<<
>>

2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Для любой области правового знания на современном этапе особое значе-ние приобретает методологическая определенность и выдержанность тех пози-ций, которые на протяжении достаточно длительного времени определяли вектор исследовательского поиска в том или ином направлении.

Современная юридиче-ская наука, с одной стороны, в наибольшей степени предрасположена сохранить приверженность методологическим подходам в изучении правовых явлений и процессов, но, с другой стороны, для нее характерен поиск способов получения нового знания1.

В современной юридической науке проблема обеспечения конституцион-ных прав и свобод человека и гражданина едва ли не самая емкая по содержанию и обилию материала. Какую бы сферу функционирования государства и общества мы ни взяли, она непременно обнаружит свою связь – большую или меньшую – с вопросом о правах и свободах человека и гражданина. Для конституционного права категория «механизм обеспечения конституционных прав и свобод челове-ка и гражданина» – одна из проблем, представляющих наибольший интерес и по-рождающая множество дискуссионных вопросов.

Для решения этих проблем, по мнению В.Д. Зорькина, необходимо признать каркасом всей отечественной правовой системы Конституцию Российской Феде-рации2. Сегодня же российское законодательство, в т. ч. конституционное, гене-рируется посредством разных позиций, сопоставимых с требованиями разных пе-

1 См.: Попов Е.А. Нормативная методология в правоведении: особенности использова-ния // Журнал российского права. 2012. № 10. С. 48-53.

2 См.: Зорькин В.Д. Конституционно-правовое развитие России. М., 2011. С. 162.

111

риодов (эпох). Это и понятно, поскольку «у нас, по сути, переходная экономика, политическая система еще в состоянии становления»1.

Глубинный интерес к понятию, сущности и структуре организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, позволил раздвинуть границы традицион-ной догматической юриспруденции, сравнивая различные возможности правовых знаний для решения конкретных правовых проблем.

Раскрытие всякой сущности следует начинать с понятийного аппарата. Как правильно отметил Н.В. Витрук, понятия в науке конституционного права не только узловые пункты познания, но и средства практического совершенствова-ния государственно-правовой действительности2. Постоянно развиваясь, они по-зволяют более глубоко и всесторонне исследовать конкретные государственно-правовые процессы. Овладев научными понятиями и их системами, исследователь получает возможность свободно ориентироваться в этой области; он может науч-но осмыслить происходящие в ней процессы и творчески развивать, углублять и совершенствовать знания о специфических государственно-правовых закономер-ностях. Система понятий дает целостный взгляд на общественное явление, пред-ставляет собой развитое понятие его сущности. Построение системы понятий, как справедливо отметил С.С. Алексеев, позволяет увидеть предмет с различных сто-рон3.

Формирование концепции организационно-правового механизма обеспече-ния конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Феде-рации (далее организационно-правовой механизм) имеет две тесно взаимосвязан-ные стороны: научную и законодательную. При этом, законодательное регулиро-вание невозможно без проработанной и четко сформулированной теоретической концепции, которая может быть положена в основу правотворческой деятельно-сти. Анализ юридической литературы по исследуемой тематике позволяет, к со-жалению, констатировать, что и в рамках юридической науки нет комплексной теории, рассматриваемого механизма.

1 Выступление В.В. Путина на коллегии Генеральной прокуратуры России // Российская газета. 2013. 6 марта.

2 См.: Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 10.

3 См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 2. С. 316.

112

Представляется, что эти две стороны проблемы тесно взаимосвязаны. Соз-давать перспективную, эффективную и жизнеспособную теоретическую концеп-цию в отрыве от практики и имеющегося законодательного регулирования невоз-можно.

И здесь неясности правовой регламентации не позволяют ученым под-няться на более высокий уровень комплексной разработки проблемы, вынуждая оставаться в рамках трактовки законодательства. Поскольку теория, не согла-сующаяся с действующим законодательством, бесполезна. Вместе с тем отсутст-вие четко структурированной и сформулированной концепции организационно-правового механизма тормозит законодательное регулирование в данной сфере.

Сегодня представляется верным определенная последовательность необхо-димых действий: 1) разработка комплексной теории (концепции) организационно-правового механизма (доктринальный этап); 2) принятие законов и внесение из-менений в уже принятые в данной сфере (правотворческий этап).

Доктринальный этап. В современных условиях, насущной потребностью юридической науки и практики является комплексная теория (концепция) органи-зационно-правового механизма. В данной области необходимо разрешить сле-дующие проблемы:

1) сформулировать понятие организационно-правового механизма обеспе-чения конституционных прав и свобод человека и гражданина и выделить его признаки;

2) определить комплексную структуру механизма;

3) выработать критерии эффективности механизма.

Правотворческий этап. В настоящее время для повышения качества и эф-фективности правотворческой и правоприменительной деятельности требуется законодательство о правовых актах. Неурегулированность самой системы право-вых средств минимизирует любой положительный эффект правовых реформ в разных сферах общественной жизни, в том числе, отрицательно сказывается на формировании концепции организационно-правового механизма. Так, например, необходимо установить запрет на издание, так называемых, актов неопределенной юридической природы, которые, как справедливо отмечает А.В. Малько и Я.В. Гайворонская, затрудняют правоприменительную деятельность и деятель-ность по надзору за законностью правовых актов, порождают коллизии, вносят

113

элементы субъективизма в правозащитную деятельность, влекут случаи неогра-ниченного правоприменительного усмотрения1.

Необходимость в качественном законотворчестве ощущалась всегда. Ч. Беккариа в XVIII в. писал: «Откроем историю – и мы увидим, что законы, ко-торые должны являться договорами свободных людей, почти всегда служат толь-ко орудием страстей незначительного меньшинства или же порождаются случай-ной и мимолетной необходимостью. Нигде еще законы не написаны бесстраст-ным исследователем человеческой природы, который направил бы деятельность людской массы к единой цели и постоянно имел бы ее в виду, а именно – возмож-но большее счастье для возможно большего числа людей…»2.

Задача обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина может быть решена более успешно в том случае, если столь многогранное право-вое явление (организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина), обладающее разносторонними развитыми связями и занимающее определенное место в системе социальных ценностей, бу-дет рассмотрено в качестве системы.

Отечественная юридическая наука активно пользуется понятием «меха-низм» для объяснения функционирования и развития тех либо иных правовых яв-лений, при этом используется оно зачастую не самостоятельно, а совместно с дру-гими юридическими терминами. Примером могут служить такие категории, как «механизм правотворчества»3, «механизм правоприменения»4, «государственно-правовой механизм институализации профессиональной правоохранительной деятельности»5, «механизм осуществления гражданских прав и исполнения обя-занностей»6, «механизм правового регулирования»1, «социально-правовой меха-

1 См.: Малько А.В., Гайворонская Я.В. Теория правовых актов: необходимость и пути создания // Государство и право. 2012. № 2. С. 21.

2 Беккариа Ч. О. преступлениях и наказаниях. М., 2004. С. 88.

3 См.: Ковачев Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства. М.: Юрид. лит., 1977. 112 с.

4 См.: Чванов О.А. Механизм правоприменения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Са-ратов, 1995. 19 с.

5 См.: Числов А.И.

Профессиональная правоохранительная деятельность: Теоретико-правовое исследование: дис. … докт. юрид. наук. 2000. С. 222-267.

6 См.: Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 69-115.

114

низм реализации конституционных прав и свобод граждан»2, «социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина»3, «механизм обеспечения экономической безопасности»4, «государственно-правовой механизм охраны конституционных прав и свобод граждан»5, «механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности»6, «механизм социально-правовой защиты конституционных прав»7 и др.

Термин организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина не получил широкого распространения в науке. Это, как уже было отмечено ранее, объясняется тем, что существует тер-минологический разнобой, который можно объяснить рядом обстоятельств. Во-первых, различными подходами к интерпретации правовых явлений. Во-вторых, простой небрежностью при формулировании определений. Все это, безусловно, отрицательно влияет на разработку указанного механизма. В виду этого, пробле-ма функционирования организационно-правового механизма обеспечения кон-ституционных прав и свобод человека и гражданина находится на стадии перво-начальной разработки, когда необходимо прекратить бесконечные дискуссии и прийти к единому знаменателю в деле обоснования научной концепции данного механизма в целях решения наиболее существенных конституционно-правовых, теоретико-методологических и практических проблем в данной сфере с после-дующей выработкой конкретных рекомендаций по его совершенствованию.

1 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования // Право: азбука – теория – фи-лософия. М.: Статут, 1999. 712 с.; Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит., 1966. 187 с.

2 См.: Витрук Н.В. Социально-правовой механизм реализации конституционных прав и свобод граждан. М.: Юрид.

лит., 1980. 256 с.

3 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. 287 с.

4 См.: Илларионов А. Критерии экономической безопасности // Вопросы экономики. 1998. № 10. С. 45.

5 См.: Бутылин В.Н. Государственно-правовой механизм охраны конституционных прав и свобод граждан: Монография. М.: Академия управления МВД России, 2001. 177 с.

6 См.: Анохин Ю.В. Механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности: на материалах Российской Федерации: дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2007. 465 с.

7 См.: Глущенко П.П. Социально-правовая защита конституционных прав и свобод гра-ждан (Теория и практика): Монография / Под общ ред. В.П. Сальникова. СПб.: Изда-тельство Михайлова В.А., 1998. 441 с.

115

Сам термин «механизм» в прямом смысле применяется в техническом зна-чении. Любой механизм – это система взаимосвязанных и взаимодействующих частей, элементов при наличии, с одной стороны, внутренней упорядоченности и согласованности между ними, а с другой – дифференциации и относительной ав-тономности. Механизм – это «внутреннее устройство, система функционирования чего-нибудь»1. Согласно словарю С.И. Ожегова, механизм – это «система, уст-ройство, определяющее порядок какого-нибудь вида деятельности»2. Механиз-мом (от греч. mechane – машина) также называют «систему тел, предназначенную для преобразования движения одного или нескольких тел в требуемые движения других тел»3. А.С. Мордовец отмечает, что «механизм есть способ функциониро-вания, система средств взаимодействия»4. С позиции Р.Р. Алиуллова при характе-ристике термина «механизм» речь должна идти о «сложной системе элементов, обладающих структурно-функциональными параметрами, целевыми характери-стиками, качественно взаимодействующими между собой на основе определен-ных принципов»5. Процесс (от лат. processus – продвижение) – ход, развитие ка-кого-нибудь явления; последовательная закономерная смена состояний в развитии чего-нибудь6. Система (от лат. systema – соединение, составленное из частей) – порядок, обусловленный правильным, закономерным расположением частей в определенной связи7. Правовой – основанный на праве, отражающий нормы пра-ва8. Правовой механизм, – отмечает К.В. Шундиков, – «это необходимый и доста-точный для достижения той или иной конкретной юридической цели (или систе-мы целей) комплекс юридических средств, последовательно организованных и действующих поэтапно по определенной нормативно заданной схеме (процеду-

1 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М.: «Альта-Принт», ООО Издательство «Дом. XXI век.», 2008. – VIII. С. 444.

2 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразео-логических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. М.: Азбуковник, 1999. С. 354.

3 См.: Словарь иностранных слов. 8-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 1981. 624 с.

4 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и граж-данина. С. 92-93.

5 Алиуллов Р.Р. Механизм управления органами внутренних дел (вопросы теории, мето-дологии и прктики): дис. … докт. юрид. наук. М., 2004. С. 90.

6 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. С. 824.

7 Там же. С. 958.

8 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. С. 764.

116

ре)»1. Что касается понятия юридических (правовых) средств, то более совершен-ное, как представляется, определение сформулировано А.В. Малько и К.В. Шун-диковым: «Юридические (правовые) средства – это совокупность правовых уста-новлений (инструментов) и форм правореализационной практики, с помощью ко-торых удовлетворяются интересы субъектов права и обеспечивается достижение социально-полезных целей»2.

Этимологически слово «организация», также лежащее в основе рассматри-ваемого механизма, означает организованность, планомерное, продуманное уст-ройство, внутренняя дисциплина. Организованный – планомерный, отличающий-ся строгим порядком3. Надо сказать, что организационные процессы проявляются во всех сферах деятельности человека – экономической, политической, социаль-ной, культурно-духовной и др. В процессе своего развития человечество постоян-но сталкивается с множеством различных проблем: классовая дискриминация, национализм, расизм, безработица, военные и социальные конфликты, природные и техногенные катастрофы, борьба с преступностью и т. д. При этом следует пом-нить, что любая проблема представляет собой совокупность более мелких по зна-чимости, решение которых требует их четкого и объективного понимания, орга-низации совместных усилий людей, определения эффективных путей их разреше-ния. Таким образом, процесс организации является первоочередным в человече-ской истории, поскольку охватывает все области человеческой жизнедеятельно-сти. «Всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. Это значит: всякую человеческую деятельность – техническую, общественную, познавательную, художественную – можно рассматривать как не-который материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения»4. Именно поэтому основное и доминирующее предназначение ор-ганизационного механизма состоит в обеспечении целостности системы, ее един-ства посредством упорядоченности отдельных элементов в ее структуре, а также

1 Шундиков К.В. Правовые механизмы как комплексные юридические средства: обще-теоретический аспект // Вопросы теории государства и права: межвузовский сборник научных трудов / Под ред. М.И. Байтина. Саратов, 2003. Вып. 3(13). С. 96.

2 Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. Саратов, 2003. С. 94-102.

3 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразео-логических выражений. С. 458.

4 Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука. М.: Экономика, 1989. Кн. 1. С. 112.

117

интеграции отдельных подсистем в единое целое1. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что с помощью этих свойств и качеств должно обеспечиваться: во-первых, рациональное распределение функций между элементами системы; во-вторых, определение необходимой ресурсной базы для эффективной реализации функций элементами системы; в-третьих, установление субординации в системе между ее первичными и вторичными элементами.

Процесс исследования отдельных правовых явлений возможен лишь на ос-нове выяснения их связей с более общими категориями. В.И. Ленин писал: «… отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему»2. Более того, хотя значение общего противоречиво, оно мертво, нечисто, неполно …, но только оно и есть определенная ступень к познанию конкретного3.

«Предметная сущность слова является единственной скрепой и основой всех бесконечных вариаций в значении слова и подлинным его осмыслением. Уничтожить ее – значит обессмыслить слово целиком, навсегда, ибо никакой дру-гой его момент никогда не может конструировать самого предмета»4.

Как справедливо отмечает известный отечественный правовед П.П. Бара-нов, любая правовая конструкция которую бездумно переносят на отечественную почву, неотделима от философской, юридической культуры определенного обще-ства. Она – часть десятилетиями «притиравшегося» механизма, которая эффек-тивно работает только в нем. Можно ли создать идеально функционирующий ме-ханизм из деталей, пусть даже превосходно сделанных, но от разных агрегатов? Причем, похоже, что детали эти берутся и соединяются вместе вообще без какого бы то ни было плана, едва ли не интуитивно»5.

Исходя из формулировок, данных в толковых словарях, организационно-правовой механизм, прежде всего, должен ассоциироваться с неким устройством, приводящим его в действие, а не с процессом, взаимодействием или способом.

1 Кардашов Р.А. Организационный механизм органа внутренних дел и проблемы его формирования: дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 70.

2 См.: Ленин В.И. К вопросу о диалектике // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. Т. 29. М.: Политиздат, 1969. С. 318.

3 Там же. С. 252.

4 Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1990. С. 50.

5 Баранов П.П. Философия права: наука и учебная дисциплина // Философия права как учебная и научная дисциплина: материалы всерос. науч.-практ. конф. Ростов н/Д, 1999. С. 50-51.

118

В целом с такой постановкой вопроса можно было бы согласиться. Вместе с тем, как представляется, подобная трактовка организационно-правового механиз-ма не в полной мере отражает содержание всех его сущностных аспектов. Прежде всего, необходимо учитывать, что широко используемый в технических науках термин «устройство», не совсем удачно отражает взаимосвязи между различными структурными элементами, в силу чего практически не применяется учеными при рассмотрении правовых явлений. Действительно, если согласиться с мнением не-которых ученых (В.Н. Бутылин, А.С. Мордовец и др.), которые в число элементов механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина среди прочих вклю-чают субъекты (органы, должностные лица, организации и т. д.), то трудно пред-ставить себе их в качестве какого-либо устройства.

Более того, попытка раскрыть сущность понятия «организационно-правовой механизм» через «устройство» при всей внешней простоте, имеет ряд смысловых недостатков, что, в принципе, затрудняет однозначное использование этого тер-мина в дефиниции «организационно-правовой механизм». Само по себе «устрой-ство» изначально ассоциируется с конструкцией с жестко заданными элементами. Известно, что в технических системах между различными элементами существу-ют жестко установленные качественные интегративные связи. Более того, в этих системах параметры взаимосвязей между отдельными структурными элементами настолько четко определены (строго заданы), что даже незначительные их откло-нения от изначально заданных величин могут вызвать «сбой» в работе механизма, его дисфункциональность. Поэтому общеобязательным условием функциониро-вания технических систем является соблюдение установленных параметров взаи-мосвязей между их элементами. В отличие от технических систем, в организаци-онно-правовом механизме между различными его элементами отсутствуют жест-ко установленные параметры, что в принципе не позволяет нам рассматривать его в виде устройства, конструкции. Однако это вовсе не говорит о том, что элементы здесь располагаются как-то хаотично, произвольно. Организационно-правовой механизм как сложная, целостная, многосторонняя и многоуровневая система со-стоит из совокупности взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, между которыми существуют структурно-функциональные связи. Именно они (связи) и обеспечивают выполнение только ему (механизму) присущих функций. Элемен-ты, способы их взаимодействия в механизме должны гарантировать его качест-венную, целенаправленную работоспособность. Элемент организационно-

119

правового механизма представляет собой его структурно-образующую часть, от-личающуюся специфическими свойствами, самостоятельностью и выполняющую приданные ей функции. Особенности, место и роль каждого структурного эле-мента определяются целью и задачами организационно-правового механизма. Структура элемента механизма определяется таким образом, чтобы она соответ-ствовала функции возложенной на него и обеспечивала ее реализацию. Организа-ционно-правовой механизм это социальный механизм, для которого свойственна внутрисистемная изменчивость и подвижность. Следовательно, получить заранее запрограммированный результат здесь является гораздо более сложной задачей. В рассматриваемом механизме между элементами существуют жесткие интегратив-ные связи (в техническом понимании). Действие механизма направленно на дос-тижение определенной, предполагаемой цели, и носит вероятностный характер. В процессе обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина не-возможно достижение заданной цели с математической точностью. Несмотря на это, организационно-правовой механизм всегда ориентирован на достижение ко-нечного результата, что само по себе аспект исключительно положительный.

В юридической литературе понятие механизм иногда рассматривается как тождественное понятию процесс. Представляется, что данное положение не со-всем верно, т. к. механизм может рассматриваться как статическая и как динами-ческая категории1. При этом статическая (инструментальная) сторона показывает внутреннее строение этого целостного механизма, его отдельные элементы, взя-тые в единстве. Динамическая (функциональная) сторона определяет взаимообу-словленное взаимодействие (функционирование) всех структурных элементов (организационно-правовых средств), каждый их которых имеет свое функцио-нальное предназначение, с целью создания оптимальных политических, экономи-ческих, социальных, духовных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод).

Условно соотношение этого процесса и искомого нами организационно-правового механизма, пользуясь механической аналогией, можно было бы срав-

1 См., например: Анохин Ю.В. Государственно-правовое обеспечение прав и свобод лич-ности (теоретический аспект): монография. Барнаул, 2004. С. 84-86; Чесноков А.А. Госу-дарственный механизм защиты прав личности: история, теория, практика: монография / А.А. Чесноков / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора А.С. Мордовца. Барнаул: Барна-ульский юридический институт МВД России, 2010. С. 30-31.

120

нить с осуществлением движения механического транспортного средства и уст-ройством механизма, приводящего его в движение (двигателем). Объединяющей основой этих двух категорий выступает механическое транспортное средство (комплексный механизм). При этом, если движение является формой сущностно-го выражения данной конструкции, то двигатель должен быть рассмотрен как устройство, обеспечивающее данное функциональное проявление.

Каким бы сложным не был вид механического транспортного средства, мы не включаем в понятие движения элементы механизма, приводящего его в движе-ние. Двигатель и предназначен для приведения в движение механического транс-портного средства, которое (движение) является результатом действия (работы) механизма (двигателя). Если быть предельно точным в техническом смысле, то «движение» и «двигатель», обеспечивающий движение, рассматриваются как са-мостоятельные понятия, но в рамках одного общего для них механизма (транс-портного средства).

Здесь на лицо очень тонкая грань взаимодействия. Она выражается в том, что механизм сам по себе бесполезен, если его функционирование не направлено на достижение целей, ради которых он создан. В данном случае любое транспорт-ное средство ассоциируется с движением и предназначено для перевозки по доро-гам людей, грузов или оборудования, установленного на нем1. Соответственно качество механизма зависит от статической (общего состояния статических эле-ментов) и динамической (функциональной) сторон (К (качество механизма) = СЭ (статические элементы) + ДЭ (динамические элементы)).

Очевидно, что соотношения между элементами в технических системах в силу их визуализации легко поддаются логическому обоснованию, что в значи-тельной степени упрощает исследование механизма, устройства и функциониро-вания технических систем. Однако, такое очевидное соотношение между струк-турными элементами, характерное для технических систем, отнюдь, не всегда легко и просто просматривается при изучении правовых явлений и процессов. Здесь главная трудность заключается в том, что процесс познания правовых явле-

1 О Правилах дорожного движения (вместе с «Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения»): постановление Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 (в ред. от 30 июля 2014 г., с изм. от 6 сентября 2014 г.) // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 47. Ст. 4531; Собрание законодательства РФ. 2014. № 32. Ст. 4487; 2014. № 38. Ст. 5062.

121

ний всегда носит умозрительный характер. «Человеческий способ бытия включа-ет в себя уразумение, осмысление, понимание этого бытия, себя и всего остально-го мира, себя в мире и мира в себе»1. Вместе с тем, от степени их познания и по-нимания сущность правовых явлений не изменяется. Обеспечительный (правоох-ранительный, правозащитный) процесс как ряд последовательно совершаемых функций служит средством материализации потенциала «системы» именно бла-годаря структурным элементам организационно-правового механизма (механизму охраны, механизму защиты и др.). Само обеспечение как вид осмысленной целе-направленной деятельности проявляется через последовательно выполняемые функции, которые в совокупности своей составляют обеспечительный процесс. Однако средством приведения его в движение может являться, например, меха-низм реализации. Посредством этого механизма в обеспечительном процессе дос-тигается осуществление поставленных целей. Поэтому и сам организационно-правовой механизм находится в качественной функционально-структурной взаи-мосвязи с обеспечительным процессом. Механизм реализации, будучи элементом организационно-правового механизма, приводит в движение процесс (обеспечи-тельный), который, по словам Ю.А. Тихомирова, «находится как бы в потенции»2.

Кроме того, в качестве дополнительного довода целесообразности включе-ния процесса обеспечения в организационно-правовой механизм можно назвать тот факт, что этот процесс характеризует правовое явление (конституционные права и свободы), подлежащее обеспечению, целиком, начиная от целеполагания до достижения конечного результата реализации человеком и гражданином прав и свобод (т. е. действительного получения того блага, которое составляет содержа-ние того или иного права либо свободы). Поэтому, как представляется, и сам ме-ханизм целеполагания также является составной частью, рассматриваемого нами механизма.

Итак, сказанное позволяет сформулировать вывод, имеющий существенное значение. В частности, при определении элементного состава организационно-правового механизма следует исходить из субстанциональной (статической), либо функциональной (динамической) характеристики элементов, входящих в структу-

1 Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997. С. 8.

2 Тихомиров Ю.А. Механизм управления в развернутом социалистическом обществе. М., 1978. С. 45.

122

ру данного механизма. А, исходя из этого, процессы могут рассматриваться в ка-честве элементов этого механизма.

Исследование организационно-правового механизма только в статике не даст должных результатов. Только его функционирование обнажает соответст-вующие цели, роль и значение отдельных органов и составных частей1. Поэтому представляется более рациональным подход, когда изучение столь сложной кате-гории как понятие «организационно-правовой механизм» осуществляется с пози-ции именно функционального подхода. Это связано с тем, что организационно-правовой механизм предназначен для выполнения определенного набора функ-ций. Еще В.И. Ленин писал, что характер организации любого учреждения есте-ственно и неизбежно определяется содержанием деятельности этого учреждения2.

Итак, процесс обеспечения (обеспечительный процесс) – это, как видится, во-первых, необходимый элемент организационно-правового механизма, имею-щий временные характеристики и состоящий из отдельных стадий, а во-вторых, ход реализации системной функции обеспечения, посредством деятельности субъектов обеспечения. Однако, у этого явления нет субстанционального, жестко структурированного состояния. Напротив, элементы организационно-правового механизма должны обладать определенной субстанциональностью, осязаемой структурой, которые предназначены для выполнения определенных функций. Процесс обеспечения и организационно-правовой механизм соотносятся как часть и целое. Организационно-правовой механизм и процесс обеспечения предопреде-ляют особенности друг друга. Всякие изменения в организационно-правовом ме-ханизме вызывают соответствующие изменения в обеспечительном процессе. В свою очередь вариация обеспечительного процесса оказывает влияние на органи-зационно-правовой механизм. Отдельные элементы могут входить в состав струк-туры как обеспечительного процесса, так и организационно-правового механизма. В качестве таковых могут быть, например, функции, принципы. В силу этого ино-гда возникают трудности разграничения этих понятий, что приводит к смысловой путанице. Вместе с тем, это не говорит о синонимичности (кажущемся тождестве) этих понятий, ибо был ли смысл их вообще разрабатывать и вводить в научный оборот.

1 Лазарев В.В. Теория государства и права. М., 1992. С. 57.

2 Ленин В.И. Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения // Ленин В.И. Собрание сочинений. Изд. 5-е. Т. 6. М.: Политиздат, 1963. С. 99.

123

В целом, как представляется, структуре организационно-правового меха-низма в современных правовых исследованиях уделено недостаточное внимание. Этому, как видится, есть два объяснения. Во-первых, это связано с разобщенно-стью и размытостью границ в понимании и истолковании организационно-правового механизма (многообразие взглядов, теорий, подходов, точек зрения, научных школ), а во-вторых, довольно часто, достаточным считается исследова-ние признаков данной правовой категории. Вместе с тем понятия «структура» и «признаки» нельзя считать тождественными, поскольку признаки – это достаточ-ное условие, при котором можно сделать вывод о наличии явления в объективной реальности, в то время как структура – это относительно устойчивое единство элементов, которые зачастую определяют его сущность (инвариантный аспект системы). Инвариантность элементов проявляется в их универсальности и неиз-меняемости относительно структуры, постоянном существовании при любых внешних и внутренних преобразованиях1.

Рассматривая механизм социально-правовой защиты прав и свобод лично-сти А.С. Мордовец в его структуру включает общественные нормы; правомерную деятельность субъектов прав человека и гражданина; гласность; общественное мнение; гарантии: общие, специальные (юридические) и организационные; про-цедуры; ответственность; контроль, включая международный2. Автор в своей ра-боте приходит к выводу, что механизм социально-юридической защиты прав и свобод человека и гражданина – это определенная система средств и факторов, обеспечивающих необходимые условия уважения всех прав и основных свобод человека и гражданина, вытекающих из достоинства, присущего человеческой личности, и являющихся существенными для ее свободного и полного развития3.

К.Б. Толкачев и А.Г. Хабибулин рассматривают компоненты механизма в виде двух подсистем: подсистемы обеспечения конституционных прав и свобод и подсистемы действий (актов поведения) граждан по пользованию благами, опре-

1 См.: Артеменков В.К. Инвариантные элементы структуры юридического лица как сис-темной целостности // Журнал российского права. 2012. № 2. С. 56.

2 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. С. 275.

3 Там же. С. 85.

124

деленными личными конституционными правами и свободами. Причем каждая из подсистем со своей структурой, целями и задачами функционирования1.

И.В. Юсипова в структуре механизма обеспечения прав человека выделяет юридические и лингвистические элементы, а сам механизм обеспечения рассмат-ривает в качестве компонента механизма правового регулирования2.

В.Н. Бутылин, исследуя механизм государственно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина считает, что он раскрывается через систему кон-ституционно-правовых норм, структуру (субъекты, объекты, характер связей ме-жду ними), разнообразные политико-правовые, социально-экономические и соци-ально-психологические факторы, формы и методы, способы, условия и средства осуществления конституционно-правовых норм в соответствии с установленными процедурами и принципами3.

Своеобразный подход к механизму защиты прав и свобод человека и граж-данина демонстрируют А.Н. Головистикова и Л.Ю. Грудцына, которые в качестве элементов называют формы защиты прав: государственная защита; защита прав и свобод органами местного самоуправления; защита прав и свобод общественны-ми объединениями и профессиональными союзами, правозащитными организа-циями; самозащита прав гражданина; международно-правовая защита4.

П.В. Анисимов и А.И. Рулев механизм защиты прав человека рассматрива-ют в качестве структурной модели, включающей в себя десять компонентов: управомоченный субъект; правосознание управомоченного субъекта; норматив-но-правовое основание; выбор способа защиты нарушенного права; действия управомоченного субъекта по защите нарушенного права; субъект, содействую-щий защите нарушенного права; компетенцию субъекта, содействующего защите права; правосознание лиц, содействующих защите права; действия органов или организаций, содействующих защите права; результат защиты права5.

1 См.: Толкачев К.Б., Хабибулин А.Г. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан. Уфа, 1991. С. 59.

2 См.: Юсипова И.В. Право и язык в механизме обеспечения прав человека: дис. ... канд. юрид. наук. Владимир, 2008. С. 36-53.

3 См.: Бутылин В.Н. Государственно-правовой механизм охраны конституционных прав и свобод граждан: Монография. М.: Академия управления МВД России, 2001. С. 85.

4 См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права человека. М., 2006. С. 281.

5 См.: Анисимов П.В., Рулев А.И. Судебное толкование права в механизме защиты прав и свобод человека (проблемы теории и практики): монография. Волгоград: ВА МВД Рос-сии, 2010. С. 108-110.

125

Организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, являясь сложным полиструктурным образованием, воздействует на регулируемые общественные отношения согласованно, через все образующие его элементы и их взаимосвязи. В этом наблюдается его сходство с механизмом правового регулирования, который представляет собой взятую в единстве систему правовых средств, при помощи которой обеспечивается резуль-тативное правовое воздействие на общественные отношения1. Сходство этих двух механизмов реализуется на стадии правового воздействия на общественные от-ношения (общего действия юридических норм, возникновения субъективных прав и юридических обязанностей (правоотношений), осуществлении прав и обязанно-стей).

Для того чтобы обеспечить перевод конституционных прав и свобод чело-века и гражданина из разряда возможностей, провозглашенных Конституцией Российской Федерации, в конкретные блага, пишет А.В. Корнев, необходимо соз-дать надежный конституционно-правовой механизм их обеспечения2. Так, К.К. Гасанов конституционно-правовой механизм обеспечения основных прав и свобод человека и гражданина определяет как взятую в единстве систему взаим-ных конституционно-правовых средств, при помощи которых государство осуще-ствляет юридическое воздействие на правоотношения между субъектами права в условиях признания, соблюдения и реализации прав и свобод человека и гражда-нина. То есть это вся совокупность юридических форм и средств (нормативных, процессуальных, институционных), позволяющих не допустить нарушений ос-новных прав и свобод человека и гражданина, а в случае таковых эффективно восстановить нарушенные права и свободы3.

В.И. Гойман механизм обеспечения определяет как «комплекс взаимосогла-сованных мер материально-технического, организационно-управленческого, идеологического (социально-психологического), и социально-юридического ха-рактера, осуществляемых государством, его органами и должностными лицами и имеющих своим назначением обеспечить реальное действие прав и свобод, то есть создать условия, при которых граждане, объединения и организации могут

1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х томах. М., 1992. Т. 2. С. 9.

2 См.: Корнев А.В. Государство, право, личность // Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2000. С. 449-450.

3 См.: Гасанов К.К. Конституционный механизм защиты основных прав человека: Мо-нография. М., 2004. С. 197.

126

беспрепятственно и эффективно использовать предоставляемые им возможности для удовлетворения многообразных интересов и потребностей»1.

Конечно же, существуют и более лаконичные определения. Так, Ю.В. Ано-хин трактует механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности, как систему государственных и правовых средств и способов воздейст-вия, способствующих воплощению прав и свобод личности в реальную действи-тельность2. По мнению А.С. Мордовца, механизм обеспечения прав человека – это важнейшее средство, характеризующее социальные функции государства, их соответствие гуманным целям мирового сообщества3. И хотя данные определения вполне имеют право на существование, они не содержат основных параметров рассматриваемого механизма, в них не дается целостного представления о нем.

Как видим смысловая нагрузка термина «механизм» в научной литературе весьма неоднозначна, а порой и противоречива. Широкое применение данного термина еще не означает, что понятие «механизм» вообще и «организационно-правовой механизм» в частности в полной мере устоявшиеся. Более того, ситуа-ция с трактовкой данного термина сложилась такая, что представляется уместным напомнить слова А.И. Герцена, который указывает на то, что есть вопросы, кото-рых никто больше не касается, не потому, что они решены, а потому что надоели; не сговариваясь, соглашаются считать их непонятными, лишенными интереса и молчать о них4. На сей счет В.Ф. Сухарев совершенно справедливо отмечает, что действительно можно найти лишь единичные работы, в которых авторы касаются понятия «механизм» в объеме достаточном для его конкретного исследования5. Вместе с тем, очевидно, что «механизм» представляет собой сложное, системное явление, в котором можно проследить прямые и обратные связи между его струк-турными элементами (например, между потребностями и конкретными видами

1 Гойман В.И. Обеспечение реализации закона в современных условиях // Советское го-сударство и право. 1991. № 12. С. 12-13.

2 См.: Анохин Ю.В. Механизм государственно-правового обеспечения прав и свобод личности (на материалах Российской Федерации): дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 207.

3 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина (теоретико-правовое исследование): дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 121.

4 См.: Герцен А.И. Собрание сочинений в трех томах. Т. 3. / Под ред. Волгина В.П. М., 1961. С. 58.

5 См.: Сухарев В.Ф. Организационный механизм органов внутренних дел: лекция. М.: Академия управления МВД России. 2002. С. 9.

127

деятельности по их удовлетворению). Поэтому, независимо от всех иных особен-ностей и свойств, само отношение к организационно-правовому механизму долж-но предполагать его понимание как сложной, целостной, многосторонней и мно-гоуровневой системы элементов, обладающих структурно-функциональными па-раметрами, целевыми характеристиками, качественно взаимодействующих между собой на основе определенных принципов.

Для ученых-конституционалистов представляет интерес тема средств обеспечения функционирования организационно-правового механизма, в связи с чем возникает вопрос о воздействии конституционных правоотношений на рассматриваемый механизм. Выделение конституционных правоотношений в качестве самостоятельного элемента организационно-правового механизма связано, как представляется, с последовательной реализацией идеи верховенства Конституции РФ, формированием правовой государственности и утверждением конституционной законности. Вместе с тем, как отмечает В.И. Крусс, и сегодня некоторые ученые пытаются вообще игнорировать факт существования конституционных отношений1. По происхождению конституционные правоотношения отражают состояние законодательства, т. к. каждый закон старается своеобразно регулировать общественные отношения. Более того, конституционные правоотношения отражают потенциал законодательства, ибо они связаны с деятельностью субъектов организационно-правового механизма.

Возникшие связи между субъектами механизма действуют в рамках правоотношений. Нормы, принципы, гарантии и др. элементы механизма в совокупности и в отдельности не только непосредственно, но и через интересы и потребности субъектов, особенности объектов и т. д. структурно-логически выражаются правоотношениями.

Все вышесказанное, позволяет сделать ряд выводов (суждений) имеющих основополагающее значение для юридического обоснования организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина.

1. Представляется оправданным рассмотрение термина «организационно-правовой механизм» в широком и узком смыслах. Толкование некоторых понятий в широком (для передачи общего смысла его результативности) и узком смыслах

1 См. цит. по: Миронов Д.Н. Конституционные правоотношения: воздействие на право-вую систему // Журнал российского права. 2013. № 12. С. 33.

128

достаточно часто применяется в отечественной юридической науке. Это в опреде-ленной степени имеет немаловажное значение и при уяснении сущности органи-зационно-правового механизма.

Под организационно-правовым механизмом обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (в широком смыс-ле) следует понимать сложную, целостную, многостороннюю и многоуровневую систему статических и динамических элементов (организационно-правовых средств) каждый их которых имеет свое функциональное предназначение, с по-мощь которых осуществляется целенаправленное, результативное воздействие на общественные отношения в сфере реализации (охраны и защиты) конституцион-ных прав и свобод человека и гражданина, посредством взаимообусловленного, сбалансированного их функционирования (в т. ч. взаимодействия), с целью созда-ния оптимальных политических, экономических, социальных, духовных, право-вых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод).

Организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (в узком смысле) – это совокупность статических элементов, способствующих эффективной реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина.

«Широкое» понимание отличается от «узкого» тем, что помимо статических элементов в своей структуре содержит и динамические, т. е. обеспечительный процесс.

Для создания комплексной концепции организационно-правового механиз-ма, как видится, необходимо обратиться именно к широкому пониманию.

2. Многообразие различных точек зрения позволяет сделать вывод о том, что рассматриваемый механизм наряду с материальными и процессуальными компонентами имеет статическую и динамическую стороны. При этом статиче-ская (инструментальная) сторона показывает внутреннее строение этого целост-ного механизма, его отдельные элементы, взятые в единстве. Динамическая (функциональная) сторона определяет взаимообусловленное функционирование (в т. ч. взаимодействие) всех структурных элементов (организационно-правовых средств), каждый их которых имеет свое функциональное предназначение, с це-лью создания оптимальных политических, экономических, социальных, духов-

129

ных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод).

Статическую сторону этого механизма составляют: социальные нормы (нормативная основа); субъекты, объекты и характер связей между ними (право-отношения); гарантии; механизм реализации, включающий механизм охраны и механизм защиты прав и свобод; механизм юридической ответственности; меха-низм целеполагания, вне анализа и оценки которого нельзя ничего понять в управлении организационно-правовым механизмом обеспечения конституцион-ных прав и свобод человека и гражданина; специфические организационно-правовые средства (правовая культура, правовое сознание, законность, правопо-рядок).

Статическая сторона является основой (фундаментом) для динамической стороны организационно-правового механизма, ее предпосылкой. В структуре его динамической стороны лежит движение, т. е. обеспечительный процесс (процеду-ра) функционирования, который и определяет взаимодействие статических эле-ментов. Более того, действенность этого механизма (динамическая сторона) зави-сит от степени социально-правовой активности личности при решении экономи-ческих, политических, культурных и других задач, ее отношении к своим правам и свободам. Без этого гражданское общество не способно к качественному разви-тию, а правовое государство, как показала практика, остается за гранью своего предназначения.

3. Сказанное позволяет заключить, во-первых, в основе определения меха-низма лежат организационно-правовые средства, являющиеся центральной ча-стью (звеном) всех юридических (правовых) механизмов, свидетельствующие о целенаправленном, инструментальном характере организационно-правового ме-ханизма, рассчитанного на достижение конкретных результатов; во-вторых, структура организационно-правового механизма представлена элементами раз-личного порядка (рода). В основном, это элементы, имеющие юридический ха-рактер, вместе с тем, в ряде случаев нельзя игнорировать наличие элементов (яв-лений) идеологического, психологического, социально-экономического и т. п. ха-рактера, которые с точки зрения инструментальной роли в рамках данного меха-низма имеют немаловажное значение.

Кроме всего прочего, достаточно очевиден тот факт, что элементы органи-зационно-правового механизма расположены во времени асинхронно, т. е. задей-

130

ствуются в определенной очередности, а сам механизм проходит в своем развитии ряд стадий, от начальной, на которой происходит определение институциональ-ных (содержательных) основ действия механизма, до конечной, т. е. достижения ожидаемого результата.

4. Помимо выделения статической и динамической сторон механизма, пред-ставляется целесообразным подразделить все его элементы на первичные и вто-ричные.

Первичные – это многочисленные субъекты организационно-правового ме-ханизма (государственные органы, органы местного самоуправления, должност-ные лица, негосударственные образования и др.).

Вторичные – это те элементы, которые носят вспомогательный характер и «обслуживают» первичные. Это не говорит о том, что эти элементы являются не значимыми или малозначимыми. В данном случае имеется в виду то, что именно первичные элементы либо создают вторичные (например, социальные нормы), либо влияют на их качественное состояние (механизм реализации, включающий механизм охраны и механизм защиты прав и свобод; механизм юридической от-ветственности; механизм целеполагания; обеспечительный процесс; специфиче-ские организационно-правовые средства (правовая культура, правовое сознание, законность, правопорядок)), т. е. от качества первичных элементов зависит каче-ство вторичных, но не наоборот.

5. Конструктивное отношение к различным взглядам на организационно-правовой механизм, как представляется, должно исходить из того, что состав-ляющие его механизмы (механизм реализации, включающий механизм охраны и механизм защиты прав и свобод; механизм юридической ответственности; меха-низм целеполагания), находясь в диалектической взаимосвязи между собой, не столько исключают друг друга, сколь дополняют, отражают его некоторые спе-цифические свойства и особенности. При таком подходе важным аспектом анали-за является соотношение общих признаков и элементов, присущих любому меха-низму, с теми из них, которые позволяют отличать различные механизмы по их качественным особенностям и чертам. И находятся эти механизмы между собой в соотношении общего и частного. А между общим и частным проявлением одного и того же явления, как показывают закономерности диалектики, очень много схо-

131

жего1. Они самым тесным образом связаны между собой. В то же время нельзя отрицать и тот факт, что организационно-правовой механизм имеет свои, только ему присущие признаки (черты), которые позволят отличить, где речь идет о ре-ально функционирующем механизме, а где о его имитации.

Думается, что по причине многозначности изучаемого понятия есть смысл выделить его методологические признаки и признаки функционирования и разви-тия. Если первые характеризуют сущностную характеристику и специфику структуры механизма, то последние связаны с его функционированием и развити-ем, а потому являются одновременно критериями эффективности механизма.

I. Методологические признаки сущности и структуры механизма:

– признак системности – организационно-правовой механизм представляет собой сложное системное образование, множество элементов которого находятся в отношениях и связях друг с другом, образуя определенную целостность, един-ство. В рамках данного механизма формируются и функционируют субъекты пра-воохранительной и правозащитной деятельности, осуществляется, в целом, обес-печительный процесс. Именно системность позволяет увидеть свойственные каж-дому структурному элементу системы особенности и «сосредоточить внимание на выявлении интегративных качеств, возникающих в результате их соединения в единое целое»2;

– признак интегративности – характеризует целостность организационно-правового механизма, гармонизацию его элементов с учетом их сочетаемости и совместимости. Сущность организационно-правового механизма как раз и заклю-чается в том, что в нем интегрируется необходимая и достаточная совокупность элементов в целостное системное образование;

– признак сложности структуры – определяет всю совокупность элементов и связей организационно-правового механизма;

– признак многосторонности – характеризуется наличием статической и ди-намической сторон организационно-правового механизма;

– признак многоуровневости – определяет количество уровней (федераль-ный, региональный (межрегиональный) и местный); изменения которые влияют

1 См.: Алексеев А.А. Философские основы теории развития. М., 1982; Керимов Д.А. Фи-лософские основания политико-правовых исследований. М., 1986; Панкин В.А. Теория познания. М., 1993. и др.

2 Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право. 1967. № 9. С. 32.

132

на всю уровневую систему; степень самостоятельности и взаимосвязи уровней организационно-правового механизма;

– признак иерархичности – показывает наличие в организационно-правовом механизме первичных и вторичных элементов;

– признак целенаправленности – характеризует и обусловливает необходи-мость наличия и достижения определенных целей организационно-правового ме-ханизма  создания оптимальных политических, экономических, социальных, ду-ховных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод). Не зря нами, в качестве самостоятельного элемента организационно-правового механизма выделяется механизм целеполагания, ибо цель, являясь предметом стремления (то, что надо, желательно осуществить), выступает как единство мо-тивов, средств и результатов, а определение целей является необходимой предпо-сылкой эффективности функционирования, рассматриваемого механизма. Об эф-фективной движущей силе целей (соотношением между достигнутыми результа-тами и затраченными ресурсами) можно говорить только при одновременном на-личии трех непременных их свойств – взаимообусловленности, когда решения и действия, необходимые для достижения одной цели, способствуют реализации другой, адекватности – соответствие потребностям и интересам личности, обще-ства и государства и результативности – оценки степени достижение желаемого и необходимого результата с учетом качественных и количественных показателей («цель – результат – расходы»). Цели организационно-правового механизма не возникают сами по себе и не являются исключительно результатом целеполагания только лишь субъектов данного механизма – они проистекают, в первую очередь, из потребностей общества. В этой связи, представляется оправданным выделить два вида общеорганизационных целей, рассматриваемого механизма: 1) цели-задания, ориентации (тактические, оперативные), к которым относятся поручения, планы, общие интересы реализуемые субъектами организационно-правового ме-ханизма, с учетом потребностей общества; 2) цели системы (главные – стратеги-ческие – комплексные) – достижение стабильности, упорядоченности ее функ-ционирования;

– признак неаддитивности – определяет совместное функционирование раз-нородных, но взаимосвязанных и взаимодействующих элементов организацион-

133

но-правового механизма, что создает качественно новые свойства целого (меха-низма), не сводящиеся к сумме свойств его элементов. Механизм не может быть познан и объяснен на основе одного лишь знания о его элементах. Неспособность понять взаимозависимость между элементами механизма отрицательно сказыва-ется на его работоспособности;

– признак зависимости от факторов внешней и внутренней среды – показы-вает проявление свойств организационно-правового механизма в процессе функ-ционирования в условиях внутренней и внешней среды.

II. Признаки эффективности функционирования и развития

(критерии эффективности организационно-правового механизма):

– признак (критерий) инерционности – обуславливает как характеристики устойчивости функционирования организационно-правового механизма, так и его изменчивости, через определение состояния входных и выходных параметров;

– признак (критерий) инновационности – показывает способность организа-ционно-правового механизма к обновлению (новаторскому совершенствованию, эволюционированию), обладающему высокой эффективностью;

– признак (критерий) синергичности – определяет способность достижения эффективности функционирования организационно-правового механизма за счет объединенного действия его элементного состава, которое превосходит эффект каждого отдельно взятого элемента или их простой суммы («целое больше суммы его частей»: 2+2=4х, где х1);

– признак (критерий) перманентности – характеризует способность органи-зационно-правового механизма непрерывно (постоянно) функционировать с зара-нее заданными параметрами;

– признак (критерий) адаптивности – характеризует способность организа-ционно-правового механизма сохранять свою значимость в условиях приспосаб-ливания (адаптации) к изменениям внутренней и внешней среды.

– признак (критерий) управляемости (критерий системы управления органи-зационно-правовым механизмом) – характеризует возможность перевести органи-зационно-правовой механизм из одного состояния в другое. Качество управления, безусловно, зависит от качества субъектного состава. Несомненно, управлять ор-ганизационно-правовым механизмом могут исключительно профессионалы, ком-петентные, подготовленные люди, обладающие соответствующими знаниями,

134

умениями и навыками, занимающиеся юридической наукой, знающие особенно-сти современной правозащитной и правоохранительной практики, имеющие оп-ределенный опыт политической и юридической деятельности. Иными словами, это люди с должным доктринальным, профессиональным правовым и политиче-ским сознанием.

6. Организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина предполагает установленную и внутренне согла-сованную последовательность применения организационно-правовых средств. Его задача – обеспечить достижение поставленной цели, т. е. добиться состояния организованности. С организационной точки зрения решение задачи независимо от ее конкретного содержания, будь то право, политика, экономика и т. п., сво-дится, прежде всего, к построению разного сочетания элементов, которое соот-ветствовало бы наилучшему способу достижения поставленной цели1. При этом организационный процесс «должен осуществляться без задержек, излишних вре-менных разрывов и не выходить за пределы определенных временных границ»2. На это же обстоятельство обращает внимание и Б.И. Пугинский, по мнению кото-рого, состояние организованности предполагает устранение либо сокращение временных разрывов между этапами работ или отдельными операциями и позво-ляет сделать деятельность (работу) по возможности непрерывной3.

Однако результатом организации является не только непрерывность дея-тельности (работы). Организационно-правовой механизм обеспечения конститу-ционных прав и свобод человека и гражданина, как уже было сказано ранее, явле-ние системное, которому свойственна определенная структура, отражающая оп-ределенные взаимосвязи, взаиморасположение элементов системы, ее устройство, строение. Необходимость в организации такой системы возникает тогда, когда наличная комбинация элементов и связей не удовлетворяет организаторов – вла-стных субъектов организационно-правового механизма обеспечения конституци-онных прав и свобод человека и гражданина. Решение организационной задачи сводится к установлению такого сочетания правовых связей между субъектами механизма, когда результат их взаимосвязанной деятельности, о чем уже говори-

1 См.: Алиев В.Г. Теория организации: учебник. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Экономика, 2003. С. 415.

2 Там же. С. 215.

3 См.: Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М.: ИКД «Зерца-ло-М», 2008. С. 46.

135

лось, становится больше, чем сумма результатов деятельности каждого в отдель-ности. Поэтому состояние организованности механизма подразумевает выработку таких правил поведения, которые посредством установления правовых связей по-зволяют сложить «активности», т. е. полезные усилия субъектов, наиболее опти-мальным и эффективным образом.

7. Помимо непрерывности организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина предполагает эффектив-ное сочетание правовых связей. В свою очередь эффективность правовых связей может быть достигнута только тогда, когда будут устранены препятствия для надлежащего функционирования данного механизма.

В этой связи, предпринята попытка рассмотреть проблемы функционирова-ния организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина через категорию «взаимодействия» между его структурными элементами, у которого можно выделить два вектора: конверген-цию («сближение» и повышение степени согласованности между структурными элементами) и дивергенцию («расхождение», «удаление», уменьшение степени согласованности элементов механизма)1, т. е. конвергенция и дивергенция – это понятия-антиподы.

Дивергенция и конвергенция – феномены и понятия, которые обозначают вид (или разновидности), особое качество, особенности активности, существова-ния и развития во времени объектов любого рода. Главное, все они означают свойство или способность целостного объекта разделятся на части и сливаться, объединяться в новое целое. Дивергенция и конвергенция присущи всем объектам как системам, их структурам, отношениям и связям, сетям и комплексам самой разной природы. Эти феномены – проявление диалектики непрерывного и пре-рывного в рамках целого, общего состояния и динамики этих объектов. Оба эти понятия мы вправе считать общенаучными. Заметим, что любая дивергенция и конвергенция – это результат взаимодействия всех структурных элементов.

Понятия дивергенции и конвергенции обычно (в современных словарях и энциклопедиях) истолковываются лишь как математические, или биологические,

1 См. подробнее об этом: Третьякова О.Д. Понятие правовой конвергенции // Черные дыры в российском законодательстве. 2008. № 2. С. 39-43; Третьякова О.Д. Теоретиче-ские основы дивергенции права // Черные дыры в российском законодательстве. 2009. № 5. С. 166-169.

136

или как лингвистические, хотя в некоторых случаях есть необходимость в их обобщенном понимании. К примеру, в обычных и очень широко распространен-ных словарях, таких как «Толковый словарь русского языка» (С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой), понятия дивергенции и конвергенции не получили никакого обобщенного определения1. В словаре Д.Н. Ушакова дается понятие конверген-ции, но отсутствует понятие дивергенции. Согласно этому словарю конвергенция – это сходство, совпадение каких-нибудь признаков, свойств независимых друг от друга явлений2.

Конвергенция в биологии – это возникновение сходства в строении и функ-циях у относительно далеких по происхождению групп организмов в процессе эволюции, результат обитания в сходных условиях и одинаково направленного естественного отбора. В общественных науках конвергенция  одна из концепций западного обществоведения, считающая определяющей особенностью современ-ного общественного развития тенденцию к сближению социально-политических систем, сглаживанию экономических, политических и идеологических различий между капитализмом и социализмом, их последующему слиянию.

Конвергенцию организационно-правового механизма обеспечения конститу-ционных прав и свобод человека и гражданина имеет смысл рассматривать как процесс взаимодействия его отдельных элементов в национальной правовой сис-теме, а также между отдельными элементами в различных правовых системах.

Дивергенцию организационно-правового механизма, по аналогии с конвер-генцией, можно рассмотреть как процесс «расхождения» между структурными элементами или как процесс дестабилизирующий работу организационно-правового механизма и в итоге приводящий к его деструкции (разрушению). Сюда можно отнести: дисфункцию одного или нескольких элементов механизма, уменьшение степени согласованности между ними, коллизии законодательства, нестабильность политической и экономической обстановки, бюрократизм, кор-рупция, уровень преступности и т. д. Это примеры крайней формы процесса ди-вергенции. Вместе с тем, дивергенция может проявляться и в более легкой форме. Например, возьмем за основу такой элемент организационно-правового механиз-

1 См.: Большой словарь иностранных слов в русском языке. М., 1998. С. 212, 318; Вино-градов В.А. Дивергенция. Конвергенция // Лингвистический энциклопедический сло-варь. М., 1990. С. 136, 234; Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. М., 1975. С. 124-125, 148.

2 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. С. 364.

137

ма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, как пра-вовую норму. Крайняя форма дивергенции в данном случае коллизии в законода-тельстве. Но есть и более легкие формы дивергенции. Например, дифференциация законодательства, регулирующего деятельность субъектов организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина; иерархия органов власти, как субъектов названного механизма и т. д., уже сама по себе является иллюстрацией дивергенции, т. к. детализация предполагает специализацию. В юриспруденции существуют и многие другие конструкции дивергенции.

Итак, дивергенция это – обратимый процесс, так как в зависимости от раз-личных обстоятельств он может остановиться либо перерасти в свою противопо-ложность – конвергенцию. В связи с данным обстоятельством можно сказать, что дивергенция носит поступательный характер и обусловливается всем спектром социально-политических и экономических условий функционирования общест-венной системы.

Дивергенция и конвергенция выступают как некие фазы функционирования организационно-правового механизма без осмысления сущности которых и их взаимосвязи трудно построить теоретически обоснованную и полную теорию функционирования данного механизма.

Конвергенция организационно-правового механизма обеспечения конститу-ционных прав и свобод человека и гражданина – это процесс упорядоченного, со-гласованного взаимодействия элементов механизма, характеризующийся их сближением, увеличением количества связей между ними в интересах личности, общества и государства.

Дивергенция организационно-правового механизма обеспечения конститу-ционных прав и свобод человека и гражданина – это сложный и многосторонний процесс взаимодействия элементов механизма, выраженный в их расхождении, дисфункции, нарушении их конструкции и иных формах.

Таким образом, в заключение, необходимо отметить, что степень защищен-ности прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и ее субъек-тах зависит от совершенства правовых механизмов их обеспечения, от экономи-ческого потенциала нашего общества. На современном этапе все это может быть осуществлено путем обеспечения первоочередности решения проблем законода-тельного регулирования конституционных прав, свобод и обязанностей граждан,

138

средств и условий их обеспечения; совершенствования состава действующих кон-ституционных прав и свобод человека и гражданина; развития системы конститу-ционного надзора за созданием и реализацией государственными органами, должностными лицами и гражданами условий и средств обеспечения действия прав и свобод человека и гражданина в государстве. Реализация усилий и мер го-сударственно-правового характера с учетом этих направлений деятельности по-зволит сформировать надежный и эффективный многоуровневый организацион-но-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина как в Российской Федерации, так и в ее субъектах.

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Еще по теме 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации:

  1. Глава 1. Теоретико-правовые основы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  2. § 1.1 Понятие дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  3. КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014, 2014
  4. О Г Л А В Л Е Н И Е
  5. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
  6. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  7. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  8. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  9. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  11. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  12. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  13. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  14. ГЛАВА 3. ПОЛИЦИЯ В ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  15. 3.1. Место и роль полиции в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -