ЕС, и гарантируются всеми государствами- членами, которые в соответствии со ст. 310 и 323 Договора о функционировании ЕС, обязаны предоставлять средства для выполнения обязательств Союза.

Во всех трех макрофинансовых стабилизационных инструментах Европейская Комиссия имеет право заимствовать средства на рынках капитала или у финансовых учреждений с целью финансирования кредитов, в основном за счет выпуска среднесрочных облигаций в рамках европейской специализированной программы (Euro Medium-Term Note Programme - EMTN), которая в первую очередь предназначена для выпуска ценных бумаг в Европе. После возросшей активности ЕС в сфере заимствований, которая берет свое начало с момента учреждения EFSM в 2010 г., в проспект эмиссии были внесены соответствующие изменения увеличившие объем специализированной программы с 60 до 80 млрд. евро. При необходимости европейская программа по выпуску среднесрочных облигаций, может быть дополнительно оперативно расширена до 110 млрд. евро. Привлеченные средства выделяются государству-бенефициару на принципе соглашения «back-to-back» (Соглашение о предоставлении займа в одной стране или валюте, гарантированное депозитом в банке другой страны или валюте). Данный принцип сильно ограничивает возможности ЕС в выпуске облигаций, но в то же время гарантирует, что бюджет ЕС не возлагает на себя никаких кредитных ставок и валютных рисков. Помощь ЕС носит среднесрочный характер, в этой связи срок выплат по облигациям составляет от 5 до 10 лет, но может варьироваться от 3 до 15 лет, в зависимости от конкретных условий кредитования.

С момента активации EFSM для Ирландии и Португалии, ЕС стал частым эмитентом. С 2011 г. около 40 млрд. евро было предоставлено в рамках 11 выпусков облигаций. В течение 2011 г. 29,2 млрд. евро было предоставлено посредством семи сделок, в то время как в 2012 г. (до ноября) почти вдвое меньше - 16 млрд. евро за шесть сделок.[121] Планируемое финансирование в рамках EFSM на 2013 г. составляет 4,7 млрд. евро.[122] При этом необходимо отметить сроки выплат по облигациям. Если в 2011 г., в разные месяцы, осуществлялся выпуск облигаций со сроками погашения от 5 до 15 лет (5 летние - 2; 7 летние - 2; 10 летние - 2; 15 летние - 1), то в 2012 г. сроки погашения выросли до 30 лет. Годовой процент и основные обязательства колеблются от 1.3 млрд. евро в 2012 г. до максимальной отметки в 10 млрд. евро в 2021 г.

Таким образом, источниками финансирования всех макрофинансовых инструментов стабилизации ЕС являются прямые или косвенные заимствования Союза в лице Европейской Комиссии у государств-членов. При этом обязанность государств-членов предоставлять средства ЕС определяет особенности всех механизмов с точки зрения источников финансирования. На основании ст. ст. 312 и 323 ДФЕС все государства-члены становятся фактически гарантами по обязательствам Европейской Комиссии, которая привлекает средства путем выпуска ценных бумаг, и финансирует ими все три макрофинансовых механизма поддержания финансовой стабильности.

Статус механизмов помощи в целях урегулирования платежного баланса. В соответствии со ст. 143 ДФЕС, ЕС должен вмешаться, в случае, когда страна сталкивается с финансовыми трудностями или угрозами ее экономической стабильности. Если эта неустойчивость затрагивает платежный баланс, а данное государство не является членом еврозоны, Союз может активировать программу помощи в целях урегулирования платежного баланса. Несмотря на то, что данный механизм создан задолго до недавнего кризиса суверенного долга, в его основе заложены меры, очень похожие на те, которые применяются к нынешнему кризису суверенного долга в еврозоне. К этим мерам относится предоставление среднесрочных и долгосрочных финансовых ресурсов, с целью стабилизации финансовой ситуации и позволения государству-члену восстановить возможность привлечения средств непосредственно на рынке.

Первый Регламент поддержки платежного баланса был принят в 1988 г. (Регламент № 1969/88)[123]. Однако он не предусматривал того что, за помощью могут обращаться государства-члены, которые будут, извлекать выгоду из стабильности единой валюты, и получат серьезные преимущества перед другими странами ЕС. Таким образом, Регламент действовал только до третьей стадии формирования Европейской валютной системы, которая, в 1999 г., стала реальностью. Но ввиду увеличения количества государств испытывающих трудности, а также государств, над которыми нависла реальная угроза их возникновения, Регламент был пересмотрен и изменен в 2002 г. (Регламент Совета №332/2002/ЕС[124]). Однако теперь данным механизмом могут воспользоваться только государства-члены не входящие в еврозону. По этой причине был снижен предельный потолок возможного займа, с 16 млрд. евро в 1988 г. до 12 млрд. евро в 2002 г., в связи со значительным сокращением количества государств имеющих право подать заявку на предоставление помощи.

В результате финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. было разработано два новых механизма помощи в целях урегулирования платежного баланса, первый из которых является временным, а второй - постоянно действующим:

- Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF);

- Европейский стабилизационный механизм (ESM).

Европейский фонд финансовой стабильности был основан в июне 2010 г., а начал свою деятельность через два месяца. Следует отметить, что в отличие от других механизмов поддержания стабильности EFSF по своему правовому статусу является юридическим лицом (обществом с ограниченной ответственностью - limited liability company), зарегистрированным в Люксембурге, совладельцами которого являются государства-члены зоны евро. Место нахождения основного офиса определено в г. Люксембург, следовательно, функционирует он в соответствии законодательством государства Люксембург.

Свою деятельность Европейский фонд финансовой стабильности осуществляет на основании двух документов, один из которых представляет собой Устав (Articles of incorporation) EFSF[125], а другой Соглашение между государствами-членами Европейского союза и EFSF[126]. Второй документ не является международным договором, а используется в качестве соглашений юридических лиц, в которых государства выступают таковыми в лице своих правительств.

В соответствии с Соглашением между странами зоны евро и EFSF, отношения регулируются на основе норм английского права. Также любые споры должны урегулироваться мирным путем в соответствии с нормами английского права. В противном случае, если спор возник между странами зоны евро, Соглашение предусматривает передачу таких споров в Европейский суд правосудия. Вместе с тем, Соглашением предусматривается, что если спор возникнет с участием одной или нескольких стран, входящих в зону евро и EFSF, то данный спор должен подпадать под юрисдикцию судов Люксембурга. Таким образом, деятельность EFSF как юридического лица, была подчинена одновременно национальному праву двух государств (Великобритании и Люксембурга), а также частично праву Европейского Союза. Данная правовая конструкция является уникальной не только в системе регулирования антикризисных механизмов ЕС, но и в других сферах регулирования экономических отношений в рамках данного сообщества. Сложная подчиненность праву деятельности EFSF объясняется двумя факторами: временным характером деятельности, не предполагающим длительных правоотношений, а также тем, что сущность соглашения выражена в предоставлении публично-правовыми субъектами финансовых ресурсов в управление частноправовому субъекту.

Изначально EFSF имел свой срок полномочий, который составлял 3 года. Действие механизма должно было быть полностью прекращено 30 июня 2013 года. В действительности, в соответствии с Уставом EFSF, фонд создавался на неопределенный срок. Однако Уставом было оговорено, что кредиты государствам-членам не будут выдаваться с 30 июня 2013 года. Именно это положение и обуславливало ограниченный период существования фонда. Но обслуживание всех выданных кредитов должно осуществляться до их погашения. Поэтому изначально конечный срок существования фонда установлен не был, поскольку на момент его создания не были известны конечные даты возврата государствами предоставленной помощи.

В соответствии с Уставом, главная задача EFSF заключается в обеспечении финансовой стабильности в ЕС посредством предоставления финансовой помощи странам зоны евро. Для этого фонд имел право использовать такие формы деятельности как предоставление займов странам, столкнувшимся с финансовыми трудностями, вмешательство в первичные и вторичные долговые рынки на основании анализа рынка, осуществленного ЕЦБ, финансирование рекапитализации финансовых учреждений через выдачу займов правительствам государств. Для осуществления своей деятельности EFSF имел право выпускать облигации и иные долговые обязательства. При этом все обязательства EFSF были обеспечены гарантийными обязательствами государств-членов зоны евро на общую сумму 780 млрд. евро.

С созданием в 2012 г. Европейского стабилизационного механизма (далее - ESM) формальные основания для активной деятельности EFSF были исчерпаны. Пассивная деятельность, связанная с обслуживанием и возвратом ранее выданных займов была продолжена. Таким образом, на момент июля 2014 года два механизма - EFSF и ESM - продолжали функционировать параллельно. Предполагается, что пассивная деятельность первого из них завершится в декабре 2014 г., когда ожидается окончательное погашение кредита правительством Греции[127].

Европейский стабилизационный механизм (ESM). Правовой основой деятельности ESM является Договор об учреждении Европейского Стабилизационного Механизма от 23 января 2012 г. (далее - Договор 2012 г.)[128].

В Договоре нашли закрепление несколько фундаментальных аспектов деятельности ESM.

В соответствии со ст. 4 Договора, ESM является межправительственным учреждением Европейского Союза, созданным в соответствии с нормами международного права на основе договора, подписанного государствами- членами зоны евро. В системе управления Европейским Союзом ESM стал одним из немногих договорных органов, права и обязанности которого явились предметом согласования суверенной воли государств-членов.

Кроме того, в документе подчеркивается преемственность нового финансово-правового механизма по отношению к ранее существовавшим временным механизмам. Так, в преамбуле договора указывается, что программы финансовой помощи, существующие на момент его подписания, будут иметь аналогичный ESM статус до окончания срока их действия с поправкой на особенности организации и регулирования таких временных форм сотрудничества. Форма участия государств в деятельности новой структуры позаимствована у других международных финансовых организаций, например, у Международного Валютного Фонда, где такой формой является доля в уставном капитале организации. В частности, ESM имеет уставный капитал 700 млрд. евро (ст. 15 Договора), который разделен на семь миллионов девятнадцать тысяч триста пятьдесят три акции, имеющие номинальную стоимость 100 000 евро каждая. Важным с точки зрения статуса ESM является система ответственности по обязательствам. В ст. 7 Договора закрепляется, что государства-участники не отвечают по обязательствам ESM, а последний, в свою очередь, не отвечает по обязательствам государств. Таким образом, международная правосубъектность ESM дополняется принципом разделенной ответственности по аналогии с отдельными видами юридических лиц[129].

Также как в правовых актах, регламентирующих функционирование механизмов макрофинансовой помощи, Договором 2012 г. закрепляются источники финансирования деятельности Европейского Стабилизационного механизма. Помимо взносов, которые осуществляются государствами- участниками в уставный капитал, ресурсы могут быть привлечены путем выпуска финансовых инструментов, а также путем заключения финансовых или иных соглашений между ESM и государствами-членами. Кроме того, аналогичные соглашения могут подписываться с третьими лицами, которыми могут выступать как международные финансовые организации, так и частные структуры (ст. 3 Договора 2012 г.). Таким образом, ESM обладает правом осуществлять относительно независимую финансовую деятельность и проводить самостоятельные финансовые операции. Интересно отметить, Договор освобождает государства-члены от ответственности по его обязательствам, что ставит новую финансовую структуру ЕС вне законодательства о банкротстве, не смотря на то, что ей дано право брать на себя риски и формировать собственные средства за счет заемного капитала.

Договор о создании ESM предоставляет возможность государствам- членам, не являющимися участниками еврозоны, стать частью программы финансовой помощи, предназначенной для еврозоны. Данный механизм должен быть учрежден на временной и частной основе. К примеру, такие государства как Швеция, Дания, Великобритания уже принимают участие в предоставлении помощи Ирландии на основе двусторонних соглашений (как дополнительное финансирование к средствам, предоставленным EFSM, EFSF и МВФ). В случае оказания совместной поддержки, государства не входящие в еврозону, имеют право принимать участие в официальных встречах ESM, связанных с конкретной программой финансовой помощи, для получения доступа к любой необходимой информации, помогающей осуществлению контроля. Кроме того, ESM должен поддерживать равный статус государств- членов еврозоны, входящих в его состав и участников, приравненных к кредиторам, которые вовлечены в двусторонние финансовые обязательства.

Договорная форма закрепления прав и обязанностей государств-членов зоны евро в связи с функционированием ESM обеспечивает высокую легитимность предпринимаемых мер, сохранение основ финансового суверенитета, а также возможность гибкого реагирования на потребности отдельных государств. С точки зрения организационно-правовой формы ESM имеет большие сходства с классическими международными финансовыми организациями, основной целью деятельности которых выступает кредитование. Вместе с тем, по сравнению с ними Европейский Стабилизационный Механизм имеет более узкие цели и задачи, состоящие в реагировании только на экстренные потребности государств, а не на текущие заимствования вне кризисных явлений. Таким образом, ESM в настоящее время выполняет роль регионального международного института по предупреждению финансовой нестабильности наряду с другими аналогичными региональными внеевропейскими институтами[130] [131] [132].

Договорные источники являются в настоящее время не единственными средствами регулирования деятельности ESM. Целый ряд внутренних правовых актов регламентируют отдельные стороны такой деятельности. К ним, в частности, относятся так называемые Руководства по инструментам поддержки стабильности. В настоящее время действуют пять таких документов: Руководство по кредитам , Руководство по поддержке первичного рынка , Руководство по поддержке вторичного рынка[133], Руководство о предупредительных мерах финансовой помощи[134], Руководство по рекапитализации финансовых учреждений[135]. Их роль в регулировании деятельности ESM состоит в том, что они закрепляют понятийный аппарат применительно к каждой форме финансирования и сектору, для которого оно выделяется. Кроме того, в документах отражены процедуры выделения финансирования и процедуры контроля со стороны ESM за выполнением государствами своих обязательств в связи с выдвинутыми условиями.

Европейский стабилизационный механизм - единственная в настоящее время форма оказания финансовой помощи, которая имеет договорную пра- вовую основу. Заключение данного договора повлекло необходимость внесения изменений в национальное законодательство государств-участников, прежде всего, в бюджетное. Это вызвало многочисленные политические дебаты в отдельных странах, что привело к затягиванию вступления в силу Договора 2012 г. Более того, отдельные государства, такие как, например, Германия, были вынуждены пройти через внутренние механизмы подтверждения конституционности присоединения государства к Договору[136].

Отдельного внимания заслуживает роль решения Суда Европейского Союза (далее - Суд ЕС) в регулировании ESM. 27 ноября 2012 г после долгого рассмотрения Суд ЕС вынес решение, подтвердившее законность внесения изменений в ст. 136 Договора о функционировании Европейского Союза, а также действительность Договора 2012 г. Необходимость в рассмотрении данного дела возникла в связи с указанным выше обстоятельством, связанным с тем, что процесс национальной ратификации государствами-членами еврозоны указанных норм сильно затягивался под влиянием внутренних политических противоречий и невозможности достичь консенсуса на национальном уровне. Не только немецкий парламент, но и парламенты ряда других государств отказались санкционировать присоединение к новым нормам из-за опасений, что введение их в действие существенно ограничит финансовый суверенитет.

С инициативой внесения на рассмотрение Суда ЕС указанных вопросов выступил Верховный Суд Ирландии (в порядке преюдициального запроса). Суд ЕС должен был ответить на три вопроса, относящихся к деятельности Европейского стабилизационного механизма:

- является ли Решение 2011/199 действующим, поскольку его положения фактически внесли изменения в ст. 136 ДФЕС;

- не нарушаются ли ст. ст. 2, 3, 4, 13 ДЕС и 13 TEU, а также ст. ст. 2 (3), 3, 119, 123, 125, и 127 ДФЕС, а кроме того общие принципы эффективной судебной защиты и правовой определенности от реализации государством - членом еврозоны Договора 2012 г.;

- могут ли государства-члены заключить и ратифицировать Договор о ESM до вступления в силу Решения 2011/199.

Суд ЕС в первую очередь установил, что обладает юрисдикцией для рассмотрения обоснованности решения 2011/199 в свете условий ст. 48 (6) ДЕС, в которой изложены положения упрощенной процедуры рассмотрения дела. Отпустив проблемы к приемлемости дела, Суд ЕС обратился к рассмотрению вопроса о том, соответствует ли Решение 2011/199 условиям ст. 48 (6) ДЕС. Суд должен был в данном случае ответить на еще два подвопроса: касается ли поправка, изложенная в Решении, части III ДФЕС, а также должен был убедиться, что пересмотр ДФЕС не расширяет компетенции Союза.

Суд констатировал, что характер денежно-кредитной и экономической компетенции Союза определяются в ст. 2 (3), 3 (1) (с) и 5 (1) ДФЕС. Соответственно, любое изменение этих компетенций будет касаться части I ДФЕС, в связи с чем требуется использование обычной процедуры пересмотра статей Договора.

Суд также установил, что положения Договора 2012 г. не влияют на компетенцию Союза в финансовой и экономической сферах. Что касается исключительной финансовой компетенции Союза, то Суд учел цели и инструменты ESM, предусмотренные решением 2011/199, и констатировал, что они входят в сферу денежно-кредитной политики. Было установлено, что цель механизма, состоящая в охране стабильности еврозоны, не может быть приравнена к денежно-кредитной политике. Кроме того, Суд пришел к выводу, что документ о предоставлении финансовой помощи составляет одну из компетенций в сфере экономической политики и выходит за области денежной политики ЕС. В связи с этим Суд ЕС сделал вывод о том, что механизм стабильности не принадлежит области денежно-кредитной политики. Вместо этого, пояснил Суд, входит в область экономической политики, потому что она дополняет существующие рамки экономической политики ЕС.

Что касается экономической политики, то, Суд подчеркнул, что Союз просто играет координирующую роль и не имеет права устанавливать механизм стабильности, как единственный в Решении 2011/199. Суд указал на различия между механизмом стабильности, упоминаемом в Решении 2011/199 и полномочиями в сфере предоставлении помощи, закрепляемой ст. 122 (2) ДФЕС. По мнению Суда, последнее положение может использоваться для предоставления специальной финансовой помощи государствам-членам по необходимости. Это полномочие не позволяет Союзу создать механизм постоянного характера с акцентом на финансовую стабильность только еврозоны. Поэтому государства-члены вправе создавать и другие механизмы стабильности, о которых говорится в ст. 1 Решения 2011/199 вне положений ДЕС. Но государства не могут игнорировать это же право Союза при осуществлении им своей компетенции. Тем не менее, именно по этой причине, ст. 136 (3) ДФЕС предусматривает, что любая предоставляемая помощь должна отвечать критерию строгой обусловленности. По мнению Суда, эта оговорка гарантирует, что Европейский стабилизационный механизм, который частично был сформирован вне положений ДЕС, соответствует духу и букве законодательства Союза, в частности, нормативно-правовой базе по вопросам экономической политики.

Отвечая на вопрос о том, как Решение 2011/129 может увеличить компетенцию Союза, Суд ЕС напомнил, что государства-члены компетентны в создании механизма стабильности, которые предусмотрены Решением 2011/199. По мнению суда, ст. 136 (3) ДФЕС подтверждает это и не влечет за собой передачу власти от Союза к государствам.

Таким образом, Суд ЕС констатировал, что внесение изменений в ст. 136 и подписание Договора 2012 г. не противоречит целям и задачам Валютного союза, является логическим развитием правового регулирования финансовых отношений стран еврозоны, и не ущемляет государственного суверенитета в рамках, определенных учредительными договорами и иными договорными источниками, вступившими в силу ранее[137]. Данное решение сняло многие вопросы и, по сути, окончательно легитимизовало деятельность ESM.

Институализация ESM не обошлась без судебных споров на национальном уровне. В частности, в 2012 году ряд депутатов Бундестага Федеративной Республики Г ермания оспаривали в Конституционном Суде соответствие положений Договора об учреждении ESM Основному закону ФРГ.

Запрос в Конституционный Суд был основан на положениях ст. 38 (1) Основного закона. Заявители утверждали, что в случае присоединения Германии к договору произойдет нарушение общих принципов бюджетной ответственности Бундестага, который закрепляется и реализуется как часть его конституционного права на основе принципа демократии (ст. 20 (1) и (2), 16 и ст. 79 (3) 17 Основного закона). Данные нормы подразумевают, что именно парламент имеет исключительное право контроля за бюджетными ассигнованиями. По мнению заявителей, это входило в противоречие с положениями Договора о ESM, где предусматривалось, что средства, передаваемые государствами в фонд, будут находиться под контролем органов ЕС, и не смогут контролироваться Бундестагом. При этом, с юридической точки зрения средства, переданные в фонд, продолжают оставаться собственностью Г ермании. Опираясь на принцип бюджетной ответственности, заявители утверждали, что бюджетная автономия Бундестага нарушается в смысле размывания его компетенции. Это, полагали они, является достаточным обоснованием нарушения их субъективного права немецкого парламента[138].

Суд указал, что непозволительно ограничивать бюджетные полномочия законодательного органа, но в тоже время констатировал, что положения

Договора специально направлены на его сохранение. В решении было указано, что ратификация договора возможна только при соблюдении рядя условий. Во-первых, высшая граница затрат Г ермании на финансирование фонда не должна превышать 190 млрд. евро, причем даже в тех случаях, когда договор позволяет иную трактовку (не считая случаев повышения основного капитала с открыто выраженного согласия представителя Германии по решению Бундестага). Во-вторых, никакие предписания о секретности и обязательства о неразглашении, данные теми, кто принимает решения в рамках Европейского Союза, а также сотрудниками ESM, не должны препятствовать Бундестагу получать информацию о направлениях использования средств. Кроме того, в решении суда говорится, что ФРГ обязана сделать при ратификации оговорку о том, что не будет придерживаться Договора, если затребованные условия не будут соблюдаться.

Таким образом, решение Конституционного суда ФРГ отчетливо констатировал, что ESM не должен проводить политику антиконституционного финансирования государств-членов ЕС.

Правовое регулирование предоставления помощи отдельным странам Еврозоны. В дополнение к макрофинансовым стабилизационным механизмам, и механизмам помощи в целях урегулирования платежного баланса, функционирующим на уровне ЕС, государства-члены, входящие в еврозону, приняли решение о создании дополнительных механизмов предназначенных для сохранения финансовой стабильности на территории всей еврозоны. Эти механизмы играют решающую роль в последние годы, поскольку дебаты (дискуссии) на политическом уровне в отношении преодоления кризиса суверенного долга, в первую очередь направлены на определение подходящих инструментов для решения проблемы нарастающих финансовых трудностей периферийных стран еврозоны. Главной отличительной особенностью является то, что данные механизмы урегулированы не правом ЕС, а правом отдельных государств-членов, а также двусторонними соглашениями между ними. В этой связи, с точки зрения статуса, предоставление помощи отдельным странам является с одной стороны международно-правовыми механизмами (отношения регулируются международными договорами суверенных государств-членов, не противоречащими праву ЕС), а с другой стороны - внутренними правовыми механизмами (государство-донор в одностороннем порядке, руководствуясь своим законодательством, может принять решение о выделении помощи). Другой особенностью рассматриваемого механизма является то, что помощь может не быть основана на условиях возвратности и платности, т.е. оказываться безвозмездно. Данное положение не противоречит нормам ЕС, касающимся недопущения получения каких-либо финансовых преимуществ государствами-членами, поскольку формально реализуется не государствами-членами ЕС, а субъектами международного права - европейскими государствами.

Примером такого механизма оказания финансовой помощи может служить механизм кредитования Греции (далее - МКГ), созданный в качестве первой реакции еврозоны на финансовые трудности данного государства в 2010 году.

Столкнувшись с резким ростом премий за риск (дополнительный доход инвестора, который выплачивается за принятие дополнительных рисков, по сравнению с безрисковыми инвестициями) по государственным облигациям, и постоянно нарастающим социальным напряжением в обществе, правительство Греции заявило о невозможности рефинансирования своих долгов на рынках капитала, в связи с неподъемными процентными ставками. В конце апреля 2010 г. Греция официально обратилась за международной финансовой помощью. 2 мая 2010 г. главы государств и правительств государств-членов ЕС одобрили предоставление Греции пакета финансовой помощи на сумму 110 млрд. евро, оказываемой совместно с МВФ на срок три года (до июня 2013 г.[139]). В рамках данной программы, 16 других государств еврозоны обязались предоставить Г реции 80 млрд. евро, посредством двусторонних займов, которые координируются и управляются Европейской Комиссией, в сотрудничестве с ЕЦБ. Данное чисто межправительственное решение, представляло собой промежуточное звено для создания четко структурированной системы оказания финансовой помощи.

В рамках МКГ Европейская Комиссия действовала не как заемщик от имени ЕС, как это было в случаях EFSM, или механизма по урегулированию платежных балансов, она была уполномочена государствами-членами еврозоны на координирование выплат для Греции и управление ими. По этой причине Греция и Европейская Комиссия подписали меморандум о взаимопонимании, согласованный по программе устранения финансовой и внешнеэкономической неустойчивости. Предоставление очередных траншей было основано на соблюдении критериев, определенных Комиссией и на ее положительной оценке достигнутых Грецией успехов. Кроме того, задачи Комиссии, выполняемые от имени и по поручению государств-членов еврозоны, предоставляющих финансовую помощь, включают обязанность открытия счета от имени государств-кредиторов в ЕЦБ и использование данного счета для обработки всех платежей (как от кредитора, так и от заемщика). Также на Комиссию возлагается координация процесса выплат, проведение необходимых расчетов, распределение выплат между государствами-кредиторами, а также предоставление кредиторам информации о нарушениях кредитного договора или запросов со стороны Греции на изменение текущей программы.

Таким образом, механизм кредитования Греции был комплексным с точки зрения правового статуса источников финансирования. С одной стороны его регулирование осуществлялось нормами ЕС, с другой - нормами двусторонних соглашений государств-членов. Аналогичным образом осуществлялось предоставление помощи таким государствам как Португалия[140], Латвия[141], Румыния[142]. Важно отметить, что нормы ЕС при этом имели приоритетное положение, т.к. во-первых, на их основе осуществлялась координационная деятельность Европейской Комиссии, а во-вторых, во всех двусторонних соглашениях было закреплено, что финансовая помощь одного государства другому предоставляется в пакете с помощью по линии ЕС. Таким образом, несмотря на то, что правовой основой выступали международные договоры, их цели, задачи и формы реализации были увязаны с актами Европейского Союза.

Проведенный анализ правового статуса организационных форм предоставления финансовой помощи в рамках Европейского Союза позволяет сформулировать, по крайней мере, следующие выводы:

1. Право Европейского Союза не препятствует созданию механизмов оказания финансовой помощи в различных формах: в форме государственночастного партнерства, в форме взаимной помощи на основе двусторонних соглашений государств-членов, а также в форме поддержки Союзом государств-членов. При этом последняя форма может быть реализована только при следующих условиях:

- финансирование является временной экстренной мерой;

- финансирование осуществляется на принципах возвратности и платности;

- финансирование не должно предоставлять государству существенных финансовых преимуществ перед другими государствами, не получающими помощь.

2. Право ЕС относит оказание финансовой помощи государствам - членам, в какой бы форме она не осуществлялась, в пределах каких бы пространств ЕС не реализовывалась, и кто бы не были участники данной деятельности, к сфере экономической, а не денежно-кредитной политики ЕС. Данное положение фактически расширяет компетенцию ЕС в вопросах оказания финансовой помощи государствам-членам, закрепляемую ДЕС и ДФЕС.

3. Экстерриториальные механизмы оказания финансовой помощи третьим странам не являются механизмами поддержания финансовой стабильности Европейского Союза, и регулируются нормами, обеспечивающими осуществление единой внешней политики, а не экономической политики ЕС.

4. Все правовые акты ЕС, регулирующие выделение финансовой помощи государствам-членам, закрепляют право государства на её получение, но не устанавливают обязанности субъектов, в управлении которых находятся соответствующие средства, предоставлять такое финансирование. Обращение может быть как удовлетворено, так и отклонено, что свидетельствует о том, что соответствующие правоотношения не являются сбалансированными, и возникают лишь в случае принятия одним из субъектов решения о предоставлении помощи.

5. Практика показывает, что в настоящее время в регулировании предоставления финансовой помощи отдельным государствам еврозоны нормы ЕС имеют приоритетное положение по отношению к нормам двусторонних международных соглашений, на основе которых она оказывается. Не смотря на то, что право ЕС не препятствует оказанию такой помощи, на практике процесс ее предоставления координируется решениями Европейской Комиссии.

<< | >>
Источник: ЦАРЁВ Илья Николаевич. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме § 3.1. Европейский Стабилизационный Механизм (ESM) и иные организационные формы оказания финансовой помощи Европейского Союза:

  1. § 1. Специфика осуществления денежно-кредитной и валютной политики в Европейском союзе: правовая природа Европейского валютного союза
  2. § 2. Правовая природа евро и правовые основы организации осуществления денежно-кредитной и валютной политики Европейского союза
  3. ГЛАВА III. Европейское кооперативное общество и иные организационно-правовые формы юридических лиц по праву ЕС
  4. Доступ авиаперевозчиков ЕС на внутренние воздушные линии Европейского Союза
  5. 2. Совершенствование договорного механизма в рамках Европейского союза
  6. Понятие страхового права Европейского Союза
  7. Источники страхового права Европейского Союза
  8. Роль органов Европейского Союза, действующих в сфере регулирования страховых услуг
  9. Основные направления развития правового регулирования страховых услуг в Европейском Союзе
  10. §1. Практика Суда Европейского Союза
  11. План
  12. § 2.2. Обеспечение бюджетной дисциплины в контексте поддержания стабильности финансовой системы Европейского Союза
  13. § 2.3. Правовые нормы Европейского Союза, направленные на обеспечение стабильности европейских финансовых рынков
  14. Глава III. Правовое регулирование оказания финансовой помощи государствам-членам Европейского Союза
  15. § 3.1. Европейский Стабилизационный Механизм (ESM) и иные организационные формы оказания финансовой помощи Европейского Союза
  16. § 1. Правовая природа и механизмы взаимодействия судов государств - членов ЕС с судебными органами Европейского Союза
  17. Механизмы взаимодействия судебных органов Европейского Союза с судами государств - членов ЕС
  18. § 2.1. Организационно-правовые механизмы полицейского сотрудничества между государствами - членами Европейского Союза
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -