§1. Солидарные и долевые обязательства

В модели и солидарных, и долевых обязательств один и тот же кредитор (1) может требовать полного предоставления (2) один раз (3). Но в случае, если должники являются солидарными, он может требовать все исполнение от любого из должников (4), от долевых должников - только в определенной доле (4).

При солидарных обязательствах кредитор может требовать удовлетворения всего экономического интереса с любого из солидарных должников.

Если один из солидарных должников оказывается неплатежеспособным либо не в состоянии исполнить обязательство, кредитор все равно может требовать полного исполнения от других содолжников. Таким образом, риск неплатежеспособности одного из должников лежит на его содолжниках. Они обязаны осуществить предоставление, несмотря на то, что в дальнейшем не смогут возместить в порядке регресса часть уплаченного.

В долевых же обязательствах кредитор может требовать от каждого из должников только его определенной доли, но не доли другого должника. В долевых обязательствах риск банкротства одного из должников лежит на кредиторе.

Такое сравнение долевых и солидарных обязательств позволяет представлять последние как форму, благоприятствующую кредитору и обеспечивающую исполнение его обязательства2 ь. Кроме того, солидарные обязательства более выгодны кредитору в процессуальном смысле, так как позволяют предъявить иск в полном объеме только к одному из должников, уменьшив количество процессуальных противников. В долевых же обязательствах для получения полного удовлетворения кредитор должен выиграть процесс по отношению к каждому из долевых должников[203] [204].

Следовательно, солидарные обязательства по сравнению с долевыми обязательствами предоставляет кредитору два преимущества: перекладывает риск банкротства одного из должников и облегчает ведение процесса.

Однако, несмотря на то, что в пункте 1 статьи 323 ГК РФ прямо указано на то, что при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения от любого из них в отдельности полностью, судебная практика ограничительно толкует эту норму и в большинстве случаев предписывает обязательное соучастие должников на стороне ответчика[205]. В этом смысле второе (процессуальное) преимущество по российскому праву у кредитора часто отсутствует.

Отечественная доктрина склонна рассматривать долевые обязательства как независимые.

Об этом прямо пишет, например, В. С. Толстой: «В долевых обязательственных правоотношениях права и обязанности каждой из сторон, участвовавших в заключении соответствующего договора, связаны только общим основанием возникновения. После возникновения они существуют самостоятельно. Если в договоре названо несколько субъектов в качестве кредиторов, то каждый из них требует исполнения лишь в той части, которая принадлежит ему, и передает встречное удовлетворение только за то, что получено им самим. Если в договоре участвуют несколько должников, то каждый из них является обязанным к совершению в пользу общего
кредитора лишь того действия, которое указано в договоре, и отвечает за нарушение только своей обязанности.

Поэтому есть все основания полагать, что «долевые обязательства по характеру взаимоотношений между сторонами не отличаются резко от обязательств, в которых участвуют один кредитор и один должник». Если же быть последовательным, то надо сделать вывод, что в анализируемых случаях «налицо ряд отдельных обязательственных правоотношений»,

независимых одно от другого и связанных лишь общим основанием

218,219

возникновения» ’

По-иному представляет различие договорных независимых, долевых и солидарных обязательств в немецком праве С. Майер. Опираясь на предложение второе абзаца первого § 320 ГГУ[206] [207] [208], она приравнивает этот вопрос к проблеме распределения рисков получения встречного удовлетворения и ответственности за убытки в случае нарушения обязательства одним из должников[209].

Риск неполучения встречного предоставления - это риск попадания в

ситуацию, когда лицо, осуществив со своей стороны предоставление, однако же не сможет требовать встречного предоставления.

Риск убытков - это риск нести обязанность возместить вред, причиненный в результате неисполнения обязательства.

По ее мнению, любые обязательства можно сконструировать и как независимые, и как долевые, и как солидарные. Например, обязательство построить дом. Несколько лиц могут независимо обязаться построить один и тот же объект полностью либо в части, договор может предусматривать, что один должник строит фундамент, другой - стены, третий - крышу. Кроме того, обязательства могут быть сконструированы таким образом, что каждый из должников ответственен за строительство всего дома, но получение кредитором объекта, независимо от того, кто из должников осуществил работы, освобождает всех должников. Тип связи нескольких обязательственных правоотношений не предопределен какими-либо природными и физическими факторами.

Если обязательства сконструированы как независимые, то неисполнение обязательства одним из должников, не влияет на обязательства остальных должников: они имеют право требовать встречного предоставления со стороны кредитора за осуществленное ими исполнение и не несут ответственности за убытки кредитора от нарушения обязательства другим должником, то есть оба названных риска лежат на кредиторе.

Если кредитор и должники выберут долевые обязательства, то в случае неисполнения своей доли одним из должников кредитор, не получив полного удовлетворения, может не осуществлять встречного предоставления остальным должникам в их долях[210], однако он не может и требовать от них образовавшихся вследствие нарушения убытков. Риск неполучения встречного удовлетворения лежит на должниках, риск убытков - на кредиторе.

222

Если же обязательства должников являются солидарными, то каждый из них обязан к полному удовлетворению. Долг в обязательстве каждого состоит в получении кредитором предоставления в целом. Нарушение обязательства одним из солидарных должников приводит к одновременному нарушению обязательств остальных, так как результатом является неполучение кредитором полного удовлетворения, осуществить которое обязался каждый. На должников ложится не только риск неполучения встречного удовлетворения, но и риск ответственности за убытки. В этом смысле, действительно, нарушение обязательства каждым из солидарных должников ведет к ответственности других содолжников, но отвечают они за нарушение своего собственного обязательства, ведь никто так и не предоставил полного удовлетворения кредитору.

Таким образом, в зависимости от того, какую модель отношений (независимые, долевые или солидарные обязательства) выберут кредитор и должники для удовлетворения экономического интереса (строительство дома) сами обязательства будут иметь разное содержание и в них по-разному будут распределяться соответствующие риски.

Такой подход обогатил бы российское право новой моделью отношений между кредитором и несколькими должниками. Кредитору была бы предоставлена возможность построить свои отношения с несколькими должниками таким образом, чтобы считалось, что он теряет интерес в исполнении одним должником без исполнения другого. Этот вывод согласуется со статьей 311 ГК РФ, предусматривающей возможность кредитора не принимать исполнения обязательства по частям, и статьей 328 ГК РФ о приостановлении исполнения в случаях, если встречное исполнение произведено не в полном объеме.

Господствующая же в настоящее время точка зрения приводит к тому, что понятие долевых обязательств множит сущности, по сути являясь равнозначным независимым друг от друга обязательствам, не обладающим какими-либо особенностями.

Поскольку часто обязательства могут быть связаны как по модели долевых, так и по модели солидарных, отсутствие прямо выраженного соглашения между сторонами о виде множественности предопределило использование в законе определенных общих диспозитивных правил.

Например, в силу статьи 1202 ФГК солидарность обязательства не предполагается: необходимо, чтобы она была оговорена специально. Это правило не действует лишь в тех случаях, когда солидарная ответственность возникает в силу действия какого-либо положения закона.

Согласно §§ 888 - 891 АГУ по общему правилу, если предоставление делимо, обязательства являются долевыми. Солидарность обязательства возникает, если это согласовано в договоре, указано в законе либо при неделимости предмета обязательства.

Статья 143 ШОЗ так же указывает на долевой характер обязательств как диспозитивное правило и говорит о том, что солидарность возникает только в случаях, когда должники выразили волю отвечать за исполнение всего обязательства и когда солидарность установлена законом.

ГГУ содержит на этот счет следующие положения.

Согласно § 420, если несколько лиц должны делимое предоставление, то в случае сомнения каждый должник обязан только к равной доле. Параграф 427 устанавливает солидарную ответственность нескольких лиц, обязавшихся к делимому предоставлению совместно через договор. Параграф 431 говорит о возникновении солидарных обязательств между должниками, обязанными к неделимому предоставлению.

Таким образом, установлена солидарность в случаях совместного вступления в обязательство через договор и наличия неделимого предмета обязательства. В остальных случаях при отсутствии указания на иное обязательства должны признаваться долевыми.

Иной подход выбрали проекты наднационального регулирования, установив презумпцию солидарности, если иное не следует из закона или договора[211].

Компаративистские исследования[212] по этому вопросу свидетельствуют о том, что введение разными правопорядками противоположных общих правил о долевых или солидарных обязательствах само по себе не приводит к тому, что похожие казусы решаются по-разному. Во-первых, в правопорядках, где предусмотрены как общее правило долевые обязательства, часто для определенных договорных типов или вообще для всех обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, вводятся исключения в виде солидарности обязательств [213] [214] . Во-вторых, презумпция начинает работать тогда, когда не помогают способы толкования договора, поэтому у суда всегда есть возможность при помощи толкования применить правовые последствия той формы множественности, которая кажется ему подходящей для сложившихся отношений. Такой подход позволяет в ряде случаев отступить от предписанного законом правила.

Например, немецкие суды опровергают презумпцию солидарности обязательств, возникших из одного договора, если встречное предоставление согласовано в долях.

В одном из судебных дел продавец заключил договор купли-продажи земельного участка с двумя покупателями, который содержал единую полную цену земельного участка. Вместе с тем одновременно он предусматривал, что право собственности перейдет к первому покупателю в
1/5 доли, а ко второму - в 4/5. Суд пришел к выводу, что в этом случае каждый из покупателей обязан к уплате покупной цены в соответствующей доле226.

Также в немецкой литературе рассматриваются казусы о том, когда одно лицо заключает договоры в своих интересах, а также к выгоде других лиц. Например, школьный учитель покупает билеты на экскурсию для себя и для группы школьников, лицо закупает уголь для себя и двух своих соседей и т.п. Отвлекаясь от вопроса, действует ли такой субъект от собственного имени или как представитель, презумпция по которому отсутствует в немецком праве, авторы специальной литературы и комментариев в ГГУ приходят к единогласному мнению, что солидарная ответственность в таких случаях исключается, поскольку невозможно согласиться с тем, что школьники, соседи, коллеги и т.п. хотят принять на себя риск неплатежеспособности друг друга; невозможно обосновать, почему кредитор только из-за того обстоятельства, что лица собрались вместе, должен иметь большее обеспечение, чем в обычных случаях, когда за каждое отдельное предоставление отвечает один должник. Вместе с тем судебная практика по этому вопросу противоречива227,228.

В другом деле несколько собственников земельного участка решили возвести на нем жилой дом. В дальнейшем каждый из них должен был стать собственником соответствующего жилья. Одно из этих лиц взяло на себя [215] [216]
функции по управлению строительством и заключило договор с соответствующей подрядной организацией.

Верховный Суд Германии отказал в признании всех собственников солидарными должниками со ссылками на то, что риск ответственности за всю стоимость строительства и неплатежеспособность кого-то из сособственников в социальном и экономическом смыслах превышает границы возможного для отдельного собственника жилья. Предприниматель, который знал, что должен быть построен жилой дом, не мог разумно полагаться на то, что каждый из сособственников хотел обязаться солидарно с другими[217].

Таким образом, несмотря на наличие в ГГУ правила о солидарности обязательств, возникших из одного договора, судебная практика значительно его корректирует.

ГК РФ устанавливает в качестве общего правила долевой характер обязательств (статья 321), солидарность обязательств может возникнуть только в силу договора21'1 или указания закона, в частности при неделимости предмета обязательства (пункт 1 статьи 322). Одновременно ГК РФ делает общую оговорку об обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, которые предполагаются солидарными (пункт 2 статьи 322).

При применении этих правил возникают вопросы о том, применяются ли они только к случаям заключения договора либо распространяются на обязательства, возникшие из других оснований, и о том, что представляет собой неделимость предмета обязательства.

В пользу того, что нормы, установленные в статье 321 и пункте 2 статьи 322 ГК РФ, распространяются только на случаи договорных обязательств, можно привести следующие аргументы.

Статья 321 и пункт 2 статьи 322 ГК РФ устанавливают соответствующие правила с оговоркой, что иное может быть предусмотрено «законом, иными правовыми актами или условиями обязательства». Установить иное «условиями обязательства» возможно только через договор, что и обозначено в пункте 1 статьи 322 ГК РФ, в котором указано, какие обстоятельства опровергают диспозитивное правило о долевом обязательстве (договор или закон). Следовательно, раз правило можно изменить только прямым волеизъявлением, значит, оно касается случаев, когда из волеизъявления неясно, долевой или солидарный характер обязательств подразумевается.

Кроме того, в отечественной доктрине признано231, что характерной особенностью долевых обязательств является общее основание возникновения - один договор. Таким образом, действие презумпции ограничено действием правил о долевых обязательствах.

Если обратиться к нормам деликтного права, то они предписывают возникновение солидарности только в двух случаях: взаимодействие источников повышенной опасности (пункт 3 статьи 1079 ГК РФ) и совместное причинение вреда (статья 1080 ГК РФ). В остальных случаях применяется статья 1064 ГК РФ и обязательства каждого правонарушителя являются независимыми, а не долевыми. Таким образом, рассматриваемые презумпции не могут применяться к деликтам.

Следовательно, поскольку правила о долевом и солидарном характере обязательств установлены на случаи неясности изъявленной воли, то и применяться они могут только к обязательствам, в юридический состав возникновения которых входит волеизъявление - односторонняя сделка или договор.

231

См. сн. 218.

Также на солидарность обязательств может быть прямо указано в законе. Один из таких примеров - неделимость предмета обязательства.

Можно выделить несколько подходов к определению понятия неделимости.

Во-первых, можно исходить из того, что неделимым является предмет обязательства, если он физически неделим [218] . Это так называемая неделимость «по природе». Здесь возникает та же проблема, что и при определении неделимой вещи: с точки зрения физических возможностей любую вещь можно разделить на определенные части. Следовательно, если пользоваться этим критерием, неделимого предмета можно просто не обнаружить[219].

Интересный пример, опровергающий существование объективно неделимых обязательств, приводит в своей монографии С. Майер [220] . Ответчик Д. был обязан установить истцу К. башенный кран. Для этого было необходимо использовать автокран. Стороны согласовали, что К. должен сам подготовить автокран для производства работ. К. поручил это предпринимателю Т. При установке башенного крана с помощью автокрана
башенный кран опрокинулся и причинил ущерб К. Поскольку работы Д. и Т. были неотделимы друг от друга, а исполнение обязательства каждого было возможно только путем совместных действий, то суд пришел к выводу о том, что Д. и Т. отвечают за вину друг друга.

С. Майер говорит об очевидной несправедливости такого решения, особенно в свете того, что К. сам выбрал Т. и последний выполнял работы за него. Если бы К. выполнял работы самостоятельно, то основания уменьшения ответственности Д. были бы очевидны на основании норм об уменьшении ответственности должника при наличии вины кредитора в нарушении.

Таким образом этот автор критикует критерий невозможности отделения исполнения одним должником от исполнения другим: для доказательства обратного достаточно просто представить, что за одного из должников работал сам кредитор. Обязательство другого должника сразу приобретает абсолютно самостоятельный характер и легко отделимо от действий кредитора[221].

Также неделимость можно определить «субъективно экономически». Исполнение в долях будет иметь для кредитора меньшую экономическую ценность, чем полное исполнение. Можно возразить, что исполнение по частям всегда менее выгодно кредитору, тем более, когда предмет обязательства был согласован как единый. Из этого исходит статья 311 ГК РФ, запрещающая должнику исполнять по частям.

В современной литературе господствует представление о неделимости с объективно экономической точки зрения, когда сумма стоимостей
отдельных частей предоставления будет меньше стоимости предоставления в целом[222] [223]. Например, обязательство по передаче собственности на земельный участок под строительство торгового центра, обязательство показать спектакль.

Существование различных подходов к определению понятия неделимости, а также отсутствие регулирования неделимых обязательств в проектах наднационального регулирования ставит вопрос о том, существует ли с необходимостью такой особый вид как неделимые обязательства?

Для ответа на него обратимся к цели введения понятия неделимое обязательство в правопорядок.

Выбирая как общее правило долевой характер обязательств, законодатель одновременно должен ввести диспозитивное правило о размере доли каждого из должников217. Это правило о размере доли вводится для применения в случаях, когда отсутствуют какие-либо ориентиры для определения размера долей, следовательно, возможно только в виде равных долей. Однако, не ко всем случаям возможно применить равенство долей предоставления нескольких должников. Те случаи, когда презумпция равенства долей неприменима, и называются неделимыми обязательствам.

Такой вывод подтверждается также тем, что в правопорядках, в которых как общее правило введена солидарность обязательств, понятие неделимости отсутствует. Понятие неделимости в разделе о множественности лиц становится излишним: долевое обязательство
необходимо прямо согласовать в договоре, а, соответственно, и определить долю каждого должника в исполнении[224].

Таким образом, в сравнении с долевыми обязательствами солидарные обязательства являются благоприятствующей кредитору формой множественности должников. Кредитор может требовать полного удовлетворения с любого из солидарных должников, чем перекладывает на содолжников риск банкротства одного из них.

Кроме того, неисполнение солидарного обязательства одним из солидарных должников чаще всего будет означать неисполнение обязательства и остальными должниками, так как кредитор в итоге не получил полное удовлетворение в срок. По этой причине в договорных солидарных обязательствах возможно переложение риска убытков с кредитора на должников, они также будут нести ответственность в случае неисполнения. В долевых же обязательствах риск убытков, причиненных одним из долевых должников, оказавшимся банкротом, лежит на кредиторе. Вместе с тем, как в долевых, так и в солидарных обязательствах риск неполучения встречного исполнения лежит на должниках.

Ввиду того, что сам по себе объект обязательств не предопределяет их связи между собой, то есть отношения могут быть построены как по модели долевых, так и по модели солидарных обязательств, закон предусматривает некоторые диспозитивные правила на этот счет. Эти правила могут быть изменены соглашением сторон и применяются только к договорным обязательствам.

Среди подобных правил выделяется норма о солидарности неделимого обязательства. Исходя из цели установления этой нормы, можно сделать вывод, что термин неделимость применяется к случаям, когда невозможно разделить долг на равные части.

238

<< | >>
Источник: Тололаева Наталья Владимировна. ПАССИВНЫЕ СОЛИДАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА: РОССИЙСКИЙ ПОДХОД И КОНТИНЕНТАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017. 2017

Еще по теме §1. Солидарные и долевые обязательства:

  1. Тололаева Наталья Владимировна. ПАССИВНЫЕ СОЛИДАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА: РОССИЙСКИЙ ПОДХОД И КОНТИНЕНТАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017, 2017
  2. 57. Долевая собственность. Понятие, содержание. Права и обязанности участников долевой собственности.
  3. 7. Право основанное на соціальной солидарности.
  4. 6. Соціальная солидарность.
  5. СОЛИДАРНОСТЬ
  6. § 2. Лица, участвующие в обязательстве. Исполнение обязательств со множественностью лиц
  7. Солидарность с движением кресгьян-махновцев была невелика
  8. Горизонтали солидарности и вертикали иерархии
  9. Статья 91. Последствия неисполнения обязательств лицами, предоставившими обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности
  10. 27. Анализ разделов «Долгосрочные обязательства» и «Краткосрочные обязательства»
  11. МЕТОД ДОЛЕВОГО УЧАСТИЯ
  12. ДОГОВОР УЧАСТИЯ В ДОЛЕВОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ
  13. 1.6.7. Метод долевого участия