§ 2. Общая характеристика гарантий прав иностранных инвесторов

В России действует ряд нормативных правовых актов, которые обеспечивают правовой режим деятельности иностранных инвесторов.

Основополагающий акт – Федеральный закон от 9 июля 1999 г. «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».

Он не распространяется на отношения, связанные с вложением иностранного капитала в кредитные организации, банки, страховые компании, а также на отношения, связанные с иностранными инвестициями в некоммерческие организации для достижения каких‑либо общественно полезных целей.

В соответствии с положениями части 4 ст. 15 Конституции международные договоры являются составной частью российской правовой системы. Следовательно, договоры с иностранными государствами о поощрении и взаимной защите инвестиций, а также соглашения об избежании двойного налогообложения, ратифицированные Российской Федерацией, также служат гарантией прав иностранных инвесторов.

Следующим по значимости документом в данной сфере является Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Он определяет правовые и экономические основы инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений на территории России, а также устанавливает гарантии равной защиты прав, законных интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности, независимо от форм собственности.

Для успешного привлечения капиталовложений из‑за рубежа необходим благоприятный инвестиционный климат. Важнейшей составляющей последнего является законодательное регулирование, развивающее и охраняющее инвестиционные отношения, в том числе устанавливающее правовой механизм государственных гарантий иностранных инвестиций.

Необходимость использования таких правовых средств, как гарантии, состоит в том, что для иностранного инвестора, как и для любого хозяйствующего субъекта, имеют существенное значение:

уверенность в осуществлении своего права;

возможность побудить обязанное лицо к соблюдению данного права под страхом невыгодных для него последствий;

обеспечение возмещения убытков в случае его неосуществления.

Существенной характеристикой государственных гарантий является как стабильный характер нормативных положений, так и деятельность государства по их реализации [167] .

Гарантии прав иностранных инвесторов – конкретные обязательства, принимаемые на себя государством в связи с обеспечением условий осуществления инвестиционной деятельности. Речь идет о том, что государство в законодательном или международно – правовом порядке принимает на себя обязательство совершить по отношению к иностранному инвестору определенные действия или (чаще всего) воздержаться от действий, нарушающих законные права и интересы инвестора. Не случайно согласно преамбуле Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» основной его задачей является обеспечение «гарантий прав иностранных инвесторов на инвестиции и получаемые от них доходы и прибыль».

В вышеупомянутом Федеральном законе отсутствуют многие необходимые нормы, как то: условия допуска иностранного вкладчика, процедура оформления допуска, нормы о правах и обязанностях инвестора, его ответственности при нарушении условий его функционирования; ничего не говорится об органе, который решает вопрос о допуске конкретного инвестора, и т. д. Данный правовой акт ограничен: как указано в статье 1, им регулируются лишь отношения, «связанные с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации».

В нескольких статьях Закона об иностранных инвестициях установлена система государственных гарантий прав иностранных инвесторов. Данная система состоит из следующих видов гарантий:

– гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации (ст. 9);

– гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории России (ст. 5);

– гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории России (ст. 6);

– гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8);

– гарантия использования на территории России и перевода за ее пределы доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11);

– гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы России имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на ее территорию в качестве иностранной инвестиции (ст. 12);

– гарантия перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу (ст. 7)

– гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13);

– гарантия участия иностранного инвестора в приватизации (ст. 14);

– гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (ст. 15);

– гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории России иностранным инвестором (ст. 10).

Система государственных гарантий характеризуется рядом особенностей.

Во – первых, в Законе об иностранных инвестициях присутствуют гарантии, сформулированные в предшествующем Законе РСФСР от 4 июля 1991 г. «Об иностранных инвестициях в РСФСР». Например, к ним относятся гарантия получения адекватной компенсации в случае национализации и реквизиции иностранных инвестиций, гарантия разрешения инвестиционных споров, включая международно – правовые средства их разрешения, гарантия перевода прибыли и сумм компенсации за рубеж. Но имеются и отличия.

Например, гарантия возмещения убытков, причиненных иностранному инвестору в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, закрепленная пунктом 2 ст. 5 Закона об иностранных инвестициях, отличается от аналогичной нормы пункта 2 ст. 7 Закона 1991 г. формулировкой нормы.

Во – вторых, необходимо отметить закрепление новых гарантий прав иностранных инвесторов. Речь прежде всего идет о гарантии от неблагоприятного для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями изменения российского законодательства, так называемой стабилизационной, или «дедушкиной», оговорки, действие которой распространяется на иностранного инвестора и коммерческую организацию с иностранными инвестициями, осуществляющие приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций.

Важнейшее нововведение представляет собой норма статьи 7 Закона об иностранных инвестициях, которая устанавливает гарантию перехода прав и обязанностей иностранного инвестора к другому лицу. Данное положение на законодательном уровне зафиксировало принцип суброгации в международном страховании иностранных инвестиций от политических рисков.

Таким образом, можно сделать вывод, что формальное увеличение числа предоставляемых иностранному инвестору гарантий по сравнению с Законом 1991 г. не послужило значительному укреплению и совершенствованию правового механизма гарантирования иностранных инвестиций в Российской Федерации. Указанный механизм по – прежнему глубже разработан в международных двусторонних соглашениях о взаимной гарантии и защите инвестиций [168] .

Усиление правовой защиты иностранных инвестиций – важнейшая задача при создании благоприятного инвестиционного климата в любой стране. Осуществляя инвестиционную деятельность в развивающихся странах и государствах с переходной экономикой со свойственной им экономической и политической нестабильностью, иностранный инвестор рискует тем, что в случае изменения законодательства он может быть лишен ожидаемых финансовых результатов. Главная проблема обеспечения благоприятного инвестиционного климата состоит в стабильности правового регулирования, что предполагает законодательное закрепление определенных гарантий для иностранных предпринимателей, которые вкладывают свои капиталы в экономику страны. Прежде всего, это гарантии от ухудшения условий хозяйствования. На основе этих гарантий осуществляется приток иностранных инвестиций.

Иностранный инвестор хочет иметь гарантию, что условия инвестирования не изменятся в дальнейшем. Он должен быть уверен, что, принимая решение о своих капиталовложениях в определенный проект или по какому‑то определенному соглашению, любые изменения в законодательстве не ухудшат коммерческие результаты его деятельности как инвестора, на достижение которых он рассчитывал. Запрет на введение изменений, которые ухудшают оговоренные условия поступления иностранных инвестиций, и получил наименование «дедушкина оговорка», о которой упоминалось выше.

Закон РСФСР об иностранных инвестициях 1991 г. не предусматривал гарантии от изменения законодательства в виде стабилизационной, или «дедушкиной» оговорки. Попытка ввести стабилизационную оговорку в действие на подзаконном уровне (Указ Президента Российской Федерации от 27 сентября 1993 г. «О совершенствовании работы с иностранными инвестициями») не удалась, поскольку стабилизационная оговорка, предусмотренная Указом (нормативные акты, регулирующие условия функционирования иностранных и совместных предприятий (кроме обеспечивающих более льготные условия их деятельности), не применяются в течение трех лет в отношении предприятий, существующих на момент вступления в силу этих актов), во – первых, могла действовать лишь на уровне нижестоящих нормативных актов (постановлений правительства, актов других федеральных органов исполнительной власти, актов субъектов Федерации и органов местного самоуправления), но не на уровне федеральных законов, на котором и принимаются законодательные акты, способные серьезно ухудшить положение инвесторов (акты налогового, валютного, таможенного законодательства), во – вторых, правоприменительная практика ограничила действие Указа только нормативными актами, изменяющими специальные условия функционирования совместных предприятий, а нормативные акты, имеющие общее применение, в том числе по вопросам налогообложения, под его действие не подпали. На практике данный Указ не нашел применения в силу общей политической и экономической нестабильности в стране.

Позитивным явилось то, что Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» попытался утвердить стабильность прав субъектов инвестиционной деятельности. Закон предусматривает, что «в случаях принятия законов, устанавливающих для субъектов инвестиционной деятельности иные правила, чем те, которые действовали при заключении договоров между ними, условия этих договоров сохраняют свою силу, за исключением случаев, когда законом установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров».

Особенное значение имеет норма статьи 9 Закона об иностранных инвестициях, впервые вводящая на уровне закона гарантию от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации.

Таким образом, включение в текст Закона стабилизационной оговорки – важный шаг в развитии законодательства об иностранных инвестициях в сторону повышения правовой защищенности иностранных инвесторов перед лицом политической и экономической нестабильности в России.

В соответствии с гарантией от изменения законодательства стабилизационной период устанавливается на срок окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций. Новый Закон дает поручение Правительству Российской Федерации определить порядок дифференциации сроков окупаемости инвестиционных проектов в зависимости от их видов. Но, по мнению специалистов, это сделать трудно, поскольку срок окупаемости инвестиционного проекта является частью индивидуальной характеристики конкретного проекта. В исключительных случаях, когда суммарный объем иностранных инвестиций не менее 1 млрд руб., Правительство Российской Федерации может продлить этот срок. Пункт 1 ст. 9 устанавливает, что стабилизационная оговорка применяется к российским компаниям с иностранными инвестициями независимо от объема инвестиций в случае, если они реализуют приоритетный инвестиционный проект.

Гарантия от неблагоприятного изменения законодательства предоставляется в отношении новых федеральных законов и иных нормативных актов Российской Федерации, изменяющих размеры ввозных таможенных пошлин (за исключением таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов России при внешней торговле товарами в соответствии с российским законодательством – имеются в виду компенсационные, антидемпинговые, специальные пошлины; ст. 7 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе») и федеральных налогов (за исключением акцизов, налога на добавленную стоимость на товары, производимые на территории России) и взносов в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации).

Гарантия стабильности законодательства предоставляется также в отношении изменений и дополнений, вносимых в действующие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, которые приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями по реализации приоритетных инвестиционных проектов либо устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвесторов в Российской Федерации по сравнению с совокупной налоговой нагрузкой и режимом, действовавшим на день начала финансирования приоритетного инвестиционного проекта.

Совокупная налоговая нагрузка – расчетный суммарный объем денежных средств, подлежащих уплате в виде ввозных таможенных пошлин, федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями, осуществляющими инвестиционный проект за счет иностранных инвестиций, на момент начала финансирования инвестиционного проекта.

При наличии этих условий, перечисленных в гипотезе нормы абзаца 1 п. 1 ст. 9 Федерального закона, такого рода новые нормативные акты, а также изменения и дополнения в действующие акты не применяются в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями (КОИИ), осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций, в течение срока окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.

Что касается круга лиц, на которых распространяется действие стабилизационной оговорки, нельзя не отметить неточность: абзац 1 п. 1 ст. 9 Закона прямо говорит о том, что нормативные правовые акты, ухудшающие условия и режим инвестиционной деятельности, «не применяются в течение сроков, указанных в пункте 2 ст. 9, в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями, осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций».

Таким образом, Закон ясно ограничивает круг лиц, которые подпадают под действие гарантии, участниками приоритетных инвестиционных проектов. Абзац 2 п. 1 ст. 9 устанавливает, что положения абзаца 1 п. 1 распространяются на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, если доля, доли (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организации составляют свыше 25 %, а также на КОИИ, реализующую приоритетный инвестиционный проект, независимо от доли, долей (вклада) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организации.

Следовательно, круг пользователей гарантии расширяется за счет любых коммерческих организаций, не менее 25 % уставного (складочного) капитала которых принадлежат иностранным инвесторам, без всякой связи с их участием в приоритетном инвестиционном проекте.

Использование стабилизационной оговорки не всегда необходимо, если речь идет о договорных отношениях между Российской Федерацией и иностранным инвестором (случай соглашения о разделе продукции). Вместо этого статья 17 Закона «О соглашениях о разделе продукции» вводит иной механизм – внесение в соглашение о разделе продукции изменений, обеспечивающих инвестору коммерческие результаты, которые могли быть получены при применении действовавшего на момент заключения соглашения законодательства.

Принцип стабильности законодательства нашел проявление в отношении ставки налога на добычу полезных ископаемых: на основании пункта 5 ст. 346 НК РФ на весь период действия соглашения к инвестору применяется ставка, установленная на момент заключения соглашения.

Таким образом, выделим следующие важные моменты: 1) гарантия от неблагоприятного изменения законодательства применяется в отношении ввозных пошлин только на те товары, которые используются целевым назначением для реализации приоритетных инвестиционных проектов; 2) гарантия не распространяется на изменения и дополнения в законодательные акты Российской Федерации или принимаемые новые федеральные законы и иные нормативные акты Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства; 3) срок действия гарантии может быть в исключительных случаях продлен решением Правительства Российской Федерации при реализации приоритетных инвестиционных проектов в сфере производства или создания транспортной либо иной инфраструктуры; 4) иностранный инвестор и КОИИ в случае неисполнения обязательств по реализации приоритетных инвестиционных проектов лишаются льгот, предоставленных им в соответствии со статьей 9 Закона, а суммы денежных средств, не уплаченных в результате предоставления указанных льгот, подлежат возврату в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Основная сфера действия указанной гарантии – публично – правовые отношения (налоговое и таможенное обложение).

Статья 5 Закона об иностранных инвестициях о гарантиях правовой защиты иностранных инвесторов на территории России предусматривает, что «иностранному инвестору… предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации».

Данное положение по смыслу и содержанию соответствует определениям, содержащимся в международных двусторонних договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений. В качестве примера можно привести Соглашение с Великобританией: «капиталовложениям инвесторов каждой из договаривающихся сторон… обеспечивается полная защита и безопасность на территории другой договаривающейся стороны» (ст. 2).

Наиболее важной в числе гарантий, даваемых государством иностранным инвесторам, является гарантия неприкосновенности их инвестиций, неподверженности принудительным мерам со стороны государства, которые влекут переход права собственности на эти инвестиции к государству без согласия иностранного инвестора. Такого рода принудительными мерами являются национализация, реквизиция и конфискация. Для иностранного инвестора важно, чтобы принимающее государство предоставляло надлежащую защиту и безопасность его капиталовложений. С точки зрения известных юристов – международников национализация иностранной собственности представляет одну из главных проблем инвестиционного права, да и международного права в целом [169] .

Термин «национализация» был введен в гражданское законодательство недавно.

Статья 235 ГК РФ определяет национализацию как обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, и устанавливает, что требуется возмещение стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 ГК РФ.

В современном понимании национализация – это огосударствление, т. е. принудительное изъятие частной собственности и передача ее в полное государственное владение.

Реквизиция – принудительная мера по изъятию имущества у собственника в государственных или общественных целях с выплатой собственнику стоимости имущества.

Реквизиция по правилу должна носить временный характер. Эта форма принудительного изъятия проводится при стихийных бедствиях, авариях и при других чрезвычайных обстоятельствах. Реквизиция осуществляется по решению государственных органов. Как национализация, так и реквизиция должны сопровождаться выплатой компенсации иностранному инвестору.

Конфискация – санкция за совершение преступления или иного правонарушения. В предусмотренных законом случаях решение о безвозмездном изъятии имущества выносит суд.

Конфискация может применяться как мера административной либо гражданско – правовой ответственности. В уголовном законодательстве конфискация иногда применяется в качестве дополнительной меры наказания за особо тяжкие преступления.

Национализация четко различается от конфискации по признаку возмездности, так как конфискация представляет собой безвозмездное изъятие имущества из частной собственности в собственность государственную.

О разграничении конфискации и национализации свидетельствуют также: основание осуществления акта (в случае национализации – закон, при конфискации – закон или решение суда); поставленные цели – макроэкономические, стабилизационные и индивидуальные, карательные (ст. 243 ГК РФ).

Различия реквизиции и национализации заключаются в следующем. Согласно пункту 1 ст. 242 ГК РФ реквизиция представляет собой возмездное изъятие имущества у собственника «в случае эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер… в интересах общества по решению государственных органов… в порядке и на условиях, установленных законом». Национализация имеет совершенно иные цели – спасти государство и экономику страны в условиях неблагоприятной экономической ситуации (забастовок, войн, блокады и т. д.). Право собственности на реквизируемое имущество переходит к государству, но это право обременено правом требования со стороны бывшего собственника о возврате этого имущества по окончании действия оснований реквизиции. Национализация не влечет обременения права государственной собственности на национализированное имущество какими‑либо правами требования бывшего собственника.

В современном международном праве существуют различные доктрины по поводу национализации. Что касается развивающихся государств, они придерживаются той доктрины, согласно которой право национализации – неотъемлемый атрибут национального суверенитета [170] . Само это право согласно им ничем не может быть обусловлено, т. е. осуществляется независимо от наличия или отсутствия интересов общества в национализации. В случае национализации компенсация выплачивается не на основе формулы «быстрая, адекватная и эффективная», а с учетом всех обстоятельств. На практике это означало использование аргументов типа «отсутствие достаточного количества твердой валюты, природных богатств страны, расхищение иностранными компаниями» и на этом основании сумма выплачиваемой компенсации резко занижалась.

Эта доктрина нашла отражение во многих документах ООН, среди которых наибольшую известность приобрели резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 1805 «О национальном суверенитете над природными ресурсами», Хартия и Декларация о новом международном экономическом порядке [171] .

Традиционная западная доктрина признает право государства на экспроприацию, но требует, чтобы она осуществлялась:

– в общественных интересах;

– на законном основании;

– без дискриминации;

– сопровождалась «быстрой, адекватной, эффективной компенсацией».

В специальной литературе понятие «экспроприация» включает также конфискацию и национализацию.

Экспроприация – изъятие принимающим инвестиции государством собственности инвестора под предлогом общественных интересов.

Экспроприацию следует отличать от национализации, так как при национализации речь идет, как правило, о принудительном изъятии иностранных капиталов из специфических сфер производства, таких как нефтедобыча, страховая и банковская система, рудная промышленность, в целях проведения социальных и экономических реформ.

В соглашениях, заключенных Россией, предусматривается, что меры по принудительному изъятию иностранной собственности могут приниматься только в тех случаях, когда этого требуют государственные или общественные интересы. При этом должен соблюдаться порядок проведения таких мер, установленный законодательством соответствующего государства, и они не могут носить дискриминационного характера, т. е. применяться могут только в отношении инвесторов определенной национальности.

В Законе об иностранных инвестициях 1999 г. статья 8 устанавливает гарантии компенсации при национализации:

1) имущество иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями не подлежит принудительному изъятию, в том числе национализации, реквизиции, за исключением случаев и по основаниям, которые установлены федеральным законом или международным договором Российской Федерации;

2) при национализации иностранному инвестору или коммерческой организации с иностранными инвестициями возмещаются стоимость национализируемого имущества и другие убытки. Споры о возмещении убытков разрешаются в порядке, предусмотренном статьей 10 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».

Сравнительный анализ соответствующих статей старого и нового законов об иностранных инвестициях выявляет, что в последнем отсутствует общепринятое в международном праве правило о возможной национализации только в случае, когда эта мера применяется в общественных интересах. Кроме того, из новой редакции гарантии компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями совершенно выпало указание о «быстрой адекватной и эффективной компенсации», которое присутствовало в статье 7 Закона 1991 г., а также практически во всех международных договорах, посвященных вопросам защиты инвестиций (соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений, Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности стран СНГ от 24 декабря 1993 г.), и только Конвенция о защите прав инвестора говорит об адекватной компенсации, опуская два других признака.

В Федеральном законе данный принцип определения компенсации инвестору не приводится.

Статья 8 Закона 1999 г. слишком скупо говорит о компенсации в случае национализации. Закон об иностранных инвестициях 1991 г. содержал специальную статью «Компенсация и возмещение убытков иностранным инвесторам», которая была сформулирована значительно полнее и соответствовала нормам международного инвестиционного права. В ней отмечалось, что компенсация, выплачиваемая иностранному инвестору при национализации и реквизиции, должна соответствовать реальной стоимости национализируемых или реквизируемых инвестиций непосредственно до момента, когда официально стало известно о фактическом осуществлении либо о предстоящей национализации или реквизиции («адекватная компенсация»), выплачиваться в той валюте, в какой были осуществлены инвестиции, или в любой другой иностранной валюте, приемлемой для иностранного инвестора («эффективная компенсация») без необоснованной задержки. Причем предусматривалось, что на сумму компенсации до ее выплаты начисляются проценты, и еще один важный момент – убытки, компенсируемые инвестору, включали упущенную выгоду.

К сожалению, Федеральный закон об иностранных инвестициях не решает вопроса о возмещении (невозмещении) упущенной выгоды при национализации. Пункт 3 ст. 8 Закона, предусматривая возмещение стоимости национализируемого имущества и «других убытков», не раскрывает, что это значит. При реквизиции выплачивается стоимость реквизируемого имущества, а при прекращении действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, сохранившееся имущество в судебном порядке может быть истребовано обратно, с возвратом полученной суммы компенсации с учетом потерь от снижения стоимости имущества, т. е. упущенная выгода при реквизиции не компенсируется.

Таким образом, Федеральный закон не только не внес ясности в порядок определения размера и выплаты компенсации, но даже, на наш взгляд, совершил определенный регресс по сравнению со старым Законом, исключив упоминание об эффективности и быстроте выплаты компенсации.

Гарантия режима национального благоприятствования . Термины «национальный режим» и «режим наибольшего благоприятствования» восприняты законодательными и международными актами, регулирующими привлечение иностранных инвестиций, из договоров о торговле и мореплавании, где первый означал уравнивание прав иностранных коммерсантов с отечественными, а второй – уравнивание в правах иностранных коммерсантов из разных государств между собой.

В соответствии со статьей 15 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» государство гарантирует всем субъектам инвестиционной деятельности независимо от форм собственности обеспечение равных прав при осуществлении инвестиционной деятельности. Это положение фактически закрепляет национальный режим осуществления инвестиционной деятельности для иностранных инвесторов в Российской Федерации.

Статья 6 того же Закона определяет, что из этого правила федеральными законами могут быть предусмотрены изъятия. То же положение закреплено и в пункте 1 ст. 4 Закона об иностранных инвестициях, где определено, что правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам. Иными словами, иностранные инвесторы пользуются такими же правами и несут те же обязанности при инвестиционной деятельности, что и российские инвесторы, а ограничения их прав могут быть установлены только федеральными законами.

Федеральный закон выделяет изъятия ограничительного характера (ограничивающие права иностранных инвесторов в определенных отраслях и сферах деятельности) и изъятия стимулирующего характера (предоставление иностранным инвесторам большего объема прав и льгот, чем инвесторам российским).

В пункте 2 ст. 4 Закона уточняется, что изъятия ограничительного характера для иностранных инвесторов могут быть установлены федеральными законами только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Нетрудно заметить, что указанная формулировка не что иное, как воспроизведение положения части 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации о допустимости ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Эти изъятия в настоящее время нигде не содержатся в систематизированном виде: законопроект «О перечне отраслей, территорий и видов деятельности, в которых запрещается или ограничивается деятельность иностранных инвесторов» так и не был принят Государственной Думой. С другой стороны, в качестве неполного иллюстративного перечня может быть использовано Положение к договору о защите инвестиций с США.

В перечне к Договору между Российской Федерацией и США о поощрении и взаимной защите капиталовложений указаны отрасли и виды деятельности, в которых могут устанавливаться ограничения для иностранного инвестора. Согласно Приложению Россия оставляет за собой право устанавливать или сохранять изъятия из национального режима в нижеуказанных отраслях или сферах деятельности: производство электроэнергии; производство урана и других делящихся материалов и изделий из них; собственность на землю, пользование недрами и природными ресурсами; строительство, установка и эксплуатация средств связи; собственность на недвижимое имущество и осуществление посреднических операций с ним; воздушный транспорт, морское и речное судоходство, обслуживание этих видов транспорта; добыча и переработка руд драгоценных металлов, редкоземельных элементов и драгоценных камней (включая необработанные) и др.

В отличие от изъятий ограничительного характера изъятия стимулирующего характера устанавливаются в виде льгот для иностранных инвесторов в интересах социально – экономического развития Российской Федерации. Установлено также, что виды льгот и порядок их предоставления устанавливаются законодательством Российской Федерации, что фактически закрепляет положение, согласно которому льготы стимулирующего характера могут предоставляться не только на основании положений федеральных законов, но и закрепляться и другими законодательными актами Российской Федерации. Изъятия же ограничительного характера устанавливаются исключительно федеральными законами.

Предоставление иностранным инвесторам равных прав и преимуществ с российскими субъектами права не означает невозможности определения отдельных отраслей, видов деятельности и территорий, куда не допускаются иностранные инвестиции по соображениям национальной безопасности, равно как не означает невозможности предоставления иностранным инвестициям более благоприятных условий по сравнению с общероссийскими в тех случаях, когда иностранные инвестиции осуществляются в наиболее важные для экономического роста отрасли народного хозяйства.

Гарантия использования на территории России и перевода за ее пределы денежных сумм . Один из наиболее важных вопросов для иностранного инвестора и принимающего государства – свободное перемещение капиталов и репатриация получаемых доходов за границу.

Гарантия репатриации капитала состоит в обязанности государства – реципиента прямых иностранных инвестиций не препятствовать переводу за границу прибылей, полученных иностранным инвестором в данной стране, а также текущих платежей, связанных с осуществленными им инвестициями, и сумм, вырученных при ликвидации инвестиций.

Проблема свободного перевода капиталов и перемещения полученных доходов с территории одного государства на территорию другого в первую очередь касается беспрепятственного вывоза текущих доходов инвестора (дивидендов, процентов и т. д.); сумм, выплачиваемых в погашение займов; вывоза первоначальных капиталовложений; платежей на основе договора; денежных средств, возникающих при ликвидации, частичной либо полной продаже капиталовложений; компенсации, получаемой инвестором в случае изъятия его собственности; любых других платежей в связи с капиталовложениями. Следует оговорить, однако, что статья 11 Закона об иностранных инвестициях 1999 г. не упоминает о возможности перевода сумм, выплачиваемых в погашение займов, что имеет большое значение при осуществлении деловой активности.

В российском инвестиционном законодательстве гарантия репатриации капитала была предусмотрена в статье 10 Закона «Об иностранных инвестициях в РСФСР», гарантировавшей право иностранных инвесторов переводить за границу платежи в связи с иностранными инвестициями, если эти платежи получены в иностранной валюте. Платежи, полученные в российской валюте (рублях), могли свободно реинвестироваться на территории России, держаться на счетах российских банков без права перевода за границу.

Теперь гарантия перевода платежей в иностранной валюте за границу установлена статьей 11 Закона об иностранных инвестициях и именуется гарантией использования на территории России и перевода за ее пределы доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм.

Необходимо отметить, что в ходе переговоров о заключении двусторонних договоров о защите инвестиций наиболее сложным был вопрос о возможности перевода доходов, полученных в национальной валюте. Стало известно, что 93 % учтенных иностранных инвестиций в 80–е годы были размещены в странах, обеспечивающих репатриацию доходов в национальной валюте [172] . В то же время (конец 80–х) во всем мире, наряду с СССР, лишь несколько стран полностью запрещали репатриацию доходов в национальной валюте от иностранных инвесторов: Болгария, Перу, Куба, Албания, Гвинея – Бисау.

Включив в соглашения о взаимном поощрении и защите капиталовложений с другими государствами гарантии перевода капиталов и прибылей без ограничений, вне зависимости от того, в какой валюте они получены, СССР в конце 80–х годов пошел по пути международной практики.

В статье 11 Закона об иностранных инвестициях декларируется право иностранного инвестора после уплаты предусмотренных российским законодательством налогов и сборов на свободное использование прибыли и доходов на территории России для реинвестирования и других не запрещенных законодательством целей.

Иностранный инвестор имеет право на беспрепятственный перевод за пределы России доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм в иностранной валюте в связи с ранее осуществленными им инвестициями, в том числе:

– денежных сумм во исполнение обязательств коммерческой организации с иностранными инвестициями или иностранного юридического лица, открывшего свой филиал на российской территории, по договорам и иным сделкам;

– компенсаций, полученных при реквизиции, национализации имущества иностранного инвестора;

– доходов от инвестиций, полученных в виде прибыли, дивидендов, процентов и других доходов (лицензионные и комиссионные вознаграждения, платежи за техническую помощь и другие вознаграждения);

– денежных сумм, полученных в связи ликвидацией инвестиций (имеются в виду денежные суммы, полученные иностранным инвестором в связи с ликвидацией коммерческой организации с иностранными инвестициями или филиала иностранного юридического лица, либо в связи с отчуждением инвестированного имущества, имущественных прав и исключительных прав на результаты интеллектуальной собственности).

В Законе недостаточно четко определено положение: «…и других правомерно полученных денежных сумм в иностранной валюте», думается, что данное положение нарушает право распоряжаться своими доходами по своему усмотрению и принцип свободы предпринимательской деятельности, так как оставляет на усмотрение других органов государственной власти право устанавливать перечень правомерно полученных доходов. Поэтому необходимо установить исчерпывающий перечень правомерно полученных денежных сумм иностранным инвестором, закрепив его в статье 11 Закона, так как в данной сфере регулирования предпринимательских отношений действует принцип «разрешено все, что закреплено законом», следовательно, «запрещено все, что не разрешено законом», а данное положение закрепляет общедозволительный тип правового регулирования, что является недопустимым в данной сфере правового регулирования.

Таким образом, полученные в иностранной валюте вышеперечисленные платежи могут беспрепятственно переводиться за границу, а денежные суммы, полученные на территории России (как в рублях, так (по законным основаниям) и в иностранной валюте), могут свободно реинвестироваться. Уплата соответствующих налогов и сборов является единственным условием.

Например, переводимые за границу дивиденды облагаются 20 %-ным налогом на прибыль, удерживаемым у источника выплаты (т. е. коммерческой организации с иностранными инвестициями), проценты – 15 %-ным налогом. В соответствии с международными договорами об избежании двойного налогообложения указанный налог на переводимые за границу дивиденды и проценты может взиматься по сниженной ставке или не взиматься вообще [173] .

Частным случаем гарантии иностранному инвестору права на реинвестирование и беспрепятственную репатриацию доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм в связи с ранее осуществленными инвестициями следует считать гарантию права инвестора, осуществившего свой вклад в инвестиционный проект не деньгами, а имуществом или информацией в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, на беспрепятственный их вывоз за пределы России.

О беспрепятственном вывозе – неприменении нетарифных мер регулирования внешнеторговой деятельности (квотирования и лицензирования) говорится в статье 12 рассматриваемого Федерального закона.

Гарантии перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу . Важной новеллой Закона об иностранных инвестициях 1999 г. является норма статьи 7, устанавливающая гарантию «перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу», и если пункт 1 данной статьи, подтверждающий права иностранного инвестора на уступку своих прав требования и перевод долгов, не сообщает ничего нового по сравнению с гражданским законодательством, то в пункте 2 содержится впервые закрепленное на уровне федерального закона признание принципа суброгации в международном страховании иностранных инвестиций от политических рисков.

Статья 7 предусматривает, что «иностранный инвестор в силу договора вправе передать свои права (уступить требования) и обязанности (перевести долг), а на основании закона или решения суда обязан передать свои права (уступить требования) и обязанности (перевести долг) другому лицу в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации». Если иностранное государство или его государственный орган производит платеж в пользу иностранного инвестора по гарантии от некоммерческого риска по договору страхования, предоставленной иностранному инвестору в отношении инвестиций, осуществленных им на территории России, к этому государству или государственному органу переходят права или уступаются требования иностранного инвестора на указанные инвестиции. В России такой переход после вступления в силу Закона, т. е. с 14 июля 1999 года, признается правомерным.

Суброгация иностранного государственного страховщика в отношении прав иностранного инвестора на его инвестиции, пострадавшие от политических рисков (к таковым относятся риск неконвертируемости валюты страны – получателя инвестиций, риск причинения ущерба инвестициям в результате войны или гражданских беспорядков, риск экспроприации инвестиций властями принимающего государства), давно признана в межправительственных соглашениях о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенных Россией и еще ранее – СССР с зарубежными странами, в которых созданы такие уполномоченные государственные органы по страхованию инвестиций своих национальных инвесторов за рубежом (например, Соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений между СССР и Францией и др.).

Обычно иностранные инвесторы пытаются всеми мерами обезопасить свои инвестиции и не довольствуются лишь тем, что предлагает им в качестве защиты интересов государство – реципиент капитала. Они пытаются получить гарантии у собственного государства, а также застраховать свои инвестиции в страховых компаниях или международных организациях, занимающихся вопросами страхования (например, Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций – МИГА). Страхованию и защите от политических рисков придается особое значение.

Практически в любом соглашении о защите капиталовложений содержатся условия следующего содержания (Договор СССР – ФРГ 1989 г.): «Если одна из Договаривающихся Сторон осуществляет выплату компенсации своему инвестору на основании гарантии капиталовложения, осуществленного последним на территории другой Договаривающейся Стороны, то эта другая Договаривающаяся Сторона будет признавать в силу закона или Договора передачу всех прав или требований этого инвестора первой Договаривающейся Стороне. Другая Договаривающаяся Сторона признает также вступление первой Договаривающейся Стороны в эти права или требования, которые первая Договаривающаяся Сторона вправе осуществлять в таком объеме, что и инвестор, как если бы Сторона не заменила его в данном правоотношении». В данном случае речь идет о том, что собственное государство инвестора на основании выданной этому инвестору гарантии возмещает ущерб, причиненный ему в принимающей стране, и тем самым становится на место инвестора и приобретает права и обязанности.

В связи с тем, что признание суброгации является принципиально важной гарантией для инвестора, практически во всех заключенных соглашениях подробно оговариваются ее условия, а также последующие права и действия принимающего государства, инвестора и соответствующего агентства.

МИГА придает большое значение принципу суброгации и исходя из него определяет условия предоставления гарантий. Агентство еще до оформления договора о предоставлении гарантии конкретному инвестору ставит в известность принимающее инвестиции государство о своем намерении выдать такие гарантии и указать, какие риски ими покрываются. МИГА заключает договор о гарантии после положительной реакции данного государства. После выплаты компенсации владельцу гарантии Агентству уступаются права или требования, связанные с гарантированными капиталовложениями, которые могут быть у владельца в отношении принимающей стороны [174] .

В Великобритании, ФРГ, Франции, Италии, Австрии защита от политических рисков инвестиций на территории России происходит, как правило, через соответствующие агентства страны инвестора, капитал которых принадлежит государству. В случае нанесения инвестору ущерба, в частности национализации его собственности, он обращается в застраховавшее его агентство и практически сразу получает компенсацию. Агентство, выплачивая компенсацию, вступает в права инвестора на то имущество, которому нанесен ущерб или которое было национализировано, и получает его права на предъявление претензий. Потом агентство направляет иск иностранному государству (в национальные или международные суды), ведет с ним переговоры по выплате справедливой адекватной и эффективной компенсации за причиненный ущерб.

Закрепление принципа суброгации и на уровне Федерального закона об иностранных инвестициях призвано продемонстрировать серьезность намерений России защищать иностранные инвестиции от политических рисков. Признание суброгации практически означает признание обязанности уплатить компенсацию за утраченные инвестиции иностранному государству как правопреемнику (цессионарию) инвестора.

Особенности налогообложения для соглашений о разделе продукции (СРП). Российскому законодательству известны две договорные формы капиталовложений – соглашения о разделе продукции и соглашения о финансовой аренде. Поскольку Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции» (далее – Закон о СРП) регулирует отношения, связанные с крупнейшими капиталовложениями в российскую экономику, видится целесообразным уделить ему особое внимание.

Соглашения о разделе продукции – соглашения о капиталовложениях в нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленность, причем капиталовложениях крупных, рассчитанных на длительный период.

СРП являются особой договорной формой недропользования в Российской Федерации. Суть их сводится к следующему: по условиям соглашений государство предоставляет инвестору исключительные права на пользование недрами на определенном участке, а инвестор осуществляет разработку предоставленных недр за свой счет и на свой риск. С начала промышленной добычи минерального сырья инвестор получает право на компенсацию своих затрат на разработку месторождения. Оставшаяся после возмещения этих затрат продукция является прибыльной и подлежит разделу между сторонами (государством и инвестором) по условиям СРП. Инвестор обязан платить налог на прибыль со своей доли прибыльной продукции.

По Закону о СРП инвестор должен уплачивать только два федеральных налога:

– налог на прибыль

– и роялти, т. е. плату за использование природных ресурсов (платежи за пользование недрами).

На время действия соглашения инвестор освобождается от многочисленных налогов, сборов, акцизов и иных обязательных платежей (за исключением обязательных платежей по социальному и медицинскому страхованию своих работников – граждан России, а также в Государственный фонд занятости населения Российской Федерации в соответствии с российским законодательством). Взимание всех этих налогов и сборов заменяется соответствующим разделом продукции на условиях СРП.

Другими словами, указанные налоги и сборы учитываются при определении доли государства в распределяемой продукции. Освобождение от федеральных налогов и сборов предусматривает освобождение и от налогов и платежей на местном уровне, причем также путем введения механизма раздела продукции. Если законами и иными нормативными актами субъектов Российской Федерации или правовыми актами органов местного самоуправления не предусмотрено освобождение инвестора от налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджет Федерации и местные бюджеты, то часть прибыльной продукции, причитающейся инвестору в соответствии с условиями соглашения, увеличивается за счет соответствующего уменьшения доли государства на величину, эквивалентную сумме фактически уплаченных в бюджет налогов, сборов и иных обязательных платежей.

Закон о СРП устанавливает следующие особенности уплаты налога на прибыль: объектом обложения является стоимость части прибыльной продукции, принадлежащей инвестору по условиям СРП.

Не облагаются налогом суммы превышения фактических расходов на оплату труда над их нормируемой величиной. Не облагаются налогом на прибыль и суммы выплаченных дивидендов. Сказанное относится лишь к уплате налога на прибыль инвестора, полученную в результате исполнения СРП, и не распространяется на уплату налога на прибыль по другим видам деятельности.

За пользование недрами инвестор уплачивает государству:

разовые платежи (бонусы) при заключении соглашения и (или) по достижении определенного результата, установленные в соответствии с условиями соглашения;

ежегодные платежи за поисковые работы, сейсмосъемку и разведочное бурение на договорной площади (рента), производимые в расчете на единицу используемой площади;

регулярные платежи (роялти), установленные в процентном отношении от объема добычи минерального сырья или от стоимости произведенной продукции.

В целом иностранные компании удовлетворены той схемой налогообложения, которая представлена в Законе о СРП.

Среди льгот, предоставляемых иностранным инвесторам, можно отметить следующие.

В соответствии со статьей 35 Закона Российской Федерации от 21 мая 1993 г. «О таможенном тарифе» от пошлины освобождаются:

товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации или вывозимые с этой территории для официального или личного пользования представителями иностранных государств, физическими лицами, имеющими право на беспошлинный ввоз таких предметов на основании международных соглашений Российской Федерации или российского законодательства (п. «в»);

оборудование, приборы и материалы, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации для реализации целевых социально – экономических проектов жилищного строительства для военнослужащих, создания, строительства и содержания центров профессиональной переподготовки военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, осуществляемых за счет займов, кредитов и безвозмездной финансовой помощи, предоставляемых международными организациями и правительствами иностранных государств, иностранными юридическими и физическими лицами в соответствии с межправительственными и межгосударственными соглашениями, а также соглашениями, подписанными по поручению Правительства Российской Федерации уполномоченными им органами исполнительной власти (п. «к»).

В соответствии с постановлением Правительства от 19 мая 1994 г. № 497 «О тарифных льготах в отношении вывозимых из Российской Федерации нефти и нефтепродуктов собственного производства предприятий с иностранными инвестициями» иностранным инвесторам предоставляются тарифные льготы в виде частичного или полного освобождения при вывозе с таможенной территории Российской Федерации нефти и нефтепродуктов, отнесенных к продукции собственного производства предприятий с иностранными инвестициями. Вид льгот, предоставляемых на основании вышеуказанного нормативно – правового акта, законодательно не установлен и определяется в каждом конкретном отдельном случае федеральным Правительством.

<< | >>
Источник: Василий Васильевич Гущин, Алексей Александрович Овчинников. Инвестиционное право. Учебник. 2015

Еще по теме § 2. Общая характеристика гарантий прав иностранных инвесторов:

  1. Гарантии прав инвесторов и защита инвестиций
  2. Гарантии и льготы, предоставляемые иностранным инвесторам в Республике Беларусь
  3. 80. Производство по делам с участием иностранных лиц (общая характеристика).
  4. Производство по делам с участием иностранных лиц (общая характеристика).
  5. 15.1. Общая характеристика защиты прав при совершении исполнительных действий
  6. 18.4. Иностранный инвестор
  7. Гарантии избирательных прав.
  8. 15. Административно-правовые гарантии прав граждан.
  9. Иностранные инвесторы и мировые гостиничные сети на рынкеСанкт-Петербурга
  10. 13.Административно-правовые гарантии прав и свобод граждан
  11. Гарантии и защита прав членов ЖНК
  12. § 1. Перечень избирательных прав и их гарантий
  13. Гарантии прав землевладельцев, землепользователей и собственников земли
  14. IX. Защита прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг
  15. § 1. Избиратели, участники референдума. Гарантии их прав
  16. Статья 15. Защита прав и законных интересов инвесторов саморегулируемыми организациями
  17. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВ СУБЪЕКТОВ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЗАЩИТА КАПИТАЛЬНЫХ ВЛОЖЕНИЙ
  18. Статья 14. Защита прав и законных интересов инвесторов Банком России в судебном порядке
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -