§ 3. Наличие внутренних отношений между солидарными должниками (регресса) как признак солидарных обязательств

Неудачные попытки найти критерий для отнесения обязательств к солидарным в отношениях между кредитором и должниками (внешние отношения) подтолкнули исследователей к тому, чтобы искать его в отношениях между солидарными должниками (внутренние отношения).

Ввиду наличия явных аргументов против критериев общего основания и идентичного содержания в немецкой литературе они вскоре были заменены критерием «общности цели» (Zweckgemeinschafi).

Первоначально общность цели предлагалось определять через субъективное отношение должников: каждый должник знает о других и о том эффекте, который производит его предоставление на обязательство других. Это знание создает субъективную общность цели и вместе с ней настоящий солидарный долг. В случае ненастоящего солидарного долга, напротив, должники встречаются друг с другом только случайно, помимо воли и в отсутствии какой-либо связи[160].

Но этот критерий не был принят.

Во-первых, предложение первое § 421 ГГУ, в котором содержится определение солидарного долга, не называет в качестве его признаков субъективную «общность цели». Необходимость знания друг о друге содержится только в § 427 ГГУ, описывающим лишь одну из ситуаций солидарности [161]. Согласно этому параграфу презюмируется солидарная

ответственность лиц, совместно обязавшихся через договор к делимому предоставлению.

Во-вторых, основным аргументом против этого критерия было то же положение, что и против его предшественников: ГГУ прямо предписывает солидарность в случаях, когда должники могут друг друга и не знать. Например, в случае солидарных обязательств делинквентов, причинивших вред наряду друг с другом, закон (§ 840 ГГУ) признает настоящий солидарный долг, при котором должники встречаются только случайно, помимо воли и в отсутствии какой-либо связи.

Возможность отсутствия общности между солидарными должниками подтверждается самим существованием норм о регрессе. Общность между солидарными должниками предполагает наличие какого-то внутреннего отношения (отношения между сособственниками, обязательств из договора простого товарищества, поручения и т.д.). Однако правопорядок специально предоставляет исполнившему солидарному должнику регрессное требование, если иные отношения между солидарными обязательствами отсутствуют. Наличие отношений между солидарными должниками (регрессные обязательства) в большинстве кодексов представлено как последствие исполнения одного из солидарных обязательств, а не как предпосылка их возникновения[162].

Тогда «общность цели» стали понимать объективно. Когда должники обязаны к удовлетворению одного и того же объективного интереса кредитора, существует солидарный долг[163].

Это определение страдает недугом порочного круга: солидарный долг существует тогда, когда есть общность цели, а она существует тогда, когда каждый из должников должен кредитору полное предоставление, но только один раз, то есть когда есть солидарный долг[164].

Параллельно в доктрине развивался признак «однопорядковости» (Gleichstufigkeit) солидарных обязательств. В частности, его придерживался К. Ларенц [165] [166] . По его мнению, к солидарному долгу не относятся обязательства нескольких должников, если в случае исполнения одним из них к нему в силу закона переходит требование кредитора к оставшимся должникам либо он в силу закона или на основании договора может требовать от кредитора передачи его прав (случаи cessio legis). Такой солидарный долг называется «нарушенным» (gestorte Gesamtschuld)™.

Обоснованием этого подхода служит положение о том, что исполнение должником, к которому переходит требование кредитора, не освобождает другого должника от исполнения и не прекращает его обязательство. Следовательно, не выполняется посылка предложения первого абзаца первого § 422 «Эффект исполнения» ГГУ, согласно которому «исполнение одним солидарным должником обладает таким же эффектом для остальных должников» (курсив мой. - НТ.). Солидарными могут

признаваться только такие обязательства, в которых исполнение одним должником прекращает обязательства остальных.

Сторонники рассматриваемой позиции также ссылались на практическую неприменимость к подобным случаям § 426 ГГУ, согласно которому исполнивший должник имеет регрессное требование к остальным должникам в равных долях.

Так, не являются солидарными должниками основной должник и поручитель[167]. В то же время требования к нескольким сопоручителям являются однопорядковыми, а следовательно, солидарными.

К. Ларенц приводит в пример решение Имперского суда Германии от 26.04.1913 - VI 572/12 о пожаре в соборе города Фульда. По случаю праздника в соборе должен был пройти фейерверк. По неосторожности торговца, который запускал фейерверки, произошел пожар. Епископат обладал требованиями к Прусскому государству, на основании установленной в законе обязанности государства по возведению и ремонту церквей, а также к торговцу в соответствии с абзацем первым § 280 и абзацем первым § 823 ГГУ, касающимся обязанности по возмещению причиненного вреда. Государство возместило все расходы по ремонту и обратилось с регрессным требованием к торговцу. Имперский суд удовлетворил требование на основании норм о ведении чужого дела без поручения.

К. Ларенц пишет о том, что торговца и государство нельзя признать солидарными должниками, так как окончательные расходы должно нести лицо, причинившее вред[168].

Вслед за К. Ларенцем[169] также В. Зельб признает этот критерий и пишет о том, что случаи cessio legis представляют собой самостоятельную форму множественности должников, прямо не урегулированную ГГУ.

Автор приводит такой пример: служащий банка в нарушение банковских требований выдает клиенту заём, который не был возвращен. Банк имеет притязание о возврате суммы займа по отношению к заемщику из
договора займа согласно абзацу 1 § 607 ГГУ. Наряду с этим он имеет притязание о возмещении вреда к служащему ввиду нарушения трудового договора. В случае возмещения вреда служащим, банк будет должен передать ему притязание из договора займа[170] [171].

Этот критерий поддерживается и в авторитетной австрийской литературе. В частности, указывается на то, что необходимо отличать солидарность обязательств от конкуренции исков. Требования собственника вещи к вору и к покупателю краденной вещи не являются солидарными, а просто представляют собой конкуренцию нескольких требований, разрешать которую должен институт beneficium cedendarum actionum™. В комментарии к АГУ приводится следующий пример: собственнику вещи принадлежат требование к вору о возмещении убытков и виндикационное требование к третьему лицу, купившему вещь у вора. Собственник может выдвигать требования против вора о возмещении убытков в виде полной стоимости только после того, как он взаимно (встречно) осуществит вору уступку виндикационного требования против третьего лица. Вор же не сможет реализовать перешедшее право, поскольку это будет противоречить договору купли-продажи, заключенному им с третьим лицом. Так будет разрешена конкуренция между несколькими требованиями по поводу одного интереса. В этом случае признание вора и приобретателя вещи солидарными должниками не будет иметь никакой практической пользы. Равным образом, нет практической пользы в признании солидарными акцессорных
обязательств, поскольку все проблемные вопросы урегулированы институтом акцессорное™[172].

Но такая позиция не является единственной, и ряд исследователей не признают различий между подобными ситуациями и случаями солидарных обязательств, ведь в обоих казусах исполнение одного обязательства освобождает по отношению к кредитору должников и по остальным[173].

С убедительной критикой критерия «однопорядковости», построенной на необходимости различения внешних отношений солидарных должников с кредитором и внутренних отношений солидарных должников между собой, выступил X. Эманн. Описанную выше позицию он условно обозначил как «страх перед регрессом в ложном направлении»[174].

Он пишет о том, что в новейшей литературе толкование § 422 и абзаца первого § 426 ГГУ вызывает два опасения:

(1) Предоставление должником, который во внутренних отношениях не должен нести окончательное бремя исполнения, может освободить другого должника, который и должен был нести в итоге расходы (§ 422 ГГУ);

(2) Лицо, которое во внутренних отношениях должно нести окончательное бремя исполнения, может предъявить выравнивающее притязание о распределении расходов на исполнение в равных долях (предложение первое абзаца первого § 426 ГГУ) к другому должнику, который во внутренних отношениях должен быть освобожден от исполнения.

В пример можно привести обязательства хранителя и вора. Если хранитель возместит убытки за кражу, вор будет освобожден от ответственности (1). Если вор возместит убытки, он может требовать половины от хранителя и уменьшит свою ответственность (2).

По мнению автора, такие рассуждения глубоко ошибочны, хотя и основаны на следующих верных рассуждениях Ф.К. Савиньи о предоставлении регресса из самого солидарного долга.

Поскольку солидарные обязательства предоставляют кредитору возможность некого произвола в выборе должника, который будет исполнять, чтобы не превратить этот институт в лотерею, где проиграет тот, кому кредитор первый предъявит требование, за пассивным солидарным обязательством неизбежно следует регрессное требование, позволяющее исполнившему должнику требовать от других должников распределения бремени исполнения181.

Это представление было настолько распространено в немецкой доктрине, что § 337 первого проекта ГГУ Ф.Ф. фон Кюбеля устанавливал, что регрессное притязание в равных долях предоставляется из самого солидарного долга, «если иное не вытекает из закона или сделки». Такое положение натолкнулось на критику, поскольку создавало опасность, что солидарный должник, который по разным причинам был обязан во внутреннем отношении со своими содолжниками к меньшей доле либо вообще не был обязан, несмотря на это, мог бы быть обязанным выплатить половину стоимости исполнения другому должнику, так как противоположное не было прямо упомянуто ни в законе, ни в сделке. Чтобы избежать этой опасности и исключить сужение понятия солидарного долга, которое сознательно было дано максимально широко, регулирование § 337 первого проекта было заменено ставшим законом § 426, согласно которому регресс в равных долях должен быть предоставлен только, «..., если не определено иное». Иное же может вытекать не только из прямого указания закона или сделки, но и характера законодательного регулирования возникших обязательств. В этом смысле более удачно сформулирован § 896 [175]

183

АГУ, который предоставляет регресс с оговоркой «если не существует другого особого отношения между ними» (солидарными должниками).

Таким образом, по мнению X. Эманна, историческое и буквальное толкование § 426 ГГУ свидетельствует против изначальной посылки о наличии необходимой связи между внешними и внутренними отношениями солидарных должников, а следовательно, исключает необходимость введения специального критерия «однопорядоковости» солидарных обязательств, определяющего характер внешних отношений должников с кредитором на основе внутренних отношений должников между собой.

Если говорить об особенностях немецкой системы регресса, то она одновременно предоставляет исполнившему должнику два требования: 1. (новое) регрессное требование на основании абзаца первого § 426 ГГУ к со должникам в долях, размер которых предполагается равным; 2. требование кредитора, которое на основании абзаца второго § 426 ГГУ переходит к исполнившему должнику для подкрепления его регрессного требования, в частности, сохранившимся обеспечением[176] [177].

Если буквально толковать § 422 ГГУ и говорить о том, что исполнение одним должником прекращает обязательства остальных, то невозможно объяснить переход прекращенного требования кредитора к исполнившему должнику на основании абзаца второго § 426 ГГУ. Поэтому два этих законодательных предписания необходимо толковать системно, что приведет к выводу о том, что исполнение одним из должников освобождает остальных лишь по отношению к кредитору .

Неверной представляется и сама посылка о необходимой связи между солидарностью обязательств и наличием регресса между должниками.

Универсальность этого положения опровергается наличием возможных альтернатив[178] [179] [180].

В римском праве, например, отношения между солидарными должниками были независимы от их отношений с кредитором. Исполнившему должнику предоставлялись иски против других должников не из специального регрессного основания, а на основе обязательств из договоров товарищества, поручения или действий в чужом интересе без поручения187,188.

В итоге все критерии, предлагающие определять сферу действия норм о солидаритете через особенности внутренних отношений солидарных должников, оказываются несостоятельными.

Нет формальных препятствий также для признания в качестве солидарных обязательств с последующим переходом прав к исполнившему должнику по российскому праву.

Пункт 1 статьи 325 ГК РФ прямо закрепляет то, чего в свое время не хватало немецкой догматике, а именно: «Исполнение солидарной
обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору». Пункт 2 этой статьи, предоставляющий регрессное требование исполнившему должнику, начинается со слов: «Если иное не вытекает из отношений между солидарными должниками... »[181].

Пункт 53 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 исключает возможность «регресса в ложном направлении», указывая на то, что регресс предоставляется только в случае, когда солидарный должник исполнил кредитору в размере, превышающем его внутреннюю долю.

В современном российском праве возможны случаи солидарности обязательств без предоставления регресса. Ответственность только одного солидарного должника во внутренних отношениях может наступать также и при солидарных обязательствах, прямо поименованных в законе в качестве таковых, поскольку в силу диспозитивности норм о регрессе у участников обязательства сохраняется возможность договориться об ином[182].

Установление между обязательствами солидарности решает вопрос, сколько причитается кредитору, оставляя открытым регулирование распределения бремени исполнения между должниками[183].

Таким образом, внутренние отношения солидарных должников также не могут служить адекватным критерием для определения сферы действия норм о солидарных обязательствах.

<< | >>
Источник: Тололаева Наталья Владимировна. ПАССИВНЫЕ СОЛИДАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА: РОССИЙСКИЙ ПОДХОД И КОНТИНЕНТАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017. 2017

Еще по теме § 3. Наличие внутренних отношений между солидарными должниками (регресса) как признак солидарных обязательств:

  1. Тололаева Наталья Владимировна. ПАССИВНЫЕ СОЛИДАРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА: РОССИЙСКИЙ ПОДХОД И КОНТИНЕНТАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017, 2017
  2. 7. Право основанное на соціальной солидарности.
  3. 6. Соціальная солидарность.
  4. СОЛИДАРНОСТЬ
  5. Горизонтали солидарности и вертикали иерархии
  6. Солидарность с движением кресгьян-махновцев была невелика
  7. Статья 113. Исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами
  8. Статья 125. Исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами в конкурсном производстве
  9. § 5. Удержание имущества должника как способ обеспечения исполнения обязательств
  10. 4.4. Оценивание параметров уравнения регрессии при наличии автокорреляции в остатках
  11. В этом разделе мы рассмотрим, как основная ячейка общества в виде формулы прибыли формирует отношения между людьми. Поскольку прямые человеческие отношения запрещены, а возможны только отношения через посредничество вещей (товаров) и денег, то такие отношения и называются товарно-денежными. Человек - Человек Человек - Товар - Человек Человек - Деньги - Человек
  12. Статья 116. Особенности завершения процедуры банкротства и прекращения производства по делу о банкротстве при исполнении обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами
  13. Образцы документов Приложение 1 Иск о солидарном взыскании задолженности с заемщика (юридическое лицо) по кредитному договору и поручителя (физическое лицо) при одновременном обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество (предмет ипотеки)*(373)
  14. Статья 91. Последствия неисполнения обязательств лицами, предоставившими обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности
  15. Статья 89. Исполнение обязательств лицами, предоставившими обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности
  16. В собственных словах, объясните отношения между ценой и продаваемым количеством, как это выражено в законе спроса.
  17. 3-я группа. Показатели наличия внутренней инфраструктуры и опыта работы по осуществлению инвестиционных проектов.
  18. 3.3. Классификации должников. Должник как социальная группа
  19. Понятие и юридические признаки обязательств вследствие причинения вреда.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -