<<
>>

1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

В современных условиях реформирования российской государственности проблема обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина остается нерешенной. Не исследуется и не раскрывается на должном уровне орга-низационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод че-ловека и гражданина (далее организационно-правовой механизм).

В обществе нет даже единства относительно целей реализации конституционных прав и свобод.

Однако, это не означает, что в Российской Федерации отсутствуют какие-либо приоритеты в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Так, например, в тексте Конституции РФ определяются перспективные государ-ственные цели в этом направлении, вместе с тем, в данном случае потребуются необходимые герменевтические навыки. Основная (интегрированная) цель рос-

1 Вопросы содержания конституционных прав и свобод человека и гражданина, как в Российской Федерации, так и в ее субъектах подробно исследованы автором в его моно-графии. См.: Киричёк Е.В. Конституционные права и свободы человека и гражданина в России: теория и практика, история и современность, проблемы и перспективы: моно-графия. Изд. 2-е, перераб. и доп. Тюмень: филиал Московского института государствен-ного управления и права в Тюменской области, 2014. 242 с.

98

сийского государства и общества, как думается, провозглашена в преамбуле Кон-ституции Российской Федерации: «… стремясь обеспечить благополучие и про-цветание России …». Она предусматривает, в том числе, достижение такого уров-ня, когда человек, его права и свободы действительно (реально) будут призна-ваться высшей ценностью. Признавая это положение в качестве основополагаю-щей цели, необходимо отметить, что одним из ее важных, значимых компонентов выступает безопасность человека и гражданина и, соответственно, общества в це-лом. Именно это многогранное явление и выступает ценностно-смысловым осно-ванием организационно-правового механизма, сообщая ему характер важнейшего средства охранения личности, общества и государства как некой органичной це-лостности1.

Термин «герменевтика» (от греч. hemeneutikos – истолковывающий) имеет различные трактовки, например, широко распространено ее понимание как искус-ства интерпретации (толкования) текстов2. Под текстами здесь понимают любые нормативные правовые акты и литературные произведения: юридические, худо-жественные, исторические, философские, религиозные и др.

Понятие «герменевтика» используется также в значении теории понимания, постижения смысла; искусства перевода, искусства объяснения. Такая интерпре-тация обнаруживается в некоторых современных философских словарях3.

Имеется также толкование этого термина как «искусства понимания чужой индивидуальности». Такое понимание смысла термина «герменевтика» имеет многолетнюю историю и связано, прежде всего, с одним из видов герменевтики, который обычно называют «психологической герменевтикой». Такого типа ис-кусство постижения чужой индивидуальности разрабатывалось одним из класси-ков герменевтики Ф. Шлейермахером4.

Можно найти определение герменевтики как учения о принципах гумани-тарных наук. В данном случае герменевтика выходит на несколько иной уровень,

1 См.: Пожарский Д.В. Вопросы преемственности и модернизации в реализации охрани-тельной функции Российского государства // Право и государство: теория и практика. 2011. № 12. С. 7-8.

2 Словарь философских терминов / Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М.: ИНФРА-М, 2004. XVI. С. 103.

3 Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост: Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 99.

4 Schleiermacher Fr., Werke. Auswahl in vier Banden. Bd. 4., 1911. S. 143-159.

99

приобретая функции социально-философские, онтологические и, в связи с этим, претендуя на роль философской дисциплины.

Имеет место герменевтика и в юриспруденции (юридическая герменевтика), под которой понимают учение и искусство техники толкования норм права, юри-дических текстов. Современная юридическая герменевтика – явление относитель-но новое. Вместе с тем, именно герменевтический подход к правовым явлениям соответствует современным идеалам.

В данном случае заслуживает внимания мысль С.С. Алексеева, согласно которой герменевтика является «наукой и искус-ством толкования юридических терминов и понятий, вершиной юридического мастерства, кульминационным пунктом юридической деятельности»1. Ее основ-ная цель состоит, прежде всего, в поиске, осмыслении и последующей реализации смысла правового текста, разработке понятийно-категориального аппарата, мето-дологии, а также исследовании проблем множественности текстуальных смыслов. На современном этапе развития отечественной юридической науки это имеет не только теоретическое, но и практическое значение, особенно при реализации пра-вовых норм и принципов.

Юридическую герменевтику можно рассматривать как средство решения социальных конфликтов. Интерпретируя норму права, юридические тексты, ин-терпретатор должен иметь в виду необходимость такого толкования, которое не обостряло бы, а решало социальные конфликты2.

Взаимосвязь организационно-правового механизма и герменевтики прояв-ляется, прежде всего, в истолковании различных источников права для того, что-бы узнать мнение субъектов правотворческой деятельности и, юридической лите-ратуры (научной, учебной) с тем, чтобы уяснить основные подходы ученых, юри-стов к рассматриваемой проблеме. И, уже на этой основе, сформулировать собст-венное понятие данного правового явления. В целом, для юридической герменев-тики, определяющим является взаимосвязь, существующая между текстом (на-пример, закона), с одной стороны, и тем, что существует в действительности. Иными словами, чтобы понять текст правильно, мы вынуждены в каждый данный момент понимать его сообразно конкретной ситуации. Следовательно, понимание здесь ассоциируется с проникновением в смысл того или иного правового текста

1 См.: Алексеев С.С. Право: азбука-теория-философия. М., 1999. С. 130.

2 Мережко А.А. Юридическая герменевтика и методология права // Проблемы филосо-фии права. 2003. Т. 1. С. 161.

100

и его применением к конкретному случаю. Речь, здесь, идет не о двух самостоя-тельных действиях (актах), а о едином процессе.

Конфликт интерпретаций зако-нодателя и правоприменителя состоит в том, что законодатель изначально стре-мится к однозначности текста в свою пользу. Проблема заключается еще и в том, что не все правовые явления, используемые в теории и практике, например, рас-сматриваемый нами организационно-правовой механизм, нашли свое отражение в нормативных правовых актах в виде норм-дефиниций.

Герменевтику организационно-правового механизма необходимо также свя-зывать с существованием различных правовых культур, в том числе националь-ной правовой культуры, с собственным видением проблем прав и свобод человека и гражданина и т. д., соответствующему нашему правовому менталитету и усло-виям юридического бытия. Какие бы формы юридической теории и практики ни рассматривались, они состоят из совокупности разнообразных интерпретацион-ных действий (актов). В этом смысле право является по своей природе герменев-тическим явлением, как, впрочем, и рассматриваемый организационно-правовой механизм.

Герменевтический метод применительно к организационно-правовому ме-ханизму призван упростить диалог между законодателями, юристами-практиками и учеными, поскольку правовые понятия и категории (такие, например, как меха-низм, право, свобода, охрана, защита, обеспечение, реализация) имеют разное значение в различных научных и правовых школах.

С методологической точки зрения раскрытие сущности организационно-правового механизма зависит от двух основных моментов: предмета и методов его исследования. При этом второй момент обусловлен первым, т. к. специфика пред-мета оказывает влияние на метод исследования. Здесь, предметом исследования яв-ляются специальные знаковые системы, условно называемые текстами. Точно выра-ботать понятие «текст» очень сложно, да это и не имеет решающего значения при общем методологическом подходе. Важно здесь определить лишь важнейшие ха-рактеристики текстов. Одной из них является знаковая природа текстов, из которой следует важная их особенность, заключающаяся в том, что они являются носите-лями информации.

Эта особенность служит гносеологической предпосылкой спе-цифической герменевтической концепции организационно-правового механизма.

Таким образом, герменевтика необходима там, где обнаруживается непони-мание. Если смысл «скрыт» от субъекта познания, то его нужно расшифровать,

101

понять, усвоить, истолковать, интерпретировать. Все эти понятия могут быть син-тезированы в общую методологическую категорию «понимание», которая в юриди-ческой науке приобретает особое методологическое звучание: на первый план здесь выдвигаются интерпретационные методы получения знания. Именно они в боль-шинстве случаев обеспечивают пополнение знания в области юридической науки, но в тоже время перед учеными-юристами возникают проблемы обоснования ис-тинности существующих взглядов, идей, теорий, концепций и их методологиче-ского обеспечения.

Поскольку познание и усвоение смысла текста являются процедурами, каче-ственно отличными от объяснения природных и общественных закономерностей и явлений, постольку в методологии юридической науки должна занять соответствую-щее место новая категория – «понимание». Но соотношение между объяснением и пониманием должно быть взаимодополняющим1.

Развитие юридической науки происходит в тесном взаимодействии с раз-личными отраслями гуманитарного знания. Это проявляется и в связи теории пра-ва с лингвистикой.

Герменевтика как наука, построенная на познании закономерностей пони-мания языка, позволяет выработать систему правил вербального общения, создает предпосылки эффективности конституционно-правового регулирования. Вместе с тем, для языка права характерна высокая степень абстракции юридических тер-минов.

Вербальность выражения права в тексте закона можно рассматривать как безупречный результат и конечную цель законодательной деятельности – крите-рий оценки ее эффективности и повод к совершенствованию законодательства. Вследствие того, что между буквой (языком) закона и духом права отсутствует тождество (каким бы совершенным ни было законодательство), уяснение сути за-кона всегда будет насущной, непременно актуальной проблемой.

Это в свою оче-редь предопределяет первостепенное значение герменевтики для юриспруденции в целом и для организационно-правового механизма в частности.

«Профессиональное предназначение герменевтики – поиск и реализация смысла правовой нормы, правового явления, изучение проблемы множественно-сти смыслов, осуществляемые на основе грамматического, стилистического,

1 Словарь философских терминов / Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. С. 110.

102

предметного и так далее анализов. Цель юридической герменевтики в том, чтобы не просто уяснить смысл нормы, правового явления, но и перевести этот смысл на язык более конкретных высказываний, приближенных к практическим ситуациям настолько, чтобы не возникало сомнений в их относимости к толкуемой норме и тем самым облегчалось бы ее применение»1.

В отечественной юриспруденции сложилось два основных подхода к струк-туре юридической герменевтики. Сторонники первого подхода (Е.Н. Атарщикова, Н.В. Блажевич, И.Н. Блажевич, И.П. Малинова и др.)2 утверждают, что в структу-ре юридической герменевтики существуют два элемента: понимание, т. е. непо-средственное постижение смысла и толкование, всегда имеющее опосредованный логически-аргументированный характер и связанное с манипулированием тексту-альными смыслами. Представители второго подхода (А.В. Васюк, О.В. Пычева и др.)3 рассматривают юридическую герменевтику с позиции ее трехзвенной струк-туры, включающей понимание, истолкование и применение. Такой подход, как думается, является более убедительным и удачным для использования в исследо-вании организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

В словаре русского языка С.И. Ожегова понимание означает «способность осмыслять, постигать содержание, смысл, значение чего-нибудь»4. Похожий смысл раскрывается в толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля: «Понимать – постигать умом, познавать, обнять смыслом, разумом»5. Понимание, согласно философского энциклопедического словаря – это «вызванное внешними или внутренними воздействиями специфическое состояние сознания, фиксируе-

1 Пычева О.В. Герменевтика уголовного закона: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 3.

2 См.: Атарщикова Е.Н. Герменевтика в праве: история и современность. СПб., 1998. С. 66; Блажевич Н.В., Блажевич И.Н. Герменевтика правового текста. Тюмень: Тюмен-ский юридический институт МВД РФ, 2006. 78 с.; Малинова И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике). Екатеринбург, 1995. 128 с.

3 См.: Васюк А.В. История возникновения и развития юридической герменевтики в Рос-сии: дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 146; Пычева О.В. Герменевтика уголовного закона: дис. ... канд. юрид. наук. Ульяновск, 2006. С. 32.

4 Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. – 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С. 455.

5 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. Т. 3. М.: Рус. яз., 1990. С. 286.

103

мое субъектом как уверенность в адекватности воссозданных представлений и со-держания воздействия»1.

Так, «оперируя с текстами по нормам коммуникации, присущим определен-ной культуре, субъект присваивает этот опыт, внедряет его в собственное созна-ние. Тем самым он понимает текст. Понимать, таким образом, всегда означает с кем-то коммуницировать»2.

В область понимания попадает не только дословный смысл сказанного или написанного кем-либо, но и сам создатель текста. Любой текст либо речь могут быть осмыслены и трансформированы в акт понимания. Самое главное, как отме-чает В.В. Соколов: «… понимание должно преодолеть временной барьер и ока-заться в позиции так называемого «первоначального читателя». При этом такая позиция оказывается отождествлением с самим автором»3.

Вторым элементом юридической герменевтики, неразрывно связанным с первым (пониманием), является толкование. По Д.Н. Ушакову «толкование» – «то ли иное объяснение, разъяснение чего-нибудь, понимание, истолкование»4. По В.И. Далю «толковать» значит «о чем-нибудь рассуждать, переговариваться, бе-седовать, разбирать, объяснять, изъяснять …»5. Большой юридический словарь толкование норм права трактует через «деятельность государственных органов, различных организаций и отдельных граждан, направленную на уяснение и разъ-яснение смысла и содержания общеобязательной воли законодателя, выраженной в нормах права, в целях правильного применения содержащихся в них предписа-ний к конкретных случаям жизни»6.

Вряд ли можно согласиться с мнением А.В. Васюк о том, что «понятие тол-кование применимо только по отношению к процессам целенаправленной смы-словой интерпретации правовых текстов, а истолкование предполагает внешнюю

1 Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост: Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. С. 353-354.

2 Текст как явление культуры / Отв. ред. А.Н. Кочергин, К.А. Тимофеева. Новосибирск, 1989. С. 17.

3 Соколов В.В. Герменевтика: курс лекций. СПб., 2007. С. 26.

4 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М.: «Альта-Принт», ООО Издательство «Дом. XXI век.», 2008. – VIII. С. 1053.

5 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. Т. 3. М.: Рус. яз., 1990. С. 411-412.

6 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. М.: ИНФРА-М, 1999. С. 697.

104

ориентированность, нацеленность не только на извлечение некоторого смысла, но и на обоснование, утверждение в другом сознании, в т. ч. и в своем»1. Такой под-ход, как видится, является, в большей мере, надуманным, размывающим границы устоявшегося определения толкования.

Другое дело, как представляется, толкование текстов нормативных право-вых актов отличается от интерпретации текстов юридической литературы. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, любой нормативный правовой акт имеет четко заданную целевую установку (цель). Во-вторых, они рассчитаны на неодно-кратное применение. В-третьих, они действуют в определенной взаимосвязи и со-подчиненности (например, иерархической) с иными нормативными правовыми актами. В-четвертых, толкование правовой нормы необходимо при каждом ее применении. Обращаясь к норме права, правоприменитель уже совершает опре-деленную мыслительную деятельность (уяснение) по установлению взаимосвязи между нормой и конкретной жизненной ситуацией. Такое толкование-уяснение – есть неотъемлемая часть правоприменительного процесса2. Это не говорит о том, что в сферу юридической герменевтики попадают только нормативные правовые акты. Они, безусловно, имеют важное значение, вместе с тем, существует множе-ство правовых явлений, которые не нашли своего отражения в действующих нор-мативных правовых актах в виде норм-дефиниций (например, «конституционные права и свободы человека и гражданина», «охрана прав», «защита прав», искомый нами организационно-правовой механизм и т. д.) и ввиду их особой значимости и необходимости для соответствующих общественных отношений, подлежат ин-терпретации в юридической литературе.

О важности толковательного процесса еще в начале XX в. говорил извест-ный цивилист Е.В. Васьковский: «Искусство толкования законов сводится к уме-нию понимать человеческую речь. Но обладать этим умением нужно вообще вся-кому, кто имеет дело с произведениями человеческого ума, облеченными в форму слова. Отсюда следует, что при толковании законов должны соблюдаться прави-ла, необходимые для понимания всякого иного литературного произведения. Эти правила вырабатываются особой отраслью филологии, называемой герменевти-кой и занимающейся построением теории искусства понимать устную или пись-

1 Васюк А.В. История возникновения и развития юридической герменевтики в России: дис. … канд. юрид. наук. С. 152.

2 Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. С. 26.

105

менную речь. Учение о толковании законов является, как легко усмотреть из ска-занного, специальной ветвью этой герменевтики и потому часто называется юри-дической герменевтикой»1.

А.Ф. Черданцев рассматривает толкование с двух сторон, как «определен-ный мыслительный процесс …» и как «результат мыслительного процесса …»2. П.Е. Недбайло под толкованием понимает уяснение и разъяснение воли народа, выраженной в правовых актах в целях единообразного их понимания и примене-ния3. Уяснение (уяснение смысла для себя – внутренний интеллектуальный про-цесс) и разъяснение (объяснение для другого – внешний интеллектуальный про-цесс), аналогично предыдущему определению, легли в основу толкования у А.С. Пиголкина4 и В.В. Лазарева, который, кроме всего прочего, совершенно оп-равданно говорит о самостоятельном значении толкования в процессе научного или обыденного познания государственно-правовой действительности5. Н.Н. Вопленко в качестве самостоятельного элемента толкования выделяет акт толкования. Здесь, как видится, следует согласиться с М.Н. Амельченко, которая считает, что «акт толкования может не выделяться в качестве самостоятельного элемента, поскольку он всегда является внешней формой разъяснения»6.

Что касается применения (третьего элемента юридической герменевтики), которое чаще всего дословно воспринимается как осуществление на деле (прак-тике) каким-нибудь образом7, то его непосредственная ценность проявляется в каждой конкретной ситуации, когда возникает реальная необходимость понима-ния правового предписания по-иному. Здесь, субъекты применения должны по-нимать, что объектом толкования являются исключительно тексты нормативных правовых актов, с помощью которых до сведения субъектов организационно-правового механизма доводятся правила поведения.

1 Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. М., 1913. С. 8.

2 Черданцев А.Ф. Толкование советского права: теория и практика. М., 1979. С. 5-6.

3 Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 328.

4 Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. С. 8.

5 Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист, 1994. С. 177.

6 Амельченко М.Н. Герменевтика трудового права России и Германии: дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2009. С. 30.

7 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. – 20-е изд., стереотип. С. 482; Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. С. 786.

106

Кроме того, пишет А.Н. Гермашев: «толкование, даваемое в процессе пра-воприменения, нередко, выявляет проблемы применения приемов юридической техники, недостатки изложения правил поведения, правовой конструкции. В связи с чем, в текст закона в последующем могут быть внесены изменения и дополне-ния, основанные на результатах толкования правовой нормы»1.

Таким образом, в рамках первых двух элементов юридической герменевти-ки (понимания и толкования) объектами выступают тексты нормативных право-вых актов и юридической литературы, а в границах применения только норматив-ные правовые акты.

Сегодня в понимании и истолковании организационно-правового механизма существует множество противоречивых суждений. Это, в том числе, связано с тем, что до сих пор не удается вывести за рамки дискуссий в русло устойчивости и ясности такие понятия, как «охрана», «защита», «реализация», «обеспечение», «покровительство» и т. д.2

В отечественной юридической литературе происходит смешение данных понятий либо появляется новая терминология отличная от предшествующих. На-пример, термин «защита» употребляется применительно к различным правовым явлениям в стст. 8, 23, 30, 37, 45, 55, 59, 82 Конституции РФ3.

В данном случае следует согласить с мнением Е.В. Вавилина, который счи-тает отрицательным моментом то, что один и тот же термин, используемый в нормативных правовых актах, в теории и практике, предстает в различных значе-ниях, неся в себе далеко не тождественную смысловую нагрузку, создавая тем са-мым «какофонию», «запутывание» объективно существующего правового явле-ния4.

1 Гермашев А.Н. Юридическая герменевтика как теория о способах изложения воли в юридическом тексте и способах ее толкования: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 66.

2 Щебляков В.В. Деятельность органов исполнительной власти по соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 18.

3 Кабышев В.Т. Защита прав человека – главное направление правовой политики России. Материалы круглого стола. Приоритеты правовой политики современной в России // Правоведение. 1998. № 1. С. 124.

4 Вавилин Е.В. Правовая политика в сфере защиты гражданских прав // Российская пра-вовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и В.А. Малько. М.: Норма, 2003. С. 276.

107

Так, ст. 2 Конституции Российской Федерации содержит положение, со-гласно которому признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и граж-данина являются обязанностью государства. В ч. 2 ст. 7 говорится, что в Россий-ской Федерации охраняются труд и здоровье людей. Достоинство личности со-гласно ч. 1 ст. 21 охраняется государством. Согласно ч. 1. ст. 35 право частной собственности охраняется законом, а ч. 1. ст. 41 каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. В ч. 1. ст. 38 закреплено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (ч. 1 ст. 45). Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покрови-тельство за ее пределами (ч. 2 ст. 61). При вступлении в должность Президент Российской Федерации приносит народу присягу, согласно которой клянется при осуществлении своих полномочий охранять права и свободы человека и гражда-нина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать су-веренитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно слу-жить народу (ч. 1 ст. 82). Одним из полномочий Правительства Российской Феде-рации является осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступно-стью (п. «е» ч. 1 ст. 114).

Множество подобного рода примеров можно найти и в текстах иных норма-тивных правовых актов, в т. ч. конституций (уставов) субъектов Российской Фе-дерации. Все это отрицательно сказывается на функционировании организацион-но-правового механизма.

Как результат, неясность выражения (т. е. порой не понятно, какой смысл заложен законодателем в содержание правой нормы), которая имеет место в слу-чаях, когда содержание дефиниции, использованной законодателем, не известно либо искажено. Вместе с тем, данный дефект не следует уравнивать с пробелом в праве, т. к. он, являясь недостаточным отражением в тексте закона нормы права, не дает ей характеристику как таковую, а свидетельствует о недостатке ее вер-бального выражения. Герменевтическая проблема «неясных» слов и словосочета-ний заключается в использовании законодателем термин(ов)а, не имеющ(их)его буквального смысла.

Неточность, ошибочность, использования слов и словосочетаний имеет ме-сто в тех случаях, когда законодатель определяет предмет правового регулирова-

108

ния не совсем определенно, как в качественном, так и в количественном отноше-ниях.

Неполнота вербального выражения смысла нормы (положения) в тексте за-кона заключается в том, что законодатель теряет из виду некоторые стороны предмета правового регулирования. Она нередко проявляется благодаря опреде-ленности использованной формулировки, безосновательно ограничивающей его толкование. Неполноту словесного выражения правовой нормы может устранить только законодатель.

Двоякость выражения имеет место тогда, когда вербальный смысл нормы допускает различные способы понимания (фактический и юридический). Слияние фактического и юридического смыслов иногда предусматривается самим законо-дателем. В таких случаях он бывает более внимательным и предусмотрительным и создает особую словесную конструкцию.

Герменевтика организационно-правового механизма как раз и состоит в по-нимании, истолковании смысла этого правового явления и его применения, опре-деляющая семантические приемы его формулирования и восприятия.

Проблема юридической терминологии неотделима от проблемы юридиче-ских понятий в целом и понятия «организационно-правовой механизм обеспече-ния конституционных прав и свобод человека и гражданина» в частности, поэто-му необходима научная разработка последнего, его анализ, точное определение. Термин, отражающий данное понятие, должен играть в тексте самостоятельную роль, не терять своего смысла и не менять значений.

Особое внимание следует уделять и системности терминов, которая необхо-дима для определения терминологической составляющей законодательства. Ис-пользование юридических дефиниций вне этой составляющей (терминологиче-ской системы) существенно затрудняет процесс понимания юридического текста, что, в свою очередь, ведет к неправильной интерпретации комплексного понятия «организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и сво-бод человека и гражданина».

Важно, при использовании данного термина учитывать смысл бланкетных норм, а не ограничиваться терминологическим родством (схожестью) слов, так как в них может быть заключен различный смысл. Тем более что рассматривае-мое нами правовое явление, как уже было отмечено ранее, нормативными право-выми актами не определено.

109

Поэтому первостепенным вопросом герменевтики организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина является его понимание как сущего, должного и необходимого.

Таким образом, герменевтика организационно-правового механизма обес-печения конституционных прав и свобод человека и гражданина, являясь частью юридической герменевтики, заключается в его понимании, объяснении его смыс-ла (сущности), заложенного либо законодателем в текст нормативного правового акта, либо учеными-юристами в текст юридической литературы, а также его при-менении, в целях претворения в жизнь конституционных прав и свобод

Герменевтика организационно-правового механизма – это непрерывный процесс познания его предметной сущности, состоящий из последовательно сме-няющих друг друга стадий, выражающийся в понимании, истолковании смысла этого правового явления и его применении, определяющий семантические прие-мы его формулирования и восприятия, в целях достижения желаемого результата – эффективной реализации конституционных прав и свобод.

110

<< | >>
Источник: КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014. 2014

Еще по теме 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации:

  1. КИРИЧЁК ЕВГЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УСЛОВИЯХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИЦИИ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. МОСКВА –2014, 2014
  2. 1.3. Особенности классификации конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  3. 1.4. Герменевтика организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  4. ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
  5. 2.1. Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  6. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  7. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  8. 2.4. Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  9. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  10. 2.6. Проблемы и перспективы модернизации организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -